ВИГАНД МАРБУРГСКИЙ

НОВАЯ ПРУССКАЯ ХРОНИКА

CHRONICA NOVA PRUTENICA

Значение хроники Виганда из Марбурга как исторического источника невозможно переоценить. В отношении истории Тевтонского ордена, Пруссии и Литвы это, пожалуй, самая главная хроника XIV столетия, причем созданная современником, а иногда и очевидцем событий. Особую ценность ей придает то обстоятельство, что автор начинает подробный рассказ почти с того самого места, на котором завершает свою «Хронику земли Прусской» Петр из Дусбурга. Именно поэтому хроника Виганда и названа «Новой прусской». Ее источники для нас не так уж и важны, поскольку известия Виганда в подавляющем большинстве не только оригинальны, но и совершенно уникальны. Впрочем, почти нет сомнений, что наш автор был знаком и с хроникой Германа из Вартберга, и с хроникой Гёнеке. Однако он отнюдь не копирует их рассказы, а иногда описания одних и тех же событий у всех троих весьма существенно различаются.

О самом авторе хроники почти ничего не известно. Точно неизвестно даже место его рождения, так как некоторые исследователи считают, что Марбург — это не Марбург в Гессене, а Марбург (Марибор) в Штирии или даже Мариенбург (Мальборк) в Пруссии. Да и написание его собственного имени (Виганд) тоже нередко ставится под сомнение. Что уж тут остается говорить о прочих его биографических данных! Имена Wigant von Martberg и Wyhandi de Marborg встречаются только в двух орденских грамотах, причем в первой он назван герольдом, а во второй — братом Тевтонского ордена, погибшим во время зимнего орденского похода на Литву (вероятно, в 1394 году). Достоверно известно одно: «Новая прусская хроника» написана на средневерхненемецком языке рифмованными стихами.

Все ныне существующие переводы хроники Виганда из Марбурга на европейские языки, в том числе и долгожданный перевод на русский, выполнены с латинского языка. Однако латинский текст хроники — это всего лишь перевод с немецкого оригинала, сделанный через 70 лет после его написания. Любопытно, что этот перевод уже в XV столетии был снабжен предисловием и послесловием переводчика, торуньского священника Конрада Гесселена. И тот обо всем рассказал так толково, что достаточно просто прочитать его слова.

Прибыв в Гданьск вместе с магистром [Яном Длугошем, я] нашел некую книгу о начале ордена и о его наследниках, включающую войну и тому подобное... Упомянутая книга включала победы ордена за сто лет, а также [описывала] обращение язычников в христианство и частое их отступление от веры. По желанию господина Яна Длугоша нижеследующая Новая Прусская хроника, написанная рифмованными стихами, с простонародного немецкого языка переложена на латинский язык простыми и связными словами неким грешником, другом и преданным слугой вышеупомянутого ученого, и закончена за 22 дня. И пусть никто не удивляется, что из-за неточностей и отсутствия некоторых слов [эта хроника] недостаточно хорошо истолкована и искажена латынью, в чем справедливо следует обвинить переводчика. В оригинале [хроника] начинается с 1294 года, а заканчивается 1393 [годом]. Переведена же и изложена в году 1464.

В 1821 году латинский перевод хроники Виганда был обнаружен в библиотеке бернардинского монастыря в Торуни и в 1842 году впервые издан выдающимся кёнигсбергским историком Иоганном Фойгтом совместно с польским меценатом Эдвардом Рачиньским, который сделал еще и польский перевод. Ныне к этому изданию много претензий, поскольку в нем немало опечаток и устаревшие комментарии. Однако его значение для всей исторической науки было огромным, и уважающий свое дело медиевист за один лишь этот труд должен быть искренне благодарен Фойгту и Рачиньскому, у которых множество и других заслуг.

Только в 1863 году во втором томе Scriptores rerum Prussicarum появилось комментированное издание хроники Виганда из Марбурга, и именно оно до сих пор считается ее полным «официальным» текстом. А в четвертом и шестом томах были опубликованы и случайно обнаруженные отрывки оригинального немецкого текста, которые, впрочем, мало что добавили к уже известному.

Сия хроника писана простым немецким языком (in vulgari teutonico) и стихами, а окончена в год 1394 в вигилию 11 000 дев (20 октября) после полугодового труда. Если найдется в ней нечто несовершенное, да будет сие приписано ошибке писаря.

Сваливая возможные недостатки на писаря, Виганд как бы подчеркивает достоинства своего собственного произведения, и при этом не так уж кривит душой. За полгода создать стихотворное произведение такого объема и столь насыщенное ценной информацией способен далеко не каждый писатель, тем более историк. К этому можно добавить, что литературные достоинства хроники, а их немало, тоже являются заслугой ее автора, а отнюдь не переводчика.

Главными же недостатками хроники являются сбитая хронология и порядочная путаница с географическими названиями и личными именами, которая распространяется также и на звания и должности. Часть этих «помарок», что уж греха таить, остается на совести автора, но львиная доля их возникла из-за смешения «французского с нижегородским», а именно из-за перемешивания старонемецких и латинских названий, в результате чего загадочных персонажей и неизвестных поселений в этой хронике едва ли не больше, чем в любой другой. Это хорошо заметно и в недавнем русском переводе, но винить в этом нашего переводчика не стоит — немцы тоже с этим не до конца разобрались.

Считается, что рифмованная хроника Виганда составляла от 17 до 25 тысяч строк, что почти вдвое превышает число строк не только Старшей Ливонской Рифмованной хроники, но и «Одиссеи» Гомера (12 106 строк). До нас дошли 542 строки, то есть всего два-три процента оригинального текста. Но и они дают вполне внятное представление о том, как это произведение выглядело в первоначальном виде. Это была традиционная немецкая рифмованная хроника с так называемыми «короткими рифмами», по форме сходная со Старшей Ливонской. Каждая ее строка, как правило, заключала в себе от 6 до 10 слогов, тогда как у Гомера (в русском переводе) строка состоит из 17 слогов. Таким образом, общий объем хроники Виганда все же уступал объему «Одиссеи», однако по размеру оба этих произведения вполне сопоставимы.

Большинство историков считает, что средневековый латинский перевод хроники был сделан весьма небрежно, чего не скрывал и сам переводчик, спешивший и сокращавший оригинал. Латинский язык очень компактный и емкий, поэтому объем текста должен был сократиться в любом случае. Однако дело не только в этом. Многозначность латинских слов уже сама по себе ограничивает возможности дословного перевода, а при обратном переводе (в нашем случае с латыни на немецкий) точное совпадение с исходным текстом практически исключается. Все это не имело бы никакого значения, если бы немецкий оригинал уцелел, однако, к сожалению, он безвозвратно утрачен.

В настоящем переводе на русский язык сделана попытка реконструировать стихотворную форму оригинала. Впервые подобная попытка была предпринята при переводе Младшей Ливонской рифмованной хроники Гёнеке, но там у нас не было ни единого образчика оригинального текста. И хотя на сей раз немецкие образцы имеются, но и здесь мы в первую очередь стремились не столько соблюсти стихотворный размер, сколько как можно точнее передать изначальный смысл текста. При этом часто приходилось чем-то жертвовать. Желающие могут сравнить соответствующие отрывки с прозаическим переводом хроники, опубликованным издательством «Русская панорама» в 2014 году.


Часть первая

Хроника или анналы рыцаря и брата Тевтонского ордена Виганда Марбургcкого, избавленная от многих лишних слов 1. Начинается с 1293 года, а окончена в год 1394.

Пролог

По поручению достойного господина Яна Длугоша, вислицкого кустоша 2 и прочее, который, помимо пожеланий всего наилучшего и множества благ польскому королю, заботится также и об общем благе всего государства, нижеследующая новая Прусская Хроника на манер старой с простонародного немецкого 3 языка простыми и связными словами переложена на латинский язык неким грешником, другом и преданным слугой вышеупомянутого ученого.

Эту хронику кто-то написал рифмованными стихами на простонародном языке во имя Святой Троицы, Девы Марии и святой Елизаветы во времена великого магистра Конрада Валленрода, в году Господнем 1393. Прибыв в Гданьск вместе с названным магистром [Яном Длугошем, я] нашел некую книгу о начале ордена и его наследниках, включавшую войну и тому подобное [и рассказывающую], каким способом через разные войны орден приобрел край язычников, которые, если бы не было этой деятельности, истерзали бы многих христиан. Вот поэтому многие крестоносцы, а также иные князья и аристократы, пришедшие на помощь братьям, обрели вечную жизнь. Да и папа даровал ордену много отпущений для укрепления и распространения веры. Пожаловал ему также золотой крест, а император — герб империи, то есть орла, который орден носит на знамени [в боях] против язычников, дабы все, что от них приобретет, стало ему подвластно.

Упомянутая книга также включала победы ордена за сто лет, [описывала] обращение язычников и их частые отступления от веры. Невзирая на это, в Пруссии и Ливонии вера католическая вознеслась и, хвала Господу, умножилась, а особенно [почитают] Деву Марию, честь и слава которой, как желает автор, пусть от Бога будет прославлена вовеки.

        В год Христов тысяча двести девяносто
        Третий 4 прецепторы 5 возвели на место
        Прусского магистра командира
        Храброго, брата Карла из Трира 6.
5      К знатному роду он принадлежал
        И с большим усердием воевал
        Против язычников и литвинов.
        В то время литовский король Витень 7
        С армией из подданных своих,
10    А также рутенов 8 удалых
        Через лесные чащобы 9 прошел
        И прямо в Прусскую землю вошел.
        Землю опустошал, убивал людей,
        Это продолжалось восемьдесят дней 10.
15    А когда возвращались из Прусской земли,
        Против них орденские хоругви пошли.
        Первой была комтура Рагнита хоругвь,
        Потом коменданта Инстербурга 11 хоругвь,
        Святого Георгия хоругвь,
20    Потом Святой Марии хоругвь,
        И другие хоругви там были.
        Литовцев они гнали и били,
        Язычников из Пруссии изгнали
        И короля их Витеня прогнали.
25    Не стали наши догонять их.
        С радостью возвратились братья,
        Пленных русинов и язычников ведя
        И Господу нашему хвалу вознося.
        После этого двадцать шесть лет прошло 12,
30    И вот какое диво произошло,
        Удивительное, страшное дело,
        На всю Пруссию оно прогремело.
        В то время императором Генрих был,
        Которого один злодей отравил 13.
35    Король Витень и его люди пришли
        В Попелукен 14, где к королю привели
        Множество плененных христиан.
        Над ними, гордыней обуян,
        Он всячески насмехаться стал.
40 А потом спесиво приказал
        Ему Тело Христа 15 принести тотчас.
        И, когда был исполнен этот приказ,
        Обращаясь к пленникам, Витень изрек:
        «Пожалуй, я не буду с вами жесток,
45 И даже готов во всем помогать.
        Но и вы должны меня поддержать,
        К моим людям присоединиться,
        Против веры христиан сразиться.
        Моя вера по вкусу вам придется,
50 Ваша же и была, и остается
        Заблуждением и для вас несчастьем.
        Ваш Бог вообще не имеет власти».
        Когда он осмелился это сказать,
        То потом решил еще и доказать
55 Свои слова. На землю швырнул
        Святыню 16 и ногой ее пнул,
        Воскликнув: «И вот это вы чтите?
        Своими глазами посмотрите:
        Разве хлеб Богом может быть?
60    Пора поумнеть и решить
        Перед мощью моей склониться
        И в язычников обратиться».
        Узнав про подобное кощунство,
        Издевательство и богохульство,
65    Христиане быстро войско собрали.
        К тому времени они уже знали
        Про мученическую участь своих 17
        И готовы были отомстить за них.
        День и ночь шли хоругви добывать славу
70    И образ Божьей матери из Эйлау 18
        Несли пред собой. Подготовив войско,
        Они в боевом запале геройском
        Рано утром язычников окружили
        И почти всех пленили и перебили.
75    Король Витень сразу бросился бежать,
        Но его настиг один отважный брат,
        Чуть не обезглавил 19 и так покарал
        За богохульства, которые допускал
        Тот по отношению к Телу Христову.
80    А злополучных христиан, которые
        В неволю к язычникам угодили,
        Всех до единого освободили.
        Язычники же жизней лишились,
        Своей собственной кровью умылись,
85     Не считая тех, которые попали
        В плен — их христиане с собою угнали.
        Эта славная победа случилась
        На поле Попелукен 20. Божья милость
        Даровала ее братьям, которые
90    Возвратились в Пруссию в полном восторге,
        Литовских пленников сопровождая
        И Господа нашего восхваляя.
        Не так много времени прошло,
        И до перемирия дошло
95    С литовцами. И тогда король Литвы
        Сказал прецепторам: «Можете ли вы
        Устроить мне встречу с одним человеком,
        Который меня чуть не сделал калекой?
        Лица же его я не разглядел,
100 Закрытый железный шлем он надел» 21.
        Магистр эту встречу организовал,
        Поскольку того человека знал,
        А звали его Туземер 22. И спросил
        Король: «Не ты ли меня чуть не убил
105 Своим острым мечом?». Тот отвечал:
        «Если бы я знал, на кого напал -
        Конечно, убил бы». Так он сказал.
        Вышеупомятый магистр [Карл]
        Всегда справедливость защищал,
110 Против любого зла восставал.
        Под его властью ордену легко
        Было вознестись очень высоко.
        Однако отдельные братья
        Начали подозревать его
115 В том, что он что-то делает не так,
        И готовы были каждый пустяк
        Поставить ему в вину, очернить
        И в конце концов его низложить.
        Наконец, собрался капитул,
120 Который так дело повернул,
        Что пришлось магистру должность сложить.
        И никто его не смог защитить.
        Повелели ему отдать печать
        И свой перстень золотой отдать 23.
125 Хотя некоторые возражали
        И другого магистра не желали,
        Но все это дело не затянулось.
        Сердце его к родной земле тянулось.
        Сказав, что хочет жить в покое на средства
130 Из своего родительского наследства,
        Магистр попросил в Трир его отправить.
        Прецепторы были этому рады.
        Свою отставку он покорно признал,
        Но орденскую печать с собой забрал.
135 С ней он прибыл в землю Тевтонскую,
        Где встретил прецепторов, которые
        Приехали нового магистра избрать.
        Увидев его, а у него и печать,
        Те переглянулись и сказали дружно:
140 «Господин наш! Мы будем тебе послушны».
        К тому времени они уже узнали,
        Что много знатных князей здесь почитали
        Великого магистра, уважали
        Его за его честность и считали,
145 Что со своей должностью справлялся
        Он прекрасно, и зря с ней расстался.
        Названный Карл капитул сам созвал
        И на нем он собратьев упрекал,
        В которых горько обманулся. Упрекал,
150 Но злости и зависти к ним не проявлял.
        И после всего этого он
        Отправился к папе в Авиньон.
        А когда он к папе 24 пришел,
        Встречен был очень хорошо.
155 Сердце свое он папе открыл,
        Что его мучило, изложил.
        Проявив понимание и заботу,
        Папа слушал с вниманием и охотой
        И когда магистр все ему объяснил,
160 Папа в должности его восстановил 25.
        С присущей ему прозорливостью
        Карл боролся с несправедливостью
        Стараясь использовать возможности
        И преимущества своей должности,
165 А также и наличие печати,
        Чтобы от ордена вину отвести.
        А ведь орден был под подозрением,
        Потому что поляки тем временем
        Любыми способами ему вредили,
170 Всякую ложь и клевету говорили.
        Их поклепы, которые возводили,
        На низком обмане основаны были,
        Но едва правда приоткрылась,
        Как отпала несправедливость.
175 Братья Господу хвалу возносили,
        За то, что в итоге восстановили
        К ордену должное уважение,
        Им заслуженное, без сомнения.
        Рижский архиепископ 26 сначала рьяно
180 С нами враждовал, но папы Иоанна
        Авторитет в конце концов победил,
        И ссориться с орденом он прекратил.
        А за ним кардиналы и весь клир
        Тоже с орденом заключили мир.
185 И когда рассеялись все сомнения,
        Орден снова вернул расположение
        Клира, а Карл, который потрудился
        Для этого немало, возвратился
        На должность свою, однако на ней
190 Он не преследовал бывших друзей,
        Которые ему прежде досаждали.
        А тех, которые как-то пострадали,
        Вернул на должности бывшие,
        Иногда даже и высшие.
195 Когда магистр Карл в Трире преставился,
        Прецепторы, Германию оставив,
        В Пруссию вновь выехали быстро
        На выборы нового магистра.
        Братья в Мариенбурге заседали
200 И Вернера фон Орселна 27 избрали,
        Усердного, неравнодушного.
        Все братья были ему послушны.
        Скверные дела случились в том
        Тысяча триста двадцать восьмом
205 Году, когда Иоанна низложили 28,
        А Николая папой провозгласили 29.
        Рижане тогда себя показали
        Плохими христианами: призвали
        Многих язычников против братьев
210 Воевать и этим поддержать их.
        И те на волость Каркус 30 напали,
        Но прецепторы их отогнали.
        А потом польский король так поступил:
        С королем Витенем 31 союз заключил.
215 И чтобы королевствами своими
        Спокойно править, они поженили
        Своих детей 32. Много угроз
        Этот союз с собой принес.
        А затем польский король
220 Вместе со своей женой 33
        Поморской земли для себя возжелал
        И многих людей в Куявию 34 послал.
        Причем сам папа его поддержал 35,
        Хотя потом своих и отозвал.
225 Но орден свои земли оборонил
        И в Пруссии тоже себя защитил.
        Братьев тогда и Нанцке 36 поддержал,
        Князь мазовецкий. Когда он узнал,
        Что поляки его земли разорили,
230 Попросил, чтобы братья им отомстили.
        Братья сразу Вислу перешли
        В том месте, где их поджидали
        Люди князя, и совместно с ними
        Вражеский край 37 огнем попалили.
235 Король Богемии на следующий год
        Предложил всем в Пруссию совершить поход.
        А герцог Люксембургский 38 собрал
        Три сотни бойцов и пожелал
        С воинами, Христу верными,
240 Выступить на защиту веры
        И двинуться на Литву. Однако
        В то время у ордена с Краковым
        Были проблемы. Король Иоанн
        Мир, бывший между ними, разорвал 39.
245 И мир, который прежде вечным считался,
        Всего лишь перемирием оказался.
        Решили десять тысяч собрать
        Бойцов и Литву атаковать,
        Чтобы злобу литовцев укротить
250 И не дать им силушки накопить.
        Замок Медваглен 40 они осадили
        А когда его, наконец, добыли,
        То нашли там множество людей.
        Магистр хотел без всяких затей
255 Всех пленных перерезать до одного,
        Но изменил намерение его
        Король Иоанн. Он попросил,
        Чтобы магистр им жизнь сохранил,
        И они приняли святое крещение
260 В день Святой Девы Очищения 41.
        Потом они магистру заложников дали,
        Что король и прочие очень одобряли.
        Но когда зима стала отступать,
        Все они снова стали тосковать
265 По язычеству, крест святой отвергать.
        Магистр, конечно, не мог не понимать,
        Какие могут случиться последствия,
        И предпринял решительные действия,
        Избегая каких-либо полумер,
270 Ибо уже имел недавний пример,
        Когда мир только что заключили
        И тут же опять в войну вступили 42.
        А всему язычество было виной.
        Собрали хоругви и двинули в бой
275 Могучее войско на короля,
        Который сам мир нарушил — и зря.
        Преступлений никому не прощали:
        Добжиньскую землю опустошали,
        Так же и в Мазовии поступали,
280 Весь край огнем палили, убивали.
        Так магистр и те, кто с ним
        Мстили тем, кто нарушает мир.
        Затем они город Плоцк обложили,
        Вокруг него расставили машины,
285 Которые в город снаряды метали,
        Что стены рушили, людей убивали.
        Тогда же король Иоанн
        Князя Вальдена 43 принуждал
        Себе присягнуть и покориться.
290 И тот был вынужден согласиться
        И стать его подданным навечно.
        А упомянутый магистр Вернер
        Вернувшись в Пруссию, решил совета
        Просить и на следующее лето
295 Созвал прецепторов 44. Без промедления
        Там они приняли постановление,
        Ливонских братьев осуждавшее,
        Войну с рижанами развязавших.
        При этом и замок чуть не потеряли,
300 Который сами магистру передали 45.
        Знать Медвагена хотела просить
        Магистра с ними все-таки дружить.
        Мол, они бы и рады подчиняться
        Ордену, но только очень боятся
305 Литовского короля. Магистр убедить
        Сумел их в том, что орден сможет защитить
        Их так, чтобы все в безопасности были.
        А прочие язычники отступили
        От веры и вернулись к их заблуждению,
310 Будто пес, возвращающийся на свою
        Блевотину 46. Еще в год тот
        После Рождества брат Отто
        Фон Лютерберг 47 захватил с собой
        Пруссов из Кульмской земли и в бой
315 С ними пошел, как не раз бывало.
        И добился успехов немалых.
        Город Мосборг 48 он осаждал
        И мощно его добывал,
        С помощью машин его обстреливал
320 И при этом настойчиво требовал,
        Чтобы город немедленно сдали.
        Защитники гордо отвечали,
        Что им ничего не грозит,
        И напрасно он им грозит.
325 Но брат Отто с пруссами штурмовал
        Этот замок, успешно его взял,
        Восемьдесят человек убил
        Самых знатных из тех, кто там был.
        Еще братья взяли Вышеград 49,
330 Полностью развалили весь этот град
        В день святого Иакова 50.
        Там убивали всякого:
        Сразу две сотни поубивали,
        Знатных от простых не отделяли.
335 А в день святого Алексия 51 братья
        Штурмом захватили замок Накло и
        Вместе с жителями его спалили.
        Лишь старосту Генриха захватили,
        Сдавшегося в плен. Получилось,
340 Что то же самое случилось
        С Картеусом 52, епископским замком.
        Тот после восьмидневной осады
        Был взят без усилий больших
        В день Петра и Павла 53 святых.
345 А вскоре стали приходить известия,
        Что литвины имеют намерения
        Взять замок Бартенштейн. И тогда
        В праздник Воздвижения Креста 54
        В Мариенбурге капитул собрали
350 Прецепторы, которых возмущали
        Язычников наглые действия
        Готовили поход для мести им.
        Но планы внезапно изменились:
        Поляки с венграми возмутились
355 Король Локетек 55 поляков собрал
        Тыщи полторы, и собою взял
        Против братьев полякам на подмогу
        Старосту Генриха 56 и венгров много.
        Вместе с королем они пришли
360 В Хелминскую землю и пошли
        За реку Осса. Край опустошали
        Четырнадцать дней 57, все там разоряли.
        Особенно деревне Гордин 58 досталось,
        Вокруг которой мало что и осталось.
365 Король Иоанн богемский
        И герцог Вильгельм венгерский 59
        Мир с поляками установили 60,
        Все разногласия устранили.
        Как поляки этого пожелали,
370 Под залог своей веры им отдали
        Бравенбург 61 с соседними местностями
        И Вишогруд с его окрестностями.
        В год тысяча триста тридцать первый
        В день рождения Девы Пресветлой 62
375 Польский король желание мести
        Свое осуществить решил вместе
        С Гедимином 63, литовским королем.
        Сговорились они оба притом
        Выступить в назначенный день и час,
380 Общими силами напасть на нас.
        И король Гедимин по-свойски
        С небольшим языческим войском
        В землю Остероденскую 64 вступил
        И огнем всю ее опустошил.
385 Магистр рыболовства брат Детмар 65
        С девятью иными убит там.
        А потом язычники напали
        На Лобов 66, где жители не ждали
        Нападения. Пехота навалилась
390 На местечко, где убитые валились
        Со всех сторон. Но Господь не потерпел
        Беззакония, и город уцелел.
        Епископский фогт
        Брат Иоганн фон
395 Трир 67, услышав об этом нападении
        И Лобовской земли опустошении,
        Сорок человек с собой взял
        И на язычников напал,
        Которые приказ выполняли
400 Короля 68 и город добывали.
        Некоторых из них жестоко убил
        И столько вражеских коней захватил,
        Что их едва удалось угнать.
        Он так язычников напугать
405 Сумел, что они почему-то решили,
        Что их окружают. Сразу прекратили
        Осаду и быстро отошли
        Потому что они сочли,
        Что огромное войско наступает.
410 А в сочельник 69 язычники вступают
        С Гедимином, литовским королем
        В землю Курниг 70, которую огнем
        Уничтожили и пожгли,
        А потом с королем пошли
415 В Михаловскую землю. Перешли
        Реку Дрвенцу, за которой нашли
        Христиан. На них наскочили
        И весьма позорно побили
        От Страсбурга 71 в полумиле.
420 Прослышав об этом деле,
        Магистр Вернер из Ливонии
        Прибыл с магистром Германии
        Вольфрамом фон Нелленбургом 72,
        Мужем отважным и мудрым,
425 В Страсбург, где встретились быстро
        Они с ливонским магистром
        Эберхардом фон Брумом 73.
        Приехал на капитул он,
        Приуроченный неспроста
430 Ко дню Воздвиженья Креста 74.
        А когда три магистра узнали,
        Что язычники снова напали,
        Они братьев призвали на бой,
        И в воздухе запахло войной.
435 Против поляков они отправились,
        С большими силами переправились
        Через реку Дрвенцу около лагеря
        Литовцев. Магистр, не теряя время зря,
        Дать им здесь бой хотел. Так же решили
440 И поляки, но все же отступили
        Со всеми людьми своими.
        Магистр двинулся за ними
        В Добжиньскую землю, где он нашел
        Короля с войском. Сюда же пришел
445 И Вильгельм, храбрый граф венгерский 75,
        Потому что король венгерский
        Некой болезнью заразился,
        И от этой хвори свалился.
        Три короля воевали с нами,
450 Были ордену злыми врагами:
        Один Локоть, король польский,
        Гедимин, король литовский,
        И венгерский король. В это время
        Братья добжиньской землей владели
455 Вместе с замком. Три короля осаждали,
        Военными машинами добывали
        Добжинь. Но братья крепко держали
        Свой замок и его отстояли,
        А трем королям пришлось отступить 76.
460 Локетек стал Гедимина просить,
        Чтобы тот с ним в Пруссию сходил
        Гедимин же ему говорил:
        «Мы о чем договорились с тобой?
        Что оба в день рождения святой
465 Девы Марии 77 соберемся вместе.
        И вот я пришел, однако на месте
        Я тебя не нашел, и мог в плен угодить.
        Хорошо, что меня мои боги хранить
        Так никогда и не переставали
470 И о предателях мне сообщали».
        А герцог Вильгельм королю сказал:
        «Язычников ты воевать послал
        Против христиан — это дело дурное.
        Венгры мои не согласны на такое,
475 Так что позволь нам вернуться домой.
        А если хочешь, чтобы мы с тобой
        Против общих врагов вместе пошли -
        Отсюда язычников отошли,
        Прикажи им домой убираться
480 И мы будем охотно сражаться».
        Гедимин же Локетку говорил:
        «Раз уж ты моих людей пригласил,
        То будь добр им и заплатить
        И каждого вознаградить
485 Златом, серебром, сукном и лошадьми
        В соответствии с его заслугами».
        Чтобы с язычниками проститься,
        Королю пришлось раскошелиться.
        Эти раздоры во вражьей рати
490 Были для ордена очень кстати.
        Литовцы с этой войны убрались,
        А поляки с венграми остались
        И решили к Любаве 78 пойти,
        Через реку Дрвенцу перейти.
495 А там трое наших братьев стояли
        С тремя отрядами и защищали
        Бывший там брод, где король пытался
        Перейти, но не смог, как ни старался.
        Тогда Локетек и венгры
500 Встали лагерем у Дрвенцы,
        Десять дней на стражей напирали,
        Стрелы и снаряды в них метали.
        Рассудив, что здесь не перейти,
        Король решил пока отойти
505 И поискать себе другой брод
        Двумя милями дальше, и вот
        Братья решили, что ушли поляки.
        Но те схитрили, потому что на всякий
        Случай распустили шестьсот бойцов
510 Туда и сюда, во много концов.
        Братья решили, что пойдут
        Те прямо в Гелебров 79, но тут
        Поняли обман, вернулись геройски
        И выставили немалое войско
515 Против врага у города Голуба,
        Предупреждая противника грубо,
        Что Дрвенцу ему здесь не перейти.
        Но король догадался отойти,
        Вернуться к прежнему броду
520 И там перейти через воду.
        Тут братья стали соображать,
        Стоит ли им битву начинать.
        В конце концов королю сообщают,
        Что братья поле ему оставляют.
525 Они посоветоватовались и сойтись
        На том решили, чтобы всем разойтись
        По разным замкам Кульмской земли
        Одни в Торуньский замок пошли,
        Христбургцы в замке Липпа 80 сосредоточились
530 И по всей Кульмской земле рассредоточились.
        Король местечко Шенёнзе 81 окружил,
        Штурмовать его попробовать решил.
        Там нескольких кипятком обварили,
        Иных арканами переловили 82
535 Так, что они защищаться не смогли,
        Были связаны и в неволю пошли.
        А когда и остальные на штурм пошли,
        Удивительные вещи произошли.
        Удивительные вещи произошли.
        Тамошний комтур Герман фон Оппин
540 Родом сакс, был очень расторопен,
        Против поляков вылазки совершал
        И ворота никогда не закрывал.
        Пруссы по полякам стреляли,
        Выходили и нападали
545 На их лагерь, жестоко дрались.
        Четыре дня друг с другом сражались,
        На пятый день король отошел
        И не очень достойно ушел,
        Повернув против замка Липпа, который
550 Захватить Локетек рассчитывал скоро.
        В крепости было много лихих
        Братьев, и среди многих других
        Там были Лютер фон Вонсдорф, ландкомтур,
        И Гюнтер фон Шварцбург, Христбурга комтур 83.
555 Замок Локетек осаждал упрямо,
        Военные машины и тараны
        Велел своим воинам сооружать
        И посильнее на врага напирать.
        Поляки по округе блуждали,
560 Себе пропитания искали,
        Братья на них не раз нападали,
        В неволю брали и убивали.
        Поляки своим подкрепления слали,
        А братья еще сильнее налетали,
565 Их вынуждая оттуда бежать.
        И очень скоро не стало хватать
        Пищи ни воинам, ни лошадям.
        Тяжко страдали от голода там.
        В конце концов, чтобы не блуждать,
570 И тем более не голодать 84
        Король пригласил из замка брата
        Гисхарда и с ним другого брата,
        Отто фон Лютерберга 85, которого
        Локетек знал как кульмского комтура.
575 Охранную грамоту те получили,
        И к нему на переговоры ходили.
        Комтур Грауденца, храбрый брат,
        Которого звали Сегехард 86,
        Очередным послом к королю явился
580 Из Грауденца, где тогда находился
        Вернер фон Орселн, великий магистр.
        Вместе с ним были немецкий магистр 87
        И ливонский магистр Эберхард
        Из Монгейма, достойнейший брат 88.
585 Польский король комтура очень мило
        Принимал и беседовал учтиво,
        Хотя много лет с братьями враждовал,
        Не любил их и все время осуждал.
        Зигхард же о мире старался.
590 Он от короля добивался,
        Чтобы магистр с ним переговорил,
        И охранную грамоту просил.
        А граф Вильгельм впоследствии говорил:
        «Я сам со своими людьми проводил
595 Магистра из Грауденца к их польскому
        Королю, где все решили по-свойскому.
        И мир заключили, право слово,
        Прямо в день Иоанна Святого» 89.
        Каждый при своем остался.
600 Как орден ни добивался,
        Чтобы польский король ему возместил
        Нанесенный ущерб, он не получил
        Ни гроша, а поляки себе хотели
        Замки захватить, однако не сумели.
605 В тысяча триста тридцатом году,
        Предвещая какую-то беду,
        Вдруг Солнце неожиданно затмилось.
        Шестнадцатого июля случилось
        Это после вечери, перед тем
610 Часом молитвы, которая всем
        Нам известно, когда поется,
        И Complectorium зовется.
        Многие зеваки запомнили это
        Закрытие тенью солнечного света:
615 В центре Солнце совсем черным казалось,
        По краям золото переливалось.
        Третью часть часа затмение длилось.
        Когда тень прошла, все восстановилось.
        Когда тридцатый год отсчитали,
620 Пруссы 90 и язычники напали,
        Будто безжалостные звери,
        В воскресенье Реминисцере 91
        Землю с названием Кверен 92 разоряли
        Грабили и жестоко опустошали,
625 И в плен захватили множество людей
        Обоего пола, а также детей.
        Ну, а в день Бенедикта святого 93
        Жители Риги и братья снова
        Соглашение или союз заключили
630 И все споры окончательно разрешили.
        А недавно были неприятелями
        Меж собой и недоброжелателями.
        И вот теперь приходилось навеки им
        Вместе с семьями и привилегиями
635 Магистру в подданство переходить
        И смут уже больше не заводить.
       
В среду, в день святых Модеста и Вита 94,
        Магистр Эберхард Монгейм 95 деловито
        Первый камень в фундамент заложил
640 Нового рижского замка 96, где жил
        Потом и сам он, и орденские братья,
        Не забывавшие благословлять его
        Как основателя их удобного
        У Святого Духа 97 нового дома.
645 А после этого, на нашу беду,
        В тысяча триста тридцать первом году,
        В тринадцатые декабря календы 98,
        В вигилию святой Елизаветы 99
        Великий магистр ордена Вернер
650 Шел, как обычно, после вечерни.
        А брат Иоганн фон Гирсдорф 100 пылал
        Злобой на Вернера, ибо считал,
        Что напрасно понес наказание
        И не заслуживал он взыскания,
655 Которое на него магистр наложил,
        И которое он, конечно, заслужил.
        И вот, побуждаемый духом злым,
        Магистру голову клинком стальным
        Коварный злодей внезапно пробил 101,
660 Когда тот мимо него проходил.
        За этот поступок был осужден
        На вечное заключение он 102,
        И там свои дни окончил в печали.
        Прецепторы тело магистра взяли,
665 С великой скорбью в церковь отнесли
        И в Мариенвердере 103 погребли.
        Умер упомянутый магистр,
        И в Пруссии вскоре собрались
        Прецепторы из Германии,
670 Ливонии и Италии.
        И в тысяча триста тридцать втором 104
        Году подавляющим большинством
        Они в воскресенье инвокавит 105
        Там постановили, что предстоит
675 Великим магистром ордена стать
        Брату, которому не занимать
        Ни знатности, ни чистейшего сердца:
        Лютеру, брауншвейгскому герцогу 106.
        И во время его правления
680 Большие недоразумения
        Между орденом и Польшей пошли
        И в конце концов к войне привели 107.
        Магистр стал алеманов 108 созывать,
        Чтобы те шли ордену помогать.
685 Мол, в Пруссии всем им будут рады,
        И ждут их достойные награды.
        А причина в том была, наверное,
        Что во времена магистра Вернера
        Пошатнулось в людях уважение
690 К ордену. Этому, без сомнения,
        Способствовал приказ магистра
        Замок Христмемель сжечь вдруг быстро 109.
        Там был многочисленный гарнизон,
        Странного приказа не понял он.
695 Ведь строился с великими трудами
        Тот замок. Даром труды пропадали.
        Поэтому один из братьев и убил 110
        Великого магистра, когда выходил
        Тот из часовни. Ударил клинком
700 Он его прямо рядом с портиком.
        На следующий год, первого июля 111,
        В день святого Иоанна Крестителя
        Магистр объявил королю войну,
        Решив разорить польскую страну.
705 И договорился магистр потом
        С Иоанном, богемским королем 112.
        Сговорились вместе под Калишем встать
        В день Воздвижения Господня креста 113.
        Но сам магистр в поход не пошел,
710 Добрую замену себе нашел:
        Маршала Дитриха фон Альтенбурга 114.
        И комтура Отто фон Лютерберга 115.
        Из Англии приехали к ним и
        Многие знатные пилигримы.
715 В их числе Томас, граф Оффорт 116,
        И другой известный народ.
        А тем временем братья Вислу перешли 117
        И с войной в королевские земли вошли.
        Множество людей убивая,
720 Опустошая и сжигая,
        Все окрестности разорили.
        Оттуда они поспешили
        К местечку Фройнштадт 118, и огнем
        Сожгли его, и все, что в нем.
725 Не сходя с коней, убивали
        Людей, и добычу хватали.
        И по воле братьев, которые так
        Были едины, как один кулак,
        Замок и пять местечек захватили,
730 Которые названия носили:
        Пиздры, Фройнштадт, Шрода, Вейнин,
        Победж[ишки], Поленц и Жнин 119.
        Братья также Быдгощ захватили,
        В том бою священника убили.
735 А братья с неслыханными трофеями,
        Которые им Бог даровал, скорее
        К городу Калишу поспешили
        И в его центре лагерь разбили.
        Войско же братьев, как известно,
740 Занимало с полмили места 120.
        Магистр своих людей поддержал,
        Три тысячи человек прислал,
        Чтобы братья все силы приложили
        И каким-нибудь способом добыли
745 Замок, который еще держался
        И усиленно оборонялся.
        Пехота на замок навалилась
        И, наконец, успеха добилась:
        Одних защитников убили,
750 Других в неволю захватили.
        Когда наш маршал к Калишу пришел,
        Короля богемского не нашел
        Он в этом условленном месте
        И пять дней простоял на месте,
755 Тренируя для будущего боя
        Пехоту в организации строя,
        А потом опять кавалерию. Но,
        Поскольку короля не было видно,
        Больше не стали ждать и поспешили
760 К городу Гнезно. Поляки хранили
        Там останки святого Адальберта 121. ,
        Который в Пруссии был и умер там.
        Послал оттуда маршал приказание,
        Чтобы братья приложили старания
765 Святую реликвию изъять
        И в Пруссию скрытно передать.
        Братья в соборе долго искали,
        Но мощи так и не отыскали 122. .
        Здешние каноники опередили
770 Братьев, и реликвию где-то укрыли.
        Братья же местечко окружили
        И утром его легко добыли.
        Жителей они либо убивали,
        Либо вязали и в неволю брали.
775 А когда Конин осаждали, польский
        Король Локетек прибыл туда с войском.
        Что с ночи там были братья, не знал,
        И неприятностей не ожидал.
        А солнце уже высоко стояло
780 И сразиться ничто им не мешало.
        Комтур с маршалом, наши герои,
        Тут же стали готовиться к бою.
        Но когда королю случилось узнать,
        Что те не собираются отступать,
785 Он сам отступил и немедленно бежал,
        Все свои груженые возы побросал.
        Там было оружие, продовольствие
        И всяческое другое довольствие.
        Никого не оставили их охранять,
790 Так что братья могли их спокойно забрать,
        Причем даже без всякого боя.
        Вот такие там были герои.
        Комтур с маршалом время не тянули:
        В сторону реки Нетце 123 повернули.
795 А польский король на разведку послал
        Своего старосту 124, чтобы разузнал,
        Нельзя ли одним хорошим броском
        Войско братьев настичь, чтобы потом
        С ними расправиться поскорей.
800 Братья пошли к местечку Редзей 125.
        А на рассвете и Отто, и Дитрих
        Почуяли вражий замысел хитрый:
        Поляки след в след за ними ступали,
        Чего наши братья не ожидали 126.
805 Братья же Брест 127 осадить собирались,
        Шли по полям, сквозь леса пробирались,
        И при всем этом очень спешили.
        Ландкомтура вперед отрядили,
        А маршал с пруссами в местечке задержались 128,
810 С ними триста пятьдесят человек остались 129.
        Примерно в третьем часу 130 их стан
        Окутал очень густой туман,
        Так что они друг друга не различали.
        А поляки на них уже напирали.
815 Братья, сообразив, в чем дело,
        Встречный бой завязали смело.
        Поляки отошли, и всей толпою
        Спокойно стали готовиться к бою.
        А ведь брат Отто и Дитриха и других
820 Предупреждал, что вот-вот нападут на них 131.
        Маршал в пять хоругвей выстроил свой стан
        И король, когда рассеялся туман,
        Пять хоругвей 132 выставил открыто.
        И случилась ужасная битва
825 Польского и немецкого народа
        В одна тысяча трехсотого года
        Ноны декабря 133. Сражались неустанно
        Они в день святых Козьмы и Дамиана 134.
        Среди прочих там знаменосца убили,
830 Ибо коня у него стрелой пронзили.
        И когда брат Иван 135 замертво упал,
        Выронил знамя, которое сжимал.
        И никто не мог поднять его, как назло:
        Знамя было развернуто и тяжело.
835 Других братьев на помощь позвали.
        Поляки, как это услыхали,
        Решили, что они уже победили,
        И атаковали в значительной силе.
        Пятьдесят шесть братьев в плен попали,
840 Их под крепкой охраной держали,
        Поместив в ямы и рвы 136.
        И король спросил «Кто вы?».
        Пленные братья ему отвечали,
        Что в Тевтонском ордене состояли.
845 И король, решив дело так закончить,
        Сказал: «Вытащить их и всех прикончить».
        Только Дитриху жизнь сохранили 137,
        А пятьдесят шесть братьев убили,
        Вот так обернулась для них война.
850 Но мы будем помнить их имена:
        Отто фон Вонсдорф, великий комтур 138,
        Альберт [фон Ора], данцигский комтур,
        Комтур Эльбинга [брат Герман]

        И много других, кто верно
855 Тевтонскому ордену служил
        И здесь свой долг смерти уплатил.
        Младший король Казимир 139 бежал
        В Краков, и всем людям рассказал,
        Что поляки в тяжком сражении
860 Потерпели там поражение 140.
        Когда король еще на поле боя
        Стоял, вместе с другими героями
        Ландкомтур вернулся, и не один,
        На помощь братьям пришел господин
865 Фон Плауен 141. В ожесточенном бою
        Тевтоны доблесть проявили свою.
        И, уступая их свирепой силе,
        Поляки в конце концов отступили.
        После окончания боя
870 Все войско собралось на поле.
        Тогда брат Отто и освободил
        Маршала, которого захватил
        Польский король и на возу держал,
        Не успев забрать, когда отступал.
875 Вот так его и спасли.
        А потом братья пошли
        Туда, где голые трупы лежали
        Тех братьев, которых поубивали.
        И когда ландкомтур это увидал,
880 От гнева и жалости он задрожал
        И, сидя на коне, испустил
        Ужасающий крик. И он просил
        Всех, кто любит орден, не прощать
        Злодейств таких и всех убивать.
885 Пруссы же отказывались, говоря:
        «Мы хороших пленников брали не зря
        И хотим их с собой увести.
        Все они в обмен должны пойти
        На тех наших, которых захватили
890 В плен, и оковами отяготили».
        А брат Отто на это отвечал:
        «Не жадничайте, раз Господь вам дал
        Сегодня в плен много добрых мужей,
        И перебейте их всех побыстрей.
895 С их помощью вспять не повернуть
        И наших убитых не вернуть.
        А завтра мы снова в бой пойдем
        И новых пленников наберем».
        Эти слова брат Дитрих 142 сказал,
900 После того, как орден набрал
        Не менее сотни пленников таких,
        За которых мог выменять всех своих.
        В сражении, что там произошло,
       
Братьев и добрых пруссов полегло
905 Триста пятьдесят. Поляков пало
        Шесть сотен убитыми. И немало
        Иных людей им пришлось потерять,
        Которых уже и не сосчитать 143.
        А поле, где все это происходило 144,
910 В четырех милях от Бреста находилось.
        Куявский епископ Матвей,
        Радея о пастве своей,
        Церковное дело милосердия
        Исполнил с тщанием и усердием.
915 Он убитых велел пересчитать
        И там же погребению предать.
        А магистру Лютеру сообщил смело 145,
        Что он исполнил благородное дело:
        Схоронил четыре тысячи двести
920 Без тринадцати человек 146 в том месте.
        Там же часовенку соорудили,
        В которой за павших Бога молили,
        Которые друг друга перебили.
        И да смилуется Господь над ними!
925 В праздник Святого Мартина 147 польский король
        Локетек и Иоанн, богемский король,
        Вместе с венграми обсудили
        Все свои дела и решили
        Орденским братьям письменно заявить,
930 Что готовы немедленно заключить
        С ними мир или соглашение.
        Но братья им удовлетворения
        Не дали, и это дело сорвалось.
        Когда у тех ничего не удалось,
935 Братья решили послать солдат:
        Поппо фон Кокерица ребят,
        Людей из отряда фон Бергова
        И других, не худших, чем у него 148.
        Как решили на совещании этом,
940 В среду, в октаву Святой Елизаветы 149,
        Чтобы врагу навредить побольше,
        Вислу они перешли, и Польшу
        Разоряли, убивали людей.
        Вернулись через четырнадцать дней.
945 Магистр и ландкомтур за Вислу отошли,
        А наемников по городам развели.
        В тридцать втором году продолжали
        Войну. Большое войско собрали
        Магистр и прецепторы. Там были:
950 Поппо, о котором говорили,
        Господин [Отто] фон Бергов и брат
        Гюнтер фон Шварцбург 150. И каждый был рад
        Выступить к Бресту. А там задержались
        До Рождества 151, и на праздник остались.
955 И в час вечерни они провели
        Такой штурм удачный, что не смогли
        Защитники в городе удержаться
        И начали вместе с замком сдаваться 152.
        Затем братья окружили Леслау 153
960 И навалились на него так славно,
        Что жители немедленно сдались
        И более не сопротивлялись.
        Магистр всех этих земель подчинением
        И новых подданных приобретением
965 С помощью собственных солдат
        Был утешен и очень рад 154.
        Польский король своих людей собрать
        Решил, чтобы с ними атаковать
        Кульмскую землю 155. Мазовию прошел,
970 И с войском к реке Древанте 156 подошел.
        Магистр же поспешил напротив встать,
        Чтобы их переправе помешать.
        Король переправиться не сумел,
        Но уходить он тоже не хотел.
975 Нашлись в то время набожные мужи,
        Решившие старания приложить,
        Чтобы противники больше кровь не лили,
        Предвзятость и гнев в сторону отложили,
        И до установления мирных дней
980 Положились бы на третейских судей,
        Дав не воевать надежный зарок
        И определив для этого срок.
        Именем Господа, который мир несет,
        Его воля свершилась в тот же самый год.
985 Так и было с Владиславом 157 решено,
        И решение это оглашено
        Для всего христианского народа
        В воскресенье Реминисцере 158 года
        Тысяча триста тридцать третьего
990 Польский король Локетек, заметьте,
        Умер в том же году 159. Лишь недавно
        Ему казалось, что можно славно
        Орденских братьев разгромить,
        Потерянное возвратить.
995 Он так ничего себе и не возвратил,
        И своими в Кракове похоронен был.
        И в том же году, о котором говорится,
        Накануне праздника Святой Маргариты 160
        В Куявии дни жатвы стояли
1000 И люди урожай собирали.
        В это неподходящее время
        Братья вставили ногу в стремя.
        В великом множестве они напали
        На крепость Пакощь 161. Ее защищали
1005 Люди некоего старосты. И тот,
        Видя, что крепость непременно падет,
        Решил сам добровольно братьям сдаться,
        Чтобы владельцем крепости остаться
        И жить там с семьей. Гарнизон отослал
1010 И сына в заложники братьям отдал,
        Магистру и прецепторам, обещая
        Вечную подвластность собственного края
        Ордену и верность свою. Вот такой
        Свой собственный замок купил он ценой.
1015 Сын же Локетка король Казимир
        Слово сдержал и поддерживал мир.
        После того, как его провозгласили
        В Кракове королем, немцы не ходили
        Больше на Польшу. Полякам на братьев
1020 Запретил оружие поднимать он
        И не совершал такого греха
        Вплоть до [времен] магистра Винриха 162.
        В том же году около времени поста,
        Может быть, просто так, а может, неспроста,
1025 Из Ливонии в Пруссию пришла
        Большая толпа людей и пошла
        В поход на язычников. Собрались
        Пруссы, и за ними увязались.
        Но магистр и братья не поддержали
1030 Этот поход, ибо они считали,
        Что подобного рода пилигримы,
        Неизвестно каким ветром гонимы,
        Ничего хорошего не несут
        И пользы никакой не принесут.
1035 В следующем году 163 ливонский
        Магистр со значительным войском
        Храбро язычников повоевали,
        Которых Санткоре 164 именовали.
        Братья все там огнем истребили
1040 И уже домой поворотили
        С добычей, набранной из этой земли.
        И тут язычники в погоню пошли.
        Христиане убегать не стали:
        Вступили в бой и поубивали
1045 Язычников там более пятисот
        В октаву Святого Лаврентия 165, в год
       
О котором говорилось, заметьте.
        В году тысяча триста тридцать третьем,
        В день Очищения [Девы Марии] 166
1050 Ливонские братья объединили
        Усилия с прусскими: собрали
        Два войска, и с ними разоряли
        Земли язычников. И, сколько смогли,
        Они ущерба неверным нанесли.
1055 Всех распугали, каждый спасался сам;
        Разбежались язычники по лесам.
        В тысяча триста тридцать пятом году
        В Дерпте случился пожар. Как на беду,
        Не в первый раз было это дело.
1060 Большая часть города сгорела.
        Тогда же окончил свою жизнь
        Лютер из Брауншвейга, магистр 167,
        Столь прославленный добрыми делами,
        Что всех их не перечислить нам с вами.
1065 Прусским магистром Лютер по счету
        Был восемнадцатым 168 и почетным
        Детищем благородных кровей
        Лучшей из брауншвейгских семей.
        Завсегдатай Божьих храмов, он,
1070 В заботы о людях погружен,
        Многое и умел и знал:
        Книги по-немецки писал
        И частенько лично в хоре пел,
        Ибо нотной грамотой владел 169.
1075 С кёнигсбергскими канониками он
        В музыке старался выбрать верный тон.
        И как личную патронессу чтил
        И в своих молитвах превозносил
        Он святую Елизавету 170,
1080 Сиявшую ласковым светом
        Вот о чем я забыл рассказать:
        Еще четыре года назад,
        Когда ноны мая настали
        Пятидесятые 171, избрали
1085 Братья маршала в день Обретения
        Святого Креста 172. Он по рождению
        Саксом был, Дитрихом из Альтенбурга 173,
        Сыном правителя этого бурга 174.
        Этот же самый Дитрих потом
1090 В тысяча триста тридцать шестом 175
        Году стал великим магистром.
        Это дело решили быстро
        В тридцатые апреля календы 176.
        Братья отслужили молебны,
1095 И Богу хвалу возносили,
        Ибо Дитриха все любили.
        Желанием подвигов томимы,
        Князья и простые пилигримы
        Толпами в Пруссию спешили.
1100 Среди них знатнейшими были
        [Людвиг], бранденбургский маркграф 177,
        [Французский] из Намена 178 граф,
        А также [граф] фон Хенненберг 179.
        И много других человек
1105 Приехали из Австрии,
        Германии и Франции.
        Хорошие доспехи они носили,
        А свыше двухсот еще и в шлемах 180 были.
        В воскресенье Реминисцере 181
1110 Магистр двинулся к своей цели.
        Прямо на Литву он пошел
        И к Пилленену 182 подошел,
        Крепостенке в окрестности
        Здешней Троппенской 183 местности.
1115 С четырех повятов туда сбежались
        Язычники. В крепости укрывались
        Более четырех тысяч человек 184,
        Которые так не пугались вовек
        При виде христианского войска.
1120 Литовцы защищались геройски.
        Не веря, что смогут удержать
        Свой замок, они в огонь бросать
        Все свое имущество стали,
        Потом друг друга убивали.
1125 Старуха какая-то, говорят,
        Схватив топор, зарубила подряд
        Сотню своих соплеменников.
        А те покорно, как пленники,
        Сами ей шеи подставляли,
1130 Ибо в плен идти не желали.
        Потом старуха покончила с собой.
        Много язычников, вступивших там в бой,
        Из этого места ушли на конях
        Зализывать раны в окрестных лесах.
1135 А граф Хенненберг, который пришел
        Сюда с пилигримами, хорошо
        Устроил свои дела 185, он говорил.
        Литовский король 186 изо всех своих сил
        Стремился, не будучи трусом,
1140 Как следует отомстить пруссам 187,
        Которые все время атаковали,
        Горящие бревна и камни 188 бросали
        В крепость, со всех сторон окруженную.
        Ужасной тревогою пораженный,
1145 Король на другое направил
        Мысли. Своих людей оставил,
        Которые драться продолжали,
        Отчаянно замок защищали 189,
        А сам опрометью побежал
1150 В тайное место, где укрывал
        Свою жену. Он убил ее сам,
        Бросил в огонь и вернулся к друзьям.
        А те, несчастьями потрясенные,
        Подставили головы склоненные;
1155 Всех их король поубивал.
        Вот так замок Поленен 190 пал,
        Разрушенный по всему пространству
        На пользу пруссам 191 и христианству.
        Пленников из замка забрали
1160 И большую добычу взяли 192.
        В том же году наш магистр Дитрих
        Против язычников, злых и хитрых,
        Замок задумал соорудить,
        Который решил он поместить
1165 Меж Велюоной и Бисеной 193
        На Ромайне 194, с ними соседним
        Острове. И этот новый бург
        Решили назвать Мариенбург 195.
        В те времена Мемель река
1170 Вовсе была неглубока,
        Ее перейти легко было вброд.
        И язычники сразу же вперед
        Против братьев двинули войско,
        Завязавши встречный бой с ними.
1175 Магистра они оттеснили
        И замок у наших отбили.
        Он недостроенным остался
        И постепенно разрушался.
        В году тысяча триста тридцать седьмом
1180 Прибыло много пилигримов. Притом
        Были среди них очень знатные лица,
        Которыми все войско могло гордиться:
        Господин фон Бергов 196, господин
        Де Бомон 197, притом и не один,
1185 А с племянником, которым был
        [Граф] Геннегау 198. C ними прибыл
        Цвет рыцарства из Франции,
        Бургундии, Галисии.
        В день Трех Королей 199 и короли
1190 Отметились: туда же пришли
        Богемский король с сыном своим,
        Маркграфом Моравии 200. С ним
        И сына Генриха, герцога Баварского 201,
        И Вацлава, сына Генриха Легницкого 202,
1195 Встречала там прусская земля.
        А сын богемского короля
        Заболел, нарывами покрылся
        Так, что от похода уклонился,
        Хотя и очень хотелось в нем
1200 Поучаствовать вместе с отцом 203.
        Король Иоанн из этой страны
        На день рождения своей жены
        Уехал 204. Потом весело возвращались
        В Куявскую землю, где всех угощали.
1205 Очень многие князья и господа,
        Которые были в Пруссии тогда,
        Помогали с Локетком 205 мир заключить
        И краковского короля помирить
        С магистром и орденом. Чтобы дружили
1210 И свой союз на бумаге подтвердили
        По желанию венгерского короля 206,
        Чтобы успокоилась вся эта земля.
        Однако позже другие говорили,
        Что поляки вероломно поступили
1215 И нарушили мир. А потом случилось,
        Что немало пилигримов возвратилось
        В Пруссию, и их возглавлял
        Князь Генрих 207. Его сопровождал
        Отряд французов и другие люди.
1220 Милость Господа с ними да пребудет!
        В начале триста тридцать восьмого года
        Случилось событие такого рода:
        Магистр брат Дитрих фон Альтенбург
        Задумал поставить новый бург
1225 Прямо в Литве. Баварский герцог Генрих
        И много других пилигримов верных
        В деле участие принимали.
        На корабле они прибывали
        На остров из тех, что находились
1230 Близ Велюоны. Там укрепились,
        Шанцами себя окружили
        И к строительству приступили 208.
        Там же построили два крепких дома,
        Из которых защищаться удобно,
1235 А третий мощный дом поставили рядом
        И укрепили его сильным отрядом
        Из сотни воинов. А гарнизон
        Самого замка был определен
        Магистром в сорок лучников метких
1240 И в сорок братьев 209, честных и смелых.
        Множество также орденских служек
        Оставили в крепости для стражи,
        Дозоры выслали, чтобы охраняли
        Замок. И это мы еще не считали
1245 Натангов и самбов 210. Их тоже немало
        Для несения службы в замке осталось.
        А тем временем двое слуг,
        Сговорившись с другими, вдруг
        Ушли из замка. Один прибежал
1250 К литовскому королю и сказал,
        Что хочет ему замок передать,
        Который братья решили назвать
        Байерн 211 на своем языке немецком
        В честь Генриха, баварского герцога.
1255 Замок, мол, из дерева сооружен,
        Не очень прочно стоит на глине он.
        Так что его нетрудно будет захватить,
        Если к этому делу скорей приступить.
        Один мой товарищ замок подожжет,
1260 Когда литовское войско подойдет.
        Так предложил этот предатель,
        Потому что его приятель
        Сразу в замок вернулся тогда,
        Чтобы потом вредить без труда.
1265 Но об этом стало известно,
        Потому что один муж честный,
        Узнав об измене, прибежал
        К замку в слезах и все рассказал
        Братьям. Сказал, что предателей двое,
1270 Причем из этих, так сказать, «героев»,
        Один прямо в замке скрывается,
        А другой в Литве укрывается.
        К Святой Троице 212 все устроили,
        Замок, можно сказать, достроили.
1275 Но король Гедимин все-таки внял
        Словам предателя и осерчал.
        С великим войском он замок осадил
        Машинами, таранами в стены бил.
        Двадцать два дня он старался, но
1280 Пасть замку не было суждено.
        Командир лучников, брат удалой
        Тилеман фон Сунпах, горящей стрелой
        Их знамя поджег, а потом другой
        Ловко пущенной горящей стрелой 213
1285 Метко меж лопаток поразил
        Тракайского короля 214 и убил
        Этого язычника. Тот упал
        И душу свою дьяволу отдал 215.
        Когда тяжесть той потери ощутили
1290 Язычники, они от стен отступили.
        А бывшие осажденные пошли
        И с поля к себе в замок перевезли
        Осадные машины. Их побросали
        Литовцы, когда поспешно отступали.
1295 А Генрих Баварский вознаградил
        Защитников замка: щедро снабдил
        Оружием, снедью, велев им дать
        Собственное их знамя и печать.
        Тем временем брат Генрих Дусемер 216 пошел
1300 По приказу магистра в Литву и вошел
        В землю Вендукен 217, где многих убил
        И, как вражескую, опустошил.
        Там он большую добычу забрал,
        Женщин и детей в неволю угнал.
1305 В год одна тысяча триста тридцать восьмой
        Около Вознесения Девы Святой 218
        Собралось много литовцев и жемайтов,
        Вторглись они в один орденский край и там
        Целых три дня все опустошали.
1310 В войске маршала это узнали,
        И в самый канун Вознесения 219
        Произошло столкновение
        Между доблестными христианами
        И язычниками окаянными
1315 На поле Галекукен 220. Там произошла
        Большая битва, которая унесла
        Жизни тысячи двухсот двадцати
        Тех язычников. Господи прости!
        Зимой триста тридцать девятого года
1320 Стояла очень холодная погода.
        Магистр Дитрих начал осаждать
        Велюону, но вынужден снять
        Был осаду, ибо братья в этом деле
        На сей раз участвовать не захотели 221.
1325 Огорченный магистр отступил.
        Рейнский палатин 222 тогда с ним был.
        Но, привычный к ратному труду,
        Магистр еще в этом же году
        Совершил немало походов
1330 Против языческих народов.
        В тысяча триста сорок первом году для
        Того, чтобы ширилась прусская земля,
        Три широких дороги проложил
        Магистр в земли Литвы. И защитил
1335 Их рвами, чтобы не так легко нападать
        Было врагам, а потом легко отступать.
        Как муж прозорливый, не тратящий слов
        Зря, хотел он отправить своих послов
        В Германию, чтобы оттуда призвать
1340 Наемных солдат и немецкую знать
        В поход на литовцев и русинов,
        Чтобы не докучали так сильно
        Прусской земле, а иначе
        Огонь и меч по ним плачут.
1345 О подобном посольстве шесть недель
        Магистр хлопотал, но это дело
        До успешного конца не довел.
        Много других дел он в то время вел
        И так был во все это вовлечен 223,
1350 Что так и не выслал посольство он.
        В году тысяча триста сороковом,
        Не откладывая дело на потом,
        Магистр Дитрих фон Альтенбург,
        Муж выдающихся заслуг
1355 И добродетелями богатый,
        С дозволения высших прелатов,
        Все обсудив с прецепторами своими,
        Постановил праздновать Девы Марии
        Непорочное зачатие 224. Пусть все знают,
1360 Что в ордене превыше всего почитают
        Деву Марию. Своей чистотой
        И дивной небесною красотой
        Она лишь достойна была матерью стать
        Господа нашего Иисуса Христа.
1365 В то же время тот же самый магистр
        В Мариенбурге 225 довольно быстро
        Мост через реку Ногат построил
        И так хорошо там все устроил,
        Что любой, кто только пожелает,
1370 Проходит или верхом проезжает
        В Мариенбург или обратно.
        Все довольны и всем приятно.
        В Гданьске и в Швеце два замка построил он
        От фундаментов и до самых балконов.
1375 А в году его печального ухода,
        Триста сорок первом, немало народа
        Король Локетек 226 в Торунь отправил.
        Его особу братьям представил
        Князь де Бунцлау 227, а также прибыл
1380 Королевич Карл; третьим с ними был
        Архиепископа гнезненского
        Представитель. Из них ни у кого
        Не было сомнений, что все решено:
        Мир, о котором все мечтали давно 228,
1385 Будет подписан буквально на днях,
        Исчезнут подозрения и страх.
        Встречала там Прусская земля
        Сына богемского короля
        Карла, маркграфа Моравского 229
1390 [И будущего германского
        Императора]. Магистр к нему выходил
        Навстречу, хорошо его принял, почтил.
        Карл пока в Торуни остался
        Там он немного задержался.
1395 А магистр вдруг заболел тяжело.
        И заключение мира пришлось
        На какое-то время отложить.
        Понимая, что приходится спешить,
        Великий магистр Дитрих послал братьев
1400 И великого комтура 230 — передать с ним
        Моравскому маркграфу, что просил
        Магистр навестить его. Навестил
        Карл Дитриха, которого уважал
        И в просьбе его ему не отказал.
1405 Тот в лучшие одежды облачился
        И, сидя на постели, обратился
        К нему с просьбой орден не оставить
        И плечо свое братьям подставить.
        Его попечительству орден поручил
1410 И с добрыми мыслями в Господе почил
        В день Святого Вита 231. Братья же почтили
        Своего магистра и похоронили
        В [Мариенбурге, в] часовне,
        Святой Анне посвященной.
1415 Дитрих орден вознес превыше других,
        Будучи благочестивей остальных 232.
        Если ему за что-то браться случалось,
        Все это непременно осуществлялось.
        Немало добрых дел он совершил,
1420 Для своих добрым и ласковым был,
        А врагам зол и страшен. Литвинам
        Много он навредил и русинам.
        Открытый добру без боязни,
        А ко злу полный неприязни,
1425 Столько имел перед орденом заслуг,
        Что о них по свету разнесся слух.
        Автор всячески его благословляет
        И покоиться с миром ему желает.
        За три дня до того, как славили
1430 Трех Королей 233, магистр с Болеславом 234,
        Польским королем, вечный мир заключили
        А посредниками в этом деле были
        Набожный архиепископ гнезненский 235
        И благородный епископ вроцлавский.
1435 А с орденской стороны епископ Герман
        Вармийский 236 и несколько рыцарей верных.
        Этот мир был с молитвою заключен,
        Клятвами и печатями утвержден.
        Об этом повсюду огласили
1440 И Господу хвалу возносили.
        Тот же самый магистр 237 на следующий год
        Сговорился с Вильгельмом Голландским 238, и вот
        Вместе они на Литву пошли
        И два дня там грабили и жгли.
1445 В той земле всего было полно.
        Множество бед сотворили там, но
        Из-за таяния снегов
        Реки вышли из берегов.
        Трудно стало везде проходить,
1450 И магистру пришлось уходить.
        Тогда же магистр Лютер 239 хорошенько
        Все обдумал и принял решение,
        Которое прецепторы поддержали.
        Замок, который попросту называли
1455 Байербургом, решено было снести
        И на другое место перенести.
        Старый сожгли, а новый возвели
        Вниз по течению в одной миле.
        Все там было почти такое же,
1460 Вот только место было другое.
        Герцог Баварский особо настоял,
        Чтобы замок название сохранял:
        Байерн 240. Но с этим никто и не спорил,
        И его желание исполнили.
1465 В году тысяча триста сорок третьем,
        Когда еще датский король, заметьте,
        В Ревельской земле, как в Дании, правил,
        Вассалы, которых он оставил,
        И воины эстонцев обложили
1470 Такими поборами, что те взвыли
        И в скорби и печали конфликтовали
        С магистром и братьями 241. Их называли
        Эсты и эзельцы 242, чьих жен уводили,
        Девушек насиловали, мужчин били,
1475 Имущество и одежду отбирали
        И трудиться, будто рабов, заставляли.
        Вот поэтому здешние крестьяне
        Подняли против господ восстание.
        Эсты, харриенцы 243, эзельцы послали
1480 Своих послов к королю 244. И умоляли
        Защитить их от стольких гонений
        И невыносимых притеснений,
        А иначе они совсем отчаются
        И тогда уж за себя не ручаются.
1485 А если свободу дали бы им,
        Господу богу и его святым
        Они бы жизнь свою посвятили
        И ничего злого не чинили.
        В один голос старцы и молодые
1490 Жаловались на насилия злые.
        Но это посольство затянулось,
        И много народу обманулось
        И многие беды произошли.
        Сплошные убийства всюду пошли:
1495 Убивали слуг и свободных людей,
        Воинов, женщин и маленьких детей.
        Ливонским магистром был Бурхард тогда 245.
        Со своими братьями, как и всегда,
        Он войско собрал и на Русь поспешил,
1500 Ибо добыть Изенборг 246 решил.
        Русины об этом узнали
        И войско большое собрали.
        Против ордена начали движение
        И с братьями завязали сражение.
1505 И в случившейся там битве злой
        Более ста русинов полегло 247.
        Тем временем магистр Изенборг осаждал,
        В течение восьми дней его добывал.
        Братья и стены, и башни крушили,
1510 Используя осадные машины.
        За пять дней это было по времени
        До праздника Святого Лаврентия 248.
        А в замке одна храбрая женщина
        Творила удивительные вещи:
1515 Перед собой держала без страха
        Забрызганную кровью рубаху
        И не могла быть сражена стрелой
        Или чьей-нибудь вражеской рукой,
        Ибо в руке веретено держала
1520 Она, и нитью его обвивала.
        Такие там чародейства творились 249,
        Пока братья под Изенборгом бились.
        А в это время король Кейстут со своим
        Братом Ольгердом и с боярином одним,
1525 Который им мудрые советы давал 250,
        На Ливонию неожиданно напал.
        Литовцы через Двину перешли
        И в земли рижских вассалов вошли.
        Литовские короли времени не теряли,
1530 Свою армию на три войска разделяли.
        Люди первого на Леневарден пошли,
        Весь край опустошили и пожгли.
        Люди второго к Икскюлю подступили,
        Разоряли и жгли, людей попленили.
1535 Третье войско против Роденпойса 251
        Пошло, и это самое войско
        То же творило, что и остальные.
        Вот так три дня пролетели лихие.
        Много народу они поубивали,
1540 Женщин и детей из края угоняли.
        А потом упомянутые короли
        Узнали, что магистр вернулся и ушли.
        Они переправились через Двину
        Вместе со своим войском и вернулись
1545 Где-то около праздника Девы Святой
        Вознесения 252 благополучно домой.
        А когда магистр на Руси пребывал,
        Люди, о которых я упоминал
        Выше, харриенцы и эсты,
1550 Очередной раз собрались вместе,
        Значительное войско скопили
        И с ним город Ревель осадили.
        Весь тамошний край деморализовали,
        Насилия и убийства процветали.
1555 Прослышав об этом, своих людей
        Магистр Бурхард как можно скорей
        Собрал и вмиг выступил, чтобы унять
        Язычников и по домам разогнать.
        Но те не переставали всем дерзить
1560 И очень хотели Ревель разорить.
        Тогда магистр спросил их через толмача,
        Зачем столько зла натворили сгоряча.
        Те благосклонности магистра искали
        И поэтому вежливо отвечали:
1565 «Магистр! К вашей милости и власти
        Взываем, на тяжкие несчастья
        Жалуясь и на жестокие обиды,
        Которые терпим, а им не видно
        Конца и края. Военные и знать
1570 Нас не перестают жестоко угнетать,
        И мы считаем, что лучше умереть,
        Чем дальше эти насилия терпеть.
        Вот поэтому мы и восстали,
        Чтобы нас больше не унижали.
1575 Нам хоть сколько-нибудь, мы уверены,
        Справедливости будет отмерено» 253.
        Но толмач этих людей обманул.
        Он солгал, и дело так повернул,
        Что они, мол, такое сказали:
1580 «Даже если мы не совершали
        Ничего такого, в чем здесь нас
        Обвиняют, в следующий раз
        Обязательно совершим все равно».
        И тогда магистром было решено
1585 С одобрения всех своих
        Сразу же ударить на них.
        Так что когда они милости просили
        У магистра, их жестоко перебили.
        Говорят, что там пало на месте
1590 Свыше двенадцати тысяч эстов.
        В триста сорок третьем году магистр
        Со своими людьми решил быстро
        Эстонское восстание подавить,
        А восставших харриенцев истребить.
1595 Лютер Стечке, иервенский 254 фогт,
        Направлен был против них, и вот
        Из конвента Вейсенштейна 255 спешить
        Пришлось ему, чтобы дела решить
        Эти и некоторые другие:
1600 Я сейчас и не упомню, какие.
        Прусскому магистру Лютеру доложили
        Гонцы магистра Бурхарда, что учинили
        Эти злодеи и вероотступники,
        Против Христа и правды преступники.
1605 Харриенцы, эзельцы и эсты,
        Сговорившись и собравшись вместе,
        Эстонию хотели разорить,
        Все разграбить и все опустошить.
        На воинов и прочих нападали
1610 И убивали всех, кого встречали.
        В точно назначенный день они хотели
        Ударить на христиан, но не сумели.
        Божье милосердие помешало,
        И само провидение вмешалось.
1615 Ибо за восемь дней до срока эзельцы
        Собрались, но вовсе не так, как харриенцы
        Это задумали и им сообщили,
        А они все иначе осуществили.
        Когда великий магистр об этом узнал,
1620 Он ливонскому магистру сразу послал
        Отряд в семь сотен конных бойцов,
        Отборных и храбрых молодцов
        Под началом страсбургского комтура
        Генриха 256 и Биргелавы 257 комтура
1625 Иоганна Нотгафта. Он Дусемеру
        Приказал расправиться с врагами веры:
        Харриенцев и эстов жизни лишать,
        А заодно и эзельцев истреблять.
        Третьим вместе с теми братьями 258
1630 Был отправлен [Конрад фон Гартов],
        Комтур Энгельсбурга 259. Все эти братья
        С теми, кто должен был сопровождать их,
        Прибыли в Ригу в середине недели,
        Но там задерживаться не захотели.
1635 Ландмейстер войско на три части разделил,
        Одну из них самому себе подчинил.
        Комтур брат Конрад отряд другой
        Возглавил и повел за собой
        К замку Феллин. Третий отряд
1640 Брат Иоганн Нотгафт был рад
        Как можно скорей к Вейсенштейну вести
        И эстам поражение нанести.
        А брат Дусемер в рижском замке остался.
        За три недели ландмейстер постарался
1645 После праздника Мартина Святого 260
        Отряды по стране рассредоточить.
        Вместе с ними были пруссы 261. Их прислали,
        Чтобы эстонские земли разоряли,
        Чтобы старых и молодых убивали
1650 Харриенцев. Так они и поступали.
        Эзельцы в центре болота скопились.
        Со всех сторон они огородились
        Большим и высоким забором,
        Трое ворот были в котором.
1655 А внутри умудрились соорудить
        Мощный острог из дерева. Не пробить
        Было его ни копьем, ни стрелой,
        И поджечь не получалось 262. С такой
        Сильной крепостью им было куда деться,
1660 И там они собирались отсидеться 263.
        Магистр со своими совет держал,
        А потом он прецепторов послал
        Для захвата двух ворот. Те помчались
        И с утра до ночи там сражались.
1665 А сам он во встречном бою схватился
        С эстами, сквозь частокол проломился.
        Две тысячи эзельцев изрубили,
        А частокол сожгли и развалили.
        За день до Великого поста 264 была
1670 Эта битва, с утра до вечера шла.
        Эзельцы к тому времени
        Из собственного племени
        Собственного короля избрали,
        Которого наши там связали.
1675 Потом этого Вессе
        За ноги повесили 265.
        Пока тот частокол завалили,
        Пять сотен христиан там убили.
        А затем прецепторы со своими
1680 И с добычей домой поворотили.
        В середине недели Ливонию
        Христиане оставили, а в Пруссию
        Вернулись к празднику Рождества 266
        На рождественские торжества.
1685 Еще до зимы в Пруссию пришли
        Богемский и венгерский короли.
        С королем Иоанном был его сын 267,
        Маркграф моравский [Карл]. Также не один
        Венгерский король 268 в Пруссию пришел:
1690 Большое войско он с собой привел.
        Прибыли граф Голландский 269
        И граф Гюнтер Шварцбургский 270,
        И не менее двух сотен господ,
        Приведших с собой военный народ,
1695 Который в своих владениях собрали
        И с врагами Христа сражаться призвали.
        С этим большим войском быстро
        В поход выступил сам магистр
        Решили они один замок осаждать
1700 И уже намеревались в Литву вступать.
        Но тут какой-то язычник 271 сказал
        Магистру, что, мол, только что узнал
        Он про очень опасное дело:
        Литовский король решился смело
1705 С большими силами в Самбию ворваться,
        Так что братьям не стоило бы расслабляться.
        Итак, посоветовавшись с князьями, пошли
        Братья назад, на защиту собственной земли.
        Когда литовский король об этом узнал,
1710 Он сразу же Ливонию атаковал,
        Пользуясь тем, что магистра там нет 272,
        И натворил немало всяких бед.
        Одна часть литовского войска ворвалась
        В Митавскую волость. Она называлась
1715 По замку Митава. Его захватили,
        А заодно и замок Доблен 273 спалили,
        Все окрестности разорив,
        При этом многих перебив
        Ни в чем не повинных людей.
1720 А женщин и малых детей
        В жестокое рабство угнали.
        Множество злодейств совершали,
        Огромный ущерб они нанесли,
        А затем к городу Риге пошли.
1725 Узнав об этом от других братьев,
        Брат Дитрих 274 решил парнишку послать,
        Чтобы он со всех ног бежал
        И предупредил бы рижан.
        Но тот не проявил рвения
1730 Исполнять подобное поручение.
        Дитрих за плечи парня встряхнул
        И прямо в глаза ему взглянул.
        Потребовал, чтобы срочно мчал,
        А придя, во все горло кричал
1735 О том, что литовский король идет,
        Который, возможно, всех вас убьет.
        Вскоре и сам [Ольгерд] к Риге подступил,
        Мельницы пожег, все вокруг разорил,
        Что ордену принадлежало,
1740 И, награбив добра немало,
        Подступил к Нойермюллену с утра.
        И настала там такая пора,
        Что оттуда никто не мог уйти,
        Ибо язычники на их пути
1745 С обнаженными мечами стояли
        И живым никого не выпускали.
        Случилось, что купец молодой,
        Спешивший в Ригу и никакой
        Беды не чуявший, в руки попал
1750 К этим разбойникам и испытал
        Страшные муки. Его связали,
        Потом живот ему разрезали,
        И вокруг дерева его водили,
        Пока кишки наружу выходили.
1755 Когда внутренности наземь упали,
        Беднягу от дерева отвязали,
        Швырнули на землю, вокруг толпились,
        Радостно галдели и веселились,
        Его кровью землю орося,
1760 Богам своим жертву принося 275.
        Затем тот языческий народ
        В землю, которую Сегевольд 276
        В просторечии 277 называют,
        Вошли. Грабят и разоряют;
1765 Огромную добычу увели,
        В том числе женщин с малыми детьми.
        Узнав, что литовцы учинили,
        С его подданными сотворили,
        Магистр Лютер так переживал,
1770 Что в умственное расстройство впал.
        И не так удивительно это было,
        Ибо во всем, что тогда происходило,
        Оба короля его обвинили.
        И чешский, и венгерский говорили,
1775 Что все беды по его вине случились
        И что напрасно они так торопились
        В Пруссию в этот крестовый поход.
        Мол, привели они людей — и вот
        Так нигде и не повоевали
1780 И все их труды даром пропали.
        Пока они в Пруссии прохлаждались,
        Литовцы в Ливонии развлекались.
        А они надеждах обманулись больно
        И уезжают очень недовольные.
1785 И не только лишь из их разгневанных уст
        На магистра поклепы сыпались густо,
        Но и отдельные братья подпевали
        Королям, и этим совсем добивали
        Беднягу магистра. По этой причине
1790 Сильно изменилась его речь. Отныне
        Им овладело беспокойство,
        Впал он в душевное расстройство.
        И тот, кто мудростью на советах блистал,
        Дельные решения всегда принимал,
1795 Так необычно вести себя стал,
        Что всех прецепторов перепугал:
        Мол, кто знает, какие желания
        Возникают в таком состоянии.
        И решили, что нужно его охранять,
1800 Иначе магистра можно и потерять.
        Великий комтур и камерарий,
        Великий шпиталер и подскарбий
        Определили слугу, чтобы следил,
        Как бы магистр чего не натворил.
1805 Но слуга тот уж слишком его опекал
        И даже в постах и молитвах отвлекал.
        И так он магистра разозлил,
        Что тот слугу ножом поразил
        И ранил. После этого дела
1810 Всем стало ясно, что можно смело
        Нового гроссмейстера выбирать,
        А о Лютере пора забывать.
        Прецепторам пришлось его попросить
        Отречься и преемника предложить.
1815 А впрочем, Господь его не оставит
        И, даст Бог, здоровье ему поправит.
        Магистр, которого Лютером звали,
        И Кенигом почтительно прозвали 278,
        В Пруссии магистром по счету
1820 Был двадцатым. Свою работу
        Честно выполнял, заботясь о братьях,
        Но внезапно свет разума утратил
        Из-за того, что опустошению
        И величайшему разорению
1825 Курляндские земли подвергались,
        Те, которые именовались
        Доблен 279 и Митава. И в этой местности
        Так же назывались главные крепости,
        Которые язычники захватили.
1830 За это магистра должности лишили
        И комтуром в Энгельсбург отправили,
        Где доживать свои дни оставили.
        Он сам предложил на должность магистра
        Генриха Дусемера. И тот быстро
1835 Был избран, начал умело управлять
        Орденом и язычников приструнять.
        В то время в Мариенбург из Германии
        Прецепторы съехались; из Ливонии
        И из других земель, где располагались
1840 Владения ордена, братья съезжались.
        Там перед лицом ордена всего
        Брат Лютер Кёниг попросил его
        От должности магистра освободить.
        Эту его просьбу удовлетворить
1845 В праздник Вознесения Креста 280
        Господня решили, а потом там
        Был избран упомянутый Дусемер.
        Однако же удивительный пример
        Своей милости Бог нам явил:
1850 Брата Лютера он излечил
        И возвратил ему разум и речь.
        Тот не только достоинство сберечь
        Сумел, но более до самой кончины
        Ни одного проступка не совершил он.
1855 А когда умер он в Энгельсбурге,
        То был погребен в Мариенбурге.

        Шел тысяча триста сорок пятый год.
        Орденский капитул собрался, и вот
        В день святой Люции 281 зачитали
1860 Братьям письмо о том, что избрали
        Госвина фон Герке ливонским магистром,
        А брата Генриха великим магистром.
        Чуть позже поход в Литву оговорили,
        Для чего местность Ангкен 282 определили.
1865 А когда оттуда вернулись, поход
        Предприняли в местность Гермеде 283. И вот
        За зиму в те годы нередко бывало:
        Два и более похода набегало.
        В том же тысяча триста сорок пятом
1870 Году, в четверг, который пришелся там
        На неделю подушного дня 284,
        Два этих литовских короля,
        Ольгерд и Кейстут, пришли
        И с большим войском вошли
1875 В город Растенбург 285, в котором брали
        В неволю жителей; убивали
        Людей там хладнокровно и спокойно,
        В том числе сорок пять самых достойных.
        Город сожгли, а женщин и детей,
1880 За воротами пойманных людей,
        Поровну поделили меж собой
        И угнали в Литву, к себе домой.
        С полудня до ночи это длилось,
        А когда темнота опустилась
1885 Под ее покровом короли
        В языческую землю ушли.
        Вот по этой самой причине
        И на пользу своей отчизне
        Великий магистр Генрих Дусемер
1890 Замок Иоханнисбург 286 повелел
        Соорудить над Писсою рекой.
        В год тысяча триста сорок седьмой
        В пост, в четверг, как рассказчик говорит,
        После воскресенья инвокавит 287
1895 Снова упомянутые короли
        По наущению дьявола пришли
        К Растенбургу вместе со своими
        Родственниками сатаны злыми.
        И много причинили тогда
1900 Христианам горя и вреда.
        А затем в Бартию вступили
        И там свой стан расположили
        Напротив замка Гирдауен 288, где они
        Четыре очень добротные деревни
1905 До основания уничтожили,
        А потом движение продолжили
        К замку Люненборг 289, который осадили.
        Однако братья так замок укрепили,
        Что ничего враги там не добились,
1910 Только жгли дома, грабили и злились.
        Церковь сожгли, пленных набрали,
        Многих женщин в неволю взяли,
        Окрестные деревни пожгли
        И снова к Растенбургу пошли.
1915 С нашей земли они уходили
        И в Вармийский диоцез входили 290
        Вблизи от местечка Резель 291.
        Там безжалостно резали
        Людей, грабили и убивали,
1920 Как и везде, где они бывали.
        Узнав, что литовцы опустошают
        Землю, и на Люненборг нападают,
        Из этого замка поспешили
        Убрать конвент 292. В ордене решили,
1925 Что налоги к ним в казну не поступают,
        Потому что эту землю разоряют.
        И когда язычники ушли,
        В Инстербург конвент перенесли.
        Тамошнее комтурство
1930 Превратили в пфлегерство 293.
        В правление магистра Дусемера
        Языческие короли надменно
        Грозились, что в Самбию войдут,
        Все там разорят и все снесут.
1935 Магистр не хотел этого допустить
        И отправил своих дозорных следить
        За язычниками с войском немалым.
        Но им это дело надоедало
        И казалось не особенно достойным.
1940 Поэтому они вернулись спокойно,
        Понадеявшись, что уйдут короли,
        Но язычники вслед за ними пошли.
        В великий пост 294 в Самбию вступили,
        Всю эту землю опустошили,
1945 Великие бедствия причинив
        И множество пленников захватив.
        Мужчин и женщин из этой земли
        В тоске и в слезах в неволю вели.
        В том году один из королей
1950 К Рагните подступил, и под ней
        Три дня упорно простоял,
        Грабил, жег и все разорял.
        Затем через великий лес прошел
        И в Инстербургскую землю вошел,
1955 Где такие же бедствия чинил,
        Как везде, где до этого был.
        В день Святой Иды 295 к Велау подступили,
        Куда без сопротивления вступили
        Рано утром и все там спалили
2000 Вместе с церковью. Многих убили,
        А потом в землю Волменсем 296 вошли
        И так эту землю порушили,
        Что мало что невредимым оставляли,
        Мужчин и женщин оттуда угоняли.
2005 Без задержки далее пошли
        И в землю Вонсдорф 297 они вошли,
        Где брата Вернера Голландского убили,
        Еще четырнадцать [рыцарей] перебили,
        Не считая множества других павших
2010 И в жестокую неволю попавших.
        Так и под Гирдауеном поступали,
        И все время христианам докучали.
        В году тысяча триста сорок шестом 298,
        Магистр Дусемер, радеющий о том,
2015 Чтобы большую армию собрать,
        Под свои знамена решил призвать
        Комтуров Кульмской земли
        И Померанской земли 299,
        Английских и французских пилигримов
2020 В поход против язычников литвинов.
        Когда прошло не так уж много дней,
        Сорок тысяч вооруженных людей 300
        Отважно двинулись вперед.
        Но сам магистр в этот поход
2025 Не пошел, и в Инстербурге 301 остался.
        Когда с братьями он посовещался,
        Все решили, что для подобного тура
        Довольно будет великого комтура
        И великого маршала 302. Оба рвались
2030 В бой, и впоследствии храбро сражались
        Над Стревой рекой 303, где они схватились
        С язычниками, и жестоко бились.
        В канун обращения Святого Павла 304
        В языческую землю вступили. Славно
2035 Старцев и младенцев там рубили 305,
        А всю их землю огнем палили.
        Но литовский король не дремал,
        Он огромное войско собрал,
        В котором были русины из Смоленска,
2040 Владимира, Бреста, а также Витебска,
        Простолюдины из Полоцка 306. И пошел
        В погоню за маршалом. А тот уже шел
        Обратно с пленниками и с добычей,
        Которую вез с собой, как обычно.
2045 В день Очищения Девы Святой 307
        Сошлись противники между собой
        В битве, в какой еще не бывали.
        Язычники в христиан метали
        Свои палицы, и многих людей
2050 Переранили, как и лошадей.
        Но братья отпор русинам дали
        И многих из них поубивали.
        У нас убили комтура гданьского 308
        И фогта епископа самбийского
2055 Иоганна де Лёве. Погиб весь отряд
        Бывших при знамени — человек пятьдесят 309.
        Язычники спасения в бегстве
        Искали, убегая от мести.
        По упомянутой реке когда их гнали,
2060 До восемнадцати тысяч поубивали 310
        Русских и иных. А это значит,
        Что сам Господь желал нам удачи
        И даровал христианам победу
        В честь Девы Святой, чей образ победный
2065 На наших знаменах изображен 311.
        Силу и веру внушает нам он,
        Душу укрепляя слуг своих смиренных.
        По телам утонувших и убиенных
        И по непрочному льду той земли
2070 Христиане аки посуху прошли.
        Так кончился тот бой
        Над Стревою рекой.
        Перед этим походом, еще до него,
        Магистр с прецепторами, все до одного,
2075 Поклялись Господа отблагодарить:
        В Кёнигсберге монастырь соорудить.
        Когда врага на Стреве разбили,
        Женский монастырь учредили
        И доходами не забыли наделить,
2080 Чтобы монашки могли там достойно жить,
        Днем и ночью Бога благославляя,
        Бенедиктинский устав соблюдая.
        Тот же великий магистр Генрих Дусемер
        Договорившись с прецепторами, сумел
2085 На другой год после этого во славу
        Господа нашего монастырь в Велау 312
        Построить, где, отбросив страхи,
        Благочестивые монахи
        Служат Богу в назначенные часы
2090 По уставу, что дал им святой Франциск.
        Затем брат Зигфрид фон Данфельд 313 в поход
        Пошел на неприятеля, и вот
        [Великий] маршал в землю Эрголен вступил
        И многих тамошних жителей перебил,
2095 А прочим всем пришлось убегать
        Спасения в зарослях искать.
        После битвы на Стреве христиане пришли
        Разорять четыре языческие земли:
        Пернаве, Гесов, Эрголен и Пастов 314
2100 И, такое случается не часто,
        Проделали это за шесть дней
        И почти что бессонных ночей.
        Эти земли так опустошили,
        Что литовцы долго отходили
2105 От этих погромов. И пусть они знают,
        Что наши братья никому не спускают:
        Ни полу, ни возрасту — всем будет беда.
        В Пруссию множество приехало тогда
        Алеманов 315, вместе с которыми были
2110 Многие англичане. Как говорили,
        Томас Офферт 316, решивший послужить
        Пресвятой Деве, чтобы заслужить
        Отпущение грехов своих,
        Тоже присутствовал среди них.
2115 Тем временем брат Зигфрид появился
        В Рагните и на суда погрузился.
        До замков Велюона и Писта
        По Мемелю поднялся он быстро 317.
        Магистр брат Генрих не поленился:
2120 Войско собрал и с ним обратился
        Накануне вознесения Девы 318
        Со своими прецепторами смело
        Против Велюоны, где задержался
        И больше четырех дней оставался.
2125 Язычники в замке растерялись.
        А к ним уже послы направлялись
        С вопросом, не желают ли они
        Свой замок сдать и так лишь сохранить
        Свои жизни, никому не нужные.
2130 Посовещавшись, те решили дружно
        Сдать Велюону на милость магистра
        И сами ему тоже сдались быстро:
        Старые, молодые и дети.
        Магистр приказал их увести,
2135 А замок уничтожить огнем.
        Когда это случилось, потом
        По своей стране распределил
        И в Христову веру окрестил
        Полторы тысячи людей:
2140 Мужчин, женщин и детей.
        А вот сохранили ли они веру,
        Не знаю и не очень в это верю.
        Во времена магистра Дусемера
        Немало удивительных примеров
2145 Событий, жалости достойных,
        Случилось на различных войнах.
        Так, на острове Родис 319 поубивали
        Многих христиан и в плен их похватали.
        И вот, чтобы поведать всем нам о том,
2150 В году тысяча триста сорок восьмом
        Преосвященный архиепископ Стефан 320
        Из Никеи 321 и Армении 322 приехал
        С аббатом ордена Святого Василия 323
        В Померанию. Их обоих пригласили
2155 Рассказать, какие дела случились
        Там, откуда они оба явились.
        Двумя годами раньше вступили
        Турки в Армению, где убили
        Более шести тысяч воителей 324.
2160 Это не считая мирных жителей,
        Которых и сосчитать не смогли
        Христиане. Ну а те, кто пошли
        Туркам служить, свои головы склонили
        Как вассалы, дани больше не платили.
2165 Баварский герцог Людвиг 325.
        Преступный мятеж воздвиг
        Против самой римской церкви святой
        И папы. Иоанн [двадцать второй]
        Его императором не признал,
2170 А потом и анафеме предал 326.
        И еще много лет, так случилось,
        Это непослушание длилось.
        Однажды поохотиться захотел
        Людвиг, но конь, на котором он сидел,
2175 Начал кивать головой и уронил
        Короля на землю, тот переломил
        Шею, и Господу душу отдал 327.
        Как я уже выше упоминал,
        В Померанию приезжало посольство
2180 И встречено было с большим хлебосольством.
        А орденские братья в Оливе
        Торжественную мессу служили
        Памяти Христовых страстей,
        Дабы тела наших людей
2185 Для всяческих добрых дел укрепились.
        Затем воодушевленно постились 328
        Хлебом и водой, а потом,
        В пятницу перед Рождеством 329
        Служки чистить камин пошли
2190 От накопившейся золы.
        Сначала занялась усыпальница,
        За ней последовала и звонница
        С бывшими на ней колоколами,
        А затем и церковь запылала,
2195 И весь монастырь выгорел дотла.
        Вот такая там пятница была.
        Магистр брат Генрих Дусемер
        Являл достойнейший пример
        Заботливо своих опекавшего
2200 И храбро с врагами воевавшего
        Мужа. Меж братьев мир сохранил,
        Орден прославил и укрепил.
        От забот и хлопот скончался он
        И в Мариенбурге был погребен 330.
2205 Был двадцать первым брат Генрих по счету
        В списке великих магистров почетном.
        Брат Винрих фон Книпроде, милостью Божией
        Избранный прецепторами в день Трех Королей 331
        Двадцать вторым великим магистром был,
2210 Всей Прусской земли правителем и слыл
        У подвластных ему жителей учитивым,
        А в среде своих воинов справедливым.
        Врагов отчизны карал беспощадно
        И земли их опустошал нещадно.
2215 Замки и города при нем укреплялись,
        Стенами, бастионами защищались.
        В Пруссии росли новые монастыри,
        Старые усердно ремонтировали.
        Множество войн и битв, без сомнения,
2220 Достойных нашего восхищения,
        Случилось на свете в те времена.
        Тогда и внутри страны шла война,
        Ибо уже не только духовенство,
        Но и плебеи вели себя дерзко,
2225 Больше подчиняясь насилию,
        Чем закона справедливой силе.
        При этом магистре сразу двое
        Пап занимали место святое:
        Урбан в Риме и Климент в Авиньоне.
2230 А кто из них был более достоин,
        Войнами и беспорядками решали,
        И в эти дела всех христиан вмешали.         
        В тысяча триста пятьдесят втором,
        После избрания очередном,
2235 Году, как раз накануне поста,
        Магистр, вдохновляясь силой креста,
        Собрал довольно сильное войско,
        В чем ему помогали по-свойски
        Нюрнбергский бургграф 332, а также господин фон
2240 Оттинген 333. И с этими господами он
        В земли Гесов, Эрголен, Росиен 334 поспешил,
        Где страшные опустошения совершил
        За одну лишь только ночь всего.
        Но после этого у него
2245 Начались проблемы с лошадьми,
        Да и с некоторыми людьми
        Из-за капризов самой природы:
        Ветреной и дождливой погоды.
        Воины в Пастов 335 поворотили,
2250 А оттуда в Рагнит поспешили.
        Магистра грызла большая досада,
        Что этот поход не вышел, как надо.
        Ведь только ушел он из литовской земли,
        Литовские короли вслед за ним пошли.
2255 Над рекою Гильге с великою силой
        Встали они и сразу же поспешили
        К озеру, где и организовали
        Переправу. Озеро называли
        Курише Хаб 336 на языке простом.
2260 Они переправилсь, а потом
        На пять немалых отрядов разделились
        И во время поста в Пруссию ввалились.
        Сначала вышли они к реке,
        Которая звалась Какушкен 337.
2265 Здешние жители их не ждали.
        Первый литовский отряд послали
        В землю Шаакен 338, где те убивали
        Женщин, грабили и пленных хватали.
        Семьсот пленников там захватили.
2270 Второй литовский отряд пустили
        К реке Сопушкен 339, где христиан били,
        После чего своих коней пустили
        В землю Повунден 340, где поступали
        Точно так же, то есть убивали.
2275 А третий отряд по приказу короля
        Перешел реку Таке 341, где была земля
        Кайтен 342. Ее тоже разгромили,
        Так же там всех резали и били,
        И в Литву пятьсот пленных отослали.
2280 Четвертый отряд литовцы послали
        Через реку Дейму 343 переправиться
        И с местными жителями расправиться.
        Так язычники и поступили:
        Четыреста пленных захватили,
2285 Как мужчин и женщин, так и детей.
        Пятый же отряд разбойных людей
        Вдоль озера Курише Хаб шагал
        И тщетно переправы там искал,
        Ибо воды озера разлились,
2290 А морозы еще не начались.
        Переправа не получилась
        И шайка назад возвратилась.
        Затем король смоленский,
        Воин смелый и дерзкий,
2295 Решил, что Лабиау 344 брать будет.
        И уже утром все его люди
        Перед заграждением стояли,
        Которое «сиге» 345 называли.
        Но их отогнали и отбили
2300 Воины, которые там были:
        Хеннинга Шиндекопфа 346 люди,
        О котором речь еще будет.
        Когда язычники к реке убегали,
        Которую Деймою называли,
2305 Многие в этой реке утонули,
        Вдоволь водички из Деймы хлебнули.
        Литовцы искали брод, и тогда
        Пятьсот человек унесла вода
        В озеро, которое Хаб 347 называли.
2310 Многие при переправе погибали.
        Король тоже оступился
        И в реку Дейму свалился.
        Видя это, названный брат
        Хеннинг был чрезвычайно рад.
2315 Короля он сразу же вытащил
        Из реки, на воз его усадил
        И отправил домой, желая угодить
        Королю Кейстуту и сына возвратить 348
        Ему, как от ордена великий дар.
2320 Но того ждал неожиданный удар.
        Когда в Велау привезли его сына,
        Некий язычник по какой-то причине
        Его зарезал; мало того,
        Стыдный член отрезал у него 349.
2325 Видно, опозорить его хотел,
        Раз он такое совершить посмел.
        Братья, в ужасе от такой мерзости,
        Которую сотворили с умершим,
        Решили, что тело его надо
2330 Сжечь по языческому обряду 350.
        Оттуда братья поспешили домой.
        А в это время язычники толпой
        Пруссию опустошали. Кейстут был
        В Каймене, а Ольгерд в Лабиау 351 был.
2335 Ночью они сошлись в условленом месте
        И без потерь поспешно убрались вместе,
        Ушли с пленниками и с добычей большой.
        А брат Хеннинг Шиндекопф за ними пошел,
        У озера Курише Хаб наскочил,
2340 Сорок пять знатных литовцев захватил,
        Не считая тех, которых убить
        Приказал и в озере утопить.
        В году тысяча триста пятьдесят третьем
        От Рождества Господнего, на рассвете
2345 После воскресенья инвокавит 352,
        Как об этом рассказчик говорит,
        Названные литовские короли 353
        С большой компанией 354 под Решель 355 пришли.
        И, когда в эту землю вошли,
2350 Себя по-неприятельски вели:
        Жгли деревни, грабили, убивали,
        Уцелевших в неволю хватали.
        В плен угнали свыше пятисот мужей,
        Это не считая женщин и детей.
2355 Епископский фогт 356 брат Генрих Обарт
        И Генрих Кранихфельд 357, отважный брат,
        Которые с литовцами в бой вступили,
        Вместе с другими в неволю угодили.
        Вместе с другими их путами скрутили
2360 И с прочей добычей в Литву потащили,
        С женщинами и детьми погнали вперед.
        В тысяча триста пятьдесят четвертый год
        Кейстут и Ольгерд со своми боярами
        Пошли к Вартенбургу 358 в землю Грюнелаукен 359.
2365 По той земле с огнем и с мечом прошли,
        Ни муж, ни жена из их рук не ушли.
        В пятьдесят пятом году брат
        Зигфрид собрал большой отряд.
        Перед праздником Очищения Святой
2370 Девы 360 он предпринял в Жемайтию большой
        Достопамятный военный поход.
        Вступил в Медникскую землю народ,
        За пять дней ее опустошил,
        А потом в земли поворотил,
2375 Эрголен и Вайкен называемые
        И столь же жестоко разграбляемые,
        Как и земли других язычников. Вот
        Так прошел последний Зигфрида поход 361.         
        Затем незадолго до Рождества
2380 Весь замок Рагнит выгорел дотла.
        Сразу после праздников магистр
        Новый замок построил быстро.
        Он точно такой же вид имел,
        Как и первый, и тоже сгорел
2385 В том же году пятьдесят шестом
        Между святками и Рождеством 362.
        Однако упомянутый магистр
        По совету прецепторов быстро,
        За четыре недели, на том же месте,
2390 Во второй раз со строителями вместе
        Замок Рагнит полностью восстановил.
        А тамошним комтуром в то время был
        Куно фон Гаттенштейн 363, который
        Воин был храбрый и достойный.         
2395 А на следующий год в день Филиппа
        И Иакова апостолов 364 прибыл
        Магистр Винрих в Рагниту братьям помогать
        Новые укрепления сооружать.
        Замок Шаловис 365 восстановили,
2400 Вырыли ров длиною в полмили.
        Ров тот у самого озера копали.
        Озеро тоже Рагнита называли
        Братья, проживавшие в замке том.
        Когда магистр проходил надо рвом,
2405 Он споткнулся, неудачно упал
        И правую голень себе сломал
        Без сражения и без войны.
        Этим все были поражены.
        Ибо много положил он труда,
2410 И для пользы ордена никогда
        Потрудиться ему было не лень.         
        В январе следующего года, в день
        Святой Агнессы трое королей:
        Кейстут, Ольгерд и король Патрикей 366,
2415 Из земли, которую звали Картен 367,
        С большим войском вошли в землю Алленштейн 368.
        Всю эту землю вокруг опустошили,
        Семнадцать деревень вражески спалили.
        А затем пошли к городу Гутштадту 369,
2420 Где они поступили точно так же.
        После этого коней повернули
        И с триумфом в свои края вернулись.        
        В тысяча триста пятьдесят седьмом
        Году нам стало известно о том,
2425 Что маршал Зигфрид Данфельт объединил
        Свои усилия – так он рассудил -
        С прибывшими в Пруссию на помощь братьям
        Пилигримами рыцарского звания.
        С французами был благородный господин
2430 Де Баркун 370. Из высших лиц он был не один.
        Вместе с французами и англичанами
        И многочисленными алеманами
        Нюрнбергский маркграф 371 там был,
        Который спешно вступил
2435 В литовскую землю. Прибыли они
        К реке Метовен 372, как именовали
        Ее тамошние жители.
        Далее они вместе вошли
        В землю Вайкен и ночью разорили
2440 Ее, позабавившись в большой силе.
        Уже на рассвете выступали
        В землю, которую называли
        Попросту Рогейне 373 жители.
        И там вторую ночь провели,
2445 Огнем и мечом уничтожая
        Язычников, землю разоряя.
        Упомянутый маршал и другие
        Тогда же в Субну и Гальву 374 вступили,
        Там они три ночи стояли,
2450 Так же все вокруг разоряли.
        Из Писты пошли Велюону осаждать,
        Где братья начали палатки разбивать
        Вместе с вышеперечисленными
        Рыцарями многочисленными.
2455 Язычники на них наскочили,
        Полтораста человек убили,
        Еду и питье у них отобрали,
        Возы поломали и разбросали,
        Содержимое вьюков поделили
2460 И с собой в свою землю утащили.
        Много чего они просто так сожгли,
        Много вреда христианам нанесли.
        А затем в день Святого Георгия
        Великий маршал брат Зигфрид, ордену
2465 Послуживший много и очень усердно,
        Вознесший его своими победами,
        Решительный, набожный, святой жизни
        И благородной, окончил свои дни 375.
        Да смилуется господь над душой его!
2470 А после этого в самое Рождество
        Хеннига Шиндекопфа магистр поставил
        Великим маршалом, ибо тот прославил
       
Себя весьма, и не словом, а делом,
        И был мужем набожным и умелым.        
2475 В год тысяча триста шестидесятый
        Нами выше уже упомянутый
        Хеннинг Шиндекопф, который маршалом стал,
        По приказу магистра часто выступал
        В военные походы на врагов веры,
2480 Где их донимал и тревожил безмерно.
        И поплыл он по воде к Велюоне,
        С ним граф Виртхайм 376 и прочие воины,
        Которые тот замок осадили
        И очень сильно его повредили.
2485 Между Рождеством и Святками
        Магистр, занявшись поставками,
        Доставив все, что нужно, и даже более,
        С согласия ордена и врагам на горе
        Соорудил новый замок или бург,
2490 Который попросту звали Винтербург 377.
        А оба войска в готовности стояли,
        Когда стройку закончат, ожидали.
        Тут среди них слух распространился,
        Что в замке Мемель пожар случился
2495 И что весь он сгорел дотла. Узнали
        Это братья и очень горевали.
        А маршал сразу туда послал
        Три сотни людей и приказал
        Кольями все там огородить,
2500 Чтобы то место оборонить
        От язычников непременно.
        И при этом одновременно
        Быстро строили новый дом.
        Тогда же или чуть потом
2505 Магистр известие получил,
        Что краковский король 378 соорудил
        Замок Ронгарт 379 на границах своих.
        Ничего хорошего ждать от них
        Никому и в голову не приходило,
2510 Тем более, что великую силу
        Польский король у себя имел
        И мог натворить всяческих дел.
        Об этой беде срочно сообщил
        Магистр маршалу: мол, соорудил
2515 Король замок, чтобы ордену вредить,
        И все это надо сразу прекратить.
        Великий маршал вместе с фогтом Самбии
        И комтурами Бранденбурга и Бальги 380
        Собрал своих воинов, в поход пошел
2520 И вскоре к этому месту подошел.
        Наши напали, поляков оттеснили
        И все, что те там построили, спалили.
        В защиту ордена в тот же год
        Два замка построили; так вот,
2525 Первый из замков был сооружен
        Комтуром Бальги и им завершен
        Именно так, как он и желал.
        Рунгенбрустом 381 его он назвал.
        Тот же комтур по приказу магистра
2530 Второй замок тоже выстроил быстро
        И им, как и первым, доволен был.
        Название Гребин 382 он получил.
        Осенью в тот же самый год
        Маршал подготовил поход
2535 Против крепости Велюона,
        Которая определенно
        Угрозу для ордена представляла
        И нашим войскам немало мешала.
        С ним был в числе многих других
2540 С множеством воинов своих
        Отто, ландграф земли Гессен,
        Шедший на бой с кличем «Гессен!» 383.
        И все они там охотно сражались,
        Но некоторые с жизнью расстались.
2545 Снарядом убит был храбрый воитель
        Фон Грюненбёрд 384, маршала заместитель.
        Да смилуется Господь над его душой!
        А потом, иногда ведя и встречный бой,
        Крестоносцы к реке Родан 385 продвигались,
2550 Куда с самого начала собирались.         
        В тысяча триста шестьдесят первый
        Год маршал Хеннинг свой зимний первый
        Задумал и осуществил поход
        С позволения магистра. Так вот:
2555 Многие пилигримы помогали
        Ему и с ним совместно выступали,
        В том числе благородный маркграф 386,
        Граф фон Катценелленбоген 387, граф
        Фон Волденц 388 и еще многие другие.
2560 Все эти добрые воины лихие
        Со своими знаменами поступали
        В распоряжение маршала, вставали
        Под хоругвь Святого Георгия,
        А ее, хочу пояснить вам я,
2565 Иоганн фон Калмут 389, благородный воин,
        Нес в руках, и был этой чести достоин.
        Однако им вернуться пришлось,
        Так как язычникам удалось
        Об этом как-то узнать, и были они
2570 Предупреждены и ожидали войны.
        И в ту же самую зиму брат
        Генрих фон Шёнинген 390 двукратно
        Из замка Рагниты выступал
        И на язычников нападал,
2575 Огню и мечу их предавал,
        Жестоко грабил и убивал.
        Вернулся с триумфом и был рад.
        На следующий год маршал брат
        Хеннинг воинов собрав, как ранее,
2780 И летом заготовив заранее
        Продовольствия большие запасы,
        Чтобы потом действовать без опаски,
        Против Гродно задумал пойти
        И хотел реку вброд перейти.
2785 Но язычники ему помешали,
        Перебраться через реку не дали.
        Пришлось маршалу возвращаться,
        От планов своих отказаться.
        В том же войске Томас Спенсер 391 служил,
2790 Который за службу чин получил.
        А вскоре после того, как домой
        Они возвратились, снова на бой
        Маршал своих людей повел
        И из Инстербурга пошел
2795 На Ковно, чтобы язычникам докучать
        И разными способами их донимать.
        Из Инстербурга он пфлегера послал,
        Которого префектом именовал,
        И первого заместителя своего
2800 Впереди войска к реке Мемель для того,
        Чтобы организовать переправу.
        Но никому из них это, право,
        Осуществить так и не удалось.
        Из-за этого маршалу пришлось
2805 От всех своих намерений отказаться.
        Поэтому Спенсеру пришлось остаться
        В прусской земле еще на целый год,
        Ожидая очередной поход.
        И до тех пор он ожидал,
2810 Пока в плен Кейстут не попал.
        В год тысяча триста шестьдесят первый
        Генрих Кранихфельд, отважный и верный
        Орденский брат, а с ним и брат
        Генрих Велер, и славный брат
2815 Герцог Альбрехт 392, захватив с собой
        Двести пятьдесят бойцов, на бой
        В русскую землю Делитц 393 пошли.
        Но до места так и не дошли,
        Ибо реку Нарию 394 вброд перейти
2820 Не сумели, так что решили пойти
        В направлении замка Экерсберг 395.
        А Генрих Велер, храбрый человек,
        Реку вброд все-таки перешел
        И там он язычников нашел,
2825 Которых около пятисот скопилось.
        Среди этих литовцев там находились
        Ольгерд, Патрикий и Кейстут.
        Видя, что не справиться тут,
        Генрих Велер в Экерсберг послал
2830 Гонца сообщить, что повстречал
        Большое войско язычников. Они ждут
        У озера, которое просто зовут
        Вобель 396. О том же доносил
        Брат Хельдрунг. Велер разместил
2835 Дозоры и стражу, и Альбрехта просил,
        Чтобы тот со своими людьми приходил
        И не дал литовцам проскочить
        И Прусскую землю разорить.
        Получив подобное донесение,
2840 Князь сразу отбросил все сомнения
        И прибыл. Теперь братья все вместе пошли
        И вскоре языческое войско нашли.
        Рать с ратью, как водится, сошлась,
        И битва большая началась.
2845 В этой схватке сто тридцать положили
        Язычников, а христиан убили
        Четырнадцать. Обезумев от испуга,
        Литовцы убегали, давя друг друга.
        И среди них бежал, будто шальной,
2850 Патрикий, охваченный паникой.
        Конрад Хоберг, метнув копье, угодил
        В него 397 и на землю с лошади свалил.
        Ханке фон Экерсберг Кейстута задержал
        А префект Экерсберга 398, видя, что упал
2855 Кейстут с коня, стал его поднимать
        И поспешил короля передать
        Под охрану Николая Виндекайма.
        А Кейстут и сам был, наверное, втайне
        Рад из этой мясорубки уйти.
2860 И тут же к ним поспешил подойти
        [Саксонский] князь 399 и пленника сразу
        В Мариенбург под крепчайшей стражей
        Доставил. Магистр и братья
        Готовы были в объятья
2865 Его заключить, радовались удаче,
        Которую Бог им послал, не иначе,
        Причем именно в такое время,
        Поскольку в воскресенье апреля 400
        Кейстут был захвачен и пленен.
2870 А после этого заточен
        В некоей башне, которую охраняли
        Двое братьев только днем, но не ночами.
        Обнаружив в стене дыру, расширять
        Он ее стал, разрыхлять и ковырять,
2875 А извлеченный материал
        Слуге тайно выносить приказал.
        И побег, мысль о котором выносил
        Кейстут уже давно, он осуществил.

        Темной ночью он протиснулся
2880 Через дыру и в ров спустился
        По совету слуги, который звался
        Альф 401. Он христианином считался,
        Но из язычников происходил.
        Альф короля утешал и любил.
2885 Все подготовив, принес потом
        Ему белый плащ с черным крестом.
        И в этой орденского брата одежде
        Кейстут, пребывая в великой надежде,
        На лошадях, которые принадлежали
2890 Великому комтуру и резво бежали,
        Поехал по указанной ему дороге
        И вот так он благополучно унес ноги.
        Но по пути некий орденский брат
        Встретился ему, и был его рад
2895 По-братски дружески приветствовать.
        А Кейстут, чтобы соответствовать
        Своему облику, ему тем же ответил,
        И тот ничего не понял и не заметил.
        Позднее припомнил он и рассказал,
2900 Как выглядел тот, кого он повстречал,
        И все же он короля не узнал,
        Поскольку в лицо его и не знал.
        Кейстут же в лес Либстат 402 углубился,
        Там в каком-то болоте укрылся
2905 И до самой ночи там просидел,
        Отпустив лошадей, как и хотел 403.
        А затем в ночной темноте он бродил,
        Пришел к реке Дрвенце, ее переплыл
        И быстро до Мазовии добрался,
2910 Где он у своей сестры 404 оставался
        Некоторое время и, наконец,
        В Литву возвратился вчерашний беглец.
        А там его уже в пуще встречали
        Посланцы, которые приезжали
2915 В Мариенбург 405. Он вышел к ним пешком,
        Уставший и с одним лишь узелком.
        Не теряя времени, короля
        Посадили на доброго коня
        И домой поспешили. Без сомнения,
2920 Все были рады его возвращению.
        А вскоре Кейстут литовцев собрал
        И с ними на Йоханнисбург 406 напал.
        Эту крепость он захватил,
        Разорил и в прах обратил.
2925 А узнав, что префект замка вместе
        С товарищем укрылся в привете 407,
        Это укрепление захватил
        И обоих братьев в плен захватил.
        Префекта звали Иоганн Колин.
2930 Король Кейстут был, видно, доволен
        Тем что перед этим замком натворил:
        Много зла он христианам учинил.
        Затем король к Экерсбергу подступил.
        Префект Хадемар, видя его силу,
2935 В секрете 408 с прочими укрывался
        И ожесточенно отбивался.
        Нескольких литовцев дротиками прошил
        И собственной рукою их жизни лишил.
        Затем король Кейстут в поход собрался
2940 В район, который Вишер 409 назывался
        И уже к Пруссии относился.
        Но слух об этом распространился
        И до префекта Растенбурга дошел,
        Который с префектом Бартена прошел
2945 Обширную пущу. Они повстречались
        С литовцами, которые собирались
        Идти на штурм, но пока еще были
        В лагере. Префекты приободрили
        Своих коней, быстро реку перешли
2950 И с Божьей помощью на сушу пришли.
        Литовцы как раз отобедать хотели,
        Но тут на них крестоносцы налетели.
        В том бою неприятелю жару дали,
        Щиты и мечи у него отобрали.
2955 Потом литвины тыл показали,
        А христиане их догоняли 410.
        Брат Вернер фон Виндекейм 411 в этой стычке
        Столкнул с коня короля; тот привычно
        Встал, свои палицу и копье схватил,
2960 Ими рыцарского коня поразил.
        Даже при таком положении дел
        Дойбан 412 все-таки атаковать хотел
        И, хотя конь его и сбросил,
        Своих намерений не бросил.
2965 Конь Николая Виндекайма
        Идти не мог, ибо был ранен.
        Спешенный Николай подбежал,
        На пешего короля напал,
        Очень сильно желая литовца проткнуть.
2970 Тот оружием защитился и крикнуть
        Успел: «Прекрати на меня нападать!»
        А тот: «Что может мне помешать
        Мстить язычникам?». И снова напал.
        Король на это ему отвечал:
2975 «Прекрати! Я — Кейстут. Следуй за мной:
        Я тебя одарю щедрой рукой».
        Но тот и слушать его не желал
        И без запинки ему отвечал:
        «Мои господа за один час мне дадут
2980 Побольше, чем твои за всю жизнь соберут».
        И король попросил, чтобы ему дали
        Коня, сел на него и ехал в печали.
        По дороге они юношу встретили,
        Которого сразу и не заметили,
2985 Верхом на лошади, он на ходу
        Другого коня вел на поводу.
        Король поравнялся с ними и вот
        Он парню сказал: «Проезжай вперед».
        А тот отвечал ему: «В этой пуще
2990 Я сзади поеду — так будет лучше».
        Жаждой славы и подвигов обуяны,
        Николай Виндекайм вместе с Иоанном
        Экерсбергом короля поймали,
        В свой лагерь отвели и держали
2995 Под крепкой стражей 413. Туда же народ
        Понемногу собирался, так вот:
        Многие ранеными оказались,
        А некоторых и недосчитались.
        На следующее утро умер от ран
3000 Префект Бартен[штейна], а еще один брат
        Вместе с другими девятью
        Товарищами пал в бою.
        Сто литвинов замертво полегли 414,
        Многим тяжкие раны нанесли.
3005 Двести коней без всадников остались,
        И христиане себе их забрали
        Вместе с другой большой добычей. Затем
        О поимке Кейстута забыв совсем,
        Магистр своего обувщика 415 послал
3010 В Рагниту, и тот комтуру рассказал,
        Как под видом орденского брата
        Кейстут сбежал, а ведь он когда-то
        В доме магистра 416 сидел в тюрьме,
        Но уже был себе на уме.
3015 Брат Генрих фон Шёнинген получил
        Приказ от магистра и отрядил
        С позволения прецепторов
        Разных рабочих и мастеров,
        Чтобы те выполнили измерения
3020 И получили точные сведения
        О Ковенском замке. Чтобы ширину
        Определили, а также глубину
        Замкового рва; чтобы измерили
        Высоту замка и стен, проверили
3025 Все эти данные и доложили
        Магистру, чтобы потом мастерили
        Машины и тараны. Их с собой
        Магистр возьмет следующей зимой,
        Когда он намерен поход совершить
3030 И замок Ковно непременно добыть.
        Под руководством названного брата
        Пруссы и прецепторы того края
        Приобрели и имели по праву
        Большое уважение и славу.
3035 В том году Люпус фон Балдерсхейм 417, великий
        Комтур и Хенниг Шиндекопф 418, великий
        Маршал, задумали на замок Ковно поход 419.
        Как задумали, так и поступили, и вот
        Магистр и упомянутые братья,
3040 И другие, о ком должен сказать я:
        Ортольф фон Трир, Эльбинга комтур
        И великий шпиталер 420; комтур
        Христбурга и нынешний трапиер 421; фогт
        Самбии Рутгер фон Эльнер 422, Куно фон
3045 Хаттенштейн 423; Фрик, комтур Бальги 424 со своими
        Отрядами, и ополчение с ними
        Не только из собственных земель.
        С ними было множество гостей
        Из Италии, Алемании,
3050 Англии. Когда всех собрали их,
        На корабли все воинство погрузили
        И с попутным ветром Мемель переплыли.
        Тихо миновав Велюону и Писту 425,
        Пониже Ковно пришвартовались быстро
3055 И там до третьего дня стояли,
        Поскольку мостки сооружали.
        На третий день на сушу вышли легко
        От Ковенского замка недалеко.
        Кейстут готов был замок оборонять
3060 И большое войско поспешил собрать,
        Но наши вынудили его отступить.
        И магистр успел замок Ковно окружить
        До воскресенья Реминисцере 426. Стали
        Копать христиане и прокопали
3065 Большой ров до самой реки Нерга 427
        Ниже по течению Мемеля.
        Окопавшись вокруг городков
        Или шанцев, мощный частокол 428
        Христиане успели соорудить,
3070 Чтобы друг другу на помощь приходить,
        Замок Ковно непременно захватить
        И скорее умереть, чем отступить.
        По приказу магистра и в силу своей
        Должности маршал расставил своих людей,
3075 Каждому его место указал.
        Один отряд он на остров послал,
        Чтобы тот корабли сторожил,
        Других же бойцов распределил
        Более или менее ровно,
3080 Расставив их вокруг замка Ковно.
        А самых отважных отобрали,
        Чтобы те частокол охраняли.
        Машины маршал приказал на ту
        Же самую поднимать высоту,
3085 Что и сам Ковенский замок,
        А тот был довольно высок.
        Однако вскоре христианам пришлось
        Менять местоположение: нашлось
        В крепости довольно много снарядов,
3090 Которые так и сыпались градом
        И очень сильно им докучали.
        Тем временем [из бревен] связали
        Новую машину военную,
        Большущую и здоровенную.
3095 Магистр карпентариорум 429 занимался
        Этими механизмами, а сам он звался
        Мариенбургский мастер Марквард.
        Сооруженный им агрегат
        При осадах успешно применялся
3100 И попросту тумелер 430 назывался.
        С его помощью быстро своротили
        С замковой стены и вниз уронили
        Одну из башенок. Эта стена
        Была к реке Мемель обращена.
3105 Такую же машину изготовил
        Плотник из Кёнигсберга, построив
        Ее для магистра Матиаса. Разбила
        Машина другую башню и повредила
        Ту стену замка, которая была
3110 В сторону реки Нерги обращена.
        И у страсбуржцев 431 очень мощные были
        Машины. Ими они стены крушили.
        А плотник Марквард, который
        Эту машину изготовил,
3115 Сказал, что башню надо поднять
        От самого рва, чтобы сравнять
        Ее высоту со стен высотой,
        Поставив ее рядом со стеной.
        Мастер Матиас, который был
3120 Из Эльбинга, тут же предложил
        С восточной стороны спустить
        Башню вниз и расположить
        Там, где спокойно и открыто
        Стояли братья из Рагнита.
3125 А король Кейстут 432 у Мемеля стоял,
        С растущей тревогой за всем наблюдал
        С большою толпой приближенных и смердов 433.
        У Нерги же стояли люди Ольгерда.
        И сам Ольгерд тоже там был,
3130 Совещания проводил
        С братом, срочно обдумывая, как им быть
        И как замок от осады освободить.
        А магистр с прецепторами своими
        Задавался вопросами другими:
3135 Как с башен зубцы посшибать,
        Неприятеля напугать
        И с помощью креста и веры
        Ковно захватить уверенно.
        Посовещавшись, магистр
3140 Велел ров засыпать быстро
        И на этом же самом месте возвести
        Ступенчатую постройку 434 и довести
        Ее до уровня крепостной стены.
        И с этой постройки воины должны
3145 По мосту на стены замка вступить,
        А потом и сам замок захватить.
        Язычники это тоже понимали
        И длинные брусья со стен выдвигали,
        Не давая подъемный мост опустить.
3150 А тевтоны на язычников давить
        Ни днем, ни ночью не прекращали
        И передохнуть им не давали.
        Те, однако, крепко замок защищали
        И немало христиан поубивали.
3155 Башенка стояла у Нерги реки,
        В которую сверху вели ступеньки.
        Язычники вниз по ним спускались
        И так до башенки добирались,
        Откуда христиан поражали
3160 Снарядами. Но не испугали
        Мастера Маркварда, не таков он был.
        Всю их ярость очень быстро укротил:
        Он попросту смел их в реку Нерга,
        Будто листья липового древа.
3165 Пруссы и алеманы подступили
        К одной из башен, где стену крушили
        И зажгли один дом 435. Для его обороны
        Слетелись язычники, как будто вороны,
        Ибо внутренняя стена наклонилась
3170 Так, что с нее уже многие свалились.
        На язычников отважно нападали
        Христиане, ранили и убивали.
        И так они предзамчье захватили.
        Язычники оттуда уходили.
3175 Но и христиан там погибало
        Вместе с язычниками немало.
        И никто из тех, кто туда входил 436,
        Живым не ушел, ибо поглотил
        Огонь их всех. Пока алеманы галдели
3180 И толпились в проломе, заживо сгорели
        Фогт Морунгена 437; Иоганн
        Родом из Ценно, алеман 438,
        И еще двое отважных братьев -
        Как их жаль, не могу передать я.
3185 Сгорело и эльбингское знамя 439,
        Которое в бою было с нами.
        А многие пилигримы, что там были,
        Очень сильные ожоги получили.
        Прямо на замок с хоругвью своей
3190 Отважно двинулся граф фон Спонгейм 440.
        Вслед за орденской хоругвью наступали
        Многие пилигримы, сопровождали
        Графа Герхарда Вирнеборга двое
        Представителей рода Гогенлоэ 441.
3195 Вслед за штандартом Рагниты шагал
        Георгий фон Хиртенберг 442 и держал
        В руках хоругвь Святого Георгия.
        А великий маршал, замечу вам я,
        Машины и прочий инвентарь сберегал,
3200 Под хорошей охраной все это держал.
        Брат же Марквард новую машину там
        Поставил, где была первая, и сам
        С ее помощью ужасно крушил
        Стену замка, и так ее разбил,
3205 Что все там обваливаться начало.
        А наше войско уже изнемогло
        Из-за длительного пребывания
        На жаре. Это солнцестояние
        Длилось целых четырнадцать дней.
3210 И, чтобы зря не мучить людей,
        Магистр, выслушав прецепторов советы,
        Решил, что лучшим в положении этом
        Будет штурм. Вдоль замковых стен стояли
        Камнеметы, которые метали
3215 Снаряды; тараны колотили
        В стены и повсюду их крушили.
        Жители замка проломы забивали
        Изнутри, снаружи же их отгоняли.
        И вот в Пальмовое воскресенье 443
3220 Братья произвели окруженье
        Замка со всех сторон
        И ринулись в пролом,
        Который своим тараном пробил
        Мастер Марквард. Напомним, что он был
3225 Из Мариенбурга. Этот пролом
        Казался удобным в замок путем.
        Сквозь этот пролом стрелами осыпали
        Христиан язычники и досаждали
        Очень. Много вреда нашим причинили
3230 И пристенок как следует защитили.
        После этого совет состоялся.
        Магистру сказали, чтобы пытался
        Расширить брешь. Он приказал, труды
        Не жалея, работать до среды
3235 Великой недели 444, работать срочно,
        Брешь расширяя как днем, так и ночью.
        Когда Кейстут понял, чем это грозит,
        Решил, что с магистром переговорит.
        Друг другу охранные грамоты дали,
3240 И вскоре они друг пред другом стояли.
        И так Кейстут магистру сказал:
        «Ты никогда бы замок не взял,
        Как бы ты к этому не стремился,
        Если бы я внутри находился».
3245 Магистр таким заносчивым речам
        Слегка удивился и отвечал:
        «А почему же ты замок покинул,
        Как только я к стенам войска придвинул?»
        «Потому что мои главные силы
3250 Без вождя в это время были.
        И я вместе с помощниками своими
        Обязан был воссоединиться с ними 445».
        Подумав, магистр сказал: «Хорошо!
        Посмотрим, что будет, когда ты вошел.
3255 Можешь с собой, кого хочешь, захватить
        И с ними в замок свободно заходить.
        А я надеюсь, что Бог нам поможет,
        И ты удержать свой замок не сможешь».
        Кейстут на эти слова ему отвечал:
3260 «Как будто все так просто: пошел и попал.
        Замок частоколом и рвом окружен».
        Почувствовав, что увиливает он,
        Магистр сказал: «Дай мне честное слово,
        Что, когда мы с тобой увидимся снова,
3265 Ты в чистом поле сразишься со мной -
        И я все шанцы сравняю с землей».
        Но тут король растерянно замолчал
        И ничего магистру не отвечал.
        И магистр более не говорил
3270 Лишних речей, а просто заявил:
        «Если королю нам нечего сказать,
        Может он обратно к своим уезжать».
        В то время из замка выходил
        Русский по имени Михаил,
3275 А в руках своих он нес охапку стрел
        Для устройства с названием самострел 446.
        Через него боярин Гилгут Генегут 447
        Сообщал, что те люди, что в замке живут,
        Осажденные, терпят большую нужду,
3280 Однако вовсе не сетуют на судьбу,
        Готовят снаряды, чтобы защититься,
        И не расстаются с надеждой отбиться.
        Магистр 448 со своими людьми поговорил
        И потом деревянный дом соорудил
3285 Высотой со стену, подвел
        К тому месту, где был пролом,
        А потом поджег его 449. Подтащил
        Плотник, который всем руководил,
        К тому пролому таран. А литовцы
3290 Не могли даже выглянуть за зубцы,
        Ибо по ним так снарядами лупить
        Не прекращали, что пожар потушить
        Они не могли. Видно, Христос пожелал,
        Чтобы в тот самый день, когда он умирал 450
3295 И они погибли. Приказали
        Плотникам, чтобы сооружали
        В пасхальный сочельник 451 другой дом
        На том же месте, и чтобы в нем
        Все было так же. Чтобы не мешали
3300 Им, это строительство охраняли
        Люди бранденбургского комтура.
        И другие осадные туры
        Охранять этим же людям поручали
        Но они зазевались и проморгали,
3305 Что стена от ударов кренится
        И готова вот-вот завалиться.
        А там стояли восемьдесят мужей
        С кёнигсбергским комтуром 452. Он поскорей
        Крикнул им, чтобы отбегали,
3310 Опасности себя не подвергали.
        Стена все же рухнула, но не задела
        Она христиан. Это дивное дело
        Милости Божией мы припишем,
        О коей не раз еще услышим.
3315 А войско, видя, что стена завалилась,
        Тут же в открывшуюся брешь устремилось.
        Упомянутый брат Ортольф с людьми
        Из Бранденбурга первыми пришли
        К пролому. И, отбросив страх,
3320 У язычников на плечах
        В замок вбежали. А маршал приказал,
        Чтобы никто наружу не выпускал
        Язычников из того пролома,
        Где они защищались упорно.
3325 Язычники видят, что никто не придет
        Им на помощь, и их замок вот-вот падет.
        Христиане же таскают древесину,
        Собирают хворост, дрова и лучину
        И замок поджигают уже так,
3330 Что его не потушить им никак.
        А те христиане, что внутрь вошли,
        Выйти обратно уже не смогли
        И погибли с язычниками вместе
        На этом истинном пиршестве смерти.
3335 Замок пал 453. Некоторые сбегались
        К воротам, которые располагались
        У реки Нерга. Но там брат Генрих встал,
        Комтур Рагниты, и он не выпускал
        Никого живым. А тех, кто со стен сбежал
3340 Замковых, брат Бурхард фон Мансфельд 454 поражал,
        Который тоже никого не щадил.
        И только Войдату 455 он жизнь сохранил,
        Сыну Кейстута — его забрал в плен он.
        Кроме Войдата, вего уцелело
3345 Язычников тридцать шесть человек ровно.
        Это были все выжившие из Ковно.
        В бою там шестьсот человек убили,
        Но это не все, которые там были:
        Многие в пожаре погибли сами,
3350 Многих просто задавило камнями.
        Думаю я, что литовцев там пало
        Тысячи три с половиной — немало!
        Христиан же погибло две сотни.
        Вдохновленные, запели они:
3355 «Радуйтесь, христиане, и восхваляйте
        Господа, а язычники возрыдайте.
        Аминь». А во время штурма Ковно
        Оба короля литовских, словно
        Громом пораженные, стояли
3360 На вершине горы. Наблюдали
        За происходящим в большой печали
        И горевали, что не помешали.
        Об одном они магистра умоляли:
        Чтобы список пленников им передали.
3365 Магистр это с маршалом согласовал
        И велел писарю, чтобы указал
        Литовских пленников имена
        И их точное число сполна.
        В списке было тридцать шесть человек,
3370 А остальным не воскреснуть вовек.
        И короли от жалости рыдали,
        Ибо многих имен не увидали,
        И не имели они никогда
        Таких потерь своего народа 456.
3375 А магистр со своими ликовал
        И Господа Бога восхвалял.
        В пасхальный сочельник дикий кабан
        Языческого короля 457 напугал 458.
        Один язычник настолько был мил,
3380 Что магистра и маршала почтил,
        А также и епископа Самбии,
        Думая, что недоедают они.
        Чтобы угостить и их и их людей,
        Пожертвовал двенадцать жирных свиней
3385 И одну корову тощую. Сказал:
        «Я, конечно бы, намного больше дал,
        Если б был поближе к дому своему.
        Вы уж простите меня поэтому».
        Пасхальный день с утра весь люд собрал
3390 На мессу, которую отправлял
        Самбийский епископ Варфоломей 459.
        И тот поблагодарил всех людей,
        Ордену все грехи отпустил
        И отпущение огласил.
3395 Призывал Господа Бога восхвалять
        И сам пел, продолжая осуществлять
        Священный обряд. С благоговением
        Все принимали благословения
        Епископа бенедиктинцев 460. А потом
3400 Все это закончилось праздничным столом.
        При этом каждый пошел к себе 461.
        А когда закончился обед,
        Звуками труб крестоносцев созвали.
        Вместе с магистром они зашагали
3405 К остатку крепостной стены.
        Это свидетельство войны
        Еще стояло, упасть ему не дали:
        Деревянными брусьями подпирали.
        И эту стену магистр своротил:
3410 Обломок рассыпался, запылил,
        Ибо время славы Ковно прошло.
        В понедельник это произошло 462.
        Маршал до самого острова большой
        Вырыл ров и заполнил его водой 463
3415 Мемеля. Язычники рядом бродят
        И видят, что христиане уходят.
        Сразу они стали частокол разбирать,
        Потом спешно бросились наших догонять,
        В напрасной надежде их настичь
3420 И хотя бы последних схватить.
        Но христиане без потерь отступали
        С Божьей помощью и мосты разобрали.
        Эти мостки опирались на корабли,
        По которым они аки посуху шли.
3425 А маршал по приказу магистра
        Всех по судам распределил быстро,
        Чтобы после окончания мессы
        Безопасно им отплыть честь по чести.
        С большой радостью и спокойно
3430 Корабли отплыли домой, а
        Жители Писты и Велюоны 464
        И окрестностей, потрясенные
        Тем, что крепкий замок пал прахом
        С немалой тревогой и страхом
3435 На столь великую победу взирали,
        Которую небеса нам даровали.
        В триста шестьдесят третьем году великий
        Магистр Винрих и совместно с ним великий
        Комтур Люпус Балдерсхейм, брат
3440 Маршал Хеннинг Шиндекопф, брат
        Ортольф фон Трир 465 и другие на остров,
        Который люди называли просто
        Готис 466, отправились, ибо тут
        Новый замок построил Кейстут.
3445 Этот замок до основания сожгли,
        Так же, как и мост, огнем уничтожили.
        А тем временем от Велюоны магистр
        Вместе с войском направился к замку Пистен,
        Который до основания спалили.
3450 А после обеда кораблем приплыли
        К Велюоне. Там засеки посжигали,
        Где язычники шанцами окопались.
        А магистр машину выставлял,
        С помощью которой штурмовал
3455 Мощнейшими ударами этот замок
        И взял его на четвертый день осады.
        Тамошний староста Гаштольд,
        Который был ошарашен
        Всем этим, хотел переговорить
3460 С магистром, но ему осуществить
        Это не удалось. Свою руку дал
        Маршал Гаштольду и так ему сказал:
        «Не хочу, чтобы обвинили
        Меня в том, что тебя убили» 467.
3465 И старосту действительно убили,
        С ним многих язычников уложили,
        А пятьсот литовцев поймали
        И в неволю к себе угнали.
        На пятый день вернулись из похода
3470 К радости всего нашего народа,
        А всех, кого на пути встречали,
        Связывали или убивали.
        Вскоре после этого
        Магистр и прецепторы
3475 Предприняли новый поход:
        С большим войском пошли вперед.
        Варфоломей, епископ самбийский,
        Господин Руперт, герцог баварский 468,
        И многие храбрые рыцари
3480 Тоже вместе с ними в поход пошли.
        Магистр Винрих на своем пути
        Вверх по реке собирался пройти 469,
        А герцог рвался в самое сердце
        Литовской земли — задать им перцу.
3485 Великий маршал предусмотрителен был
        И дороги заранее приспособил.
        В праздник Святой Агнессы 470 братья вошли
        В землю Эрголен и обнаружили,
        Что ее жители предупреждены,
3490 Но не прекратили начатой войны.
        Уже на пятый день, как маршал приказал,
        Вошли в землю Парвен 471, о которой он знал,
        Что здешние жители не ожидают
        Набега, потому что они считают,
3495 Что за пять дней нашим будет нелегко
        И невозможно зайти так далеко.
        Многих литовцев тогда убили
        И многих в неволю захватили.
        Комтуры Рагниты и Остероде 472
3500 Тоже участвовали в том походе.
        Они потом на три мили выше прошли
        И к языческому становищу пришли,
        Обнесенному крепким забором.
        Однако братья сильным напором
3505 Засеки разбили, потом разграбили
        И выжгли все это место близ Лабимо 473.
        Довольно быстро обернулись
        И потом к магистру вернулись.
        А тот со всем войском дорогою шел,
3510 Которой отряд из Рагниты прошел,
        Так что прибыл уже на пепелище.
        Братья повсюду язычников ищут
        И всех, кого на пути встречают,
        Хватают или же убивают,
3515 Причиняя литовцам много вреда.
        Потом сошлись вместе и пошли тогда
        В землю Лабимо, где переночевали.
        Уходя оттуда, все там посжигали,
        Женщин, детей и мужчин увели,
3520 Стариков и больных прикончили.
        А на третий день магистр вступил в землю,
        Которую литовцы звали Жеймен 474.
        Эту землю тоже опустошили,
        Все строения вокруг подпалили.
3525 Дым от пожаров этой земле
        Увидели бывшие в Литве
        Ливонские братья. Они тогда
        Отдельным войском прибыли туда.
        А в это время вдруг появился
3530 Какой-то слуга и представился.
        Ханке Пасхедах 475 он имя носил
        И якобы христианином был
        И ливонского маршала слугою.
        Однако что-то в нем было такое,
3535 Что во всем ему сразу доверять
        Не стали, а начали проверять.
        Когда его о Ковно спросили,
        Скольких язычников там убили,
        Он ответил верно: «Говорят,
3540 Что их было триста пятьдесят».
        Магистр же с места не сдвигался,
        Четыре дня там оставался,
        Пока комтур Бранденбурга не прискакал
        С пятью пленниками и магистру сказал,
3545 Что в лесу ливонских рыцарей нашли.
        Затем еще пять хоругвей подошли
        Во главе с маршалом, который сказал,
        Что он сам только лишь недавно узнал,
        Что еще пять дней тому назад
3550 Магистр 476 и большой его отряд
        Находились совсем недалеко,
        И ему было довольно легко
        С ним встретиться. [Великий магистр] приказал,
        Чтобы ливонского магистра тот позвал
3555 Прибыть к нему. Время для этого пришло,
        И это бы ордену на пользу пошло.
        Тогда оба магистра вместе собрались
        И на тайной вечере советовались,
        Чтобы проницательно определить,
3560 Как им весь языческий край разгромить 477.
        Потом они разъехались снова.
        Ливонец тогда же был готовым
        Всю эту землю уничтожать,
        Но магистр Винрих поддержать
3565 Его не хотел, сказав, что не хочет
        Торчать здесь дольше, чем четыре ночи.
        Не пожелал дольше оставаться
        И велел всем своим собираться,
        Чтобы в другой языческий повят идти.
3570 А потом комтур Рагниты препроводил
        Названного слугу Ханке быстро
        К самому ливонскому магистру.
        Магистр же, когда его увидал,
        Комтуру сказал, чтобы покарал
3575 Этого человека по заслугам,
        Потому что никакой он не друг нам.
        Ханке о пощаде умолял
        И братьев отвести обещал
        Туда, где можно литовцам навредить
3580 И много мужчин и женщин истребить.
        Но было уже слишком поздно.
        Магистр потребовал грозно,
        Чтобы предателя убили.
        Братья так с ним и поступили.
3585 Вот так образовался союз магистра
        Прусского и ливонского магистра.
        Второй из них к первому обратился
        За помощью, и помощи добился.
        Винрих обратился к своему войску,
3590 Бывшему в настроении геройском,
        И многие прусские воины
        Потом отправились в Ливонию.
        На пятый день прецепторы с магистром
        В землю Свилоне 478 отправились быстро
3595 И в землю, которая называлась
        Сетен 479 и над рекой располагалась
        Нергой 480. Там они некого захватили
        Священника 481, которого убедили
        Отвести их в такое место,
3600 Где в одну кучу сбились тесно
        Язычники сразу из трех земель
        И напасть на них нетрудно суметь.
        Магистр с прецепторами совет держал,
        Потом комтуру Рагниты приказал,
3605 Самбийскому фогту и другим
        Кульмской земли комтурам многим,
        Чтобы они выдвигались вперед
        И шли в ту землю, куда поведет
        Их упомянутый священник.
3610 Итак, на шестой день, в сочельник
        Вознесения 482, эти мужи пришли
        В землю Варлов 483, где в большом лесу нашли
        Жителей трех деревень этой земли,
        Которые туда прятаться пришли.
3615 И когда они магистра увидали
        И прецепторов, то сразу убежали
        Из той деревни, которая стояла
        Над болотом и кустами порастала.
        Первую деревню решили спалить
3620 И задумались: может быть, отступить,
        Чтобы поскорее назад возвратиться?
        Но потом решили присоединиться
        К мнению рагнитского комтура брата
        Генриха Шёнингена, а также брата
3625 Бурхарда Мансфельда, доблестного мужа,
        Что отступить сейчас будет только хуже.
        Войско поспешно оттуда ушло
        И снова за священником пошло.
        Через полмили они нашли
3630 Еще две деревни, жители
        Которых оттуда убежали.
        Вместе с ними, как потом узнали,
        Бежали и из другой деревни люди,
        Опасаясь того, что с ними будет.
3635 Наши же за проводником шли
        И всех сбежавших вскоре нашли.
        Те из них, у кого кони имелись,
        Так в разные стороны разлетелись,
        Что из Рагнитской хоругви там осталось
3640 Всего человек восемь — самая малость.
        Остальные язычников гнали,
        Женщин, мужчин и детей хватали,
        Сразу же убивали одних,
        Уводили в неволю других.
3645 Описанный здесь рейд совершился быстро,
        Ночью прецепторы прибыли к магистру.
        Магистр и братья уже беспокоились,
        Но с их возвращением все устроилось.
        Затем магистр с войском отправился
3650 В Стайтен 484, после этого направился
        К реке Нерга, в Пастувскую землю,
        Где немедленно занял деревню
        Калантен 485, и там задержался.
        Но недолго здесь оставался,
3655 Враждебно с врагами поступая
        И деревню ту дотла сжигая.
        На восьмой день войско дальше пошло,
        В земли Пастовен и Гесовен зашло,
        Которые за Мемелем лежали 486.
3660 И там повсеместно распространяли
        Ужас и смерть. Потом заночевали
        На том месте, где ранее стояли
        Замки Писта и Велюона,
        К тому времени снесенные 487.
3665 Там время недолго проводили
        И вскоре все вместе осадили
        Замки близ крепости. Ее называли
        Рензе: так попросту и именовали 488.
        Однако напрасно они трудились,
3670 Ибо так ничего и не добились.
        На девятый день в такое место пришли,
        Где коням в конце концов дать отдых смогли.
        Господь свое милосердие явил
        И великой добычей их одарил:
3675 Пленными мужчинами, женщинами,
        И всяческими другими вещами.
        Сколько там было убитых, не считали,
        Наши же все здоровыми возвращались,
        Ведя с собой плененных литвинов,
3680 А также захваченных русинов 489.
        По этой слякоти зимней — не рано,
        Но и не поздно — господин фон Ханов 490
        Приехал в Ливонию и в воскресенье
        Четвертой декады 491, отбросив сомненья,
3685 Вместе с маршалом всех призвал
        Гродно осадить и сказал
        Братьям, что хочет с русскими повоевать.
        Англичане решили его поддержать.
        Прибыл он в Пруссию из Ливонской земли,
3690 А те англичане, что с ним туда пришли,
        Хоругвь Святого Георгия распустили,
        Этим фон Ханова страшно разозлили 492.
        Он даже схватиться сам с ними хотел,
        Но братья ему натворить таких дел
3695 И «малую войну» развязать не дали.
        Однако хоругвь у англичан забрали
        И, как полагается, немцу вручили,
        Куно фон Гаттенштейну. Постановили,
        Объединившись с пилигримами, идти
3700 На гродненский замок и все там разнести,
        Ибо эта зверски разоренная 493 страна
        Была никем загодя не предупреждена 494.
        Из-за этого король Патрикий вел
        Переговоры с маршалом и привел
3705 С собою женщин и детей, угощая
        Братьев медом и пива им наливая
        По русскому обычаю. И вот
        Поэтому на следующий год
        Его отец Кейстут захотел
3710 Выделить сыну другой удел
        На Руси, ибо, как он говорил,
        Тот слишком к ордену благоволил.
        Ночью видели, как зять Кейстута 495 вошел
        В замок и вместе с собой три сотни привел
3715 Воинов, которых не разбили
        В пуще, хоть мы там и победили.
        Маршал через центр той земли прошел,
        Все вокруг опустошил и пошел
        Обратно в Пруссию. Вернувшись туда,
3720 Они честно поделили, как всегда,
        Добычу и пленников между собой.
        Получил свою долю каждый герой.
        На Иоанна Богослова 496
        В году от Рождества Христова

3725 Одна тысяча триста шестьдесят
        Четвертом, как истинно говорят,
        Епископ Иоанн Сериферод 497
        Утешил своей Вармии народ,
        Отстроив местечко Вартенберг 498.
3730 Этот святой жизни человек
        Совместно с прецепторами своими 499,
        А также с некоторыми другими
        Лично за строительством наблюдал,
        По стройке ходил и во все вникал.
3735 Все, что прежде было сожжено,
        Было заново отстроено.
        Место частоколом огородил,
        Точнее — палисад соорудил
        С башнями и шанцами. Они были
3740 Много мощнее, чем те, что спалили.
        И еще монастырь там учредил,
        Где братьев францисканцев поселил 500.
        Время прошло, и устроил
        Вот что Кейстут: он построил
3745 Замок на острове. Именовали
        Этот остров в народе Виргале 501.
        Он находился как раз напротив
        Места, которое звалось просто
        Новесен 502. Литовцы его окрестили
3750 Новое Ковно. Они соорудили
        Мост через Мемель и так охраняли,
        Что подступить можно было едва ли.
        Когда эти вести дошли до магистра,
        Он тут же созвал всех прецепторов быстро,
3755 Чтобы совета у них попросить,
        Что ему делать и как поступить,
        Так как литовцы его беспокоят:
        Они замок Ковно заново строят.
        И прецепторы ему отвечали,
3760 Что сомневаться здесь стоит едва ли:
        Все, что там начали сооружать,
        Немедленно следует уничтожать.
        И великий магистр приказал,
        Чтобы маршал войско собирал,
3765 Которое осенью пересечет
        Реку Мемель и на литовцев пойдет.
        С ними пошел, приведя своих людей,
        И самбийский епископ Варфоломей.
        Когда они прибыли быстро
3770 В окрестности Траппена 503, магистр
        По совету епископа приказал
        Корабли обнести рвом, устроить вал.
        И, наконец, пришли они туда,
        Где свой замок строил король. Тогда
3775 Язычники сразу же отступили,
        За что мы Бога возблагодарили.
        Христиане весь остров обошли
        И к такому решению пришли:
        Замок тот необходимо добыть,
3780 А добывши, немедленно спалить.
        Над мостом, что на Мемеле соорудили,
        У язычников два укрепления были,
        В которых собирались обороняться
        Они и до последнего защищаться.
3785 Чтобы не дать литовцам развернуться
        Из этих башен, пришлось подтянуться
        Комтуру Рагнита, который пришел
        Туда на корабле и войско привел.
        Пришлось им оставить башни и бежать,
3790 А замок без прикрытия оставлять.
        Утром к нему маршал подошел,
        Без затруднений замок поджег,
        И тот сгорел до основания.
        И все язычников старания
3795 Им лишь разочарования принесли.
        Магистр и его люди оттуда ушли,
        А затем туда прибыл Кейстут.
        Узнав о том, что случилось тут,
        Подобным ущербом удручен
3800 Был он и немало огорчен.
        От комтура Рагниты, храброго мужа,
        Генриха Шёнингена 504, король к тому же
        Узнал, что наше войско определенно
        Направляется к Писте и Велюоне.
3805 Кейстут к этим замкам двинулся поспешно.
        А великий магистр в то время неспешно
        Вместе с прецепторами и всем, что надо,
        По Мемелю плыл со всей своей армадой.
        Комтур Рагниты, который остался
3810 На месте, остановить попытался
        Военные действия, предложив им:
        «Сдайтесь магистру - и будете живы.
        Он всех вас отпустит под честное слово,
        Заплатите выкуп - и будьте здоровы».
3815 Язычники выслушали и решили,
        Что противиться уже нет у них силы.
        И отвечали комтуру: «Согласиться
        Мы готовы и из крепости спуститься
        С женами, детьми и всем своим
3820 Имуществом, ибо мы хотим
        Магистру сдаться на слово и обещать,
        Что не будем ему устраивать засад».
        Комтур дал им время на размышление
        И определил дату соглашения.
3825 Затем этот комтур Рагниты быстро
        На корабле отправился к магистру
        И прецепторам, имена которых
        Помнит [рассказчик этой] истории 505.
        А те посовещались и постановить
3830 Решили, что правильно будет отпустить
        Язычников и их короля на слово.
        И послали комтура узнать, готовы
        Или нет те язычники замок свой сдать.
        И решили его ответа подождать,
3835 Прежде чем идти на Велюону и Писту.
        Комтур с поручением обернулся быстро.
        Он тамошнего старосту к себе позвал,
        От которого ясного ответа ждал.
        А тот ему сказал: «Я заявляю,
3840 Что точно их намерений не знаю,
        Но видел, как все оттуда слезали,
        А потом немедленно убежали».
        И комтур сразу же к делу приступил:
        Замок до основания развалил,
3845 После этого к маршалу возвратился
        И вместе с ним к Велюоне обратился.
        Там они шестнадцать дней простояли,
        Велюону упорно осаждали.
        Большую машину соорудили
3850 И на предместье ее обратили.
        Немного ниже комтур Эльбинга стоял,
        Четыре тарана наготове держал.
        Брат Ортольф 506 не просто стоял на месте,
        Он готовился вторгнуться в предместье.
3855 На следующую ночь подвезли
        Другие машины и разнесли
        Все это предместье, с землею сравняли.
        Маршал старосту убеждал, чтобы сдали
        Язычники замок. Так он им говорил,
3860 Но никакого ответа не получил,
        Ибо язычники верили что сумеют
        Они защититься и отбиться успеют.
        Так они до третьего дня считали,
        Пока братья предместье уничтожали.
3865 А потом крестоносцы подбежали,
        Предстенные укрепления 507 сломали,
        Перед стенами огня набросали.
        А в другом углу замок поджигали
        Люди эльбингского комтура. Пламя
3870 Развернуло ветром, будто знамя.
        Староста Гаштольд к маршалу обратился
        И просил его, чтобы тот согласился
        Его своим пленником считать,
        Понимая, что не уважать
3875 Его полномочия невозможно,
        Маршал сказал, что это сделать можно.
        И велел пленника привести
        В свою палатку. Но по пути
        Конвойные Гаштольда убили,
3880 Чем маршала очень огорчили,
        Ибо он этого не желал
        И очень сильно негодовал 508.
        В пылающей крепости, видит Бог,
        Больше никто удержаться не мог.
3885 Язычники просили разрешения
        Выйти, ибо не было им спасения.
        Убили там сотню из тех, что проживали
        В замке и топорами его защищали.
        А само укрепление разобрали
3890 И по бревнышку в стороны разбросали.
        А тем временем в Пруссию вступил
        Кейстут. И, когда он в пущу входил,
        От захваченных рыбаков получил
        Весть, что магистр с братьями захватил
3895 И полностью разрушил Велюону
        И Писту и, вполне удовлетворенный,
        Уже возвращается домой с победой.
        Хоть не хотелось королю в это верить,
        Пришлось и ему осознать с сожаленьем,
3900 Что враги ушли с пленными и весельем.
        И в том же самом году, конечно, неспроста,
        В первую неделю Великого поста,
        В воскресенье 509, Кейстут внезапно вошел
        В волость епископа и там он прошел
3905 Близ Юргенбурга 510. Он был очень смел,
        Ибо никто никого не успел
        Предупредить, и здешние жители
        О них узнали, когда увидели.
        Потом язычники с весельем и отвагой
3910 Двинулись в место, которое Пробествальде 511.
        В просторечии именовали,
        И там тридцать пленников поймали,
        Множество натворив там всяких бед,
        Причинив христианам большой вред.
3915 Тогда брат Генрих издалека призвал
        Отряд добровольцев 512, про которых знал,
        Что они ходили в пущу 513 зимой
        И вернулись с награбленным домой.
        Те, быстро двигаясь, литовцев нагнали
3920 И тех, кого встретили, в неволю взяли.
        Был среди пленников и знатный боярин
        По имени Вайден. У него отняли
        Много различных вещей дорогих
        И взяли много трофеев других.
3925 Затем из Рагниты двенадцать скалвов 514
        Пошли в пущу за добычей и славой.
        И как раз в это время Кейстут отправил
        Из деревни, которую Шалауен 515
        Попросту называли, отряд
3930 Человек этак в сто пятьдесят
        На охрану литовских дорог.
        Они встретились и, видит Бог,
        Двенадцать на сотню напали
        И здорово перепугали,
3935 Потому что смело наступали,
        При этом очень громко кричали.
        Те испугались и побежали,
        Потому что они посчитали,
        Что на них большие силы наскочили.
3940 Некоторые и раны получили,
        Свои палицы и копья побросали
        Которые нападавшие забрали.
        Как вы уже сами понимаете,
        Дело происходило в Жемайтии.
3945 Туда без предупреждения вступил
        Генрих фон Шёнинген и опустошил
        Ее огнем и мечом. А когда
        Он собирался уходить, тогда
        Пешие и конные язычники там
3950 Преследовали его отряд по пятам.
        Братьев стеснили, добычи лишили,
        Да и сами они в плен угодили.
        Вот так язычники им отомстили
        И братьям большой ущерб причинили.
3955 В тысяча триста шестьдесят пятом году
        Снова король Кейстут на нашу беду
        В окрестности Ангербурга 516 пришел,
        Но ни префекта он там не нашел,
        Ни его заместителя. Он тогда
3960 Этот замок захватил без труда.
        Когда он это совершил,
        Восьмерых мужей захватил,
        Которые защищать были должны
        Замок. В том же году с нашей стороны
3965 Самбийский фогт, комтур Рагниты
        И боевые пилигримы
        Вошли в земли Пастувен и Эрголен.
        Убивать и грабить был каждый волен.
        Три дня эти земли опустошали,
3970 Брали в плен и трофеи собирали.
        Вместе с комтуром Бурхардом фон
        Мансфельдом 517 был там и Рутгер фон
        Эльнер 518, храбрый фогт самбийский,
        И вместе с ними английский
3975 Граф де Уорвик 519. Он и его народ
        Провели тогда в Пруссии целый год 520.
        В пятницу накануне воскресенья
        Excurge 521, отбросив все сомнения,
        Четыре короля: Кейстут, Ольгерд, король
3980 Патрикий из Гродно 522, а с ними и король
        Александр 523, христианам учинили
        Беду: в Скаловскую землю вступили.
        Четыре тысячи человек собрали
        Они в три войска, и так завоевали
3985 Два замка: сожгли Каустриттен 524,
        А с ним и другой замок — Шплиттен 525.
        Мужчин и женщин в плен захватили.
        Затем язычники поспешили
        К озеру, на котором они в плен взяли
3990 Четырнадцать рыбаков, также угнали
        Коней комтура. Озеро называли
        Куриш-Хаб 526 — так просто и именовали.
        Довольные язычники возвратились
        К их королям, которые находились
3995 В окрестностях Рагниты, устроив там
        Жертвоприношение своим богам.
        Этим богам они посвятили кровь быка
        И принесли им в жертву одного пленника.
        Гензель Невенштейн было его имя,
4000 Его бросили в огонь. Со своими
        Людьми другой королевский брат
        Скалвию опустошить был рад.
        Там в неволю к литовцам угодили
        Восемьсот человек. Их уводили
4005 Оба короля в Литву с собой
        И возвратились с ними домой.
        Затем магистр с прецепторами вместе
        Немалое войско собрал для мести,
        Желая виленский замок завоевать
4010 И договорились, что будут выступать
        В день Вознесения Девы Святой
        А потом крестоносцы всей толпой
        Через реку Нерине 527 перешли,
        В которой брод заранее нашли.
4015 Там камерарий 528 магистра Сандерус
        Утонул, с течением не справившись.
        В земли Поппартер и Славеген 529 вступали,
        И эти земли два дня опустошали.
        Когда пришли к Мемелю, соорудили
4020 Мост, по которому и переходили
        Реку, а вещи с собой несли.
        Лошадей же вплавь перевели.
        Поплыли по Мемелю до места, где были
        Корабли и запасы, и там выходили
4025 На сушу. Одного из сынов своих
        Король Кейстут, в отличие от других,
        Оставил дома. Видно, не доверял
        Он сыну, которого Бутавтом звал.
        Вместе с братом Сурвилой 530 и со своими
4030 Боярами, которые были с ними,
        В пущу вошли, а их человек,
        Проводник Диршуне, в Кёнигсберг
        Отправился по их поручению,
        О чем потом они, без сомнения,
4035 Жалели. Руками этого литвина,
        Вернувшись в Литву, королевского сына
        На каждую ночь крепко запирали,
        Но, разумеется, не удержали.
        Король Бутавт 531 со своим братом
4040 Прибыл в Инстербург. Был рад ему
        Тамошний пфлегер и принял хорошо.
        А затем Генрих Шёнинген с ним пошел
        К магистру, который тоже принимал
        Их хорошо, почтение оказал,
4045 Как и остальные прусские братья.
        Прибыли в Мариенбург — обсуждать там,
        Когда им лучше принимать крещение
        И где выбрать место для обращения.
        Самым подходящим местом был
4050 Кёнигсберг. Он также подходил
        Для многих других знатных людей,
        В том числе и английских гостей:
        Графа Уорвика и Томаса Оффорта 532.
        Множество было там всяческого народа,
4055 Но более всего там было немцев,
        Которые радовались всем сердцем.
        Туда был вызван епископ вармийский
        Иоанн, и с ним Варфоломей, самбийский
        Епископ 533, и много лиц духовных,
4060 Далеких от помыслов греховных.
        Многие крестоносцы там были
        И короля дарами почтили.
        Потом магистр с прецепторами с ходу
        Стали готовить короля к походу
4065 В день Вознесения Девы Святой 534.
        Приказано было, чтобы с собой
        С каждым воином столько припасов было,
        Чтобы не меньше, чем на месяц, хватило.
        В упомянутый праздник пошли
4070 В поход, и вскоре в Литву вошли.
        Когда войско миновало землю
        Гайжува 535, пройдя лес, вошли в землю
        Лабуно 536, которую не предупреждал
        Никто, и никто их там не ожидал.
4075 И там, убивая и пленников рьяно
        Хватая, вошли во дворец боярина
        По имени Иван 537
        И разбили свой стан
        Возле брода у Навозен реки 538.
4080 У дворца 539 расставили полки.
        Названный Иван со слезами попросил
        Маршала через сына 540, чтобы пощадил
        Тот его жилище, потому что зайти
        Он сможет сюда и на обратном пути.
4085 На это маршал отвечал, говорят:
        «Пускай старые здания горят,
        А новые возносятся». Услыхали
        Язычники тот ответ и побежали
        Ко дворцу Ивана, надеясь спастись.
4090 Но далеко не удалось им уйти:
        Христиане их из луков перестреляли,
        А самого Ивана в неволю взяли.
        Магистр с войском в землю Жеймен 541 вступил
        И всю эту землю огнем попалил.
4095 Затем двинулись против швентичан 542,
        А потом добрались до меркинчан 543.
        И иные земли там проходили,
        Пока к замку Вильно не подступили.
        И вызвали к себе каштеляна тогда,
4100 Полагая, что замок возьмут без труда.
        Однако магистр своим людям сказал:
        «Я бы с Вильно издалека начинал,
        Чтобы нам ошибок не натворить
        И себе же этим не навредить».
4105 Вокруг замка его люди все пожгли
        И потом обратно к магистру пришли.
        Утром же они поднялись и
        В землю Лабунен 544 отправились,
        Где все вокруг уничтожали.
4110 А вечером от них бежали
        Четверо из слуг короля
        Бутавта. Они на конях
        Ушли и язычникам рассказали
        О том, что христиане замышляли.
4115 И магистр с маршалом, предателей кляня,
        Пошли по истечению пятого дня
        Дальше без помех к реке Нерге 545. Вот
        Так проходил их достойный поход.
        Брат Ортольф, эльбингский комтур 546,
4120 И Вернер, христбургский комтур 547,
        Язычников настигали и били,
        Где только могли, там их и громили.
        Самбийский фогт с епископскими людьми
        Против крепости Мяйшигола 548 пошли.
4125 Язычники оттуда позорно бежали,
        А потом и другие замки оставляли
        Или сдавали, а наши в них вступали
        И со всем содержимым уничтожали.
        Два названных войска до самой ночи шли.
4130 Уже седьмой день они грабили и жгли.
        Христиане отовсюду к мосту стекались,
        У которого литовцы оборонялись.
        Этот мост в конце концов сожгли,
        Чем литовцев порадовали.
4135 Напрасной была радость этих людей,
        Христиане взяли своих лошадей
        И уверенно пошли вперед.
        А когда язычников с пятьсот
        Преградили нашим дорогу,
4140 Комтур обратился к ним строго,
        Чтобы они сдаваться поспешили
        И этим жизни свои сохранили.
        И помчался на них наш отряд,
        Где было человек пятьдесят.
4145 Ударили — и те бежать пустились.
        Только к ночи наши возвратились
        К магистру, который был рад
        Снова видеть этот отряд.
        И до восьмого дня они
4150 К Вилии шли все эти дни,
        Всеми способами врагу вред чиня
        И для пожаров не жалея огня.
        На девятый день там было выжжено
        Все, что прежде было сооружено.
4155 На десятый день магистр и маршал вошли
        В землю Шлоассен 549 и тоже ее пожгли.
        Затем седла в лодки побросали,
        Потом сами в лодки залезали
        И переправились совместно с другими,
4160 А лошади сами плыли вслед за ними.
        После этого каждый воин взял
        Своего коня, оседлал, взнуздал,
        Мимо язычников провел
        И домой радостно пошел.
4165 Затем литовцы снова войско собрали.
        Под Норденбургом 550 пожары запылали.
        Большое разорение учинили,
        Поскольку жителей не предупредили.
        Предместье пожгли и развалили,
4170 Дротиками скотину пронзили 551,
        Коней увели, и в неволю забрали
        Больше тридцати человек. Убивали
        Всех, кто им под руку подвернулись.
        [Наши же] ни с чем домой вернулись,
4175 Хотя с префектом фон Гаттенштейном 552 прошли
        Лес Кирнен 553, но литовцев так и не нашли.
        В том году Кейстут мощно наступал
        На Иоханнисбург, завоевал
        Этот замок, и бежал пораженный
4180 Префект со своими приближенными
        Через клоаку. Там были корабли,
        Которые вред литвинам принесли,
        Потому что их доверху набили
        Деревом и смолой и подтащили
4185 Прямо под клоаку 554, после чего ветер
        Вверх вознес огонь, сжигая все на свете.
        В той крепости, которую огонь спалил,
        Префектом Иоганн Колин 555 с братьями был.
        А еще король литовский замышлял
4190 Грабить землю Гердауен, но узнал,
        Что префект в Норденбург пришел
        И вместе с собою привел
        Двенадцать вооруженных людей
        Имевших шлемы, топоры, коней.
4195 А двенадцать литвинов, которые гнали
        За собой стадо коров, префекта узнали
        Побежали к королю и рассказали,
        Что вооруженных людей повстречали.
        И король решил, что эта страна
4200 Уже своевременно предупреждена,
        Поэтому он в Ангербург возвратился,
        А потом и в обратный путь пустился.
        Префект же, вернувшись, рассказал,
        Что в пуще литовцев повстречал,
4205 Которые на разведку приезжали.
        Ульрих Майнегер 556 того префекта звали.
        В тот же год архиепископ Фромольд 557 просил,
        Чтобы магистр Винрих с ним переговорил
        И рассудил его с магистром ливонским.
4210 Дело это оказалось очень скользким.
        Магистр с прецепторами слушали его
        В Гданьске, но всерьез не решили ничего.
        Дело в том, что папа Урбан 558 написал
        Фромольду письмо и лично предписал
4215 Ливонскому магистру примириться
        С архиепископом и покориться
        Фромольду, а если вдруг не пожелает,
        Тогда ему проклятием угрожает.
        Вот по этому поводу и встречались
4220 Магистры, и во всем этом разбирались.
        Архиепископ рижский тоже был тогда
        В Данциге. Не один он приехал туда,
        А вместе с Иоанном, дерптским епископом 559,
        И со многими другими епископами.
4225 Из Любека прибыл святой отец 560,
        Чтобы той распре положить конец.
        Рыцари, которые туда приезжали,
        В большинстве сторону епископов держали,
        Однако все желали примирения.
4230 Фромольд предъявил свои обвинения
        Против ливонского магистра. Он обвинял,
        А магистр от имени ордена отвечал.
        Но великий магистр умиротворить
        Обе стороны сумел и помирить.
4235 Сей гражданский мир Винрих утвердил
        Подписями и печатями скрепил.
        Архиепископ и магистр Ливонии
        Оба заявили, что они довольны.
        Но их соглашение нарушалось
4240 Часто, ибо без споров и скандалов
        Архиепископ Фромольд
        Просто никак жить не мог.
        В это же время князь де Берг 561,
        И с ним немало человек,
4245 У нас в Пруссии находились
        И поход совершить стремились.
        Водным путем они поплыли
        И вскоре на остров вступили,
        Который в просторечии называли
4250 Готис 562. Там они недолго пребывали,
        Ибо ни как следует утвердиться,
        Ни с язычниками славно сразиться
        У них почему-то не получалось.
        Поэтому они, подумав малость,
4255 В Голландию 563 перебираться решили.
        А язычники собраться поспешили,
        Чтобы они уже не смогли
        Вернуться на свои корабли.
        Префект Гирдауена со своими
4260 Лодками 564 еле втиснулся за ними.
        Против него язычники сбежались,
        С нашими ожесточенно сражались.
        [Против каждого] было с десяток
        Копий, камней у них был достаток,
4265 Острых стрел с двойным оперением
        И всяким другим снаряжением.
        Так что едва всех христиан не убили,
        Но небесные силы их пощадили.
        Осенью король Казимир приезжал
4270 В Мариенбург к магистру. Он изучал
        Ситуацию в Пруссии. Принимали
        Короля по-королевски: открывали
        Погреба и кухни; всех его людей
        Обеспечивали, как и их коней.
4275 Казимир оставался там три дня,
        Высоко гостеприимство ценя.
        Потом сказал магистру, что доволен,
        Но, если бы он в поступках был волен,
        И если бы братьям это понравилось,
4280 То он бы с удовольствием отправился
        Замок сверху донизу осмотреть.
        Магистр тут же приказал отпереть
        Все двери, заместителя позвал,
        Короля сопровождать приказал
4285 И все ему показать. Когда
        Король все осмотрел, он тогда
        Магистру сказал: «Господи Боже,
        Не верил я, что такое может
        Со мной случиться: я едва не стал
4290 Жертвой предательства и не попал
        В ловушку — теперь переживаю.
        Но я этих предателей знаю.
        Дело в том, что мне не раз говорили,
        Что братья все запасы истощили.
4295 А теперь я стал свидетелем невольным,
        Что у вас в этом замке всего довольно,
        И я ни в чем не видел недостатка.
        Мне же сказали, что всего нехватка.
        А ведь я воевать с вами собирался,
4300 Но теперь я от этого отказался.
        Ведь у вас запасов хватит на все,
        Причем видел я далеко не все».
        Король в Мариенбурге не остался,
        С магистром он ласково попрощался,
4305 Поехал домой и, пока жил,
        С магистром и с орденом дружил.
        Герцог Юлихский 565 с войском своим
        Прибыл в Пруссию, как пилигрим,
        Был очень почтительно принят, и вот
4310 По совету братьев совершил поход
        В землю Эрголен. Там они простояли
        Целую ночь. С жемайтами воевали,
        А все запасы свои оставляли
        На реке Роддан 566. Вернувшись, узнали,
4315 Что их добро велюонцы 567 захватили.
        Утром все они к Рагните поспешили
        И в Инстербурге завершили свой поход.
        А на Мемеле начинался ледоход.
        В году тысяча триста шестьдесят шестом
4320 Оповещенный своими людьми о том,
        Что король Кейстут на этот раз с добрыми
        Мыслями по отношению к ордену
        Прибыл в Инстербург, маршал
        Повидаться с ним решил.
4325 И тогда Хеннинг Шиндекопф собрал
        Своих прецепторов, а также взял
        Префекта Инстербурга, и с ними вместе
        Прибыл в Рагниту и там уже на месте
        Узнал, что дозорные выезжали
4330 И в поле язычников повстречали.
        Когда литвины уже в поле были,
        Их разведчики дротиком убили
        Огромного тура. А тот на них мчался,
        Так как разъярился или испугался.
4335 Когда Кейстут этого тура увидал,
        Встревожился и боярам своим сказал:
        «В поле какие-то люди появились».
        После этого они вооружились
        И направились в Таммов 568, ни ночью, ни днем
4340 Нигде не останавливаясь, а потом
        Никого ни о чем не предупредили
        И напрямик к Инстербургу поспешили.
        Братья за вечерней трапезой сидели
        И, завидев короля, едва успели
4345 Мост поднять. Король их коней захватил,
        Большую часть увел, часть же перебил,
        А также с полсотни пленных захватил.
        И, как ни в чем ни бывало, поспешил
        К маршалу на назначенную встречу.
4350 А при этом сам король, я замечу,
        И все его бояре восседали
        На конях, что у префекта 569 угнали.
        Префект, увидев своих коней, сказал:
        «Вот такого я никак не ожидал!».
4355 А король ему: «Такие у нас
        Времена неспокойные сейчас».
        Упомянутый префект в тот же самый год
        Против язычников отправился в поход.
        В пуще он решил устроить засаду
4360 И подумал, что для этого надо
        Выслать вперед для разведки дорог
        Восемь разведчиков, но Господь Бог
        По какой-то причине на них навел
        Двадцать язычников, которых привел
4365 Сын Диршуме 570. Он христиан ненавидел
        И всегда преследовал, как только видел.
        Он так жестоко на христиан налетел,
        Что мало кто из разведчиков уцелел.
        А затем Кейстут внезапно прибыл
4370 В Норденбург и за своих отомстил:
        Многих он ранил, тридцать пленников взял,
        Сжег предместье, скотину поубивал.
        Коней у местного префекта забрали,
        Которого Куно фон Гаттенштейн 571 звали.
4375 Дальше Кейстут через большой лес поспешил
        И вскоре он в Летцен со своими прибыл.
        Там совсем недолго пребывал
        И оттуда путь домой держал,
        Никого из христиан не жалея.
4380 Магистр, о пользе всей страны радея,
        Со своими прецепторами обсудил
        И построить прямо над Неманом решил
        Замок Мергенборг. Место осмотрел
        И частоколом его захотел
4385 Огородить, чтобы получше защищать
        И нападения литовцев отбивать.
        Кейстут этому помешать хотел,
        Но своими силами не сумел,
        Потому что как раз в эти времена
4390 Полна была вся прусская сторона
        Приезжими пилигримами. Среди них
        Были англичане со своими людьми.
        Господин Бомонт 572 и Норт Веватер 573 смело
        Ожидали, пока окончится дело.
4395 Магистр с прецепторами своими
        В Пруссию возвратился. Прибыли
        Туда они в здравии и радостно
        Богу хвалу возносили благостно.
        В лето тысяча триста шестьдесят седьмое
4400 В тот день, когда воскресенье прощеное 574
        Люди отмечали, слухи разнеслись,
        Что значительные силы ворвались
        Во главе с нашим маршалом
        В верхнюю часть Жемайтии.
4405 Хеннинг Шиндекопф все войско разделил
        На три части, которые направил
        В земли Славосен, Павунден и Варлове,
        Свинарен, Каленаутер, Сальвисове 575.
        Так в просторечии назывались
4410 Они, при этом располагались
        К старинному замку Каине близко,
        Который также зовут Калевистен 576.
        Немцы там жестоко себя вели:
        Всех убивали, грабили и жгли.
4415 И таким путем братья доходили
        До Нового Ковно, где захватили
        Более восьмисот коней — целый табун.
        А в Лердентраге 577 — еще и другой табун,
        Который королю принадлежал.
4420 Король от этого в страшный гнев впал.
        Увели этих лошадей в свой край они
        И все остальное тоже разграбили.
        В земле Виршвен 578 одну ночь провели,
        А землю разорили и пожгли.
4425 Маршал упорно сражался в бою,
        Находясь в неприятельском краю.
        Узнали об этом грабители
        И некоторые предатели 579,
        Сено для лошадей подпалили
4430 И весь конский корм дымом пустили.
        Братья в здравии в Пруссию возвратились,
        За ними русские пленники тащились
        И язычники. И в тот же самый год
        Магистр Винрих сильное войско ведет
4435 Вместе с прецепторами к крепости Вильно.
        В день рождения святой Девы 580 он сильно
        Здешних язычников перепугал,
        Ибо прямо на Вильно наступал.
        Бояре, которые в замке были,
4440 Собственный замок сами подпалили
        И со всем, что в нем было, сожгли
        А магистр и братья повели
        Хоругви под Новое Ковно.
        Там они простояли ровно
4445 Шесть дней, окрестные земли разграбляя
        И землю Эрголен огнем выжигая.
        А магистр со своим войском шел
        Через пущу и насквозь прошел
        Великий лес 581, где многие собрались
4450 Литовцы, которые там скрывались.
        Множество мужчин и женщин убили,
        Других язычников в плен захватили.
        Всех пленных к магистру отвели
        И веселые домой пошли.
4455 Только вернулись из похода — и вот
        Стали готовить очередной поход.
        Магистр его прецепторам поручил
        И маршалу, который опустошил
        Понеманье с другой стороны
4460 Пламенем ожесточенной войны.
        Многих людей они убили,
        Новое Ковно осадили.
        Господь Бог маршалу мысли даровал,
        Чтобы заранее на судах послал
4465 Воинов к новому замку. Вступили
        Они в тот край и к бегству принудили
        Язычников, которые пытались
        С ними сражаться и сопротивлялись.
        Замок Стребен 582 они осадили,
4470 Захватили его и спалили.
        Многие сдавались, но не без причин
        Убили там многих женщин и мужчин.
        В том же году великий маршал входил
        В землю Селдвишен 583 и всю опустошил.
4475 Вдоль нее прошелся с мечом,
        Выжигая ее огнем.
        В то же время в земле Рамайне 584
        Мансфельд 585 сделал то же самое.
        Из Рагниты в Готисвердер едучи верхом
4480 Славно [они] били язычников, а потом
        Вернулись домой. По пути заблудились
        Восемь людей маршала и объявились
        В Готисвердере. Язычники спросили
        У них, где маршал и крестоносцы были
4485 В то время, а те отвечают,
        Что они и сами не знают.
        А потом они из этой земли
        Вместе с комтуром в Рагниту пошли
        И благополучно прибыли домой
4490 В год тысяча триста шестьдесят восьмой.

        В тысяча триста шестьдесят девятом году
        По приказу магистра двинулись на Литву
        Прецепторы с пилигримами. Дело в том,
        Что новый замок стали строить литовцы.
4495 Прецепторы к тому месту подошли,
        Постройку разорили и все снесли,
        Кирпичи и материалы забрали.
        Магистр приказал, чтобы сооружали
        Свой собственный замок на том самом месте,
4500 Где войско в течение всего месяца
        Простояло в каком-то закутке,
        Расположенном на Мемель-реке.
        Прежде король обещал магистру
        Собственный замок построить быстро,
4505 Магистр, мол, помешать ему не сможет;
        Впрочем, пусть попробует, если может.
        Магистр ему отвечал на это,
        Что пришел именно для этого,
        А король пусть теперь ему помешает,
4510 Раз он эти земли своими считает.
        Построенный замок украсили,
        На стенах знамена развесили.
        Припасами на год его снабдил
        Магистр, а комтуром там посадил
4515 Храброго брата Куно фон
        Хаттенштейна, и гарнизон
        Из двадцати братьев ему дали
        И отряд лучников им придали.
        Замок Готтесвердером 586 назвали,
4520 Крепко держать его приказали.
        А после троицы 587 магистр домой
        Поехал со всей остальной толпой.
        В канун Святой Девы Вознесения 588
        Литвины, не стерпя оскорбления,
4525 Ибо замок, о котором говорили,
        В их собственной земле соорудили,
        Собрались на совет, чтобы решить,
        Как замок разрушить и сокрушить.
        Потом пять недель 589 его осаждали,
4530 Днем и ночью упорно штурмовали.
        Король высокую машину 590 доставил
        И прямо посреди рва ее поставил.
        До самого дна она ров заполнила,
        Тревогой сердца христиан наполнила.
4535 Теперь уже нельзя было отдохнуть,
        Без помехи поесть им или вздремнуть.
        Однако натиск они сдержали
        И замок все-таки удержали,
        От врагов отбиваясь геройски,
4540 Пока не подошел магистр с войском.
        И хотя неприятно было ему,
        Как и [Тевтонскому] ордену всему,
        Пришлось с королем переговоры вести,
        Как пленников обменять или отпустить.
4545 Уже немало в плену находилось их,
        И знатных братьев, и воинов простых.
        Когда маршал с королем повстречался,
        Целый день этот вопрос обсуждался.
        Потом новые прецепторы подошли
4550 И тогда переговоры в тупик зашли,
        А война, как и прежде, продолжалась.
        Королю же только и оставалось
        Гневаться на собственных бояр и ругаться:
        Мол, ему эти проволочки не нравятся.
4555 Маршал, вернувшись, лучников прислал
        На помощь тем, кто замок защищал.
        Потом из замка Байербург 591 захватили
        Припасы, и снова к замку подступили
        Маршал с прецепторами. Король им
4560 Дал понять, что очень недоволен.
        Маршал утомленных людей заменил,
        При этом часть братьев в Рагнит возвратил,
        Поскольку их кони очень ослабели,
        А люди давно вдоволь хлеба не ели.
4565 Король маршалу без стеснения сказал,
        Чтобы при случае старосте передал,
        Что литовцы скоро вернут свою крепость.
        Маршал же в ответ на подобную дерзость
        Стенобитные машины 592 установить
4570 Спешил, чтобы стену быстрее развалить.
        Потом стену поджечь удалось,
        И долго ждать нашим не пришлось:
        Погода ветреной была,
        Так что все сгорело дотла.
4575 Узнав о конфузии такой,
        Явился король с большой толпой
        И стал маршала просить,
        Чтобы тот в плен захватить
        Своим приказал тех из его людей,
4580 Которые попали меж двух огней.
        Но маршал не стал ему отвечать,
        Позволив литовцам там умирать.
        Так и сгорели сто девять 593 мужей вместе
        Со старостой, других убили на месте.
4585 Потом маршал немедленно ушел,
        Король же к своим погибшим пошел.
        А маршал затем королю сообщил
        Имена пленных, о которых получил
        Известия, что живы все эти люди
4590 И верят, что орден о них не забудет.
        Когда день общей встречи определили,
        Из Вильно и Троков пленные прибыли.
        Тогда обмен, наконец, состоялся
        И каждый среди своих оказался.
4595 Король Кейстут стал маршалу грозить,
        Что следующей весной навестить
        Он его собирается. Ну а тот
        Отвечал: «Орден тебя сотрет
        В порошок, когда бы ты ни пришел».
4600 А потом маршал сразу же ушел.
        Время шло, наступила зима, а потом
        В Пруссии и в Ливонии, как будто гром,
        Грянула весть, что литовские короли
        И многие пришельцы из другой земли 594
4605 Решили на прусскую землю напасть.
        Командование войсками и власть
        Магистр Винрих маршалу вручил
        Шиндекопфу. Тот с войском вступил
        В литовскую землю в День Очищения
4610 Девы Марии 595. И там разорения
        И многие убийства творил,
        Пленив там всех, кого не убил:
        Женщин, детей и мужей той земли.
        И пленные маршалу донесли,
4615 Что их короли вооружаются
        И против христиан собираются.
        Маршал там целую ночь простоял,
        А потом к себе на помощь призвал
        Братьев, пришедших из дальней земли,
4620 И против литовцев снова пошли.
        Прибыли в Пастен 596 и там пять ночей
        Грабили и убивали людей.
        А утром маршал со всем своим войском
        Осадил один замок и по-свойски
4625 Причинил там много вреда.
        Наступил восьмой день 597, когда
        Очень густой туман поднялся
        И вплоть до обеда держался.
        И тогда по совету своих
4630 Приближенных и многих других
        Маршал в другое место 598 поспешил
        Которое войсками окружил.
        В том месте плохонький мост находился
        Через Мемель, а туман все клубился.
4635 Пришлось им на берегу оставаться,
        Прямо перед островом задержаться.
        Воины, которые остались
        В чаще, в отдельный отряд собрались.
        Этот отряд из леса выйти поспешил
4640 По пути, который им маршал проложил.
        А литовцы предместье оставили
        И в замок всех людей переправили,
        Ибо между ними был проход.
        Христиане двинулись вперед
4645 И поспешно замок осадили.
        И тут вдруг снарядом поразили
        Комтура Рагниты 599. Многих убивали,
        Которые беспечно не принимали
        Мер предосторожности, эти
4650 Снаряды 600. Рюдигер фон Эльнер,
        Фогт самбийский, тоже получил
        Там рану, упал и угодил
        В глубокий ров, из которого братья
        Пока его вынесли, душу отдать
4655 Богу успел. Тяжелую рану
        Нанесли и брату Иоганну
        Фон Шёнефельду 601. Потом вслед за ним
        Братья валились один за другим.
        А подъемный мост, будто дом высокий,
4660 Язычники сбросили в ров глубокий
        И закрыли ворота. Но рядом с ними
        Был проход, по которому все ходили.
        Один из братьев это уяснил,
        Своему командиру доложил.
4665 Наши ринулись в этот проход
        Через какой-то провал вперед.
        Язычники не могли не растеряться
        И, к стене прижатые, стали сдаваться.
        Вот так наши этот замок захватили
4670 И на волю никого не отпустили.
        А староста Гирдав 602 убежал
        К мосту через Неман. Он желал
        Укрыться в тамошнем укреплении,
        Но не преуспел в этом стремлении,
4675 Ибо наши Неман перешли
        Прямо вброд. Вплотную подошли
        И нашли два корабля на реке,
        Которые на простом языке
        «Промен» или «прамен» 603 называли.
4680 Литовцы же их не охраняли.
        Их охапками соломы набили
        И сухими дровами — и запалили.
        А от них и башня запылала,
        Потому что пламя задувало
4685 Поднявшимся ветром прямо на нее.
        Староста, видя, что дело свое
        Ему не спасти, решил поспешить
        С маршалом ордена мир заключить.
        Но Шиндекопф его и слушать не стал
4690 И вместе с другими в неволю забрал,
        А остальных приказал убивать,
        Чтобы и корня их не оставлять.
        Крепость, которую наши взяли,
        Язычники Пастен 604 называли.
4695 Братья, префекты и прецепторы, святой
        Волей Божьей хранимые, домой
        Вернулись очень довольные,
        Потрепав язычников больно.
        В году тысяча триста семидесятом,
4700 В воскресенье 605, язычники проклятые,
        Оба короля 606, пришли из своих стран
        На беду многострадальных христиан.
        Один из стражей 607 наших рубежей,
        Заслышав шум от множества коней,
4705 Сразу поспешно в Самбию помчался
        И на своей лошади перебрался
        Через озеро напротив этой земли 608.
        Посовещавшись, литовские короли
        Войско на три части разделили
4710 И в Самбийскую землю вступили.
        Вольные бояре 609 по стране пошли,
        Везде убивали, грабили и жгли.
        Потом литовцы часть загонов вернули
        И к деревеньке Рудава 610 их стянули,
4715 Где здешняя крепость все еще держалась,
        Отважно и успешно оборонялась.
        Магистр Винрих, видя, сколько всяких бед
        Язычники принесли, и какой вред
        Продолжают его подданным причинять,
4720 Решил против них немедленно выступать,
        Хотя их войско было очень велико
        И одолеть их будет очень нелегко.
        Достойный уважения великий
        Комтур Люпус 611, а вместе с ним великий
4725 Маршал Шиндекопф и все братья,
        Которых удалось собрать там,
        Пилигримы, здешние селяне
        И [кёнигсбергские] горожане
        Вместе с гроссмейстером в поход выступали
4730 И храбро язычников атаковали.
        Христиане мечами их разили,
        А язычники тем же им платили.
        В этой битве двадцать шесть братьев пали
        И еще сто мужей 612 поубивали:
4735 Шиндекопфа, Куно Хаттенштейна 613,
        Комтура Генриха фон Стокгейма 614,
        Вице-комтура Петцольда фон Корвитца 615
        И многих других, о которых помнится.
        Их до сих пор вспоминают
4740 И горько оплакивают.
        Всего там пало с тысячу человек.
        Видя это, Кейстут обратился в бег
        И даже ни разу не оглянулся,
        Пока в свою землю не вернулся.
4745 Бегущих литовцев гнали и теснили,
        Еще больше, чем в бою, их перебили.
        Ольгерд же приказал деревья рубить
        И многие засеки соорудить.
        Но эти хитрости не прошли:
4750 Христиане с тыла подошли.
        Тогда король уходить из леса стал,
        Со своими подданными побежал,
        Ибо за жизнь свою опасался.
        Брат Хенниг за королем погнался,
4755 Но тут в него метнули дрот 616
        И угодили прямо в рот.
        Маршал сразу же на землю упал
        И Господу Богу душу отдал.
        И вот так с жизнью земной быстротечной
4760 Он расстался, удостоившись вечной.
        А язычники кто куда
        Разбрелись. Много их тогда
        Погибло от ран и от голода,
        Но более всего от холода.
4765 Остальные, разбитые в бою,
        Со стыдом вернулись в землю свою.
        А павших христиан прославляет
        Рассказчик, и покоя им желает.
        Теперь другая часть войны 617. И вот
4770 Случилось так, что этот же поход
        И тот пожар, что язычники раздуть
        Успели в Пруссии, сумел обернуть
        В нашу пользу комтур Рагниты. Написал
        Брат Мансфельд 618 письмо магистру, и тот послал
4775 Ему на помощь из Кёнигсберга
        С десяток людей со слугой верным.
        Слуга очень скоро назад вернулся
        И сказал, что комтур не обманулся.
        Язычники лагерь соорудили 619
4780 И шанцами его укрепили.
        Двенадцать укреплений там насчитали,
        Которые в народе «шлоге» прозвали 620.
        За ночь разнеслись по городу быстро
        Вести, а уже рано утром магистр
4785 С прецепторами и горожанами
        И вооруженными селянами
        Двинулся к селу Кведенава 621,
        Где была ближняя застава.
        Гроссмейстер с горы увидел огни 622,
4790 И все поняли, что это они 623.
        Маршал взял с собой двадцать мужей,
        На разведку выехал скорей.
        По дороге языка захватил
        И к магистру его препроводил.
4795 Тот сказал, когда его привели,
        Что готовые к битве короли,
        А не какой-то небольшой отряд,
        В Рудаве со всей армией стоят 623.
        Кейстут же к Ортенбергу 625 подошел,
4800 Где хватал всех, кого там нашел,
        О набеге не предупрежденных.
        Убивал их, невооруженных,
        Других в неволю уводил
        И все дома вокруг палил 626.
4805 В канун праздника Мартина Святого 627.
        В Пруссии встречали очередного
        Пилигрима. Им был герцог Леопольд 628
        Австрийский, а с ним много знатных господ,
        В Кенигсберг для защиты святой веры
4810 Прибывших. Они были уверены,
        Что немедленно отправятся вперед.
        Но теплая зима сорвала поход.
        Такие дела всех огорчили.
        Помимо Леопольда, там были
4815 Князь Фридрих и Стефан, его брат 629.
        Никто из них не был такому рад.
       
Так и не повоевали они там
        И, грустные, отправились по домам.
        В том самом году, получив разрешение
4820 Прецепторов, магистр с их дозволения,
        Ради верных Христу людей спасения,
        Бога и Святой Девы прославления
        В местечке, именуемом Хильгебил 630,
        Августинский монастырь соорудил.
4825 Там нищенствующих братьев он разместил,
        Книгами и дароносицами снабдил
        И письменную привилегию им дал.
        Маршал Ротгер фон Эльнер 631 большое созвал
        Войско против жмудинов, и к нему
4830 В Рагниту съезжались по одному
        Прецепторы. На другую сторону реки
        Напротив Лабенгиргена 632 перешли полки
        И уже оттуда, не промедлив,
        Отправились в землю Промедиен 633.
4835 Развернув орденские знамена,
        На жителей непредупрежденных
        Он сразу же наскочили,
        Никого там не пощадили.
        Маршал с войском в землю Кальтене 634 вошел,
4840 Которую предупрежденной 635 нашел.
        Люди из Бартена и Гирдиме 636 тогда
        Заблудились, так как разбрелись кто куда,
        И многих из них язычники убили.
        Фричке фон Вонсдорфа 637 они умертвили,
4845 А герцог и префект Растенбурга 638 был
        Захвачен и с другими в плен угодил.
        Потом орденские войска вместе свели.
        Следующим утром они в Вайкен 639 вошли,
        В Россиены вошли на третью ночь,
4850 В Эйраголу 640 — на четвертую ночь,
        На пятую ночь в Гесов 641 пришли,
        На шестую — в Галантен 642 вошли.
        Везде они язычников настигали,
        Убивали и край их опустошали.
4855 А также магистр в Пастен 643
        С войском вступил и в Шоген 644.
        Нигде язычникам не было покоя,
        Ибо везде их вырезали под корень,
        Иные же в тяжком плену очутились.
4860 А братья счастливо домой воротились.
        Той же осенью король Кейстут
        В Гогенланкен 645 направился. Тут
        Люди не были предупреждены.
        Он разжег в том месте огонь войны.
4865 Замок там взял и человека поймал
        Из предместья, от которого узнал
        Все секреты. Предместье тоже захватил,
        Мужчин, женщин и детей перебил
        И, натворив там множество дел,
4870 Ушел спокойно, как и хотел.
        Префект Инстербурга брат Виганд фон
        Балдерсхейм 646 войско созвал, ибо он
        Свой первый поход на Литву возглавил.
        Мемель преодолев, свой путь направил
4875 В какое-то село, куда вступили
        В пешем строю, и там они убили
        Старосту вместе с другими людьми.
        Полсотни пленников взяли они
        И вместе с добычей их отвели
4880 Христиане на свои корабли,
        На которые потом погрузились
        И в Инстербург счастливо возвратились.
        В тысяча триста семьдесят первом году
        Сын греха и погибели 647 всем на беду
4885 Со своим отрядом в пущу вступил
        Для разбоя и вскоре захватил
        Иоганна фон Шёнфельда, брата
        Ордена и Таммова 648 префекта.
        Также проводника захватил,
4890 Который сначала честно служил,
        А затем к королю переметнулся
        И в воскресенье с войском вернулся.
        К замку Таммов подступил,
        Откуда он сам родом был.
4895 Замок литовцы взяли,
        Старых и молодых повырезали,
        Многих орденских братьев убили,
        Много всякого зла сотворили.
        Он живших там бывших друзей стал убивать,
4900 Убили даже его собственную мать.
        Очень уж сильно хотел он отомстить
        Всем, от кого пришлось обиды сносить.
        А когда этот предатель отдохнуть
        Решил и прилег под забором вздремнуть,
4905 Он был убит своими же тогда.
        В том же году еще одна беда
        Случилась с братьями удрученными:
        Шесть человек со своими женами,
        Знавшие дороги этой земли,
4910 Дружбу с язычниками завели.
        Узнав об этом, Кейстут издалека
        Собрал свои языческие войска.
        С этим войском вошел он в Сестен 649
        И сжег тамошнее предместье.
4915 Край он жестоко опустошил,
        Множество христиан перебил
        И в неволю забрал он тогда,
        Причинив нам немало вреда.
        Магистр Винрих с прецепторами своими
4920 И с пилигримами, двинувшимся с ними,
        В том же году с войском христиан могучим
        В землю Ведуклен 650 вошел грознее тучи.
        Подняв хоругвь, язычников побеждал
        И там же вместе с войском заночевал.
4925 За рекой Гресауде 651 провел вторую ночь,
        Третью ночь в Эрголене 652, а четвертую ночь
        В Гесове 653. Пятую ночь провел
        В Голантене 654, откуда пошел
        В Пастуву 655, весь этот край опустошая
4930 И русских язычников в плен забирая.
        Жестоко язычников изводили
        Братья, которые в Пруссии жили,
        Князь де Бергов 656 с людьми своими
        И господин Гистель 657 с другими.
4935 Этой осенью брат Дитрих фон Эльнер
        Собрался в поход на русскую землю 658.
        Он комтура Бальги товарищем 659
        Был и частенько замещал его.
        С ним пошли Бартена префект
4940 И Гердауена префект.
        К замку Древик 660 они подступили
        И все вместе его захватили
        Потом целую ночь опустошали
        Все вокруг, окрестности разоряли.
4945 Славно они там с язычниками бились,
        А потом счастливо домой возвратились.
        Зимой названный брат
        Виганд, а также брат
        Куно фон Гаттенштейн, и с ним
4950 Префект Гирдау, пилигрим
        Иоганн фон Гистель вместе со своими
        Слугами и с некоторыми другими
        Подняли орденскую хоругвь.
        А за ней развернули хоругвь
4955 Пресвятой Девы, которую носил
        Иоганн фон Стросе, который служил
        Под ней вместе с другими гостями,
        В походе бывшими вместе с нами.
        И все они в землю Диршунен вступили
4960 Непредупрежденную, опустошили
        Ее, перебив там немало людей,
        И замок Диршунен 661 захватили в ней.
        А в земле Вейгов 662, кроме тех, что убили,
        Четыре сотни пленников захватили,
4965 Причем это женщин и детей не считая.
        Вернулись с добычей — она была большая.


Комментарии

1. Обычно эту фразу толкуют в том смысле, что переводчик на латынь сокращал немецкий оригинал, что очень даже вероятно. Но не исключено, что эта фраза принадлежит самому Виганду, который хотел сказать, что в своей хронике он старался избегать ненужного многословия.

2. Слово кустош (польское kustosz, латинское custodis) буквально означает сторож, хранитель. В католической церкви это одна из престижных церковных должностей. От этого же слова происходит и фамилия Кустодиев.

3. В оригинале: vulgari teutonico. Часто встречающееся в хронике латинское выражение vulgariter буквально означает: в просторечии, на простом языке.

4. Больное место хроники Виганда — сбитая хронология, особенно в самом начале рассказа. В 1292 году состоялся литовский набег на Польшу, и его тоже воглавлял Витень, но описываемые здесь события происходили в 1311 году. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 149 и 168.

5. В оригинале: preceptoribus. Это многократно используемое в хронике латинское слово означает «наставники». Очень любопытно, какое немецкое слово изначально употреблял сам автор, но об этом можно только догадываться. Имеются в виду представители высшего руководства ордена (провинциальные магистры, великий маршал, великий комтур и т. п.), а также комтуры и фогты.

6. Карл фон Трир (Tyr) — великий комтур (1304-1311) и великий магистр (1311-1324) Тевтонского ордена. Родился в городе Трире (1265), где в 1818 году родился и его тезка Карл Маркс. В 1317 году под давлением орденской оппозиции Карл фон Трир подал в отставку и покинул Пруссию. В 1318 году по требованию папы он был восстановлен в должности, однако в Пруссию так и не вернулся. Умер в Трире (1324), где и похоронен. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 170-171.

7. В оригинале: Rutenis. Имеются в виду русские.

8. Витень (Wytan) — сын Пукувера-Будивида, старший брат Гедимина, великий князь Литовский (1295-1316). Стоит отметить, что наш автор титулует его литовским королем — так же, как потом и Ольгерда с Кейстутом. Кстати, в 1293 году отец Витеня Пукувкер был еще жив и правил. См.: Пашуто В.Т. Образование Литовского государства. М., 1959. Стр. 492-493.

9. В оригинале: per deserta, что по-латыни буквально означает через пустыню. Cлово deserta очень часто встречается в орденских хрониках для обозначения пустынного, то есть не заселенного места. Поляки при его переводе употребляют не слишком ходовое у нас слово пуща. Однако следует понимать, что в данном случае имеются в виду не просто пустынные места, а именно дремучие леса, и именно так это слово и будет толковаться в нашем переводе.

10. Очередное преувеличение. Столь длительных литовских вторжений в источниках не зафиксировано.

11. Несколько неожиданная ошибка Виганда. Замок Инстербург был основан только в 1336 году, а в описываемое время еще не могло быть никаких «инстербургских» хоругвей.

12. По расчетам самого Виганда, это должен быть 1319 год, но Витень к тому времени уже умер. Дусбург рассказывает похожую историю под 1311 годом. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 168.

13. Традиционно считают, что германский император Генрих VII (1308-1313), находясь в Италии, был отравлен. Однако надежные источники не подтверждают эту версию.

14. В оригинале: Papilouken. Эта деревня находилась наподалеку от Растенбурга (Кентшина).

15. В оригинале: sanctissimum cristi corpus. Имеются в виду просфоры для причастия.

16. В оригинале: sacramentum.

17. Из этих слов как бы следует, что христиане не соглашались отречься от своей веры, и Витень расправился с ними.

18. В оригинале: ymagine virginis de Holland. Латинское слово Holland соответствует немецкому слову Eylau. Прейсиш-Эйлау — нынешний город Багратионовск в Калининградской области. О каком-то особо чтимом образе Богоматери из Эйлау никакие другие источники не сообщают, однако само известие вполне правдоподобно и весьма любопытно.

19. В оригинале написано: vix fugiens interfectus esset et capite truncatus manu cuiusdam fortis cruciferi. Это место иногда переводят как ошибочное сообщение о гибели Витеня. Однако латинский текст вряд ли стоит толковать таким образом, поскольку далее в рассказе самого Виганда «литовский король» оказывается жив и только жалуется на сильный удар по голове.

20. В оригинале: Papelauken, то есть название написано иначе, чем в прошлый раз. Но в латинском переводе Виганда это дело обычное. Смотри примечание 14.

21. В оригинале: unus e vobis, suius caput ferreum fuit.

22. В оригинале: Tusemer. У нас почти нет сомнений, что автор имел в виду Генриха Дусемера (1280-1353), будущего великого магистра (1345-1351), а тогдашнего простого брата Тевтонского ордена. Это одно из множества уникальных известий Виганда, которое, впрочем, никакими другими источниками не подтверждается.

23. Перстень и печать — символы власти великого магистра.

24. Папой тогда был Иоанн XXII (1316-1334), сын сапожника. Несмотря на свой преклонный возраст, считался одним из наиболее энергичных пап того времени. Всю жизнь боролся со спиритуалами. Он канонизировал Фому Аквинского (1323), не признал избрание Людвига Баварского германским королем и предал его анафеме (1324), ввел праздник Троицы (1334). Именно при Иоанне XXII был утвержден церковный кодекс, который вплоть до 1919 года считался главным источником канонического права. См.: Ян Веруш Ковальский. Папы и папство. М., 1991. Стр. 145-148.

25. В отличие от Дусбурга, который всю эту историю излагает довольно невнятно, Виганд рассказывает ее подробно и толково, причем явно симпатизирует Карлу. Смотри примечание 6.

26. Рижский архиепископ (1304-1341) Фридрих Пернштейн был убежденным противником Тевтонского ордена и в 1325 году отлучил орден от церкви. Но с 1312 по 1324 и с 1325 по 1341 годы архиепископ отсутствовал не только в Риге, но и вообще в Ливонии. Фридрих постоянно жил в Авиньоне, где и скончался 22 марта 1341 года.

27. В оригинале: Wernherus de Orsla. Вернер фон Орселн (1280-1330) — уроженец Гессена, сын фогта Орзелна (Урзелна), комтур Мариенбурга и великий комтур (1314-1324), великий магистр Тевтонского ордена (1324-1330). Уделял внимание развитию Кёнигсберга: пожаловал поселению Кнайпхоф статус города (1327) и основал госпиталь Святого Георгия (1329).

28. В начале 1328 года император Людвиг Баварский вступил в Рим, где 17 января короновался императорской короной и объявил о низложении папы Иоанна. Смотри примечание 24.

29. Николай V (1275-1333) — антипапа (1328-1330). Францисканец и спиритуал. В 1328 году император организовал его избрание папой. Однако уже в 1329 году Иоанн XXII отлучил нового папу от церкви и объявил о низложении Людвига Баварского с императорского престола. В 1330 году Николаю V пришлось бежать из Рима. Он прибыл в Авиньон, где бросился к ногам Иоанна XXII и просил прощения. См.: Лео Таксиль. Священный вертеп. М., 1988. Стр. 219-220.

30. Каркус (Каркси) — орденский замок и волость в южной Эстонии.

31. В оригинале: Wytan. К тому времени (1324) Витень давно уже умер. Смотри примечание 8.

32. В 1325 году Локетек женил своего сына Казимира на дочери Гедимина (а не Витеня) Альдоне (1309-1339), которая приехала в Краков и в 1333 году была коронована королевой Польши. Их дочерью была Елизавета (1326-1361), жена померанского герцога Богуслава V.

33. Женой Локетка и матерью всех его детей была Ядвига Калишская, дочь Болеслава Набожного. Но автор намекает вовсе не на нее, а на вышеупомянутый союз Локетка и Гедимина, скрепленный браком их детей. Смотри примечание 32.

34. Куявия и Мазовия довольно долго не признавали власти Владислава Локетка, который 20 января 1320 года в Кракове был официально провозглашен польским королем.

35. Сын Людвига Баварского стал маркграфом Бранденбурга, а сам Людвиг претендовал на контроль над Поморьем. Папа Иоанн XXII, постоянно враждовавший с Людвигом Баварским, был склонен поддерживать всех его противников. В 1330 году поморские князья официально передали свои владения под опеку папы.

36. В оригинале: Nanczke. Виганд искажает имя Ванко. Речь идет о Вацлаве III (1293-1336), князе Плоцком (1313-1336), правнукe Конрада I Мазовецкого и внуке Отакара II Пржемысла (по матери). В апреле 1321 года он заключил военный союз с Тевтонским орденом. В 1325 году Локетек предпринял против Вацлава карательный военный поход, а в 1327 году тот совершил ответный набег. Когда в 1329 году Вацлав попытался помириться с Локетком, орденские войска вторглись и в Мазовию. В том же году Вацлав был вынужден признать себя вассалом Яна Люксембургского.

37. В оригинале: terram teutonorum. Это несомненная описка или опечатка — так считал и Фойгт в издании 1842 года. Должно быть: polonorum.

38. Виганд как бы отличает короля Богемии (Чехии) от герцога Люксембургского, но на самом деле это один и тот же человек. Ян (Иоанн) Люксембургский (1296-1346) уже с 1310 года формально считался королем не только Чехии, но и Польши, чем и объясняются его постоянные конфликты с поляками и тесная дружба с Тевтонским орденом. Был отцом императора Карла IV Люксембургского — вероятно, самого знаменитого из чешских королей (1346-1378). Погиб в битве при Креси. См.: Раймон Казель. Иоанн Слепой. Граф Люксембурга, король Чехии. СПб, 2004. 

39. В январе 1327 года Ян Люксембургский с войсками подступил под Краков, и лишь интервенция венгерского короля Карла Роберта заставила чехов отойти от стен польской столицы.

40. В оригинале: Medwaglen. Так Виганд называл жемайтскую крепость у подножия горы Меджиогалис. Это название по-литовски означает «верхушка дерева». Верхушки соседних деревьев достигали вершины горы.

41. 2 февраля 1329 года.

42. Частое заключение перемирий и столь же частое их нарушение было характерной чертой тогдашних орденско-польских отношений.

43. В оригинале: Walden. Виганд имеет в виду уже упоминавшегося князя Ванко. Смотри примечание 36.

44. Орденский капитул состоялся осенью 1329 года.

45. В оригинале: sumpta copia contra fratres in Livonia hostiliter se exhibuit, et Castrum ei dederunt. Это место толкуют по-разному. Обычно считают, что речь здесь идет о Рижском замке, но старый в то время был уже разрушен, а новый еще не построен. Более вероятно, что Виганд имел в виду Мемель или Дюнамюнде. 25 мая 1328 года ливонский магистр передал прусским братьям замок Мемель, а всего через месяц (23 июня) рижские бюргеры едва не захватили орденский замок Дюнамюнде, недавно также переданный прусским братьям. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М.,1997. Стр. 207, 212 и 216.

46. См: 2 Петра 2:22.

47. Отто фон Лютерберг — тогдашний кульмский комтур (1320-1333). Его не следует путать с Отто фон Лютербергом, ливонским магистром (1267-1270), погибшим в битве при Карусе.

48. В оригинале: Mosborg. Мосборг — вероятно, Пшедеч (Przedecz).

49. В оригинале: Wischegrot. Вишогруд был важнейшей в Куявии крепостью на Висле.

50. 25 июля 1330 года.

51. 17 июля 1330 года.

52. В оригинале: Carteus. Вероятно, речь идет о Крушвицах. По польским данным, немцы перебили там 66 человек.

53. 29 июня 1330 года. Хотя все три замка были взяты в течение одного месяца, об их захвате Виганд рассказывает в порядке, обратном указываемым им же датам.

54. 14 сентября 1330 года.

55. В оригинале: Rex Lokut.

56. Вероятно, выкупленный из плена староста Накло, о котором говорилось выше.

57. Венгерско-польская армия разоряла Хелминскую землю в первой половине октября 1330 года.

58. Имеется в виду Добжинь (Gordyn), и не деревня (villam), а столица Добжиньской земли — город, который союзникам взять так и не удалось.

59. Венгерский жупан Вильгельм Дрюгет, которого венгерский король Карл Роберт прислал на помощь своему союзнику Локетку.

60. 18 октября 1330 года противники заключили перемирие до лета 1331 года.

61. В оригинале: Brawenburg.

62. Рождество Девы Марии — 8 сентября 1330 года.

63. В этой главе, описывающей события 1330 года, правление Витеня без какого-либо авторского пояснения внезапно сменяется правлением Гедимина, который далее и фигурирует в качестве «литовского короля». На самом деле Витень умер еще в 1316 году.

64. В оригинале: terram Osterrodensem. Орденский замок Остероде (Оструда) находился к северо-западу от Танненберга и был тогда деревянным.

65. В оригинале: Frater Detmarus, magiser piscatorum. Очень ценное известие, подтверждающее, что Тевтонский орден имел своего рыболовного инспектора, причем им был один из орденских братьев.

66. Lobow — это, вероятно, Лебау (Любава), знаменитая битвой 1263 года. Любава находится к юго-западу от Остероде. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 104.

67. В оригинале: de Dijr. Речь идет о фогте кульмского епископа Отто (1323-1349). Смотри примечание 6.

68. Имеется в виду литовский «король», то есть Гедимин.

69. 24 декабря 1330 года.

70. В оригинале: Kurnig. Это местечко Кауерник над рекой Дрвенцей.

71. Прусский замок Страсбург (Strosburg) — нынешний польский город Бродница на берегу реки Дрвенцы.

72. Вольфрам фон Нелленбург (Wuluran de Nellenborg) — дойчмейстер, то есть магистр Тевтонского ордена в Германии (1330-1361).

73. В оригинале: de Bruma. В описываемое время ливонским магистром был Эберхард фон Монгейм (1328-1340). Еще комментаторы издания 1842 года недоумевали по поводу этой ошибки, приписывая ее переводчику немецкого текста на латынь.

74. 14 сентября 1330 года. Виганд, который выше описывал события декабря 1330 года, здесь возвращается назад, чтобы рассказать кое-какие подробности предыдуших событий. С подобным мы еще не раз столкнемся и в дальнейшем.

75. Смотри примечание 59.

76. Неудачная осада союзниками Добжиня происходила в конце сентября 1330 года. Смотри примечание 58.

77. 8 сентября 1330 года.

78. В оригинале: Lubitz. Речь идет о уже упоминавшейся Любаве. Смотри примечание 66.

79. В оригинале: Gelebrow. Комментаторы издания 1842 года так и не поняли, какое именно место имелось в виду. Но не исключено, что здесь что-то напутал переводчик, и речь идет о Голубе, упоминаемом ниже.

80. Возможно, Липпа (Lippa) — это Либемюль (Миломлин) недалеко от Остероде. Хотя более похоже название Липпинкен (Lippinken), ныне Липники, но это далеко — на левобережье Вислы.

81. Шенёнзе (Schonensee) — ныне Ковалево-Поморске в Добжиньской земле.

82. Это едва ли не единственное известие современника об использовании орденскими рыцарями арканов.

83. В оригинале латинский текст выглядит так: Lutherum de Wonsdorff, commendatorem terre, Guntherum de Swartzburg commendatorem de Cristburg etc. Здесь, разумеется, что-то напутано, хотя и неизвестно кем: автором или переводчиком. Лютер фон Вонсдорф далее не упоминается и по другим источникам неизвестен. Зато очень вероятно, что автор имел в виду Лютера Брауншвейгского, будущего великого магистра (1331-1335) и тогдашнего комтура Христбурга (1314-1331). А вот Гюнтер фон Шварцбург комтуром Христбурга (1331-1334) стал позже описываемых событий. Возможно, автор путает его с его братом или родственником Зигхардом фон Шварбургом, о котором смотри примечание 86.

84. В этом месте оригинал испорчен, что особенно отразилось на польском переводе, где пропущено заметно больше, чем в латинском тексте.

85. Смотри примечание 47.

86. В оригинале: Grudentz. Грауденц — нынешний Грудзияж. Зигхард фон Шварцбург (Segehardus de Schwartzburg) был комтуром Биргелавы, но вскоре вернулся на прежнюю должность комтура Грауденца.

87. В оригинале: Magister de Teuthonia. Смотри примечание 72.

88. Это первое упоминание Виганда о ливонском магистре Эберхарде фон Монгейме, причем в Пруссии мы видим его раньше, чем в Ливонии. Смотри примечание 95.

89. Виганд ошибается. Перемирие между Локетком и орденом было заключено 18 октября 1330 года, в день святого Луки, а не Иоанна. Рождество Иоанна Крестителя — 24 июня, усекновение главы Иоанна — 29 августа. 24 августа 1330 года сепаратный мир с орденом заключили жители Рацияжа.

90. В оригинале: Prutenorum. Это, конечно, обычная описка, а должно быть Rutenorum, то есть русские.

91. 4 марта 1330 года.

92. В оригинале Cweren. Возможно, должно быть Culmen, то есть Кульмская земля.

93. 21 марта 1330 года.

94. День святых Вита и Модеста отмечают и 16 мая, и 15 июня. В 1330 году среда была именно 16 мая, а 15 июня была пятница. Хотя Виганд часто путается с хронологией, похоже, что на сей раз он указал совершенно точную дату закладки рижского орденского замка: 16 мая, а не 15 июня 1330 года, как принято считать.

95. Эберхард фон Монгейм (1275-1346) — ливонский магистр (1328-1340). В 1330 году захватил восставшую Ригу.

96. О постройке нового орденского замка под 1330 годом сообщает и Герман из Вартберга. Фактически это тот самый замок, который можно видеть и сегодня, хотя, разумеется, он ремонтировался и частично перестраивался. В настоящее время рижский замок — резиденция президента Латвии. См.: Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том II. Рига, 1879. Стр. 101.

97. Новый орденский замок был построен на участке, на котором прежде находился госпиталь Святого Духа.

98. Тринадцатые календы декабря — за тринадцать дней до 1 декабря, то есть 18 ноября 1330 (а не 1331) года. Это было воскресенье.

99. Вигилия Святой Елизаветы — канун дня Святой Елизаветы (19 ноября), то есть опять-таки 18 ноября. Дусбург датирует убийство по-другому: в октавы святого Мартина Зимнего. День святого Мартина — 11 ноября, октавы (восьмой день) — 18 ноября. Дата 12 ноября в русском переводе указана ошибочно. См.: Виганд из Марбурга. Новая прусская хроника. М., 2014. Стр. 25.

100. В оригинале: Iohannes de Gindorf. Петр из Дусбурга это имя пишет иначе: Ioannes de Endorph, что предпочтительнее, так как Дусбург был реальным современником убийства великого магистра, а Виганд в том году, возможно, еще и не родился. См.: Scriptores rerum Prussicsrum. Erster band. Leipzig, 1861. Стр. 219.

101. Дусбург пишет, что убийца кинжалом «пронзил его тело», а не пробил голову. Возможно, именно поэтому историки считают, что ран было нанесено несколько. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 217.

102. Орденские братья были особами духовного звания, и применение к ним смертной казни церковью категорически не приветствовалось. К тому же прусские епископы поспешили объявить убийцу душевнобольным. Меру наказания для него в данном случае определил сам папа.

103. Мариенвердер (Квидзын) — орденский замок в Пруссии. Вернер фон Орселн был убит в Мариенбурге (Мальборке), но похоронен в Мариенвердере, в 35 км к югу от Мальборка. Следует отметить, что ни Дусбург, ни Виганд не указывают точное место убийства, а Герман из Вартберга вообще ничего об этом не пишет. Погребение Вернера в Мариенвердере никаких сомнений не вызывает, в 2008-2009 годах его останки были эксгумированы и изучены.

104. Ошибка Виганда. Лютер Брауншвейгский был избран великим магистром в 1331 году.

105. Invocavit — первое воскресенье Великого Поста или шестое воскресенье перед пасхой. В 1331 году у католиков этот день приходился на 10 февраля, хотя обычно называют 17 февраля.

106. Лютер был сыном герцога Брауншвейгского, однако сам он герцогом не был, как не был ландграфом и Конрад Тюрингский, великий магистр Тевтонского ордена в 1239-1240 годах.

107. Война между Тевтонским орденом и Польшей началась еще при Вернере фон Орселне.

108. В оригинале: totam Almaniam. Призыв магистра был обращен ко всем немцам Германской империи.

109. Замок Христмемель на северном берегу Немана был разрушен 1 августа 1328 года по условиям того же самого соглашения, в силу которого ливонские братья передали прусским братьям замок Мемель (Клайпеда). См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 212.

110. Любопытно, что едва ли не главной причиной убийства великого магистра Виганд считает его двухлетней давности приказ о сносе замка Христмемель. Не исключено, что убийца прежде служил в Христмемеле.

111. В оригинале: Anno 1331. Kal. Julii in die sancti Johannis baptiste. Не указано какие именно календы, поэтому в русском переводе написано: 1 июля. Но, скорее всего, тут случайно пропущена цифра 7, так как Рождество Иоанна Крестителя (Ивана Купала) — 24 июня. Это был не день объявления войны, а день окончания ранее заключенного перемирия.

112. Иоанн (Ян) Люксембургский (1296-1346) — граф Люксембурга (1310), король Чехии (1310), маркграф Моравии (1310-1333) и титулярный король Польши (1310-1335). Отец императора Карла и дед императора Сигизмунда. Погиб в битве при Креси. См.: Раймон Казель. Иоанн Слепой. Граф Люксембурга, король Чехии. СПб, 2004.

113. Праздник Воздвижения Креста — 14 сентября 1331 года.

114. Дитрих фон Альтенбург (1282-1341) — комтур Рагнита (1320-1324), комтур Бальги (1326-1331), великий маршал (1331-1335) и великий магистр (1335-1341) Тевтонского ордена. Сын альтенбургского бургграфа Дитриха. В 1307 году прибыл в Пруссию и простым братом ордена служил в замке Рагнит. Участвовал в походах на Бисену (1316), на замок Гедимина (1324), в битве под Пловцами (1331), в походах на крепости Пуне (1336), Байербург (1338) и Велюону (1339). Едва ли не главный участник орденско-польской войны 1327-1332 годов, в результате которой поляки понесли большие потери и лишились части своей коренной территории, в том числе Добжиньской земли и части Куявии. Основал замок Прейсиш-Эйлау (1325), нынешний Багратионовск; город Розенталь (1326), нынешний Бартошице, и замок Инстербург (1336), нынешний Черняховск. Скончался в Торуни 6 октября 1341 года. Первый великий магистр ордена, похороненный в Мариенбурге (Мальборке), который при нем стал крупнейшим и сильнейшим из орденских замков Пруссии. Несмотря на свое сравнительно недолгое правление, Дитрих фон Альтенбург считается одним из самых выдающихся руководителей Тевтонского ордена за всю его историю.

115. Отто фон Лютерберг — кульмский комтур (1320-1333). Его не следует путать с Отто фон Лютербергом, ливонским магистром (1267-1270), погибшим в битве при Карусе.

116. В оригинале: Thomas de Offart Comes. Возможно, Томас, граф де Бофор. Сеньория Бофор находилась в Шампани, но принадлежала англичанам. В 1302-1327 годах сеньором де Бофор был Генри Ланкастер. Графством сеньория Бофор сделалась только в 1347 году.

117. 22 июля 1331 года орденская армия под командованием великого маршала Дитриха фон Альтенбурга переправилась через Вислу у Вишогруда.

118. В оригинале: Frienstad. Это название (в другом месте — Vrienstad) может означать своего рода немецкое истолкование латинского смысла польского названия Униев. Но, возможно, Униев скрывается за названием Weinin.

119. Здесь начинаются те самые географические загадки, о которых уже упоминалось во вступлении. Виганд говорит о шести населенных пунктах, но сам перечисляет семь, а с Быдгощью (Bidgustiam) — даже восемь. Из них только Пиздры (Pijsor) и Шрода (Strodam) не вызывают никаких сомнений. Есть и парные названия, которые могут означать одно и то же место, например, Жнин (Benyn, Weinin) и Победжишки (Pobeditz, Polesitz). Реальная последовательность орденских побед с 27 июля по 1 августа 1331 года была следующей: Пиздры — Шрода — Костржин — Победжишки — Клецко — Жнин. Это был настоящий блицкриг.

120. Тогдашняя миля составляла около 7,5 км, соответственно, полмили — это 3,5 — 4 км. Возможно, это говорилось просто для красного словца, но не забудем, что наш автор — человек военный. Ясно, что речь идет не о размерах лагеря (это слишком много), а о войске на марше. Если представить его в виде колонны по пять человек в шеренге и с дистанцией три метра между шеренгами (для пехоты это даже много, для конницы мало, но в среднем вполне приемлемо), то на километр растягивается войско примерно в 1 500 человек, а на четыре километра — в 5-6 тысяч человек. Это вполне соответствует нынешним представлениям о численности вторгшихся в Польшу орденских отрядов.

121. Войцех-Адальберт (955-997) — пражский епископ (982-989, 993), первый прусский миссионер (997) и католический святой (999).

122. По традиционной версии, мощи святого Адальберта, сначала хранившиеся в Гнезно, уже в 1039 году были перевезены в Прагу, где хранятся и ныне, а по другой — так и остались в Гнезно. Виганд придерживается второй версии, однако результаты орденских поисков скорее убеждают нас в истинности первой.

123. В оригинале: Nettze. Речь идет о реке Нотец, правом притоке Варты.

124. Имеется в виду Винцентий из Шамотул, великопольский староста и воевода Познанский. См.: Jana Dlugosza kanonika Krakowskiego Dziejow Polskich ksiag dwanascie, t.III, ks. IX. Krakow, 1868. Стр. 135.

125. В оригинале: Redsey. Это Радзиев (Radziejow).  

126. Из этого рассказа непонятно, догадывались ли немцы о том, что поляки их преследуют, или же это оказалось для них совершенной неожиданностью.

127. Имеется в виду Брест-Куявский, а не Брест-Литовский.

128. Именно решение разделиться и оказалось для немцев роковым. Смотри примечание 44.

129. Орденские хронисты обычно считают только «своих», то есть немцев, а иногда и вообще одних лишь орденских братьев. При этом численность вспомогательных войск (в данном случае пруссов), как правило, была не меньше, чем немцев, а нередко именно эти войска и составляли главные силы крестоносцев. Можно предположить, что с маршалом всего было не менее тысячи человек, но вряд ли более двух тысяч.

130. В оригинале: Hora autem terciarum. Монастырское время исчислялось от восхода солнца, так что в данном случае третий час — это между девятью и десятью утра.

131. У нас нет сомнений, что маршал немедленно послал гонцов за ландкомтуром, иначе столь быстрое возвращение последнего трудно объяснить.

132. Традиционно считается, что хоругвь — это от 500 до 1000 человек, но на самом деле ее численность была меньше и примерно соответствовала роте. В данном случае орденская хоругвь составляла человек 250, а польская была явно больше и могла достигать 400-500 человек.

133. В оригинале: Anno 1300. Nonas Decembris, что означает 5 декабря 1300 года. В данном случае не только дата, но и год указан ошибочно.

134. На сей раз это верная и общепризнанная дата битвы под Пловцами: 27 сентября 1331 года.

135. В оригинале: frater Ywan.

136. В оригинале: qui sub bona custodia tenebantur inter fossata a Polonis. Откуда под Пловцами взялись рвы — неизвестно. У немцев не было времени их выкопать, да это им было и не нужно, так они не собирались здесь задерживаться. Остается предположить, что это были какие-то хозяйственные сооружения.

137. По другим известиям, поляки оставили в живых и увели с собой около 30 знатных орденских пленников, и именно их немцы собирались обменивать на польских пленных, о чем еще будет речь. Почему они не увели с собой Дитриха или не убили его — непонятно. Возможно, тот был прикован к возу, а возиться с ним было некогда. В возникшей суматохе все было возможно.

138. Отто фон Вонсдорф (Wunsdorff) — великий комтур ордена (1330-1331), преемник Фридриха фон Вильденберга (1324-1330). Странно, что поляки убили великого комтура, но оставили в живых великого маршала.

139. В оригинале: Junior Rex. Сын Локетка, тогдашний наследник престола и будущий польский король Казимир Великий (1333-1370). Тогда ему был 21 год.

140. Это сообщение в хронике идет после известия об избиении немецких пленников и перед известием о возвращении комтура. Получается, что Казимир бежал еще до окончания первой фазы сражения, в которой поляки одержали победу.

141. Генрих фон Плауен был фогтом помезанского епископа. Считается, что он принадлежал к тому же семейству, что и великий магистр Тевтонского ордена Генрих Реусс фон Плауен (1469-1470).

142. Вероятно, здесь ошибка переводчика или писаря, так как весь предшествующий монолог Виганд вкладывает в уста Отто, а вовсе не Дитриха.

143. Смотри примечание 47.

144. Виганд ни разу не упоминает название селения, по которому и называют это знаменитое сражение. Пловце (Plowce) находится по дороге из Радзиева в Брест.

145. То, что польский епископ сообщил о своих действиях великому магистру, служит доказательством того, что убитые немцы были похоронены вместе с поляками и, стало быть, включены в приведенное ниже общее число погребенных. В противном случае подобное письмо не имело бы никакого смысла.

146. В оригинале: quomodo scilicet 4200 minus 13 sepelivisset. Итого 4187 похороненных поляков и немцев. Можно считать это число достоверным, хотя, на первый взгляд, оно совершенно не соотносится с цифрами, которые Виганд приводил выше. Поскольку общее число участников битвы под Пловцами (с обеих сторон) никак не превышало десяти тысяч, такие потери следует считать чудовищными, а само сражение — одной из кровопролитнейших битв средневековья.

147. День Святого Мартина — 11 ноября 1331 года.

148. Еще Фойгт (1842) на основании подобных известий сделал вывод, что в этой войне орден впервые стал пользоваться услугами наемников.

149. День Святой Елизаветы — 19 ноября. Октава — восьмой день после этого числа, то есть 27 ноября 1331 года. Это, действительно, была среда.

150. Гюнтер фон Шварцбург — комтур Христбурга (1331-1334).

151. В данном случае речь идет не о Рождестве 1332 года, а еще о предшествующем годе, то есть 25 декабря 1331 года.

152. Брест-Куявский был захвачен орденскими войсками 20 апреля 1332 года.

153. В оригинале: Leslaw. Имеется в виду Иновроцлав, сдавшийся 26 апреля.

154. На латыни эта не особенно понятная фраза выглядит так: Et subjecte terre iste servierunt Magistro, milites atrque clientes etc.

155. Кульмская (Хелминская) земля с XIII века была частью орденского государства. Два ее главных города: Кульм (Хелмно) и Торн (Торунь).

156. В оригинале: Dribantz. Дрвенца (прусская Древанта) — правый приток нижней Вислы. Польские войска наступали со стороны Добжиньской земли.

157. Владислав — имя вышеупомянутого польского короля. Локетек (Локоток) — это его прозвище.

158. Реминисцере (Reminiscere) — второе воскресенье Великого поста, в данном случае 28 февраля 1333 года. По другим источникам, перемирие было заключено еще в конце осени 1332 года и должно было действовать до 15 августа 1333 года. Но дата Виганда предпочтительнее, так как у него получается перемирие сроком ровно на полгода. Потом оно продлевалось.

159. Владислав I Локетек умер 2 марта 1333 года.

160. День святой Маргариты — 13 июля.

161. В оригинале: Patost. Длугош пишет, что крепость Пакощь (Pakosc) сдал брестский воевода Войцех из Кошилец. Но произошло это не в 1333, а еще в 1332 году. См.: Jana Dlugosza kanonika Krakowskiego Dziejow Polskich ksiag dwanascie, t.III, ks. IX. Krakow, 1868. Стр. 147.

162. Эту фразу можно истолковать и так, что при великом магистре Винрихе фон Книпроде между орденом и Польшей все-таки происходили какие-то военные столкновения.

163. Здесь опять путаница с годами. Герман из Вартберга датирует эти события 1330 годом, то есть до начала основных событий орденско-польской войны. См.: Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Том II. Рига, 1879. Стр. 101.

164. В оригинале: Santcore. Герман из Вартберга называет эту местность Сантегольм, что можно перевести и как Святой Остров.

165. День Святого Лаврентия — 10 августа, октава этого праздника — 18 августа.

166. День Очищения Девы Марии — 2 февраля 1333 года. Герман из Вартберга подтверждает датировку этого похода.

167. Лютер Брауншвейгский скончался 18 апреля 1335 года.

168. В оригинале: decimus octavis in ordine, Magiser nobilis. Вероятно, Виганд пользовался своей собственной нумерацией прусских магистров и при этом, как и Дусбург, некоторых пропускал. Дусбург, например, восемнадцатым прусским магистром считал Зигфрида фон Фейхтвангена (1303-1311). См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 167.

169. В оригинале: Sepius in Choro cantabat, quum notas novit dulciter modulare.

170. Елизавета Тюрингская (1207-1231) — одна из самых почитаемых в Тевтонском ордене католических святых. Умерла в 24 года и почти сразу после смерти была канонизирована (1235). Особое распространение ее культ приобрел после того, как великим магистром ордена стал Конрад, родной брат мужа Елизаветы. См.: Игнатьев А. Битва за Прибалтику. XIII век. Калининград, 2017. Стр. 216.

171. Пятидесятые ноны мая — за 50 дней до 7 мая, то есть 19 марта.

172. 19 марта 1331 года. Согласно грамотам, 25 апреля 1331 года Дитрих уже был великим маршалом, что подтверждает дату избрания, указанную Вигандом.

173. Смотри примечание 114.

174. Отец великого маршала Дитриха был бургграфом Альтенбурга. Его тоже звали Дитрих.

175. Год в данном случае Виганд указывает ошибочно, должно быть не 1336, а 1335.

176. Тридцатые календы апреля — за тридцать дней до 1 апреля, то есть 1 марта 1335 года. Дитрих был утвержден великим магистром 15 августа 1335 года, но избран, разумеется, раньше.

177. Людвиг (1315-1361) — маркграф Бранденбурга (1323-1351), сын императора Людвига Баварского. В 1336 году ему было всего 20 лет.

178. В оригинале: Comes de Namen. Обычно считают, что имеется в виду Филипп III (1319-1337), граф де Намюр (1336-1337), сын Жана I, графа де Намюр (1298-1330). Но Филиппу в то время было всего 16 лет, поэтому не исключено, что это мог быть его брат Ги II (1312-1336), граф де Намюр (1335-1336).

179. Бертольд VII (1272-1340) — граф (1284) и имперский князь (1310) фон Хеннеберг (Hennenberg) , граф Кобург (1313). В 1323-1330 годах был опекуном малолетнего Людвига Бранденбургского, которого сопровождал и в этом походе. Его сын Бертольд был братом ордена госпитальеров.

180. В оригинале: galeas. Это несколько неожиданное заявление автора может иметь два объяснения. Первое: большая часть крестоносцев была вообще без шлемов, что маловероятно. Второе: имелись в виду не шлемы вообще, а именно рыцарские шлемы, закрывавшие всю голову и лицо.

181. Reminiscere — второе воскресенье Великого поста. В данном случае это 25 февраля 1336 года. Обычно именно эту дату и приводят в качестве даты падения крепости, однако текст лучше толкуется так, что в этот день крестоносцы только выступили в поход. Оборона Пиленай происходила в начале марта.

182. В оригинале: Castrum Pillenen. Литовское слово pilenas означает обитатель замка, так что трудно отделаться от ощущения, что название этой крепости Виганд производит от литовского слова pilis (замок), причем с уменьшительным оттенком: «крепостенка». Еще Соловьев называл эту крепость «острожком». В литовской историографии утвердилось название Пиленай. См.: Соловьев С. М. Сочинения, кн. II. М., 1988. Стр. 245.

183. В оригинале: in terra Troppen. Название до сих пор не идентифицировано, хотя именно оно является ключевым словом при определении реального местоположения крепости Пиленай. В настоящее время утвердилось мнение, что замок находился на Билёняйском кургане в Шилальском районе Жемайтии, где защитникам Пиленай установлен и памятник. Это предположение, казалось бы, окончательно подтвердили археологические раскопки 2016 года. Но сам Виганд при описании этого похода ни слова не говорит ни о Жемайтии, ни о жемайтах, ни о Ливонии. Напомним, что прежде замок Пиленай (или Пуне) историки помещали совсем в другом месте: на правом берегу Немана в направлении Инстербург-Тракай. На этой линии протекает и река Стрева, где позже произошла знаменитая битва 1348 года. По этой причине и ряду других, о которых не будем распространяться, эту вторую (а точнее — первую) версию пока не стоит отбрасывать.

184. Чтобы разместить 4 000 беженцев, крепость должна иметь размеры не менее 60х60 м, а это не такой уж маленький замок. К примеру, размеры Лидского замка: 80х90 м. Поэтому есть основания предполагать, что четыре тысячи литовцев — очередное преувеличение Виганда.

185. В оригинале: Comes de Hennenberg ibidem bene se habuit in hoc Castro. Из текста непонятно, чем этот поход был столь благоприятен именно для графа фон Хеннеберга. Возможно, ему досталась большая часть добычи.

186. В оригинале: Rex Lithevanorum. «Литовским королем» Виганд здесь именует, конечно, не Гедимина, а предводителя гарнизона крепости, имени которого не называет и, скорее всего, не знает. Принято считать, что этим предводителем был литовский князь Маргер (Маргирис), известия о котором встречаются в других источниках и по другому поводу.

187. В оригинале: Prutenos. Вероятно, крещеные пруссы играли важную, если не главную, роль при штурме крепости Пиленай. Но не исключено, что «пруссами» автор здесь называет орденских братьев из Пруссии. Оба варианта вполне допустимы и не исключают друг друга.

188. В оригинале: ignem, ligna et lapides.

189. Оборона крепости Пиленай — один из самых впечатляющих примеров героического сопротивления литовского народа орденской агрессии. Это событие отразилось в литовской литературе, изобразительном искусстве и даже в музыке. При этом факты обросли множеством эффектных домыслов. Но единственным подлинным историческим источником на этот счет была и остается только хроника Виганда. Герман из Вартберга ничего об этом не пишет.

190. В оригинале: Polenen. Название крепости в хронике приводится всего дважды, и оба раза оно написано по-разному.

191. Смотри примечание 187.

192. Смотри примечание 185.

193. В оригинале: inter Welyn et Bisten. Велюона (Юнигеда) и Бисена — многократно упоминаемые Дусбургом литовские крепости на правом берегу Немана. Они расположены выше замка Христмемель (сначала Бисена, потом Велюона) и ниже устья реки Дубиссы. См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М.,1997. Стр. 138, 146, 175.

194. В оригинале: in Insula Romaine. Литовские комментаторы хроники Дусбурга помещают Romainiai не между Бисеной и Велюоной, а намного выше по течению Немана, на левом берегу реки Невежис, недалеко от ее устья. Это уже совсем рядом с Каунасом.

195. Этот Мариенбург ни в коем случае не следует путать с будущей орденской столицей Мариенбургом (Мальборком) в нынешней Польше, в обустройстве и укреплении которого Дитрих фон Альтенбург тоже принимал самое деятельное участие. Различных Мариенбургов (Замок Марии) и Мариенвердеров (Остров Марии) во владениях Тевтонского ордена было немало, так как подобные названия были там едва ли не самыми популярными. Смотри примечание 103.

196. В оригинале: de Bergow. Отто фон Бергов, предводитель наемников. Смотри примечание 148.

197. В оригинале: de Bemund. Жан, сеньер де Бомон (1288-1356).

198. Вильгельм IV (1307-1345), граф Геннегау (1337) был сыном Вильгельма III (1280-1337), родного брата Жана де Бомона.

199. День Трех Королей — 6 января.

200. Речь идет о чешском короле Иоанне (Яне) Люксембургском и его сыне Карле, будущем императоре (1355-1378) и тогдашнем маркграфе Моравии (1333-1349).

201. Генрих XIV (1305-1339) — герцог Нижней Баварии (1310), в то время союзник Яна Люксембургского. Его сыну и преемнику Иоганну тогда не было и десяти лет, так что речь идет не о нем, а, скорее всего, о самом Генрихе Баварском, отца которого звали не Генрих, а Стефан.

202. В оригинале: dux Wentzislaus filius Hinrici ducis de Legenitz. Вероятно, имеется в виду Владислав (1296-1352), сын Генриха V, князя Легницкого (1278-1296). В описываемое время князем Легницким (1312-1342) был его брат Болеслав III Расточитель.

203. В оригинале: hic proipter ulcera, que habuit, nequivit in frare Prussiam nec in terram Paganoriim, sicut optabat. О болезни Карла нам ничего не известно, а вот у его отца именно в это время очень обострилась болезнь глаз. Не исключено, что Виганд (или его переводчик на латынь) болезнь отца перенес на сына.

204. Ян Люксембургский находился в Пруссии в январе-феврале 1337 года. В конце марта он вернулся в Прагу, где сразу же принялся за лечение, но в результате лишь окончательно ослеп на один глаз. См.: Раймон Казель. Иоанн Слепой. Граф Люксембурга, король Чехии. СПб, 2004. Стр. 288-290.

205. К тому времени Владислав Локетек давно умер, и польским королем был его сын Казимир. Смотри примечание 159.

206. Венгерским королем в 1310-1342 годах был Карл I Роберт. С 1337 года он был союзником Казимира в их совместной борьбе с императором Людвигом Баварским. В международных делах Карл Роберт часто брал на себя роль третейского судьи, как, впрочем, и Ян Люксембургский.

207. Смотри примечание 201.

208. Сооружение Тевтонским орденом замков на островах реки Неман и ее притоков вошло в моду именно при Дитрихе фон Альтенбурге.

209. Сорок братьев — это большой гарнизон. Во многих орденских замках не насчитывалось и двух десятков братьев-рыцарей.

210. Натанги и самбы — прусские племена. Обычно Виганд пишет просто «пруссы». Но если в других орденских хрониках XIV века самбы фигурируют довольно часто, то натангов Виганд упоминает, пожалуй, впервые.

211. Байерн (Beyeren, Beyorn) — по-немецки «Бавария». Имеется в виду Байербург («Баварский замок»).

212. Троица 1338 года — 31 мая.

213. С легкой руки Стрыйковского надолго утвердилось мнение, что «тракайский король» был сражен пулей, поскольку в Европе в те годы уже было известно огнестрельное оружие. Но у Виганда написано telo igneo, что по-латыни означает «огненный снаряд», а это может быть пуля, пушечное ядро, но и горящая стрела. Пуля не может поджечь флаг, к тому же стрелял не первый встречный, а командир лучников. Добавим, что зажигательные стрелы использовались и в арбалетах. См.: Gudavicius E. Ka reiske “ugnine ietis” (telum igneum) Vygando kronikoje // Lietuvos istorijos metrastis, 1984. Vilnius, 1985.

214. Долгое время «тракайским королем» считали самого Гедимина, который как раз после этого рассказа окончательно исчезает со страниц хроники Виганда. Лишь сравнительно недавно выдвинуто весьма обоснованное предположение, что под Байербургом погиб не сам Гедимин (это не соответствует и по времени), а его сын Витовт (которого ни в коем случае не следует путать с Витовтом Великим). И хотя ни один из источников это имя не упоминает, русским летописцам был хорошо знаком Юрий Витовтович — сын Витовта и внук Гедимина. См.: Gudavicius E. Kas zuvo prie Bajerburgo? // Lietuvos TSR Mokslu Akademijos darbai. A seria. T.4 (89). Vilnius,1984.

215. Поскольку именно это предложение долгие годы толковалось неверно, полностью приводим его латинский оригинал. Accidit, quod quidam frater Tilemannus de Sunpach magister sagittariorum telo igneo vexillum combussit et statim post paganorum regem de Tracken telo volnerat in collum inter scapulas, et mortuus est, suscipiens partem cum dampnatis et ita pagani post plurima dampna perpessa, cum scandalo abierunt.

216. Генрих Дусемер (Dusmer) (1285-1353) — член конвента Рагнита (1318) и Кёнигсберга (1327), прокуратор Тапиау (1328), комтур Рагнита (1329), фогт Самбии (1333), комтур Бранденбурга (1334), Кёнигсберга (1335), Страсбурга (1339), великий маршал (1335-1339) и великий магистр (1345-1351)Тевтонского ордена.

217. В оригинале: Wenducken. Предполагается, что речь идет о Видукле, расположенном к западу от Россиен (Расейняй).

218. Вознесение (Успение) Девы Марии отмечается 15 августа. В канонических текстах Библии о вознесении Марии вообще не упоминается, Официально этот догмат был провозглашен католической церковью только в 1950 году.

219. 14 августа 1338 года. Смотри примечание 137.

220. В оригинале: Galekouken. Считается, что это где-то в окрестностях Меджиогалиса, где есть похожие топонимы.

221. Дитрих фон Альтенбург был авторитарным правителем, поэтому подобное неподчинение следует считать фактом весьма необычным. Возможно, причина была в сильных морозах, о которых упоминалось выше. Но не исключено, что не последнюю роль в этих событиях сыграл Генрих Дусемер, так как в том же году Дитрих сместил его с поста великого маршала и отправил комтуром в Страсбург.

222. Рейнским палатином или пфальцграфом в описываемое время (1329-1353) был Рудольф II (1306-1353), племянник императора Людвига Баварского.

223. Вероятно, автор имеет в виду переговоры с поляками, результатом которых стал знаменитый Калишкий мир (1343), заключенный уже после смерти Дитриха (1341). Подчеркнем, что папа по этим вопросам занимал тогда антиорденскую позицию.

224. Непорочное зачатие Девы Марии (8 декабря) католическая церковь объявила праздником только в 1476 году, а в качестве догмата утвердила только в 1854 году. Даже в богословских вопросах Дитрих фон Альтенбург опережал своих современников на целые столетия. Отметим, впрочем, что православная церковь вообще не признает этот догмат.

225. В данном случае речь идет об орденской столице Мариенбурге (Мальборке). Смотри примечание 114.

226. Виганд упорно не желает распрощаться с Владиславом Локетком, который давным-давно умер. Когда автор говорит о польском короле после 1333 года, следует читать Казимир. Смотри примечания 159 и 205.

227. В оригинале: de Bunslow. Вероятно, Виганд (или его переводчик) что-то не так написал, а имелся в виду князь Болеслав Легницкий. Смотри примечание 202.

228. Смотри примечание 223.

229. Смотри примечание 200.

230. Великим комтуром Тевтонского ордена в 1338-1342 годах был Людольф Кёниг.

231. День Святого Вита (die sancti Viti) — 15 июня. Здесь, вероятно, ошибка, и имелся в виду не святой Вит, а святой Вакх, день памяти которого отмечается 7 октября. Дитрих фон Альтенбург скончался в Торуни в октябре 1341 года. В конце 1341 года умер и Гедимин. Если он и пережил своего главного врага, то буквально на месяц-два. Смотри примечание 214.

232. Смотри примечание 224.

233. 3 января 1343 года. Трудно сказать, с чем конкретно связана эта дата. Мирные переговоры продолжались уже лет десять и насчитывали немало важных эпизодов. В Калише польский король Казимир отказался от Гданьского Поморья, Хелминской и Михаловской земель, официально передав их Тевтонскому ордену 8 июля, а грамотами Калишского мира король и великий магистр обменялись в деревне Вержбичаны под Иновроцлавом 23 июля 1343 года. Смотри примечание 199.

234. Смотри примечание 226.

235. Гнезненский архиепископ (1342-1374) Ярослав Богоря из Скотник.

236. Вармийский епископ (1337-1349) Герман Пражский (род. 1280).

237. 6 января 1342 года великим магистром Тевтонского ордена (1342-1345) был избран Людольф Кёниг (1285-1347). Но Виганд, который столько внимания уделил кончине Дитриха фон Альтенбурга, ни словом не упоминает об этом событии.

238. Вильгельм II Смелый (1307-1345) — граф Голландии, Зеландии и Геннегау (1337). Участник битвы при Слейсе (1340). Погиб в бою с фризами 26 сентября 1345 года. Смотри примечание 198.

239. Людольф Кёниг был родом из Нижней Саксонии. В 1326 году он приехал в Кёнигсберг, где в 1329-1331 годах был хаускомтуром, потом великим казначеем (1331-1338) и великим комтуром (1338-1342) Тевтонского ордена. Но Виганд постоянно пишет имя этого магистра неправильно, явно путая его с Лютером Брауншвейгским. Впрочем, это неверное написание может быть виной и переводчика на латынь, о чем смотри предисловие.

240. Название замка Виганд (или его переводчик) каждый раз пишет по-разному: Beyerborg, Beyersburg, Beyeren. Смотри примечание 211.

241. Упоминание о военных (militibus) в данном случае весьма любопытно, так как датчане не имели в северной Эстонии постоянных военных контингентов. Получается, что Виганд (или его переводчик) излагает дело так, будто бы эстонское восстание изначально было направлено в том числе и против ордена. Но орден не был частью здешней датско-немецкой администрации, датскому королю не подчинялся и пока что ничем перед эстонцами не провинился. Гёнеке тоже все время подчеркивает, что восставшие намеревались искать у ландмейстера покровительства и защиты.

242. В оригинале: Ystenses и Osalyenses. Эзельцы — жители острова Эзель (Сааремаа). С упоминанием эзельцев Виганд поторопился, так как восстание на Эзеле началось позднее, чем в Гарриене. Гёнеке приступает к рассказу об эзельцах, когда он практически уже все рассказал о восстании в других регионах северной Эстонии.

243. Харриенцы (Hargenses) — жители провинции Гарриен (Харьюмаа), где в Юрьеву ночь началось эстонское восстание и где оно достигло своего пика.

244. Речь здесь идет не о короле Дании (как может показаться), а о короле Швеции, который был врагом датского короля. Гёнеке пишет, что восставшие эстонцы обратились к фогту Або, шведскому подданному, и через него обещали признать власть шведского короля в обмен на помощь и заступничество.

245. В 1340-1345 годах ливонским магистром был Бурхард фон Дрейлебен.

246. Изенборг (Yzenborg, Yzerborg) — Изборск.

247. Об этом сражении подробно пишут и русские летописи и точно его датируют: 1 июня 1343 года. См.: Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950. Стр. 356, 357.

248. День святого Лаврентия — 10 августа. Осада Изборска продолжалась, по Виганду, 8 дней, а по сообщениям русских летописей — 10 дней. Если датой окончания осады считать 13 августа, то началась она 5 августа, как и пишет Виганд. По летописным известиям датой начала осады считают 3 августа 1343 года, но известие Виганда заслуживает не меньшего доверия.

249. В колдовство наш автор верит так же простодушно и безоглядно, как и в Бога. При этом он, похоже, не очень-то все это и осуждает.

250. В оригинале: per quendam prudentem Bayorum adducunt.

251. Орденский замок Роденпойс (Rodenproyens), построенный в 1322 году, находился примерно на середине пути между Исксюлем и Турайдой.

252. 15 августа. Смотри примечание 218.

253. Смотри примечание 209.

254. Иервен (Ярвамаа) — одна из провинций (маакондов) Северной Эстонии, административным центром которой был город Вейсенштейн (Пайде).

255. По другим известиям, Стечке был не только фогтом Иервена, но и комтуром Вейсенштейна.

256. Страсбургский комтур Генрих — Генрих Дусемер. Смотри примечание 216.

257. Биргелава (Birgelaniensis) — нынешний польский город Берглово.

258. В оригинале: Commendator eciam de Engelsburg 3us cum dictis missus est. Переводчик на русский в этом месте неверно истолковал латинский оригинал. Он решил, что комтур Страсбурга и Генрих Дусемер — это два разных человека и, стало быть, вместе с комтуром Биргелавы их трое. На самом деле трое их стало только вместе с комтуром Энгельсбурга. См.: Виганд из Марбурга. Новая прусская хроника. М., 2014. Стр. 37.

259. Энгельсбург (Engelsburg) — нынешний польский город Покрживно.

260. 11 ноября 1343 года. Смотри примечание 147.

261. Эти и другие «чисто прусские» подробности интересны хотя бы потому, что они отсутствуют в хронике Гёнеке. И все же изучающему историю так называемого «восстания Юрьевой ночи» следует опираться в первую очередь на Гёнеке, у которого события 1343 года описаны намного подробнее и толковее, чем у Виганда.

262. Так как устройство этого укрепления разные источники описывают по-разному, приводим оригинальный латинский текст. Osaliensis vero in profunda palude septo grandi circumdederunt se, habente 3 valvas, in quo erigunt fortalicium, forte de lignis connexum pro defensione sua, quod nec igne nec sagittis poterat vinci.

263. Поскольку хронологическая шкала у Виганда намечена разве что тонким пунктиром, здесь необходим комментарий. Восстание на острове Эзель (Сааремаа) началось 24 июля 1343 года. Той же осенью орден предпринял карательный поход на Сааремаа, начало которого Виганд датирует 11 ноября. В феврале 1344 года состоялся второй поход, во время которого и произошла описываемая битва. Но у Виганда оба похода как бы слились в один, так что у неподготовленного читателя приводимые им даты (вполне достоверные) могут вызвать недоумение. Тем не менее его оригинальный рассказ о походе на Сааремаа историки оценивают достаточно высоко.

264. 15 февраля 1344 года, и это совершенно точная дата, так как великий пост в этом году начинался 16 февраля.

265. В оригинале: Regem Wesse, qui ibidem captivatus fuit et strictissime ligatus et juxta anchas suspensus. Подробности казни Вессе иногда толкуют довольно причудливо (оторвали ноги, посадили на кол и т.п.). Но наиболее вероятно, что он был повешен за ноги, так как подобная казнь в ордене иногда применялась — за самые позорные преступления. О повешении за ноги упоминает и Гёнеке, который, кстати, ничего не знает про Вессе.

266. 25 декабря 1343 (а не 1344) года. На первый взгляд, это противоречит предшествующему рассказу, однако в данном случае Виганд приводит дату возвращения из того похода, начало которого сам датирует 11 ноября 1343 года. Но потом был еще один поход, а точнее — даже два похода на Эзель. Смотри примечания 263 и 264.

267. Смотри примечание 200.

268. Королем Венгрии в 1342-1382 годах был Людовик (Лайош) I Великий, которому в 1345 году еще не исполнилось и двадцати лет.

269. Смотри примечание 238.

270. Гюнтер фон Шварцбург (1304-1349) — представитель старшей (Бланкенбургской) линии графов Шварцбургских. Был союзником Людвига Баварского, после смерти которого (1347) включился в борьбу за императорскую корону против Карла Люксембургского. 30 января 1349 года четырьмя курфюрстами Гюнтер был избран королем Германии, но уже 14 июня того же года скончался — вероятно, от чумы.

271. В оригинале: Et notificatum fuit magistro per quandam animosam paganam.

272. В начале 1345 года ливонский ландмейстер отправился в очередной поход на Эзель.

273. Виганд, вероятно, путает Доблен и Терветен, так как Гёнеке пишет, что литовцы сожгли недавно восстановленный замок Терветен и лишь потом пошли на Митаву. При этом Гёнеке ничего не пишет о Доблене, как и Виганд о Терветене.

274.  Дитрих (Theodoricus) фон Рамбоу — комтур Риги. 

275. Нет полной уверенности, что подобное событие имело место в действительности. Возможно, эту «страшилку» автор позаимствовал у Дусбурга — для большего драматического эффекта. Именно так поступил автор Оливской хроники. Но это могло быть и истинным происшествием. Дело в том, что изымание внутренностей было не просто чьей-то садистской выходкой, а обрядом языческого жертвоприношения, известным и у других народов. Виганд и сам говорит о «жертвенной крови» (sanguinem eius sic sacrificando). См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 82.

276. Сегевольд — Сигулда.

277. В оригинале: vulgariter. Это слово в орденских хрониках нередко употребляют по отношению к местным названиям, (пусть и онемеченным), подчеркивая их отличие от «благородных» названий типа Христбург, Мариенвердер и т.п.

278. Смотри примечание 273.

279. Из слов Виганда можно сделать вывод, что Кёниг (по-немецки король) — это не родовое имя, а прозвище. Трудно сказать, было ли оно почтительным, ироничным или имело какой-то совершенно иной смысл. Смотри также примечание 239.

280. 14 сентября 1345 года.

281. 13 декабря 1345 года.

282. В оригинале: campum Angken. Оукаим или Аукайме в Жемайтии к северо-востоку от Тауроге.

283. В оригинале: campum Germedie. Возможно, Гирджияй к северу от Юрбаркаса.

284. 2 ноября. Подушный день — осеннее время сбора подушных податей. Но четвергом этот день был в 1346, а не в 1345 году.

285. Растенбург — нынешний польский Кентшин.

286. Иоханнисбург — нынешний польский город Пиш (Pisz) на реке Писа, притоке Нарева, которую не следует путать с рекой Писса в Калининградской области. В 1878 году Иоханнисбург был внесен в список городов, пограничных между Западной и Восточной Пруссией.

287. 29 марта 1347 года. Смотри примечание 105.

288. Замок Гирдауен — ныне город Железнодорожный Калининградской области.

289. Люненбург (Luenenburg) — крепость на реке Губер между Бартенштейном и Бартеном.

290. Для литовцев не было никакой разницы между орденскими владениями и землями вармийского епископа, но наш автор эту разницу понимает и даже подчеркивает. В описываемое время епископом Вармиии (1337-1349) был Герман Пражский.

291. Рёссель (Roessel) — замок к западу от Растенбурга. Уроженцем Рёсселя был вармийский епископ (1424-1457) Франц Кушмалец, предшественник Энея Сильвия.

292. История с Люненбургом нуждается в пояснении. Важный орденский замок с прилегающей территорией получал статус комтурства только в том случае, если податей с окрестных земель было достаточно, чтобы обеспечить нужды его усиленного гарнизона. В противном случае статус команды понижался до пфлегерства под началом так называемого «попечителя» (пфлегера), подчинявшегося одному из соседних комтуров. Важнейшей привилегией комтурства считалось наличие своего собственного конвента, иметь который пфлегерству не полагалось. См.: Бахтин А.П. Ordo Teutonicus. Тевтонский орден. Калининград, 2020. Стр. 450.

293. Почти в то же самое время с Инстербургом произошла та же самая история, что с Люненбургом. Окрестные земли в те времена были очень слабо заселены и часто разорялись литовскими набегами. В результате Инстербургское комтурство тоже вскоре понизили до пфлегерства. Комтуры Инстербурга известны только за 1339-1346 годы. См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 168.

294. Конец февраля-март 1347 года.

295. День Святой Иды — 4 сентября, однако в издании 1842 года указано 6 октября.

296. Землю Волменсем (terram Wolmensem) следует искать между Велау и Вонсдорфом, то есть в районе Алленбурга.

297. Земля Вонсдорф упоминается еще Дусбургом. Ныне это поселок Курортное Правдинского района, расположенный на реке Лаве.

298. Одна из довольно грубых хронологических ошибок Виганда. Дело было в 1348 году.

299. Смотри примечание 308.

300. О численности участников битвы на Стреве смотри: Кузьмин А. В. Восточная Европа и поражение войск Великого Княжества Литовского в битве на р. Страве 2 февраля 1348 года // Studia Historica Europae Orientalis, № 5. Минск, 2012.

301. Инстербург — нынешний Черняховск в 90 км к востоку от Кёнигсберга (Калининграда). Замок был основан в 1336 году по указанию великого магистра Дитриха фон Альтенбурга.

302. В оригинале: Frater Siffridus de Danveld marschalkus et frater Wynricus Kniprode magnus commendator. (Брат Зигфрид фон Данфельд, маршал, и брат Винрих Книпроде, великий комтур).

303. В оригинале: Streban. Стрева — правый приток реки Неман. Двигаясь от Немана по льду реки Стревы, зимой можно было пройти почти полпути до Вильнюса — как туда, так и обратно.

304. 23 января 1348 года.

305. В оригинале: senes cum junioribus occisi sunt. Как и все орденские хронисты, Виганд временами демонстрирует просто пугающую кровожадность. Это не мешает ему в других случаях проявлять и сочувствие, и милосердие — и тоже, похоже, совершенно искренне.

306. В оригинале: vulgariter de Plosckow.

307. 2 февраля 1348 года.

308. Тогдашним комтуром Гданьска был Герхард фон Стеген.

309. В оригинале: L. fuerunt occisi juxta vexillum. В данном случае буква L — латинское число 50. Ясно, что речь здесь идет только о знати. Гёнеке тоже сообщает, что погибло полсотни знатных рыцарей. Исходя из обычной практики, это число следует умножить на десять, а то и на двадцать — это и будут реальные орденские потери. Они могли достигать тысячи убитых, а то и больше.

310. 18 000 убитых русских и литовцев — число заведомо нереальное, однако именно это число фигурирует в большинстве источников, в том числе даже в русских летописях. Виганд опирался на донесение Генриха Дусемера, а оно носило явно пропагандистский характер. Только Рогожский летописец приводит реальную цифру потерь — 4 000 убитых. Ее и следует придерживаться.

311. Довольно редкое прямое указание на то, что на тогдашних орденских знаменах (по крайней мере, на некоторых) было изображение Девы Марии. Отметим, что ни на одном из орденских знамен под Грюнвальдом (а их Длугош описал 51) подобного изображения не было.

312. Велау — нынешний Знаменск в 50 км к востоку от Кёнигсберга (Калининграда).

313. Зигфрид фон Данфельд или Дахенфельд (Dahenfeld) — великий маршал Тевтонского ордена в 1347-1359 гг. Смотри примечание 302.

314. Литовские «волости» Гесов (Гайжува) и Пастов (Пастува) располагались между нижними течениями рек Невежис и Дубисса. Волости Пернаве и Эрголен (Эйрагола, Ариогала) находились несколько севернее.

315. Алеманами автор называет всех жителей Германской империи, но в первую очередь немцев.

316. В оригинале: Thomas de Offert, по Фойгту — граф Томас из Оксфорда (de Oxford). Восьмым графом Оксфордом был Томас де Вер (1336-1371), однако в те годы ему было не более 13 лет, он еще не был полноправным носителем графского титула и вряд ли успел накопить достаточно грехов. Отметим также, что лордом-канцлером Англии в 1345-1349 годах был Джон Оффорд.

317. Здесь какая-то путаница, возникшая, вероятно, в результате латинского перевода. В латинском тексте написано: «из Рагниты спустился по Мемелю до Велюоны и Писты». Но по отношению к Велюоне и Писте замок Рагнит находится значительно ниже по течению, так что маршал либо прибыл в Велюону из Рагнита (но тогда он поднимался по реке, а не спускался), либо, наоборот, прибыл в Рагнит из Велюоны. Дальнейший текст указывает на первый вариант, хотя и второй исключать не следует. Смотри примечание 314.

318. 14 августа 1348 года. Смотри примечания 218 и 252.

319. Никто из комментаторов Виганда особенно не сомневался, что речь идет об острове Родос, который с 1310 года находился под властью ордена госпитальеров. Но все дело в том, что в годы правления великого магистра Тевтонского ордена Генриха Дусемера (1345-1351) на Родосе было настолько тихо, что в 1354 году папа Иннокентий VI пригрозил, что если родосские рыцари не активизируются против язычников, он переведет орден на материк. Виганд ошибался: в 1344-1348 годах военные действия против турок происходили в районе Смирны. В этой войне, в которой родосские рыцари тоже участвовали, действительно, погибло множество христиан, в том числе патриарх Константинопольский.

320. В 1332 году послом армянского царя Левона V в Европу был Стефан, епископ Тарса. Есть слабая надежда, что в 1348 году армянским посланцем мог быть тот же самый человек. См.: Микаелян Г.Г. История Киликийского Армянского государства. Ереван, 1952. Стр. 455.

321. В 1331-1365 годах Никея (Изник) считалась османской столицей, которая потом была перенесена в Адрианополь (Эдирне).

322. Имеется в виду Киликийская Армения (находившаяся на юге полуострова Малая Азия), тогдашним царем которой был Константин IV (1345-1363), резиденция которого находилась в Тарсе. Смотри примечание 320.

323. Орден Святого Василия Великого — католический монашеский орден византийского обряда (василиане). В XIV веке единственным василианским аббатством был монастырь Гроттаферрата в Италии.

324. Если автор имеет в виду не войну за Смирну, то есть и другое предположение, о каких событиях идет здесь речь. В апреле 1346 года туркмены и сельджуки захватили крепость Капан на границе Киликийской Армении. Против них выступил армянский царь Константин IV, но в этот момент на Киликию напали египетские мамлюки. Армянам трудно было вести войну на два фронта, и они понесли большие потери. См.: Микаелян Г. Г. История Киликийского Армянского государства. Ереван, 1952. Стр. 463-464.

325. Людвиг, герцог Баварии (1294-1347), в 1314 году был избран германским королем. В 1327 году он занял Рим, изгнав оттуда папу, однако его коронацию императором (1328) многие не признали, так как короновал его не папа. Впрочем, остальные германские князья в 1338 году заявили, что признают Людвига императором без согласия и утверждения папы, причем эту позицию поддержал и новый папа Бенедикт XII (1334-1342).

326. Иоанн XXII — римский папа в 1316-1334 годах. В 1324 году отлучил Людвига Баварского от церкви, и это отлучение, фактически действовавшее вплоть до смерти императора (1347), в 1346 году возобновил папа Климент VI (1342-1352).

327. Людвиг Баварский умер 11 октября 1347 года от инсульта, полученного во время охоты на медведя. Неизвестно, был ли инсульт результатом неудачного падения с лошади или же все было наоборот.

328. Виганд особо подчеркивает, что братья воодушевленно постились хлебом и водой согласно орденскому уставу. Все это внушает сильные подозрения в том, что без хорошей рождественской пьянки здесь точно не обошлось.

329. Пятница перед Рождеством была не в 1348 и не в 1349, а только 24 декабря 1350 года. Так как далее рассказывается об отставке Генриха Дусемера (1351), подобная датировка не выпадает из общей хронологии. Однако Виганд сообщает, что это происходило во времена «восточного» посольства, которое, таким образом, надо датировать не 1348, а 1350 годом. Муриниус прямо пишет, что Оливский монастырь сгорел в 1350 году, в пятницу.

330. Здесь Виганд сообщает не совсем точные сведения. В 1351 году Генрих Дусемер подал в отставку по болезни, после чего поселился в Барчианах, где и умер в 1353 году. Но похоронен он был, действительно, в Мариенбурге.

331. Праздник Трех Королей (Богоявление) — 6 января 1352 года. Это правильная дата, хотя во многих публикациях (в том числе и в Википедии) датой избрания Винриха фон Книпроде великим магистром называется 16 сентября 1351 года. Но это ошибка, так как указанное число — лишь время добровольной отставки Генриха Дусемера, предшественника Винриха.

332. Иоганн II Гогенцоллерн (1309-1357), одиннадцатый бургграф Нюрнберга (1332-1357) и дед курфюрста Фридриха I (1371-1440).

333. В оригинале: dominum Otygensem. Фойгт считал, что это был граф Людвиг фон Оттинген. В 1320-1321 годах великим госпитальером Тевтонского ордена был Герман фон Оттинген.

334. В оригинале: Gesow, Ergolen, Rosgeyn. Последовательность перечисления этих пунктов указывает на то, что войска ордена наступали от Немана на север вдоль реки Дубиссы. Смотри примечания 314 и 1302.

335. Смотри примечание 314.

336. Имеется в виду Куршский залив, который немцы называли Курише Хаф (Kurish-Hab) или просто Хаф.

337. В оригинале: Cacusken. Вероятно, нынешняя речка Большая Морянка.

338. Шаакен (Schacken) — ныне поселок Некрасово в Калининградской области.

339. В оригинале: Sopusken. Вероятно, нынешняя речка Крайняя.

340. Повунден (Powunden) — ныне поселок Храброво в Калининградской области.

341. В оригинале: Tacte. Вероятно, нынешняя речка Дунайка. Все три упомянутые речки с юга впадают в Куршский залив между нынешними Зеленоградском и Полесском.

342. Каймен (Kaymen) — ныне поселок Заречье в Калининградской области.

343. Дейма — река, которая впадает в Куршский залив в районе Лабиау.

344. Лабиау — ныне город Полесск в Калининградской области.

345. В оригинале: siege.

346. Хеннинг Шиндекопф — комтур Бальги (1350-1354), комтур Рагнита (1354-1359), великий маршал Тевтонского ордена (1359-1370).

347. Смотри примечание 336.

348. Кем был этот сын Кейстута, которого наш автор именует «смоленским королем»? Фойгт считал, что это был Патирг (Патрик, Патрикий). Но Патирг появляется в источниках и лет через десять после этих событий, так что получается, что это был другой сын Кейстута, который никем, кроме Виганда, не упоминается и чье имя никому не известно. Но есть и другая версия. Этот литовец был самозванцем, который, чтобы спасти себе жизнь, выдал себя за сына Кейстута, за что и был позорно убит своими соплеменниками.

349. В оригинале: pudibenda fuerunt detruncata. 

350. Зачем немцам понадобилась эта языческая процедура? Совершенно очевидно, что они не могли допустить, чтобы тело сына Кейстута досталось отцу в таком виде. Языческие похороны предоставляли возможность хоть как-то угодить Кейстуту и смягчить его гнев.

351. В оригинале написано: «в землях Лабиау», то есть литовцы грабили окрестности, а сам замок и город не были ими захвачены.

352. 3 марта 1353 года. Смотри примечание 105.

353. Ольгерд и Кейстут.

354. В оригинале: cum magno comitatu.

355. Решель (Ressel) — орденский замок к западу от Растенбурга (Кентшина).

356. В оригинале: advocatus.

357. Генрих фон Кранихфельд в 1361 году был пфлегером Растенбурга.

358. Замок Вартенбург (Wartenburg) — ныне городок Барщево к северо-востоку от Ольштына.

359. Слово Грюнелаукен (Gunelauken) c литовского языка можно перевести как «рыхлое поле», «болотистое поле».

360. День Очищения Святой Девы – 2 февраля 1355 года.

361. Великий маршал Тевтонского ордена Зигфрид фон Дахенфельд умер в 1359 году, так что «последним» этот поход был разве что в текущем 1355 году. Смотри примечание 313.

362. В оригинале наоборот: «между Рождеством и святками». Очевидно, первый пожар случился в конце декабря 1354 года, а второй — в самом начале 1356 года.

363. Куно фон Хаттенштейн — фогт Самбии (1354-1356), комтур Рагнита (1356-1359) и комтур Бранденбурга (1360-1370), впоследствии погибший в Рудавской битве. Смотри примечание 657.

364. 1 мая 1356 года.

365. Шаловис (Shalowis) — Шалауербург или так называемый «Замок скалвов» к северо-западу от замка Рагнит. Об этой крепости писал и Дусбург. Она была построена еще в 1293 году, однако незадолго до описываемых событий разрушена литовцами. См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 136.

366. В оригинале: Paterky. Смотри примечание 348.

367. Картен (Karten) – испорченное Гартен, то есть Гродно.

368. Алленштейн — Ольштын.

369. Гуттштадт (Gutenstadt) — нынешний польский город Добре Място. Это название — дословный перевод с немецкого.

370. В оригинале: de Barcun. Фойгт полагал, что это следует читать «из Бургундии».

371. Неясно, почему нюрнбергского бургграфа Виганд называет маркграфом. Нюрнберг был имперским городом и ни к какому маркграфству не относился. Бургграф Иоганн II умер как раз в 1357 году. Хотя Виганд об этом ничего не пишет, не исключено, что его болезнь была как-то связана с недавним походом. Смотри примечание 332.

372. В оригинале: Metoven. Река Митва, правый приток Немана.

373. В оригинале: Rogeyne. Это Россиене (Расейняй).

374. Субна (Subna) и Гальва (Galva) расположены на левом берегу реки Шушва, правого притока Невежиса.

375. Великий маршал (1347-1359) Тевтонского ордена Зигфрид фон Дахенфельт (Данфельд) скончался 26 ноября 1359 года. Фойгт пишет 2 ноября, но ставит знак вопроса — он в этой дате не уверен.

376. Граф Рудольф фон Вертхайм (Wirtheim).

377. В оригинале: Wynterburg. С учетом предшествующего известия может сложиться впечатление, что этот новый замок располагался где-то недалеко от Велюоны. На самом деле он находился совершенно в другом месте: на южном берегу Немана значительно ниже Тильзита и примерно на таком же расстоянии от устья Немана. Это замок Венкишкен, который Бётишер считал епископским замком, однако Виганду виднее. Как он выглядел, неизвестно, поскольку в документах его больше не упоминают с 1466 года. См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 178.

378. Казимир III Великий (1310-1370) — сын Владислава Локетка, король Польши (1333-1370).

379. Ронгарт (Rongart, Rogard) — Райгард (Reygrod). В русских летописях упоминается как ятвяжская крепость к западу от верховьев реки Бебры на стратегическом для ордена направлении на Гродно. В XIII веке это были владения ятвяжского князя Скоманта. См.: Памятники литературы Древней Руси. XIII век. М.,1981. Стр. 333.

380. Великий маршал (1359-1370) — Хеннинг Шиндекопф, фогт Самбии (1360-1369) — Рюдигер фон Эльнер, комтур Бальги (1360-1371) — Ульрих Фрике, комтур Бранденбурга (1360-1370) — Куно фон Хаттенштейн.

381. О местонахождении крепости Рунгенбруст (Rungenbrust) можно только догадываться, ибо ныне от нее не осталось даже развалин. Фойгт, например, даже не попытался ее поискать. Между Лохштедтом и Фишхаузеном (а это недалеко от Бальги) находился Розенбушский лес — возможно, там был и Рунгенбруст. Впрочем, это всего лишь наше предположение.

382. В отличие от Рунгенбруста, местоположение ныне не существующей крепости Гребин (Grebin) известно достаточно точно. Она находилась в 5 км к северу от нынешнего Озерска и прикрывала брод через реку Анграпу. Примечательно, что ее постройкой занимался комтур довольно далекой Бальги, а не пфлегер соседнего Инстербурга. См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 183.

383. В оригинале: «Gessenland!». Ландграфом Гессена (1336-1366) был Оттон Младший (1322-1366), сын и соправитель ландграфа Генриха II Железного.

384. Вернер фон Грюненберг. В оригинале: socius marschalci, cognomine de Grunenberd.

385. В оригинале: Rodan. Вероятно, небольшая речка Раудоне, впадающая в Неман западнее Велюоны.

386. Бранденбургский маркграф (1356-1365) Людвиг, третий сын императора Людвига IV Баварского.

387. Граф Иоганн II фон Каценелбоген (Katzenelbogen).

388. Граф Генрих фон Велденц (Yeldentz).

389. В то время заместителем великого магистра был Конрад Калмунд (Galemund).

390. Генрих фон Шёнинген официально был комтуром Рагнита в 1362-1364 годах, но, возможно, эти обязанности он исполнял и раньше.

391. Не исключено, что это был один из предков принцессы Дианы, урожденной леди Спенсер. Спенсеры стали графами только в середине XVIII века, но первый известный представитель этого рода жил в XIV веке.

392. Альбрехт Саксонский, которого орденские источники именуют dux Saxsoniae, позднее (1371-1376) был пфлегером Растенбурга. 

393. Делиц (Delitcz) — Фойгт считал, что это Додлицкий повят в Подляшье, но в любом случае речь идет о направлении на Гродно.

394. Нария (Naryam) — река Нарев.

395. Экерсберг (Eckersberg) — одна из самых восточных орденских крепостей. Ныне Окартово в Польше на берегу озера Снярдвы.

396. Вобель (Wobel) — надежно не идентифицированное название одного из малых озер, которых в этом районе великое множество.

397. Из предшествующего текста можно было бы предположить, что речь идет о Патрикии, но на самом деле имеется в виду Кейстут.

398. Префекта Эккерсберга Виганд почему-то называет Гадемаром (Hademar), но эту должность тогда занимал Генрих фон Кранихфельд. Упомянутый выше Ханке (Hanke) фон Эккерсберг не был орденским братом, и его «правильное» имя было Иоанн. Понятно, что на честь быть пленителем Кейстута претендовали многие рыцари. Посильге пишет, что этим человеком был Генрих фон Кранихфельд, тем самым как бы подтверждая слова Виганда. Но наш автор не забывает и про Хоберга, а впоследствии называет и еще нескольких немцев, без которых все это пленение могло вообще не состояться.

399. Смотри примечание 392.

400. 4 апреля 1361 года было Фомино воскресенье — первое воскресенье после Пасхи.

401. Альф (Alpf) был крещеным литовцем.

402. В оригинале: Libstat.

403. Почти все источники подчеркивают, что Кейстут (как потом и Витовт) стремился побыстрее избавиться от лошадей, и объясняют это не стремлением сбить погоню со следа, а боязнью, как бы его не обвинили в конокрадстве.

404. Здесь необходимо пояснение. Через двадцать лет (1382) история с побегом из орденского плена во многих деталях повторилась, причем на сей раз бежал уже Витовт, чья сестра Анна-Данута, действительно, была замужем за Янушем Мазовецким, о чем смотри примечание 1095. Поэтому некоторые историки считали, что в этом месте подробности того и другого побега Виганд мог и перепутать. Но на самом деле наш автор ничего не путает. Сестра Кейстута и дочь Гедимина Елизавета была замужем за плоцким князем Ванко, о котором смотри примечание 36. После смерти мужа (1337) княгиня правила как регентша до совершеннолетия своего сына Болеслава III Плоцкого. Тот умер в 1351 году, но передал матери в пожизненное владение Вишогрудскую каштелянию. Кроме того, неотчуждаемым «вдовьим наследством» Елизаветы был Гостынин. В 1361 году Кейстут пробирался именно в мазовецкие владения своей сестры. Елизавета умерла в 1364 году и была погребена в Плоцком соборе.

405. В оригинале: et nuncii sui presentes erant, qui iam secunda vice in Marienburg apud eum fuerant. Это не очень понятное место может быть истолковано двояко. Первый вариант: люди Кейстута приезжали в Мариенбург договариваться о его выкупе. Там они узнали, что их князь бежал, и отправились дожидаться его на литовскую границу. Могло быть и иначе: литовские посланцы сами принимали активное участие в организации бегства Кейстута и хорошо знали, куда и когда он должен прийти.

406. Крепость Йоханнисбург (castrum Johannis) к юго-западу от Экерсберга — ныне польский город Пиш.

407. В оригинале написано priveta, но, вероятно, должно быть privatum — отдельно стоящее укрепление.

408. Секрет (secretum) — приерно то же самое, что и privatum. В русских летописях этому латинскому слову соответствует понятие костер.

409. В оригинале слово Wyscher написано нечетко, поэтому Фойгт так и не смог его истолковать. Не исключено, что речь идет об окрестностях польского города Венгожево (немецкий Ангербург). В любом случае эта местность находилась на границе Пруссии и Литвы, так что литовцы могли считать ее спорной территорией.

410. С этого места хроники начинается рассказ о втором пленении Кейстута. Именно так это воспримет невнимательный читатель, но читатель внимательный сразу же заметит, что здесь что-то не стыкуется. Фойгт прямо пишет, что это место «темное и путаное». Но никакой особой путаницы здесь нет: просто Виганд второй раз рассказывает об одном и том же событии. В дальнейшем мы еще не раз убедимся, что это не досадная оплошность нашего автора, а вполне сознательный и не раз им используемый прием, с помощью которого он добавляет новые подробности, о которых в первый раз забыл упомянуть. Точно так же построен и его рассказ о Рудавской битве (1370), до сих пор сильно путающий исследователей. Из предисловия мы уже знаем, что вся хроника была написана Вигандом очень быстро — возможно, это и есть основная причина тех «вставок», которые он делает уже после основного рассказа. При этом подобные «вставки» бывают даже подробнее первого рассказа, с которым автор, похоже, потом вообще не сверяется и в любом случае его не переписывает.

411. В оригинале: Wernherus de Windekeyn. В другом месте Виганд называет Вернера фон Виндекейна префектом. Этого орденского брата не следует путать с Николаем Виндекаймом (Nicolaus Wyndekaym), который братом ордена не был. Смотри примечание 398.

412. Кто такой этот таинственный Дойбан (Doyban)? Возможно, это испорченное имя Иоанн. И здесь, и выше, и ниже мы имеем яркие примеры той самой путаницы с именами, о которой говорилось в предисловии.

413. В примечании 407 мы уже говорили, что в 1361 году Кейстут попадал в плен только один раз. В этом убеждают совпадения почти всех обстоятельств его пленения. Самый убедительный аргумент — то, что Кейстута якобы во второй раз пленили те же самые люди, что и в первый: Николай Виндекайм и Иоганн (Ханке) фон Экерсберг. Хотя бы по теории вероятностей вероятность такого, с позволения сказать, «совпадения» следует сразу же отбросить.

414. Численность потерь с обеих сторон (100/11) практически совпадает с той, которую Виганд называл в прошлый раз (130/14). Смотри примечание 407.

415. В оригинале: suum calceareorum. В прозаическом переводе это истолковали как «заведующий складом обуви». Но, возможно, это была какая-то низшая «придворная» должность типа постельничего.

416. Имеется в виду замок Мариенбург.

417. Вольфрам фон Балдерсхейм, великий комтур (1360-1374). В латинском переводе из немецкого слова Вольф (волк) получился Люпус. Смотри примечание 655.

418. Хенниг Шиндекопф, великий маршал (1359-1370).

419. Примечательно, что инициаторами и организаторами этого знаменитого похода Виганд уверенно называет великого комтура и великого маршала, но не великого магистра.

420. Ортульф фон Трир, комтур Эльбинга (1354-1371) и великий госпитальер (1354-1371).

421. Вернер фон Румдорф, комтур Христбурга (1355-1372) и великий трапиер (1355-1372).

422. Рутгер фон Эльнер, фогт Самбии (1360-1369).

423. Куно фон Хаттенштейн — фогт Самбии (1354-1356), комтур Рагнита (1356-1359) и комтур Бранденбурга (1360-1370), впоследствии погибший в Рудавской битве. Смотри примечание 657.

424. Ульрих фон Фрике, комтур Бальги (1361-1371).

425. Велюона (Welun) и Писта (Bisten) — неоднократно упоминавшиеся еще Дусбургом литовские замки на правом берегу Немана чуть ниже впадения в него реки Дубиссы.

426. Reminiscere — второе воскресенье Великого поста, то есть 6 марта 1362 года. В большинстве публикаций указывается 13 марта, но нам это представляется ошибочным. У католиков Великий пост начинается с Пепельной среды, то есть за 46 дней до пасхи. В 1362 году Пепельная среда была 23 февраля, а пасха -10 апреля. Смотри примечание 76.

427. Нерга (Nerga) — река Нярис или Вилия. Смотри примечание 1090.

428. В оригинале: sepem fortem cum foraliciis sive propugnaculis circumfodientes se.

429. В оригинале: magister carpentariorum, что означает мастер плотницкого дела.

430. В оригинале: tumeler. С латинского это можно перевести как оскорбление. Интересно, какое слово было в немецком оригинале.

431. В оригинале: Strosburgenses. Речь идет не о жителях французского города Страсбурга, а об отрядах Страсбургского комтурства. Прусский замок Страсбург — нынешний польский город Бродница на берегу реки Дрвенцы.

432. И здесь, и в других местах заметно, что нашему автору Кейстут представляется фигурой более значительной, чем Ольгерд, хотя традиция всегда считала Ольгерда «главнее». Возможно, дело в том, что Кейстут всегда воевал только на «западном фронте», тогда как Ольгерд откровенно предпочитал «восточный», то есть русские земли.

433. В оригинале: Smyrdens. В примечаниях к изданию 1842 года Фойгт писал, что не понимает значения этого слова, но подозревает, что тут какое-то личное имя.

434. В оригинале это сооружение именуется structura equalis allitudinis domus или просто domus. Подобная осадная башня по-немецки называлась Eben-Hoehen.

435. Domus по-латыни не только дом, но и любое место пребывания. Смотри примечание 434.

436. О каком строении здесь идет речь, из текста не вполне понятно. Есть основания предполагать, что это могло быть и просто межстенное пространство.

437. В оригинале: advocatus de Morungen. Морунген — нынешний польский город Мораг (Morag).

438. В оригинале: Joh. de Czeno Almannus.

439. В оригинале Vexillum de Elbingo.

440. В оригинале: сomes vero de Sponheim

441. В оригинале: comes Gerhardus de Wirneborg

442. В оригинале: Georgius de Hirtenberg. Его сопровождали Людвиг и Герлах фон Гогенлоэ.

443. В оригинале: in die palmarum. Это было Вербное воскресенье, 3 апреля 1362 года.

444. 6 апреля 1362 года.

445. В оригинале: quia mei non habebant caput; ideo mansi aput eos.

446. В оригинале: Michael venit de domo, adducens mensuram sagittarum, vulgariter selpschosse. При чем тут стрелы для арбалета, автор не объясняет. Возможно, это был какой-то условный знак для осаждавших.

447. В оригинале: Bayorum nomine Gilgut Genehutte. В примечании к изданию 1842 года Фойгт заявляет, что имя Гилгут часто встречается у литовских бояр. Нам такое имя не попадалось, но его без труда можно «собрать» из литовских слов gile (желудь) или gyle (глубина), а также слова gauti (получить).

448. Речь идет не о великом магистре ордена, а об уже упоминавшемся мастере Маркварде, начальнике над осадными орудиями. Смотри примечания 429 и 1142.

449. Из текста непонятно, что именно было подожжено: сама осадная башня или деревянные заграждения в проломе.

450. Как известно, Христос был распят в пятницу. Таким образом, еще раз подтверждается, что дело было в пятницу, то есть 8 апреля 1362 года.

451. В оригинале: vigilia Pasche. Это 9 апреля 1362 года.

452. Тогдашним комтуром Кёнигсберга считался сам великий маршал, однако здесь речь идет не о нем, а о хаускомтуре Дитрихе фон Ларане (Dietricus de Laran). Комтуром Бранденбурга был Куно фон Хаттенштейн, но в Бранденбурге тоже был свой хаускомтур, так что неясно, о ком из них говорит Виганд. Стоит отметить и то обстоятельство, что при штурме людей из Бранденбурга возглавлял комтур Эльбинга. Смотри примечания 657 и 658.

453. Рассказ Виганда позволяет совершенно точно датировать взятие Каунасского замка: пятница 8 апреля 1362 года (по старому стилю) или 16 апреля (по новому стилю). Все альтернативные даты, встречающиеся в публикациях, следует считать ошибочными. См.: Бахтин А.П. Ordo Teutonicus. Тевтонский орден. Калининград, 2020. Стр. 483.

454. Бурхард фон Мансфельд — будущий комтур Рагнита (1365-1373) и участник Рудавской битвы (1370). Не исключено, что он происходил из рода графов Мансфельд-Кверфуртских, однако в их официальных генеалогиях не упоминается, а граф Бурхард VIII фон Мансфельд, умерший в 1392 году — это явно другой человек. Cмотри примечания 643 и 662.

455. Войдат (Waydot) — сын Кейстута. Считают, что именно он возглавлял оборону Каунасского замка, однако прямых доказательств этого нет. По одним сведениям, Войдат умер от ран вскоре после пленения (1362), по другим — он потом был князем новогрудским вместе с братом Товтивилом (1401). Но поскольку Товтивил Кейстутович погиб в 1390 году, нам больше нравится версия, согласно которой этот второй Войдат был сыном Бутовта и внуком Кейстута.

456. Это мимоходом оброненное замечание призывает еще раз критически пересмотреть сообщения о литовских потерях в битве на Стреве (1348). Смотри примечание 214.

457. Неясно, о каком именно из двух «королей» идет здесь речь: об Ольгерде или о Кейстуте.

458. К чему здесь этот пассаж? Вероятно, автор хотел сказать, что происшествие на охоте было истолковано литовцами как весьма дурное предзнаменование.

459. Варфоломей (Бартоломеус фон Радам) — самбийский епископ в 1354-1378 годах.

460. Надо полагать, что речь идет о епископе Бартоломеусе, ибо никакие другие епископы в этом походе не участвовали, да и вообще подобное случалось исключительно редко.

461. В этом месте в оригинале небольшой пропуск, причем дальнейший текст относится к уже следующему дню.

462. 11 апреля 1362 года.

463. Виганд просто напоминает о том, что произошло в самом начале осады. Смотри примечание 427.

464. Смотри примечание 425.

465. Смотри примечание 420.

466. В оригинале: insulam vulgariter Gotis, то есть «Божий остров».

467. В оригинале: nolo culpari, si descendes percuciaris. Подробности убийства Гаштольда, родоначальника знаменитого литовского рода, приводит только Стрыйковский. Он пишет, что пленника убили двое немецких солдат, которые уже вели его к палатке маршала, но перессорились из-за ожидаемой награды. При этом Стрыйковский подчеркивает, что убийцами были не люди маршала, а жадные наемники. Хеннинг Шиндекопф был очень огорчен гибелью Гаштольда.

468. В оригинале: dominus Rupertus dux bavarie. Рупрехт I Пфальцский (1309-1390) — рейнский пфальцграф (1353-1390), сын Рудольфа, герцога Верхней Баварии.

469. В оригинале: Wynricus magister statuit stacionem suam in superiori loco.

470. День святой Агнессы — 21 января.

471. В оригинале: Parvern. К востоку от Эрголена (Эйраголы) находится Пернарова.

472. Генрих фон Шёнинген и Гюнтер фон Гогенштейн, бывший комтуром Остероде в 1349-1370 годах.

473. В оригинале: Labimo. Больше всего подходит Лабунов, расположенный на левом берегу реки Нявежис.

474. Волость Жеймы (Zeymen) находится к востоку от Лабунова.

475. В оригинале: Hanke Paschedach.

476. Речь идет о ливонском магистре (1360-1364) Арнольде фон Фитингофе.

477. Настоящий рассказ не привлек особенного внимания историков, нам же он представляется чрезвычайно интересным. По Виганду получается, что встреча прусских и ливонских рыцарей произошла случайно, и оба магистра сначала и не подозревали о том, что одновременно действуют в одном и том же районе. На состоявшейся встрече они договорились о том, что впредь будут согласовывать свои действия. Но наш автор чего-то мог и не знать, поскольку не принадлежал к высшему руководству ордена. Вполне вероятно, что встреча обоих магистров и их «тайная вечеря» были запланированы задолго до похода, и не стали сюрпризом для Винриха фон Книпроде.

478. Местечко Свилоне (Swilone) или Свилайнеляй располагалось на левом берегу реки Вилии выше Каунаса и ниже Ионавы.

479. Местечко Сетен (Seten) или Шатые находилось в полумиле от Свилоне и ниже по течению Вилии, но уже на правом берегу этой реки.

480. Нерга (Nerga) — река Нерис (Нярис) или Вилия.

481. В оригинале: sanctum virum. Речь идет о языческом жреце. Каким образом его «убеждали», Виганд не пишет.

482. Вознесение Господне — 1 июня, сочельник Вознесения — 31 мая 1363 года.

483. Местность Варлов или Верлау (terram Warlow), согласно, Фойгту, находилась в густых лесах между Вилькомирским повятом и рекой Невежис.

484. Стайтен (Stayten) — возможно, Шатые (Schaty) на правом берегу реки Нерга (Вилия).

485. Калантен (Kalanten) - вероятно, Кулайтува к западу от Готтесвердера.

486. В оригинале: in terras Pastowen, Gesowen, trans Mimilam. Пастува и Гайжува по отношению к Пруссии находились, действительно, «за Неманом», как, впрочем, и все остальные литовские земли, подвергшиеся орденскому нападению во время этого похода. Неясно, зачем автору вообще потребовалось подобное уточнение — возможно, «для рифмы». Смотри примечание 314.

487. Смотри примечание 425.

488. В оригинале: vulgariter Rense. Смотри примечание 277.

489. В оригинале: ducentes secum Lithuanos ac rutenos.

490. В оригинале: dominus de Hanow. Вероятно, Ульрих IV фон Ханау (1335-1380) — сын Ульриха III фон Ханау (1310-1370), тогдашнего правителя округа Ханау (Hanau), расположенного в Гессене восточнее Оффенбаха-на-Майне. В 1429 году Ханау стало графством. В Ханау родились братья Гримм.

491. В оригинале: in XLma. Речь идет о времени после пасхи, так что это 14 мая 1363 года или 5 мая 1364 года.

492. По сложившемуся обычаю, хоругвь Святого Георгия имел право нести только немец.

493. В оригинале: inhumaniter devastant.

494. В хронике Виганда часто встречаются такие понятия, как предупрежденная земля и непредупрежденная земля. В первом случае это означает, что разведчики успели заранее предупредить жителей о готовящемся нападении, во втором — что нападение удалось осуществить именно тогда, когда этого никто не ожидал.

495. В оригинале: gener Kynstud. Кем был этот зять Кейстута, можно только догадываться. Его зятем (мужем сестры) мог быть даже Давыд Городенский, но тот к тому времени давно погиб.

496. В оригинале: Johannes Baptiste. Фойгт считал, что здесь Виганд ошибся, так как имел в виду рождество евангелиста Иоанна (8 мая), а не рождество Иоанна Крестителя (24 июня).

497. В оригинале: Johannes Scriferod. Епископом Вармии в 1355-1373 годах был Иоанн Стрифрок (Ян Стрыпрок).

498. Вартенберг (Wartenberg) — ныне Барчево к северо-востоку от Ольштына. В тюрьме польского города Барчево в 1986 году умер отбывавший там пожизненное заключение Эрих Кох, гауляйтер Восточной Пруссии.

499. Примечательно, что высших сановников вармийского епископства Виганд тоже именует прецепторами (preceptis).

500. Подобное строительство должно было обойтись недешево, из чего следует, что епископство Вармийское имело хорошие доходы. Мы обращаем особое внимание на это обстоятельство, так как бюджет епископства никак не зависел от финансового положения самого Тевтонского ордена. Если бы Винрих фон Книпроде хотя бы частично финансировал это строительство, Виганд не преминул бы об этом упомянуть, но он этого не делает.

501. В оригинале: Wyrgalle. Вероятно, это тот остров, который позднее получил немецкое название Готтесвердер. Смотри примечание 466.

502. В оригинале: Nowesen. Это место находилось недалеко от устья реки Нявяжис. Название реки (Nevezis) происходит от санскритского слова vaagh (шелест) и может быть переведено как «бесшумная». Течение Нявяжиса, действительно, очень медленное, вследствие чего река имеет множество излучин.

503. Траппен (Trappen) - остров на Немане в устье Невяжиса.

504. Смотри примечание 390.

505. В оригинале: quorum nomina vocat historia.

506. Ортольф фон Трир в 1354-1371 годах был комтуром Эльбинга.

507. В оригинале: antemurale

508. Здесь мы опять сталкиваемся с повторным, причем более подробным, рассказом о том же самом событии, о котором наш автор уже рассказывал выше. Виганд снова запутывает свою собственную хронологию, читателей и историков. Если в первый раз гибель Гаштольда он датировал 1363 годом, то теперь с такой же уверенностью называет 1364 год. Смотри примечания 410 и 467.

509. В оригинале: quadragesima - первое воскресенье Великого поста (11 февраля 1364 года).

510. В оригинале: Iurgenburg.  Имеется в виду епископский замок Георгенбург (т.н. Малый Георгенбург), расположенный рядом с Инстербургом. Однако про сам замок не сказано, что Кейстут в тот раз его захватил или хотя бы осаждал.

511. В оригинале: Probestwalde. Фойгт так и не определился с этим топонимом. Название можно истолковать как «лес, [принадлежащий] пробсту». Надо полагать, что эта местность тоже находилась во владениях самбийского епископа.

512. В оригинале: latronum. Очевидно, это те же самые разбойники, которых Петр из Дусбурга именовал латрункулами. Это были своего рода «сухопутные корсары», привлекавшиеся орденом для выполнения особо опасных поручений. См.: Игнатьев А. Битва за Прибалтику. XIII век. Калининград, 2017. Стр. 435-436.

513. По латыни это deserta, что традиционно переводят как «пустыня», «пуща». Однако более удачным представляется немецкое слово wildniss, которое можно перевести как «чащоба».

514. Скалвы — одно из прусских племен. Здесь речь идет о тех скалвах, которые пошли на службу к Тевтонскому ордену. Для них даже строились специальные пограничные крепости, например, Шалауенбург (Замок Скалвов). См.: Петр из Дусбурга. Хроника земли Прусской. М., 1997. Стр. 143, 316.

515. В оригинале: Scholowen. Так могло называться любое поселение скалвов — на сей раз тех, которые ушли в Литву и теперь подчинялись литовским князьям.

516. Ангербург (Angerborg) — ныне Венгожево в Польше.

517. Бурхард фон Мансфельд, комтур Рагнита в 1365-1370 годах. Смотри примечание 454.

518. Рутгер фон Эльнер, фогт Самбии в 1360-1369 годах. Смотри примечание 422.

519. Томас де Бошан (1314-1369), 11-й граф Уорвик — участник битвы при Креси (1346), взятия Кале (1347) и битвы при Пуатье (1356). Кавалер Ордена Подвязки (1348).

520. На самом деле Уорвик находился в Прибалтике года три: с 1362 по 1365 год.

521. Воскресенье Excurge (начало масленицы) в 1365 году было 16 февраля, предшествующая пятница — 14 февраля.

522. Патрикей (Патрик, Патирг) — старший сын Кейстута.

523. Кто такой этот «король Александр» — вопрос интересный. Коялович считал, что наш автор имел в виду Александра Кориатовича, который незадолго до этого вместе со своим дядей Ольгердом участвовал в битве при Синих Водах.

524. Каустриттен (Caustriten) — не сохранившийся замок к востоку от Тильзита (Советска). См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 179-180.

525. Шплиттен или Шплиттер (Splitter) — не сохранившийся замок примерно в 3 километрах к западу от Тильзита. Как и Каустриттен, ныне этот замок находился бы в черте разросшегося города Советска.

526. Имеется в виду Куршский залив.

527. В оригинале: flumen vulgariter Neryne. Река Нерис или Вилия. Смотри примечание 480.

528. В оригинале: camerarius. Буквальный смысл этого слова: «заведующий кладовой», то есть эконом, ключник.

529. В оригинале: Popparter et Slawegen. Считается, что эти земли находились южнее орденского замка Иоханнисбург.

530. Сурвила (Surwillo) — литовский боярин. Он не был ни братом Бутавта, ни близким родственником Кейстута.

531. Бутавт (Бутовт) — сын Кейстута.

532. Смотри примечание 316.

533. Иоанн (Ян) Стрыпрок был вармийским епископом в 1355-1373 годах.

534. Вознесение Святой Девы — 15 августа.

535. Гайжува (Gaysow, Gessow) — упоминаемая еще Дусбургом волость в Литве в нижнем течении реки Дубиссы.

536. Лабуно (Labuno) — местность на левобережье реки Невежис к северо-востоку от Гайжувы.

537. В оригинале: Ywan.

538. В оригинале: flumen Nawosen. Возможно, это река Шушва, правый приток Невежиса, однако Виганд мог считать ее и самим Невежисом.

539. В оригинале: Curia. Наиболее общее толкование этого слова: «место общественных собраний». В любом случае это было большое и добротное здание, поэтому поляки употребили слово «дворец». Мы принимаем такое толкование, хотя слово «усадьба» выглядит предпочтительнее. Фойгт считал, что «дворец Ивана» находился в Ясвойне.

540. Получается, что сам боярин не знал немецкого языка, а его сын владел либо немецким, либо латынью.

541. В оригинале: Symen. Это то же самое, что и Zeymen — Жеймы, расположенные к северу от Ковно.

542. В оригинале: Swintoppenses. Швентичане — литовцы, жившие по берегам реки Швенты (Swintoppa).

543. В оригинале: Mirgenses. Возможно, речь идет о литовцах, живших по берегам реки Меркис (Merkys).

544. В оригинале: Labunen. Смотри примечание 536. Получается, что крестоносцы не только отступили от Вильно, но и вернулись в Жемайтию. Впрочем, из дальнейшего рассказа следует, что разные отряды двигались в разных направлениях.

545. В оригинале: Nergam. Смотри примечание 527.

546. Ортольф фон Трир, комтур Эльбинга (1349-1371).

547. Вернер фон Рундорф, комтур Христбурга (1355-1372).

548. Мяйшигола (Masgallen) находится к востоку от Кернаве и к северу от Вильнюса.

549. Шлоассен (Sloassen) — вероятно, Шланов (Шлиенава) восточнее Каунаса. Однако Фойгт искал это место западнее — в низовьях реки Невежис.

550. Норденбург (Nordenburg) — орденский замок к востоку от Гердауена (ныне Железнодорожный).

551. В оригинале: pecora transfigunt telis. В данном случае латинское слово «снаряд» однозначно толкуется как дротик. Смотри примечание 660.

552. В описываемое время Куно фон Гаттенштейн был комтуром Бранденбурга, а не префектом Норденбурга. Впрочем, возможно, здесь речь идет не о самом Куно, а о ком-то из его родственников. Смотри примечание 423.

553. В оригинале: silvam Kyrnen contra Lesken (лес Кирнен напротив Лескена). К югу от нынешнего Железнодорожного есть польское селение Gierkiny. Лескен — Лётцен, ныне польский город Гижицко.

554. В оригинале: sub cloacam. Вероятно, в данном случае имелся в виду так назваемый данскер — отхожее место на стене замка, которое нависало над крепостным рвом. Обычно словом клоака именуют канализационный сток.

555. Иоганн Коллин (Collint, Collin, Kollyn) — пфлегер Иоганнисбурга в 1361-1367 годах. См.: Namen-Codex der Deutschen Ordens-Beamten von Johannes Voigt. Konigsberg, 1843. Стр. 88.

556. Пфлегером Гердауена в 1365-1370 годах был Ульрих фон Вертхейм (Wertheim). В рукописи Weyneger исправлено на Meyneger, так что доверять этому чтению не следует. См.: Namen-Codex der Deutschen Ordens-Beamten von Johannes Voigt. Konigsberg, 1843. Стр. 85.

557. В оригинале: Frivoldus. Фромольд фон Фюнфгаузен — девятый рижский архиепископ (1348-1369).

558. Урбан V — римский папа в 1362-1370 годах.

559. Дерптский епископ (1346-1373) Иоганн фон Фюнфгаузен, брат Фромольда.

560. Бертрам Кремонский — князь-епископ Любека (1350-1377).

561. В оригинале: de Monte. Это латинская калька с немецкого слова Berg (гора). Имеется в виду Вильгельм II, граф Берга (1360-1380), сын Герхарда Юлихского.

562. Готтесвердер (Божий остров).

563. В оригинале: in Gollandiam. Фойгт полагал, что это жемайтская земля Гальне (Galianso), расположенная к северо-востоку от Эйраголы.

564. В оригинале: cum suis Nassutis. Так в Пруссии именовали большие речные лодки. Смотри также примечание 547.

565. В оригинале: dux Guliacensis. Вильгельм II (1325-1393) — герцог Юлихский (1361-1393), сын Вильгельма I, первого герцога Юлихского (1356-1361).

566. В оригинале: flumen Roddan. Смотри примечание 385.

567. В оригинале: Welunensibus. Имеются в виду жители Велюоны.

568. В оригинале: Cammow. Таммов — пограничное укрепление под Инстербургом на месте старой крепости Каменисвике. См.: Бахтин А. П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 172-173.

569. Имеется в виду тогдашний пфлегер Инстербурга (1365-1368) Генрих фон Шёнинген. Смотри также примечание 390.

570. Диршуме (Dirsumen) или Диршуне — литовский боярин, приближенный Кейстута.

571. Виганд уже второй раз называет Куно фон Гаттенштейна пфлегером Норденбурга. Если наш автор не ошибается, то получается, что в описываемое время Куно совмещал обязанности пфлегера Норденбурга с более высокой должностью комтура Бранденбурга. Теоретически это возможно, хотя подобные примеры можно буквально пересчитать по пальцам. Смотри примечания 452 и 552.

572. Bemunt — вероятно, Генри Бомонт (1340-1369) — третий барон Бомонт, вассал Эдуарда III.

573. Имя Nortz Vewater комментаторы издания 1842 года считают очевидной опиской и не делают никаких попыток его расшифровать. Но зацепка все же есть: первое слово — почти наверняка часть титула, например, Нортумберленд. Первым графом Нортумберлендом был Генри Перси (1341-1408), отец Гарри Готспера и ровесник Бомонта. Как вариант годится и Норфолк.

574. В оригинале: dominica Estomihi, то есть Прощеное воскресенье — 50-й день перед пасхой. Это 31 января 1367 года.

575. В этом списке Фойгт почти ничего не идентифицировал, ограничившись заявлением, что первые топонимы должны находиться где-то в районе озера Лукштас. К счастью, жемайтские корни некоторых названий все-таки просматриваются. Slawosen — это Сославки или Слабада, Pawunden — Павандене, Warlow — Варнияй, Swynaren — Жвингияй, Caleynauter (Kalenander) — Калненай, Salwisowe (Kalewysten) — Кальвария. Разумеется, все «расшифровки» лишь предположительные.

576. В оригинале: Cayne, Calewisten. Калевистен — очевидно, то же самое, что и Кальвисове (Сальвисове).

577. В оригинале: Lerdentrag. Слово похоже не столько на топоним, сколько на название учреждения — скажем, конного завода. По-немецки lernen — учиться, tragen — приносить.

578. В оригинале: Wirswen. Вероятно, Виршужглис (Virsuzglis). Впрочем, наш автор мог иметь в виду и Виршулскияй (Virsulskiai), хотя тот находится ближе к Вильнюсу, чем к Каунасу. Литовское слово virsu означает «верхний», и в Литве соответствующих топонимов было немало.

579. В оригинале: traditores et latrones.

580. 8 сентября 1367 года.

581. Обширные леса к востоку от Эйраголы и вдоль реки Невежис существовали еще в середине XIX века, когда и была впервые издана хроника Виганда.

582. Фойгт затруднялся локализовать положение этой крепости. Скорее всего, она находилась недалеко от реки Стревы и, возможно, это Стравеники.

583. В оригинале: Seldwischen. Вероятно, Сумилишки, расположенные к югу от крепости Стравеники.

584. В оригинале: Ramayne. Фойгт почему-то думал, что это Ремигола (между Кейданами и Паневежисом). Но так как это далековато, более вероятно, что речь идет о районе в низовьях Вилии и Невежиса, о котором ниже говорится уже прямо. См.: Мержинский А.Ф. Ромове. М., 1899. Стр. 10.

585. Бурхард фон Мансфельд, комтур Рагнита. Смотри примечание 517.

586. В оригинале: Gotiswerder. Готтесвердер или Новое Ковно — орденский замок на правом берегу Немана между его притоками Дубиссой и Невежисом.

587. 13 мая 1369 года.

588. Вознесение Девы Марии — 15 августа.

589. То есть с середины августа до второй половины сентября 1369 года.

590. Осадная машина типа «Ebenhohe».

591. В оригинале: Beireen.

592. В оригинале: Muratores.

593. В латинском тексте арабскими цифрами написано 109, но в немецком оригинале могло быть иначе. Возможно, именно поэтому в некоторых источниках указано не 109 (сто и девять), а 900 (девять раз по сто).

594. В оригинале: Cum hospitibus multis invadere terram. Что это за гости из других земель? Логично предположить, что речь идет о тех русских княжествах, правители которых были в союзе с Ольгердом. Но отнюдь не исключено, что имелись в виду татары, с которыми Гедимин жил в мире, а Витовт — даже в дружбе.

595. 2 февраля 1370 года. До Рудавской битвы оставалось всего две недели.

596. В оригинале: Pasten. Литовская волость Пастува (Pastuva) находилась на правом берегу Немана между устьями рек Дубисса и Невежис. Это примерно посередине между Велюоной и Каунасом.

597. Восьмой день после прибытия в Пастен, то есть 10 или 11 февраля 1370 года. Если сюда добавить еще «пять ночей», то получится 15 или 16 февраля, но тогда бы маршал физически не успевал вернуться в Кёнигсберг до начала Рудавской битвы.

598. В оригинале: intrat terram pistibus expertem. Возможно, переводчик на латынь чего-то не понял, путая Pasten и Pisten. Тогда следует читать не pistibus, а Pisten. Писта (Pisten) — известная еще Дусбургу литовская крепость близ Велюоны, которая находится несколько западнее волости Пастен.

599. Бурхард фон Мансфельд. Он не был убит, а только ранен. Смотри примечание 618.

600. О каких «снарядах» здесь идет речь, можно только догадываться. Они легко сбивали с ног закованных в доспехи рыцарей, но далеко не всегда наносимые ими ранения оказывались смертельны. Камнеметы не использовались в ближнем бою, и в небольшой крепости их не могло быть очень много. Остаются камни, брошенные руками, дротики и арбалетные стрелы.

601. Иоганн Шёнефельд (Schonevelt) — впоследствии один из заместителей (socius) великого магистра.

602. Гирдав (Girdow) — балтское имя. Так звали, например, жившего во второй половине XIII столетия прусса, основателя деревни Гирдауен (ныне поселок Железнодорожный), где позже был построен и орденский замок (1315).

603. В оригинале: Promen, Prahmen.

604. Смотри примечание 598.

605. В оригинале: Anno 1370 dominica Exurge. Exurge domine (Восстань, Господи) — вторая часть 9 псалма, хотя некоторые считают, что имелся в виду 43 псалом. Пением этого псалма в церкви в воскресенье 17 февраля 1370 года отмечалось начало масленицы. Именно это воскресенье Герман из Вартберга считает датой Рудавской битвы, причем историки с ним согласны. Однако литовское вторжение в Самбию не могло состояться в тот же самый день. Это произошло неcколько раньше.

606. Ольгерд и Кейстут.

607. В оригинале: vigiles.

608. Имеется в виду Куршский залив. В это время года его можно было перейти по льду, хотя в узком месте залива было и что-то вроде брода.

609. В оригинале: Bayores e libertini. Смысл этого выражения в общем понятен, хотя и не до конца. Автор имеет в виду представителей литовской знати, которые формально подчинялись Ольгерду, однако почти все решения принимали сами, в том числе и в военных вопросах. Это, кстати, могло быть одной из причин поражения литовцев, численность которых, безусловно, значительно превосходила численность орденского войска.

610. Рудава (Рудау) — крепость в 24 км к северу от Кёнигсберга. Хотя это и довольно близко к городу, но по тогдашним меркам — дневной переход (для пехоты), и это обстоятельство надо непременно учитывать при реконструкции сражения. Название поселения прусское, а на прусском языке оно звучит как Рудава, а не немецкое Рудау. Уже поэтому название Рудавская битва (ранее общепринятое) представляется более удачным, чем битва при Рудау, да и по-русски это лучше звучит. См.: Адам Мицкевич. Избранные произведения, том 1. М., 1955. Стр. 427.

611. Люпус — это по-латыни, а по-немецки — Вольф. Великим комтуром Тевтонского ордена в 1360-1374 гг. был Вольфрам фон Балдерсхейм.

612. Поскольку в числе этих «ста мужей» автор называет лишь знатных рыцарей, мы вправе предположить, что реальные потери немцев и пруссов были в разы больше. Герман из Вартберга пишет о трех сотнях, и это гораздо ближе к истине.

613. Куно фон Хаттенштейн — комтур Бранденбурга (1360-1370), полный тезка великого маршала Тевтонского ордена (1379-1382) Куно фон Хаттенштейна. Но не исключено, что Виганд что-то напутал, и это один и тот же человек. Герман из Вартберга пишет о гибели комтура и хаускомтура Бранденбурга, но не называет их имен.

614. Генрих фон Стокгейм — хаускомтур Бранденбурга, то есть что-то вроде заместителя комтура. Хаускомтур был лишь комендантом замка, но не правителем всей комтурии.

615. Герман из Вартберга тоже упоминает о гибели комтура Редина (Петцольда фон Корвитца), и тоже без имени, которое есть только у Виганда, причем тот называет его вице-комтуром (vicecommendator), то есть заместителем комтура.

616. В оригинале: a quodam dictus frater telo in faciem percutitur. Здесь примерно та же история, что и при осаде крепости Байербург. Telo — это, прежде всего, метательный снаряд, а далее возможны варианты. Почти все историки пишут копье, на худой конец — дротик, но это вовсе не факт. Нам это не нравится прежде всего потому, что, если бы речь шла о копье, Виганд так бы прямо и написал. К тому же удар копьем в лицо повлек бы за собой почти мгновенную смерть, а из других источников известно, что маршал умер не сразу, а когда его уже везли в Кёнигсберг. На роль упомянутого снаряда лучше всего подошли бы стрела или камень из пращи. Этот вопрос мы оставляем открытым. Смотри примечание 132.

617. В оригинале: Alia pars belli sequitur. После этой фразы ожидаешь продолжения рассказа в хронологическом порядке. Но вместо этого автор вдруг возвращает нас к событиям, непосредственно предшествовавшим Рудавской битве, поэтому эту латинскую фразу следует толковать примерно так: «А сейчас мы расскажем кое-какие подробности».

618. Комтуром Рагнита был Бурхард фон Мансфельд (1365-1373). Любопытно, что Виганд уже не в первый раз называет его не братом фон Мансфельдом, а просто братом Мансфельдом (frater Manswell).

619. Рагнит находится к востоку от Кёнигсберга, а Рудава — к северу. Но прямой дороги между Кёнигсбергом и Рагнитом тогда не было, нет ее и сейчас. Направляясь в Рагнит, путешественники сначала ехали на север, а на восток поворачивали уже потом (сейчас наоборот). По пути на север они и наткнулись на литовский лагерь у Рудавы.

620. Здесь далеко не все понятно, поэтому приводим соответствующее место из латинского оригинала. Guomodo pagani fecissent 12 vias vulgariter Sloge et quomodo stacionem munirent.

621. Кведенава или Кведенау (Querenow) — деревня к северу от Кёнигсберга, где есть высокий холм, с которого хорошо обозревались окрестности.

622. В оригинале: ad montem ignen vidit.

623. То есть литовцы.

624. В рассказе Виганда о Рудавской битве так много хронологических и географических нестыковок, что иногда просто руки опускаются, Увязать все это между собой можно, но отдельные эпизоды хроники придется переставлять местами. В настоящем переводе все события излагаются в той последовательности, в какой их перечисляет сам автор. Смотри также примечание 617.

625. Если Ortenberg — это Ортельсбург, то это Щитно, хорошо известное читателям романа Сенкевича «Крестоносцы». Но Ортельсбург расположен восточнее Ольштына, а это не просто далеко от Рудавы — их разделяет еще и река Прегель. См.: Бахтин А.П. Ordo Teutonicus. Тевтонский орден. Калининград, 2020. Стр. 492.

626. Поскольку основных нарративных источников о Рудавской битве только два (Герман из Вартберга и Виганд), то все, чего нет у этих авторов, остается на совести их комментаторов и интерпретаторов. Подробное описание сражения сделано Иоганном Фойгтом, а на русском языке самый толковый рассказ принадлежит Анатолию Бахтину, который ссылается на Фойгта. См.: Бахтин А.П. Ordo Teutonicus. Тевтонский орден. Калининград, 2020. Стр. 492-494.

627. День Святого Мартина — 11 ноября 1370 года.

628. Леопольд III (1351-1386) — герцог Австрии (1365) из династии Габсбургов. Австрией правил совместно со старшим братом Альбрехтом III (1349-1395). В то время Леопольду едва исполнилось 19 лет. Впоследствии он был убит в битве при Земпахе.

629. Фридрих (1339-1393) и Стефан (1319-1375) — сыновья баварского герцога (1347-1375) Стефана II и внуки императора Людвига Баварского.

630. В оригинале: Hilgebyl. Хайлигенбайль — ныне город Мамоново в Калиниградской области. Августинский монастырь был построен там в 1372 году — в честь Рудавской битвы. В 1520 году во время «Войны всадников» монастырь сгорел и в связи с Реформацией более не восстанавливался.

631. Рюдигер фон Эльнер (Rudiger von Elner) — фогт Самбии (1360-1369), великий маршал (1370-1374) и великий комтур (1374-1383) Тевтонского ордена. См.: Namen-Codex der Deutschen Ordens-Deamten von Johannes Voigt. Konigsberg, 1843. Стр. 6, 8 и 76.

632. В оригинале: Labengirgen. Район между реками Шешупе и Неманом к северу от современного Краснознаменска по-литовски называется Lubinu Giria (Лубяной лес).

633. Promedien — Промядзево к западу от Эйраголы.

634. Кальтенен (Kalctene) — нынешние Колтыняны.

635. В хронике Виганда довольно часто встречаются такие понятия, как предупрежденная земля и непредупрежденная земля. В первом случае это означает, что разведчики успели заранее предупредить жителей о готовящемся нападении, а во втором — нападение удалось осуществить именно тогда, когда этого никто не ожидал.

636. В оригинале: Girdime. Вероятно, имеется в виду Гердауен, расположенный сравнительно недалеко от Бартена.

637. В оригинале: Vristzche de Wunsdorf.

638. В оригинале именно так: dux et prefectus de Rastenburg. Альбрехт Саксонский, которого орденские источники именуют герцогом, был пфлегером Растенбурга в 1371-1376 годах. Но в описываемое время (1367-1370) эту должность занимал Рудольф фон Нуфлинген. Очевидно, именно Рудольф и попал в плен, где, скорее всего, погиб, поскольку более в источниках не упоминается. См.: Namen-Codex der Deutschen Ordens-Deamten von Johannes Voigt. Konigsberg, 1843. Стр. 100.

639. В оригинале: Wayken. Литовская волость Вайкен находилась к западу от Эйраголы.

640. В оригинале: Rassyn и Ergolen. О Россиенах и Эйраголе смотри примечания 1302 и 1076.

641. В оригинале: Goysuw. Смотри примечание 314.

642. В оригинале: Galanten. Выше автор упоминал земли Gollandia и Kalenten. Похоже, здесь он объединил оба названия. Волость Калантен находилась недалеко от Готтесвердера.

643. В оригинале: Pasten. О Гайжуве и Пастуве смотри примечания 314 и 596. Почти все упомянутые в примечаниях 639-645 «земли» находятся на подступах к Каунасу в районе между реками Дубиссой и Вилией.

644. В оригинале: Schogen. Возможно, Саргеняй к северу от Каунаса.

645. В оригинале: Gogelanken. Или это то же самое, что и Калантен (Кулаутува), или это Ланкишки. Смотри примечание 642.

646. Виганд фон Балдерсхейм — пфлегер Инстербурга (1370-1379) и комтур Рагнита (1380-1384). Вероятно, был близким родственником великого комтура ордена (1360-1374) Вольфрама (Люпуса) фон Балдерсхейма. Смотри примечания 350 и 1123.

647. В оригинале: filius Dirsunen. Латинское слово diritas (dira) означает ужас, несчастье. Но, возможно, дело обстоит гораздо проще и имелся в виду уроженец Диршунена. Смотри примечание 661.

648. Крепость Таммов (Tammow) находилась в нынешнем поселке Тимофеевка Черняховского района Калининградской области. См.: Бахтин А.П. Замки и укрепления Немецкого ордена в северной части Восточной Пруссии. Калининград, 2005. Стр. 172-173.

649. Замок Сестен (Systen), нынешний польский город Честно, расположенный между замками Рейно и Бишофсбург.

650. Видукле (Weduclen) находится к западу от Россиен. Смотри примечание 1302.

651. В оригинале: Gresaude. Очевидно, имеется в виду река Дубисса.

652. Смотри примечание 1076.

653. Смотри примечание 314.

654. Смотри примечание 642.

655. Смотри примечание 596.

656. В оригинале: Dux de Birga.

657. В оригинале: Gistel.

658. В оригинале: in Rusiam. «Русскими» в орденских хрониках традиционно считаются земли к востоку от Гродно и Дрогичина. Однако условную границу между «Литвой» и «Русью» (то есть нынешней Белоруссией) немцы проводили гораздо западнее, чем она находится ныне. Уже земли вдоль реки Стревы они считали русскими владениями, и даже сам Вильнюс в орденских хрониках иногда называют «русским городом».

659. Товарищем (colega) какого-то должностного лица в орденских документах именовали его заместителя. Кстати, так же говорили и в дореволюционной России («товарищ министра» и т.п.). Смотри примечания 357 и 1061.

660. В оригинале: Drewik. Фойгт честно признавался, что не знает, где этот замок. Очень похоже название Дравеники за рекой Меречанка (Меркис), хотя для того времени это и далековато. Смотри примечание 658.

661. Диршунен (Dirsunen) — Дорсунишки к югу от Вайгово.

662. Вейгов (Weygow) — район Вайгово, который находится к югу от места впадения в Неман реки Стревы.

Текст переведен по изданиям: Kronika Wiganda z Marburga. Poznan, 1842; Scriptores Rerum Prussicarum. Tom II, IV. Leipzig, 1863, 1870; Scriptores Rerum Prussicarum. Tom VI. Frankfurt am Main, 1968; Chronica nova Prutenica // Виганд из Марбурга. Новая прусская хроника. М. 2014

© сетевая версия - Тhietmar. 2020-2021
© перевод с нем., комментарии - Игнатьев А. 2020-2021
© дизайн - Войтехович А. 2001