Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГРИГОРИЙ КОТОШИХИН

О РОССИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСИЯ МИХАЙЛОВИЧА

ГЛАВА I

О царех, и царицах, и о царевичах, и о царевнах, и о женитьбе царской, каким обычаем бывает веселие.

1. Великий князь Иван Васильевич Московский, Гордый, со многими своими князи и з боляры, ходил войною со многими войски под Казанское, и Астараханское, и Сибирское царствы; и Божиим изволением пленил тех царств царей, с их государствы и з землями, и поселил в тех государствах и землях многих людей, християн, для укрепления. И с того времяни учинился он великий князь над московским государством, и над те[ми] взятыми царствы, и над прежними княжествы, царем и великим князем Иваном Васильевичем всеа Руси; и таковым обычаем в российской земле началося царствование.

Княжествовавше же той великий князь, и потом царствова правившее государство свое в ярости и во злобе силне, тиранским обычаем, и имеяй со окрестными государствы в розвратии, и тогда пленил подданных своих, единоверных християн, и многи мучительства над князи и боляры своими и простыми людми показа; понеже и сына своего смири на оный свет, [2] [Зри болши сего в кроннике Петра Петреуса.] (Здесь и далее жирным в квадратных скобках – текст, расположенный на полях – OCR.) пробиша его осном своим, и единаго митрополита повеле задушити подушкою. Царствова 29 же той царь, преставился.

2. По смерти же того царя, на Московском царстве учинился царем сын его царевич Феодор Иванович; а другому сыну его царевичю Димитрию, с материю его, дан был в удел город Углечь с уездом. Бысть же той царь и великий князь Феодор Иванович всея Руси на московском государстве зело тих и боголюбив, не таков яко отец его, и некоторого велможу, зовомого Борис Годунов, перваго конюшего боярина, учинил над государством своим во всяких во всяких делах правителем; а сам предался смирению и на молитву. Той же боярин, правившее государство неединолетно, обогатися зело; проклятый же и лукавый сотана, искони ненавидяй рода человеча, возмути его разум, всем бо имением, богатством и честию исполнен, но еще не совершенно удоволен, понеже житие и власть имеяй царскую, славою же несть. И дияволим научением иыслил той боярин учинитись царем, и чрез какой бы обычай; и с единомышленными своими умыслил послати некоторых людей во град Углечь, обещая им великую честь и богатство, чтоб они царского брата царевича Димитрия убили. Те же посланные люди, по повелению его, то и сотворили, пререзали тому царевичю гортань; и того ж времяни и самих их забойцов гражане побили. И как ему боярину ведомо учинилось, что по его мысли все совершилось, велми радостен бысть; и скоро о смерти его царю объявил, что тот его брат, играя с младенцами соими, убился сам. Царь же, уведав о том, велми опечалился, и очей своих ни на един час от слез не осушил, и умыслил ехать тело брата своего погребсти и проведать, каким обычаем ему смерть учинилась. Той же Борис Годунов послал во град Углечь многих людей, и по дорогам поставил заставы под смертною казнию, чтоб никто о том убиении подлинные ведомости не сказал, но чтоб сказывали все по его приказу, как он об нем сказал царю; также которые писма от матери его царской [3] будут писаны к царю, приносили б к нему. Царю ж на погребение брата своего с Москвы ехавшу и бывшу у Троицы, в первом Московском монастыре, от Москвы 60 верст, и тот зломышленный болярин велел на Москве дворы зажигати и грабити, и людей побивати; и от того учинилося великое смятение и кроворазлитие, и пожар по всей Москве. Он же боярин прииде к царю и поведа, что на Москве учинилося великое смятение и пожар, чтоб он возвратился к Москве, а брата своего приказал погребсти без себя; понеже его приездом, оживления ему не будет. Царь же, послушав его, то и сотворил. И которые люди посланы были от него боярина по городом и на заставы, и к Москве дворов зажигати, дворы их всех погорели; той же боярин, страшась тех людей, чтоб на него чего не объявили и ему чего не учинили, давал им ис своей и из царской казны множество имения и богатства. Царствова же той царь, по смерти брата своего в печали немнога лета, преставился. [Зри болши сего в кроннике Петра Петреуса.]

3. По смерти же того царя, на московском царстве учинился царем той боярин Борис Годунов, и царства его было немнога лета. И после того в Российском царстве начало быть в людях смятение и неприятелское нахождение свыше прежнего. И в те смутные времена, из некоторого монастыря черной дьякон, покиня свое черное платье, был в Полше у сердомирского за челядника, и назвался цвревичем Димитрием, царя Ивана Васильевича сыном; и в скором времени, чрез многой свой умысл и через допоможение Полских войск, достал Московское государство под свое владение, и был царем; а того Сендомирского дочь взял за себя. И в то время его многие люди узнали, что он не прямой царевич Димитрий, вор Гришка Отрепьев, который был черньцем; однако не смели против него ничего говорить. А как начал царствовать, и в Российском государстве учал было заводить вновь веру папижскую, и Греческия церкви переделывать в костелы Лятцкие 30, и многие пакости чинил,-и ему того не потерпели, бояре [4] и всякого чину люди, умышляли, чем бы такого воровского царя искоренить. И по их замыслу, скоро то и совершилось: каковым обычаем достал он себе царство вскоре и царствовал не истинно, и такова ему скоро смерть учинилась. Поляков жк и Литву, которые были при том лживом царе и в городех, начинали их побивати, и из Московского государства выбили в свое государство; [Зри в кронник Петра Петреуса.] и от того с короною Полскою и с Литвою ноипаче была война. А по том царе и иные такие ж воры пролыгався называлися царевичем Димитрием; и таким людем по замыслам их и конец им был таков же.

4. По смерти же того вора лживого царя, на Московском царстве был некто из боляр, роду великого Шуйских, царь и великий князь Василей Иванович; и при царстве его с Поляки и с Литвою потомуж бысть война. И царствова той царь, преставися.

5. По смерти же того царя учинился церем, племене царского по роду Романовых, царь и великий князь Михайло Федорович, всеа Русм самодержец. Присвоение ж имея к царю Ивану Васильевичу была Настасея Романова, а у ней был брат родной боярин Никита Романович, и от того ее брата родилися два сына, Федор да Иван, и от Федора родился Михайло Феодорович, который был царем. С начала ж царствование его еще с Поляцы войне от кроворазлития престати не минуша 31, и бысть при царе Василии Ивановиче и при царе Михайле Феодоровиче война с Поляки велия, мало государству не опустети. Царю ж и великому князю Михайлу Феодоровичю от кроворазлития християнского успокоившуся, правившее государство свое тихо и иблагополучно. Отец же его Феодор, во иноческом чину Филарет, при его царстве бысть в Московском государстве патриархом. Бысть же у того царя два сына: царевич Алексей Михайлович, и той бе зело тих был в возрасте своем, как и отец; вторый же Димитрий, с младенческих лет велми жесток, уродился нправом прадеда своего первого Московского царя. Людие же роду [5] великого и среднего, которые блиски приходити к царю и к царевичам, мысляше о нем, что еще в младых сущее летех зла творить много, понеже по смерти отца своего наипаче болше зла творити начнет, усмотривше времяни час, упоиша его отравами; и от того скончася, никто же о том домыслися, яко бы пришел ему час смерти. И царствова той царь во успокоении, преставися.

6. По смерти же его осталися: сые его царевич Алексей Михайлович, да три тщери царевны. И мало время минувшее, патриарх и митрополиты и архиепископы и епископы, и архимариты и игумены, и весь духовный чин, соборовали, и бояре и околниче и думные люди, и дворяне и дети боярские, и гости и торговые и всяких чинов люди, и чернь, после смерти прежнего царя на царство обрали сына его, нынешняго царя, и цчинили коронавание в соборной болшой первой церкве и молили Бога. [Зри о короновании в книге Петра Петреуса.] А когда царя коронуют, и в то время бывает ему помазание елеом, и потому именуется Помазанник. И после того власти, и бояре и ближние и всяких чинов люди, на государстве его поздравляли. И по поздравлению, патриарх, и митрополиты и архиепискоаы и епископы, и иныя власт, царя благословляли образами и подносили хлебы, и бархаты, и объяри и отласы и камки золотные и простые, и соболи, и серебряные сусуды; а бояре и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и жилцы, и полковники, и дворяне и дети боярские городовые и гости, и служилые люди, дарили против тогож, что и власти; а сотенные, и торговые, и из городов посацкие люди подносили хлебы с солью и дарили против такого ж обычая, у кого что прилучилося; а было тех дворян, и детей боярских, и посадцких людей, для того обрания, человека по два из города. И потом у царя на властей, и на бояр, и на всяких чинов людей, были пиры. И после того времяни царь с патриархом советовал, и со властми и з бояры и з думными людми говорил, чтоб ему сочетатися законным браком; и патриарх и власти на такое доброе дело к сочетанию законныя любви благословили, а бояре и думные люди приговорили. И сведав царь у некоторого своего ближнего человека дочь, девицу добру, ростом и красотою и разумом исполнену, велел взятии к [6][7][8] шитою да соболми; конюшей, с своим чином; третей чин сидячие бояре и боярыни, по 12 человек мужского полу и женского, которые сидят гостми за мтолами, с царским отцом и с матерью вместе, а в церковь с увпем не ходят; четвертой чин дворецкой, своим чином, у поставца у ествы и у питья. С Царицыну сторону первой чин: отец и мать родные; другой чин сидячие бояре и боярыни; 3-й чин дружка, свхи, дружкины жены; свечник, коровайники, против такого ж обычая.

Да на свадбе ж кому носити еству и питье, столником, пред царя и царицу и во все столы перед чиновных людей, кому где велено бытии по росписи: и те б были потомуж без спору.

9. А как приспеет день женитбе царской, и в навечерии того дня бывает у царя стол на бояр и на бояронь, и на отца и мать невестиных; и сидят царь с невестою своею за столом, а бояре и боярыни за розными особыми столами. И пред ествою царской духовник, протопоп, царя и царевну благословляет крестом, и велит им меж себя учинить целование; и потом бояре и боярыни царя и цвревну поздравляют обручався. И евши и пив, царь царевну отпустит к сестрам своим, по прежнему; а бояре и их жены розъедутся по домом.

10. И наутре того дни, в которой быть женитбе, бывает царь в первой соборной церкве и молебствует; и по молебствовании патриарх благословляет царя крестом и кропит водою святою, и царь прикладывается к образом и святых к мощем, а потом благословляетца у патриарха о женидбе своей, и патриарх его благословляет словом. И пойдет царь из церкви в другую соборную же церковь, где погребены прежние цари, и в то время отправить по мертвых пение; и учиняя у гробов прощение, пойдет к себе.

11. О чину, как устраивают свадебный чин. Первое полату нарядят, обхют бархаты, и постелют ковры турские и персицкие болшие; и учинят поставят царское место, где сидеть царю и его царевне, и перед ними стол, да столы ж, за которыми сидеть бояром и бояроням, и на тех столех положат скатерти да хлеб с солью. А царь в то время устраиваетца во все свое [9] царское одеяние, так же как и при короновании; а новую царевну прикажет нарядити во все царственное ж одеяние, опричь короны, а положат на нее венец девичей; и в то ж время и бояре, и все свадебные чины, и столники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и полковники, и головы, и гости устроятся в золотое одеяние. А как то устроится, и о том известят царю, и мало время минувшее укажет царь царевнину отцу и матерее, и всему чину ея половины, идти с нею в тое полату и ожидати своего пришествия; и как царевна со отцем своим и с матерью и з свадебным чином в полату войдут, и в то время царевну посадить на ее устроенное место, а сами ожидают царского пришествия у своих мест, где устроено им сидеть. И как о том царю ведомо объявится, что они со всем чином в полату пришли и устроилися, и царь скажет духовнику своему протопопу, что ему идти час, и духовник начнет говорить молитву, а царь и чин свадебной молятся образам; и по молитве духовник свадебный чин и царя благославдяет крестом, и дружки и свадебной чин благословдяются у отца и матери, которые устроены за царского отца и мать, ехать по новобрачную невесту, и потом и царь благословляется же, и отец и мать дают благословением словом: «благослови Бог!» и потом пойдут протопоп, и чин, и царь; а перед ними идут коравайники, несут хлеб. А как приходят к той полате где устроено, и протопоп учнет свадебной чин и царя благословляти крестом, и входит наперед в полату протопоп, и чин, и царь; а царевна в то время и ее чин стоят. А вшед, протопоп, и чин, и царь молятся образом, и потом дружки и поддружья у отца и матери невестины благословляются новобрачному и дщери их садитися на место; и они их благословляют словом же. А как царь и царевна сядут на место на одной подушке, и потом сядут и бояре и весь свадебной чин по своим местом за столы, и учнут пред царя и пред царевну, и пред свадебной чин, носити есть столники и ставити ествы по одному блюду на стол, а не все вдруг, и в том столе, где сидят бояре и боярыни, ставитца одной ествы блюд по пяти, потому что иные сидят от первых людей один от другого вдали; [10] а как еству испоставят, и в то время встав духовник начнет пред ествою говорити молитву: «Отче наш», а соверша молитву садятся по местом; и потом дружки и поддружья учнут благословлятися у отца ж и у матери новобрачной косу чесати, а протопоп и свадебной чин начеут ести и питии, не для того чтоб досыта наестся, но для чину такого, а пред царя есть ставят и розрезывают и отдают с стола, а он не ест; и в то ж время как у новобрачной косу росчешут, дружки благословляются у отца и у матери новобрачную крутити, и они потомуж благословляют словом; а как начнут косу чесати и укручивати, и в то время царя и царевну закроют покровом и держат покров свещники, а косу розчесывают свахи и укручивают; да в то ж время пред царем стоит на столе, на болшом блюде, хлеб да сыр, и тот хлеб и сыр начнут резать и класть на торелки, да сверх того хлеба и сыра на те ж торелки кладут дары, ширинки от новобрачной, по росписи, и подносят наперед священнику да отцу и матерее невестиным да тысецкому, потом царю и поезжаням и сидячим бояром и бояроням, и дружки себе и свахам и конюшему и дворецкому и чином их, по росписям же; а укрутя новобрачную покроют покровом тем же, которым были закрыты, а на том покрове вышить крест, а венец девичей бывает снят и отдан в сохранение; также и к царскому отцу и матерее и к царевнам, и к сидячим бояром и бояроням, хлеб и сыр и дары посылают с невестиным дружкою, а к патриарху белого полотна, сколко доведется; а бывают те дары ширинки тафтяные белые, шиты кругом золотом и серебром, около кисти золото с серебром, а иные золото и серебро с шолком. И после того окручения, из за третьие ествы протопоп встав из-за стола учнет говорити по обеде молитву, и потом дружки у отца и матери учнут благословлятися царю с царевною и с поездом идти к венчанью, и они их благословляют образами окладными, обложены золотом с каменьем и жемчюгом, и потом отец и мать, дочь свою взяв за руку, отдают царю в руки и прощаются; а как пойдут в церковь, и в то время в полате протопоп благословляет [11] коровайников и свещников, и свадебных людей, и царя и царевну, крестом, а пойдут к венчанию к той церкве, где служит духовник, и где мимо той церкви ходят в Верх к царю через сени всех государств послы, и приходя к церкве також протопоп благословляет крестом всех, и потом входят в церковь; а ис полаты царь к церкве идет с цвревною вместе, и ведет ее за правую руку; и в то время учнут во все колокола звонити, и во всех церквах Бога молити о здоровье его царском и о царевнине и о сочетании законного браку. А вшед в церковь, царь и царевна станут среди церкви, блиско олтаря, и постелют под них, на чом стояти, объяри золотной сколко доведется, и с одну сторону царя держат под руку дружка, а царевну сваха; и протопоп устрояся во одеяние церковное, начнет их венчати по чину, и в то время царевну открывают; и возлагает 32 на них протопоп венцы церковные, а по венчании подносит им из единого сосуда питии вина французского красного, и снимет с них церковные венцы, и взложат на царя корону. И потом протопоп поучает их, как им житии: жене у мужа бытии в послушестве и друг на друга не гневатися, разве некия ради вины мужу поучити ея слехка жезлом, занеже муж жене яко 33 глава на церкве, и жили бы в чистоте и в богобоязни, неделю и среду и пяток и все посты постили, и Господьския праздники и в которые дни прилучится праздновати Апостолом и Евангелистом и иным нарочитым святым греха не сотворили, и к церкве б Божии приходили и подаяние давали, и со отцем духовным спрашивались почасту, той бо на вся блага научит. А соверша протопоп поучение, царицу возмет за руку и вдает ю мужеви, и велит им меж себя учинити целование, и по целовании цврицу покроют; и потом протопоп и свдебный чин царя и царицу поздравляют венчався. А по поздравлении протопоп розвлачась идет ис церкви вон, и весь свадебный чин, и царь и царица и в сенях у дверей протопоп против прежняго ж начнет всех благословляти крестом, и идут в царские полаты; и тысецкой дружку посылает, [12] наперед их приходу, к царскому и к Царицыну отцем и матереем, и к сидячим бояром и бояроням 34 сказати, что царь с царицею венчались в добром здоровье и идут к ним – и они отвещают, что они пришествия их ожидают; а сказав дружка воротится и скажет их речи тысецкому. А как царь идет ис церкви в хоромы, и в то время бывает звон во все колокола. Да в то ж время, как царь с уарицею венчаются, царской отец и мать и бояре и боярыни сойдутца все вместе, в тое полату, где окручение было; а как царь и свдебной чин входят в полату, и у полаты протопоп благословляет крестом всех по прежнему ж,-и в то ж время отец и мать царсткие царя и царицу благословляют образами окладными, и потом отцы и матери и бояре и боярыни царя и царицу поздравляют венчався за своими столами, и начнут носити есть, и едят и пьют до тех мест, как принесут еству третью, лебедя, и поставят на стол;-и в то время дружка у отца и у матери, и у тысецкого, благословляются новобрачному с новобрачную идти опочивать, и они их благословляют словом же; и царь и царица, и отец и мать, и иные немногие люди и жены провожают их до той полаты, где им опочивать, и проводя пойдут все прочь по прежнему за стол, и едят и пьют до тех мест, как от царя ведомо будет.

12. А как начнет царь с царицею опочивать, и в то время конюшей ездит около той полаты на коне, вымя мечь наголо, и блиско к тому месту никто не приходит; и ездит конюшей во всю ночь до света.

13.. И испустя час боевой, отец и мать, и тысецкой, посылают к царю и царице спрашивати о здоровье. И как дружка приходя спрашивает о здоровье, и в то время царь отвещает, что в добром здоровье, будет доброе меж ими совершилось; а ежеди не соврешилось, и царь приказывает приходить в другой ряд, или в третьие, и дружка потомуж приходит и спрашивает. [13] И будет доброе меж ими учинилось, скажет царь что в добром здоровье, и велит к себе бытии всему 35 свадебному чину и отцем и матереем, а протопоп не бывает; а когда доброго ничего не учинится, тогда все бояре и свадебный чин розъедутца в печали, не быв у царя.

14. А как свадебной чин приходит к царю, т отцы и матери и весь чин царя и царицу поздравляют сочетався законным браком, и царь жалует, подает им кубками и ковшами питья, и потом и царица подает же; и потом царь велит принесть себе и царице есть легкое, потому что тот день весь постили, и едят с царицею вместе. А как откушают, и в то время сказывает царь свадебному чину, чтоб они ехали к себе, и наутрее были к обеду, и съезжались бы все преж обеда, а сам с царицею по прежнему начнет опочивать.

15. И наутрее того дни царю и царице готовят мылни, разные, и ходит царь в мылню, а с ним дружка да постелничей; а как царь выходит из мылни, и в то время возлагают на него срачицу и порты и платье иное, а прежнюю срачицу велит сохранити постелничему, а после того слушает царь заутрени, доколе царица в мылни; и как ее во одеяние нарядят, и в то ж время и бояре сьезжаются к царю. А как царица пойдет в мылню, и с нею мать и иныя ближния жены и сваха, и осматривают ее сорочки, а осмотря сорочки покажут царской матерее и иным сродственным женам немногим, дял того что ее девство в целости совершилось, и те сорочки, царскую и Царицыну, и простыни, собрав вместо, сохранять в тайное место, доколе веселие минется; и потом из мылни выходит в свои полаты. А как царю о том ведомо учинитца, что уж из мылни вышла и по чину изготовились, и в то время царь со всем своим поездом ходит к царице; а царица в то время бывает во всем своем одеянии и в венце царском; и чиновные люди царя и царицу поздравляют; а потом царица подносит мылные дары царю, и бояром, и всему свадебному чину, сорочки и порты, а бывют те сорочки и порты [14] тяфтяные и полотняные, шиты золотом и серебром. И потом царь с поезжаны ходит к патриарху, и патриарх его благословляет и поздравляет; и от патриарха ходит царь по церквам своим и молебствует, а по молебствовании прикладывается к образом.

16. А как приспеет обед, и в то время царь и с царицею еджят в той же полате, где сперва чин начался, а словет тот стол княжей; и садитца царь с царицею за своим столом на маестатех, а чиновные люди и боярыни в прежних своих местех; и по обеде ставят на стол овощи всякие, сазары и ягоды и иные диковинки, и в то время царь и царица и все чины стоят; и сперва царя и царицу отец и мать посаженые, и царевны, и сидячие бояре и боярыем, и тысецкой, начнут благословляти образами окладными, и потом царя дарят барзатами и отласами и камками и объярми золотными и серебряными, и соболми, и серебряными кубками, также и царицу дарят бархатами ж и отласами и камками и объярми, и соболми, и пернстми золотыми с каменьем, и сосуды серебряными, у кого что прилучилось; и етчи и пив за здоровья их государские, того дни бояре и все чины розъедутца по домом. Таким же обычаем и на третей день у царя потомуж бывает столь от новобрачной царицы, на бояр же и на свадебной чин, а называетца тот стол княгинин, и обедают противо прежнего ж; а после стола за овощами начнут царя и царицу образами благословлять, Царицын отец и мать, и ее сродичи, и сидячие бояре и боярыни, и дарят против того же, как и царские чиновные люди; и етчи и пив, потомуж все чины розъедутца по домом.

17. А как то веселие бывает, и на его царском дворе и по сеням играют в трубки и в суренки и бьют в литавры; а на дворех чрез все ночи для светлости зжгут дрова на устроенных местех; а иных игр, и музик, и танцов, на царском весели не бывает никогда.

18. В четвертый же день у царя бывают патриарх, и митрополиты и архиепископы и епископы, и архимариты и игумены, и келари, на обеде; и по обеде патриарх и власти царя и царицу [15] благословляют образами, и потом дарят против того же, как и бояре, и те образы и дары у патриарха и у болших властей царь и царица приимают сами, а у иных властей велят принимать. А потом царь и царица подносят им кубками и ковшами питья, и власти, пив за их государское здоровье 36, розъедутца по домом; и потом к патриарху и ко властем бывают от царя и от царицы милостиня, денгами, и подарки полотняные, и подачи ества и питье.

19. Таким же обычаем в-ыные дни бывают столы на столников, на стряпчих, на дворян Московских, и на гостей, и на сотенных людей старость, и на городовых выборных посацких людей; и те люди царю и царице дары подносят против того ж, у кого что прилучилося; и те дары царь принимает сам, а царицы в то время не бывает.

20. Попов и дьяконов, и служебников соборных церквей и иных, кормят на царском дворе не по один день, а иным есть и пить дают в домы; да им же дают денги, что они ха их государское здоровье молили Бога, по 10 и по 5 рублев и менши, а меншое самое по полтине, смотря по церувам, как кому годовое царское жалованье идет. А в городы посылают царские грамоты; соборных и иных церквей попом и дьяконом велят давать молоебные денги, против московских вполы, из городцких доходов. Да с Москвы же в городы по могастырем посылаются столники, стряпчие, жилцы, с милостиною и с молебными денгами, и кормить Чернцов – и дают денги по 5 рублев и по 4 и по 3 и по 2 и по рублю и по полтине и менше человеку чернцу, смотря по человеку, да по полотенцу и по 2 платка; а они против того тех людей благословляют образами и дарят, из монастырской казны, чем прилучилось.

21. А по весели его царском, пойдет царь с царицей по московским монастырем, и молебствуют, и кормят чернцов, и дают милостиню: архимаритом, и игуменом, и келарем по 20 и по 15 и по 10 рублей человеку, соборным и рядовым по 5 и [16] по 4 и по 3 и по 2 и по рублю человеку, да по полотенцу, и по два платка. А как царь и царица с манастыря пойдут, и в то время власти з братьею царя и царицу благословляют образами окладными, и подносят хлебы. И потом царь и царица ходят по богаделням и по тюрмам, и дают милостиню ж, также и нищим и убогим людем дают по рублю и по полтине и менше человеку. И тех денег росходится множество тысеч.

22. Да в то ж время, как царя коронуют и веселие бывает, на Москве и в городех всех воров свобождают на волю, кроме самых великих убийственных дел.

23. А по всей его царской радости, жалует царь по царице своей отца ее, а своего тестя, и род их, с ниские степени возведет на высокую, и кто чем не достатен сподобляет своею царскою казною, а иных розсылает для прокормления по воеводствам в городы, и на Москве в приказы, и дает поместья и вотчины; и они теми поместьями и вотчинами, и воеводствами, и приказным сидением побогатеют.

24. О покоех царских. У царя и у царицы покои свои особые; и видают царицу бояре и ближние люди временем, а простые люди мало когда видают. И на празники Господския, и в воскресные дни, и в посты, царь и царица опочивают в своих покоех порознь; а когда случитца бытии опочивати им вместе, и в то время царь по царицу посылает, велит быть к себе спать, или сам к ней похочет быть. А которую нощь опочивают вместе, и наутре ходят в мылню порознь, или водою измыются; а не бвы в мылне, или не измывся водою, в церковь и ко кресту не приходят, понеже посталено то в нечистоту и в грех, и не токмо царю и царице, но и простым людем запрещено.

25. Сестры ж царские, или и тщери, царевны, имеяй свои особые ж покои разные, и живущее яко пустынницы, мало зряху людей и их люди; но всегда в молитве и в посте пребываху и лица свои слезами омываху, понеже удоволство имеяй царственное, не имеяй [Зри глава 8, статья 6, о челобитных.] бо себе удоволства такова, как от всемогущаго Бога вдано человеком совокуплятися и плод творити. А государства своего за князей и за бояр замуж выдавати их не повелось, потому [17] что князи и бояре их есть холопи и в челобитье своем пишутца холопми, и то поставлено в вечный позор, ежели за раба выдать госпожа; а иных государств за королевичей и за князей давати неповелось, для того что не одной веры и веры своей отменити не учинять, ставят своей вере в поругание, да и для того, что иных государств языка и политики не знают, и от того б им было в стыд.

26. О рождении царских детей. Как приспеет время родитися царевичю, и тогда царица бывает в мылне, а с нею бабка и иные немногие жены; а как родится, и в то время царю учинится ведомо, и посылают по духовника, чтоб дал родителнице и младенцу и бабке и иным при том будучим женам молитву, и нарек тому новорожденному младенцу имя; и как духовник даст молитву, и потом в мылню входить царь смотрити новорожденнаго, а не дав молитвы, в мылню не входят и не выходят никто. А даетца новорожденному младенцу имя от того времяни, как родитца счотчи вперед в восмой день, которого святаго день, и ему то ж имя и будет. И пошлет царь к патриарху с ведомостью, что подаровал ему Бог царевича, и патриарх скоро идет в церковь, а потом и царь, и молебствуют; а по иным по всем церквам и в монастыри пошлют молебствовать же, и роздают милостиню ж нищим и убогим людем; а потом ходит царь по монастырем, и кормит Чернцов и дает милостиню ж; так же и в тюрем же виноватых свобождают, кроме самых великих дел. Да того ж дни, как родится царевич, бывает у царя на патриарха, и на властей, и на бояр родилной стол, а потом на попов и на дьяконов; а стрелцов и иных чинов людей жалует царь, велит поить на погребе питьем. А в городы, к митрполитом и к архиепископом и к епископом и к воеводам, и по монастырем, посылают столников и стряпчих и жилцов с царскими грамотами, чтоб они Бога молили за государские здоровья и за новорожденного царевича; а как те люди приехав в городы чин свой исполнят и грамоты отдадут, и после моления у властей и у воевод и в монастырех обедают, а по обеде власти благословляют [18] их образами и дарят, воеводы дарят же чем прилучитца, и тех даров от властей и от монастырей и от воевод бывает им не мало; а как приедут они к Москве, и их спрашивают кто чем дарил, и будет кто подарил скудно, а место или человек богатые, и о том царь бывает гневен, понеже бутто тот человек не рад рождению того царевича. И после того бывают у царя крестины, в которой день ни прилучится, смотря по младенцову здоровью; а крестит того младенца патриарх, а восприемник бывает первого Троицы Сергиева монастыря келарь старец, а кума царевна сестра, или свойственная царю и царице. И после крещения бывает на патриарха, и на властей, и на бояр, и на иные чины, стол; а после обеда благословляют власти царевича образами, и потом власти и бояре и иные чины подносят царевичу дары, и царь у патриарха и у болших властей и у бояр образы и дары принимает сам, а у иных менших властей и у менших чинов людей образы и дары велит принимать ближнм людем; а царевича в то время не бывает; и пив заздравные чаши розъедутца по домом; так же и попом и дьяконом столы, и стрелцом и всяких чинов людем питье бывает против того ж, как в рождении. А дается стрелцом, и салдатом, и иным чином, питье не по мере: толко когда прилучатся такие дни, или празники, и им середи царского двора испоставят ведер по 100 и по 200 в кадях, да пива и меду против того в шестеро и в семеро, и кто хочет пить и окроме стрелцов, и ему пить волно; а с двора к себе никому домов носити не дадут.

27. А как родится царевна, и в рождении ея, и в крещении, и в молебстве, бывает против царевича ж; а в иных домовых статьях в роздаче денег перед царевичем бывает с убавкою.

28. А на воспитание царевича, или царевны, выбирают всяких чинов из жон – жену добрую, и чистую, и млеком сладостну, и здорову, и живет та жена у царицы в Верху на воспитание год; а как год отойдет, и ежели та жена дворянска роду, мужа ее пожалует царь на воеводство в город, или вотчину даст; а подьяческая, или иного служивого чину, прибавят чести и дадут, [19] жалованья немало; а посадцкого человека, и таким потомуж дано будет жалованье немалое, а тягла и податей на царя с мужа ее не емлют по их живот. Да у того ж царевича, или у царевны, бывают приставлена для досмотру мамка, боярыни честная, вдова старая, да нянка и иные послужницы. А как царевич будет лет пяти, и к нему приставят, для бережения и научения, боярина, честью великого, тиха и разумна, а к нему придадут товарыща околничего, или думного человека; так же из боярских детей выбирают в слуги и в столники таких же младых, что и царевич. А как приспеет время учити того царевича грамоте, и в учители выбирают учителных людей, тихих и не боажников; а писать учить выбирают из посолских подьячих; а иным языком, Латинскому, Греческого, Неметцкого, и никоторых, кроме Русского, научения в Российском государстве не бывает. И бывает царевичам и царевнам всякому свои хоромы и люди, кому их сберегати, особые. А до 15 лет и болши царевича, окроме тех людей, видети никто не может, иаковый бо есть обычай, а по 15 летех укажут его всем людем, как ходит со отцем своим в церковь и на потехи; а как уведают люди, что уж его объявили, и изо многих городов люди на дивовище ездят смотрити его нарочно.

29. Царевичи же во младых летех, и царевны, болшие и меншие, внегда случися им идти к церкви, и тогда около их по все стороны несут суконные полы, что люди зрети их не могут, так же как и в церкве стоят люди видети их не могут же, кроме церковников, а бывают в церкве завешены тафтою; и в то время в церкве, кроме бояр и ближних людей, мало иные люди бывают. А как ездят молитися по монастырем, и тогда каптаны и колымаги их бывают закрыты тафтами ж. А учинены бывают царице и царевнам, для зимние езды, каптаны на санях избушками, обиты бархатом или сукном красным, по обе стороны двери з затворами слюдяными и з завесами тафтяными; а для летние езды колымаги зделаны на рыдванную стать, покрыты сукном же, входят в них по лестницам, а зделаны бывают на [20] колесах просто как и простая телега, а не так как бывают кореты висячие на ремнях; и те колымаги и каптаны бывают о дву оглоблях, а дышел не бывает, и лошадей в них запрягают по одной, а потом прибавливают и иные лошади в припряжь.

30. Как бывает прзновати поодиножды в году день рождения царского, или Царицына, или царевичей и царевен, и того дни у царя на патриарха, и на властей, и на бояр, и на думных людей, бывают столы; и после стола патриарх моля Бога говорит речь заздравную, и пьет чашу наперед сам, потом подает царю и митрополитом и бояром; и пив за царское здоровье, так же и Царицыно и царевичей и царевен, розъедутся по домом.

А до стола как придет царь к себе, от себя и от царицы и от царевичей и от царевен, которого бывает день, властем и бояром и думным и ближним людем, так же и столником и дьяком и полковником и гостем, роздает имянинные калачи; а зделаны те калачи бывают долгие, аршина в два и в три, толщиною в четверть аршина; а попом и дьяконом и стерлцом корм и питье, и в тюрмы и в богаделни силостиня бывает против того ж, как о том выше помянуто. Да в те же дни как прзнуют их государские имянины, в войне и в городех болшие воеводы, и митрополиты, и в монастырех власти, делают столы на воинских и на иных людей, и на попов и на чернцов; а по обеде потомуж пьют заздравные чаши. Так же в те ж дни, на Москве и в городех, всякого чину люди работы никакие не работают, и в рядах не сидят, и свадеб не играют, и мертвым погребения не бывает.

31. О царевичах, как будет два или три. После царя Ивана Васильевича осталися два сына, и един был царем, а другой с материю отдален был, как о том писано выше сего. Ныне же у царя три сына, един приходит в возраст, а другие млады; и при своем животе похочет ли которого женить, или отделить 37, так же ежели случится по смерти его быти всем живым, или еще вновь прибудут, а единаго из них оберут царем, а иным [21] таким же ли отделением житии, как сперва началось или как об них вновь умыслять, и ежели бы им было и отделение. а от них бы розмножились дети, а тем отделением прокормитися им было б скудно и мало: и о том написати не мочно, потому что такого образца не бывало. А даютца в удел городы не государственные, а царств Казанского и Астраханского и Сибирского, и государств Владимерского, Новгородцкгог и Псковского давати опасаются, понеже чрез великую силу достал первый царь под свое владение и привел в совокупление; а как бы то дано было, и тогда б они брату своему царю ни в чем не послушны были, а дети б их от них разлучились и стали б жить своим государством, а не послушенством, или б похотели быть у которого иного потентата в подданстве, и от того б приходило до великой смуты.

32. О преставлении царей и цариц и царевичей и царевен, и о погребении их. Когда лучится царю от сего света переселится во оный покой, и тогда пошлют ведомо учинити к патриарху и к бояром; и патриарх тогда пошлет у первыя своея церкви звонити во един колокол, изредка, чтоб все люди ведали; а потом патриарх идет в церковь, и отпевает по мертвом Великий Канон;; а бояре, и думные и ближние люди, нарядятца в чорное платье, поедут на царской двор и у царского тела прощаются; и того ж дни царя измывают теплою водою, и возложа на него срачицу и порты и все царское одеяние и корону, положат во гроб; а бывает тот гроб деревянной, в середи обито бархатом вишневым, а сверху червчатым; и стоит его царское тело 38 в его царской церкви, которая устроена пред покоями его, до тех мест, как будет погребение; и до 6 недель у гроба его говорят церковные дьяки денно и ночно псалтырь с молитвами. А на Москве и в городы, по всем монастырем и по церквам, прикажут чинити по царе до шти недель поминание, и поставляти кутию по вся дни, кроме воскресения и болших празников; и посылают на Москве в монастыри и по церквам на поминание денги, а в [22] городех в монастыри и по церквам на поминание денги дают их городцких доходов, против Московских вполы. Да в городы ж к митрополитом и к архиепископом и к епископом, и в монастыри к архимаритом и к игуменом, посылает патриарх грамоты, велит им для погребения царского бытии всем, А на Москве в третий день бывает у царицы, или у царевичей, на патриарха, и на властей, и на бояр, и на попов, по царе поминалной стол, и отпевают панафиду над кутиею, а бывает кутия зделана вареное пшено с сытою да с сахаром и с ягоды, а в монастырех и по церквам бывает кутия пшеница вреная с сытою; таким же обычаем бывает стол на патриарха, и на властей, и на бояр, как минет три недели. А как из городов власти сьедутца все к Москве, и тогда изобрав день, в которой быть погребению, патриарх и власти, и попы и дьяконы, соберутца на царский двор и оденутся в церковныя одеяния, а царица и царевичи или и царевны, и бояре и ближние люди, и боярыни и многие жены, устроятся в черное платье, и взяв царское тело пойдут с царского двора, по чину: наперед идут дьяконы, попы, певчие дьяки, и поют каноны, а позади их несут царское тело попы, а позади царского тела идут патриарх и власти и царевичи и бояре, потом царица и царевны и боярыни, и много множества народа, мужеска полу и женска, все вместе, без чину, рыдающе и плачуще. А как придут к той церкве, где погребаются цари, блиско царского двора, именуетца та церковь Михаила Архангела, дьяконы и попы останутся у церкви, а власти, и царица и царевичи и царевны, и бояре, и иные чины идут в церковь; а вшед в церковь царское тело поставят среди церкви, блиско олтаря, а в олтарь не вносят; и учнут отпевати погребателное пение, а отпев, погребут царское тело в землю и покроют каменною цкою; а потом патриарх над кутиею учнет говорить молитву и кадить ладонном, а проговоря молитву начнет патриарх ести кутию, ложкою, трижды, потом подносят царице и царевичам и царевнвм, и болшим властем, и бояром, и всякого чину людем: и сотворя погребение пойдут кождый восвояси; а предики не бывает. Тогда ж как погребают царя, всякого чину ллюдем дают восковые свещи, витые [23] и простые, для провождения. – и тех свещ изойдется в то время болши 10 берковеск. Да в то ж время даетца ис царские казны, за погребение, властем, и попом и дьяконом, денги: патриарху по 100 рублев, митрополитом по 80, архиепископом по 70 и по 60, архимаритом и игуменом и самым болшим попом, по 50 и по 40 и по 30 рублев, а иным попом и дьяконом Рублев по 20 и по 15 и по 10 и по 5 и менши, сотря по человеку. Да в то ж время во всех приказах, изготовя множество денег, завертывают в бумаги по рублю и по полтине и по полуполтине, и вывезши на площади подьячие роздают милостиню нищим и убогим и всякого чину людем, поручно; также и по монастырем, старцом и чернцам, и в богаделнях, роздают всякому человеку Рублев по 5 и по 3 и по 2 и по одному, смотря по человеку; да и во всех городех чернцом, и попом, и нищим, дают погребалные денги и милостиню, против Московского вполы и в третью долю. Также на Москве и в городех всяких воров, для царского преставления, из тбрем свобождают всех без наказания.

Горе тогда людем, будучим при том погребении, потому что погребение бывает в ночи, а народу бывает многое множство, Московских и приезжих из городов и из уездов; а Московских людей натура не богобоязливая, с мужеска полу и женска по улицам грабят платье и убивают до смерти; и сыщетца того дни, как бывает царю погребение, мертвых людей убитых и зарезанных болши ста человек. А как минет по смерти царской 40 дней, называются сорочины, и тогда власти. и царица и царевичи, и бояре, бывают в той же церкве у обедни и отпевают по царе панафиду; и потом на властей, и на бояр, и на попов, в царском дому бывает стол, а в монастырех Чернцов кормят ближние люди, и дают милостиню ж против погребения вполы. И изойдется на царское погребение денег, на Москве и в городех, блиско того, что на год придет з государства казны.

А когда царица преставится, и ее погребение и чин бывает против того ж, что и царской; а власти сьезжаются не все, потому что живут многие вдали; и денгам росход против [24] царского вполы. А когда преставится царевич, и ему погребение бывает против Царицына малым чем с убавкою. А как преставитца царевна, и им в погребении бывает против царского в четвертую долю. а чин тому погребению бывает ровен всем. И погребаются цари и царевичи все у той церкви Михайла Архангела; а царицы и царевны погребаются в Выше ж городе в Вознесенском девиче монастыре, где живут черницы. А как царевич или царевна преставится, и тогда царевны на погребении их не бывают. А ходит царь по царице своей и по царевичах и по царевнах, и царица и царевичи и царевны по царе, и един по другом, как царевичи по царевнах, так и царевны по царевичах, в печалном платье, шесть недель, а болши того не бывает; также и бояре и думные и ближние люди, и их жены, и всякого чину служилые люди, ходят в печали по государех своих и по своих сродственных пртив такого ж все, кроме мелких людей. Да по царех же и по царицах, и по царевичах, и по царевнах, на Москве и в городех, по монастырем, по церквам по вся годы по субботним дням бывает поминание аже до веку. [25]

ГЛАВА II, а в ней 20 статей.

О царских чиновных людех: о боярех и околничих и думных и ближних людех, о столниках, о стряпчих, о дворянех, о полковниках и головах стрелецких, о диакех, о жилцех и о всяких служилых и дворовых людех.

1. Прежние болшие роды, князей и бояр, многие без остатку миновался. Ныне ж по тех родах роды, которые бывают в боярех, а в околничих не бывают: князей Черкасских, князей Воротынских, князей Трубетцких, князей Голицыных, князей Хованских, Морозовых, Шереметьевых, князей Одоевских, князей пронских, Шеиных, Салтыковых, князей Репниных, князей Прозоровских, князей Буйносовых, князей Хилковых, князей Урусовых.

2. Роды ж менши тех, которые бывают в околничих и [Околничей, или каштелян.] в боярех: князей Куракиных, князей Долгоруковых, Бутурлиных, князей Ромодановских, князей Пожарских, князей Волконских, князей Любановых, Стрешневых, князей Борятинских, Милославских, Сукиных, Пушкиных, Измайловых, Плещеевых, Львовых.

3. Роды ж, которые бывают в думных дворянех и в околничих, ис честных родов и из середних, и из дворян; и те роды болши тое чести не доходят. Есть потом и иные многие добрые и высокие роды, толко еще в честь не пришли, за причиною и за недослужением. [26]

4. Думные дьяки. Три или четыре, а болши четырех не бывает; и в тех думных дьяках бывают из дворян, и из гостей, и ис подьячих; и ис тех думных дьяков посолской дьяк, хотя породою бывает менши, но по Приказу и по делам выше всех; а честию и высочеством те думные дьяки будут таковы, как в Полше референдариусы.

5. Спалники,-которые спят у царя в комнате, посуточно, по переменам, человека по четыре; и многие из них женатые люди, и бывают в том чину многие годы, и с царя одеяние принимают и розувают; а бывают в тех спалниках изо всех боярских и околничих и думных людей дети, которым царь укажет, а иные в такой чин добиваются и не могут до того притти; и быв в спалниках, бывают пожалованы болших бояр дети в бояре, а иных менших родов дети в околничие, кого чем царь пожалует, по своему разсмотрению, и называют их комнатной боярин или околничей, а в посолственных писмах пишут ближними бояры и околничими, потому что от близости пожалованы. А жалует царь в бояре и в околничие и в думные люди, хотя которого и на Москве не бывает, в Новое лето, сентября в 1 день, на Светлое Христово Воскресение, на день рождения прзнества его, из околничих боярином, или из столников и из спалников боярином или околничим, или думными людми в думе о иноземских и о своих государственных делех, и в то время бояре и околничие и думные дворяне садятца по чином, от царя поодаль, на лавках, бояре под боярами, кто кого породою ниже, а не тем кто выше и преж в чину, околничие под боярами против того ж, под околничими думные дьяки стоят, а иным времянем царь велит им сидеть; и о чем лучитца мыслити, мыслят с царем. яко обычай и инде в государствах. А лучитца царю мысль свою о чем объявити, и он им объявя приказывает, чтоб они бояре и думные люди помысля к тому делу дали способ: и кто ис тех бояр поболши и разумнее, или кто из менших, и они мысль свою к способу объявливают; а иные [27] бояре, брады свои уставя, ничего не отвещают, потому что царь жалует многих в бояре не по разуму их, но по великой породе, и многие из них грамоте не ученые и не студерованые, однако сыщется и окроме их кому бытии на ответы разумному из болших и из менших статей бояр. А на чом которое дело бытии приговорят, приказывает царь и бояре думеым дьяком пометить, и тот приговор записать. А личится писати о чем гоамоты во окрестные государства, и те грамоты прикажут готовить посолскому думному дьяку, а думной дьяк приказывает подьячему, а сам не готовит, толко чернит и прибавливает что надобно и не надобно. А как изготовят, и тех грамот слушают наперед бояре, и потом они ж бояре слушают въдругорядь с царем все вместе; также и иные дела написав взнесут слушать всем же бояром, и слушав бояре учнут слушать вхдругорядь с црем же. А на всяких делах закрепляют и помечают думные дьяки, а царь и бояре ни х каких делам, кроме того что послы прикладывают руки к договорным записям, руки своей не прикладывают, для того устроены они думные дьяки; а к меншим ко всяким делам прикладывают руки простые дьяки, и приписывают подьячие свои имена.

А как царю личится о чем мыслити тайно, и в той думе бывают те бояре и околничие и ближние, которые пожалованы из спалников, или которым приказано бывает приходити; а иные бояре, и околничие, и думные люди, в тое полату в думу и ни для каких нибуди дел не ходят, разве царь укажет.

6. Столники – боярские ж, и околничих, и думных людей и Московских дворян, и иных чинов людей дети. Служба их такова: как у царя бывают иных государств послы, или власти и бояре, на обедах, и они в то время пред царя и пред властей, и послов и бояр, носят есть и пить; а ставят на стол еству по одному блюду всякой ествы, пред царя крайчей, а к иным столам приставлены бывают ставить оеолничие, а с-ыными ествами блюда держат столники на руках, а на стол всех еств вдруг не ставят. И будет тех столников числом блиско пяти сот человек. И посылают их в посолства в послех самих и с [28] послами в таврищах, и по воеводствам, и для сыскных дел, и бояр спрашивать о здоровье, как они бывают по службам; а иные на Москве сидят в приказех у дел и у послов в приставех.

7. Стряпчие. Чин их таков: как царю бывает выход в церковь, или в поход на потехи, или в полату в думу и для обедов, и в то время несут перед ним скифетр, а в церкве держат шапку и платок, а в походех возят ранцырь, саблю, саадак. И посылают их во всякие ж посылки, кроме воеводств и посолств, чтоб сами были послы. А будет тех стряпчих с восемь сот человек. А на Москве они стряпчие и столники живут, для царских услуг, по полугоду, по полам; а другая половина кто хочет отъезжают в деревни свои, до сроку.

8. Дворяне Московские. И тех дворян посылают для всяких дел, и по воеводствам, и по посолствам в послех, и для сыскных дел, и на Москве в приказех у дел, и к служилым людем в началные люди, в полковники и в головы стрелетцкие.

9. Дьяки. И те дьяцы бывают пожалованы из дворян московских и из городовых, и из гостей, и ис подьячих. А на Москве и в городех в приказех з бояры и околничими и думными и ближними людми, и в посолствах с послами бывают они в товарыщах; и сидят вместе, и делают всякие дела, и суды судят, и во всякие посылки посылаются.

10. Жилцы. Чин их таков: для походу и для всякого дела, спят на царском дворе, человек по 40 и болши, и посылают их во всякие посылки; а дети они дворянские ж, и дьячьи, и подьяческие. И ис того чину бывают в стряпчих, и в столниках, и в думных людех, да они ж бывают в началных людех у конницы и у пехоты, и в рейтарех, и в салдатех. А будет их числом с 2000 человек. Да и всем боярским, и околничих и думных людей детем, первая служба бывает при царском дворе такова ж, только по породе своей одни з другими неровны.

11. Дворяне городовые и дети боярские бывают посланы во [29] всякие ж посылки, и по воеводствам, и в началные люди к рейтаром и к салдатом, и в какие чины годятца, и за службы бывают пожалованы многою честию. И тех детей боярских прозвание таково: как в прошлых давных летех у Московского государства бывала война с окрестными государствы, ив то время ратные люди збираны со всего Московского государства изо всяких чинов людей, и по покою роспущены по домом, а иные многою своею службою и полоном свободились от рабства и от крестьянсива, и у кого были поместья и вотчины, и ныне по прежнему за ними; а у которых людей поместей и вотчин не было, и им за службы и за полонное терпение поместья и вотчины даваны жилые и пустые, малые, и служити им было с тех данных поместей и вотчин против прямых дворян не с чего; также у которых дворян были поместья и вотчины, а по смерти их те их поместья и вотчины розделены были детем их и от них дети потомуж розмножились, а дать им было из старых их отцовских поместей и вотчин и вновь не ис чего, потомуж и царских служеб не служивали – и их написали в дети боярские, что беспоместны и млопоместны.

Есть по тех и иные чины, которые служат при царском дворе; а написаны они ниже сего в розных местех.

12. Да в царском ж чину царевичи Сибиоские, Касимовские, крещены в християнскую ыеру. Честию они бояр выше; а в думе ни в какой не бывают и не сидят, потому что государства их и они сами учинилися в подданстве после влинского времени, невъдавне, да и не обычай тому есть; также и опасение имеют от них всякое. А служба их такова: как на празники идет царь к церкве, и они его ведут 39 под руки, да на всякой день бывают пред царем на поклонении. И даны им поместья и вотчины немалые, также поженились на боярских дочерех, и имали их за себя с великими пожитками и с поместьями и с вотчинами; а за которым поместья мало, и ему в прибавку идет царской корм денежной, помесечно. А как Грузинской царевич [30] с материю своею был на Москве, или и вперед будет, и ему честь была такова. что природну сыну царскому; также платье ему самому, и матерее, и людем их, и всякие наряды и домовые заводы и корм и питье, было все царское, доволное; и ежели вперед будет, и за него может быть что царь выдаст дочь, или сестру свою царевну, понеже он не полоненный есть, но единые с ним веры, [Зри ниже, глава 3, статья 17, в ответе.] а землею его царь не владеет, толко по его послушенству Грузинским пишется в титле к християнским потентатом, а к бусурманским не пишетца. И тех царевичей, также и первой и другой статьи князей и бояр и околничих роды старые, царевичи по царствам своим, а князи по княжествам своим, а бояре по боярству своему, которые преж сего бывали в боярех у великих князей Российских; и по тех царевичах и князех, и дети их, и внучата, и правнучата, называютца царевичи ж и князи, без пременения. Также и дворяне Московские и городовые, и дети боярские, многие есть старые, издавна тех родов, которые преж сего были во дворянех же при великих князех. А вновь Московский царь из бояр, и из ближних, и из иных чинов людей, князем учинити не может никого, кроме боярств и иных чинов, потому что не обычай тому есть и не повелось; также и графов и волных господ чинов таковых никого не бывает, и из Московских чинов людей против тех дву чинов приверстати не мочно, потому: как бы дано было кому волное господство, и о том бы розмышляли, что то было б самому уарю в стыд, бутто бы тот человек тем имянем от него уволнился и неподданен. А кому царь похочет вновь дати боярство, и околничество, и думное дворянство из столников и из дворян, или дворянина из дворовых всяких чинов и из волных людей, и таким дает честь и службу, по своему разсмотрению, кто в какой чин и честь годен. А грамо и гербов на дворянство их и на боярства никому не дает, потому что гербов никакому человеку изложити не могут, -да не токмо кому боярину, или иному человеку. не даются гербы, но и сам царь гербом своим [Зри о печатех ниже, глава 3, статья 14.] Московским печатаетца на грамотах в християнские государства не истинным своим прямым, а печатается своим истинным [31] гербом х Крымскому хану да х Калмыкам; также и у старых родов князей и бояр, и у новых, истинных своих печатей нет,-да не токмо у князей и бояр и иных чинов, но и у всякого чину людей Московского государства гербов не бывает; а когда лучитца кому к каким писмом, или послом к посолским делам прикладывать печати, и они прикладывают у кого какая печать прилучилась, а не породная; да и потому мочно признать: как бывают Московские послы в посолствах и на сьездех, и к писмам и х крепостям печати свои прикладывают, а лучитца тем же послом, или родственником их, бытии вдругорядь в посолстве и к писмам печати свои прикладывать, и у тех новых писем с старыми писмами многие печати рознятца. А ис посадцких людей, и из поповых, и из крестьянских детей, и из боярских людей, дворянство не даетца никому; а кто посацкой человек, или крестьянин, или кто нибудь, отпустит сына своего на службу в салдаты и в рейтары, или в приказе подьячим и иным цаским человеком, а те их дети от малые чести дослужатся повыше, и за службу достанут себе поместья и вотчины, и от того пойдет дворянский род; а грамот и гербов им не даетца ж; а даютца высоким и меншим родом, и дворяном, грамоты на вотчины их и на поместья, и в тех грамотах имянуют их кто каков чином и честью.

13. Постелничей. И того постелничего чин таков: ведает его царскую постелю, и спит с ним в одном покою вместе, когда с царицею не опочивает; также у того постелничого для скорых и тайных его царских дел печать. А честью тот постелничей противо околничего.

14. О приезде их боярском к царю. Бояре, и околничие, и думные и ближние люди, приезжают к царю челом ударить с утра рано, на всякой день; и приехав, в церкве, или в полате, увидев царя, кланяются перед ним в землю; а которого одни они бояре в приезде своем запоздают, или по них посылает, а они будут к нему не вскоре, или что малое учинять не по ево мысли, и он на них гневаетца словами, или велит ис полаты выслать вон, или посылает в тюрму – и они за свои вины потомуж [32] кланяютца в землю многажды, доколе простит; а как они и на приезде кланяются, а он в то время стоит или сидит в шапке, и против их боярского поклонения шапки с себя не снимает никогда. А когда лучитца ему сидети в покоях своих и слушает дел, или слова розговорные говорит, и бояре стоят перед ним все; а пристанут стоя, и они выходят отдыхать сидеть на двор; также и после обеда приезжают к нему, в вечерни, по вся дни. А приезжаючи они бояре к царскому двору на лошадях верхами, или в коретах и в санях, и с лошадей слазят, или иск орет и из саней выходят, не доезжая двора и не блиско крылца; а к самому клылцу, или на двор его царской, не ездят никогда, и лошадей их боярских через двор не пускают, а обводят кругом двора (а ездят бояре в коретах старые, которые на лошадях сидеть не могут). А которой бы боярин, или кто нибудь, учинил через силу чтоб на царской двор ехал на лошади, хотя без самого царя, а ему б о том ведомо учинилось, и его б скоро за то велел послать в тюрму, до указу своего, и честь его отнята б была; а ежели б человек его боярской, без ведома его, провел через двор лошадь, и тому б человеку учинено было наказание кнутом. Да не токмо бояром ездит неволно и лошади их водити заказано, но и всякого чину людей, кроме стрелцов, с ружьем и в япанчах, и торговых людей с товары, и крестьн и простых людей, через царской двор не пускают же; а кому до кого будет какое дело до бояр и думных людей, и они ожидают у царского двора; также и в походех его царских и в селех через дворы потомуж не пущают. А которой бы человек, кроме вахты, на Москве и в селех, пошел через царской двор с ружьем, с саблею, или с пистолми, тайным обычаем, с простоты, а не с умыслом злым, и такова б человека увидев, или б кто на него указал, поимав пытали б, для чего он через царской двор шел с ружьем, не на царя ль, или на его дом, или на бояр и на думных и на ближних людей, и не по научению ль чьему от кого от бояр и думных и ближних людей, или от посадцких и [33] от гулящих людей и от крестьян; и будеть тот человек с пытки скажет, что он шел через царской двор с ружьем умыслом своим, а ни по чьему научению, хотя его царя и домовых его кого, или из бояр и из думных и из ближних людей, за какое нибуди дело погубити, и такого вора пытав накрепко трижды, впрямь ли он шел своим умыслом, а не по научению, казнят смертию, безо всякие пощады, кто б ни был. А будет скажет, что он шел умыслом по научению бояр и думных людей или каких иных людей, и по его скаске, на кого он скажет, тех людей всех велят похватати и пытати, для чего они такого человека на царское здоровье научали, не по научению ль которого иного потентата, чтоб учинитись у него в подданстве, или сами хотя государством завладети, или на бояр и думных людей, для того чтоб в государстве учинити смута для грабежу домов и животов; и будет те люди по первым речам в тех делах винятся, и их потомуж казнят всех без милосердия; а будет не повинятся, и того, кто на них сказывал, учнут пытати вдругорядь и будет скажет с пытки, что впрям по их научению ходил, и тех людей пытают вдругорядь – и будет не повинятся, и того человека учнут пытати в третье; и будет скажет прежние ж свои речи, и тех всех потомуж учнут пытать в третье, и пытав трижды, хотя кто их них изо всех и не повинится, и их всех посадят в тюрму, доколе по них поруки будут, что им вперед злого не мыслити и за вороством не ходити; а будет порук не будет, и они сидев в тюрме лет 15, или сколко доведетца, велят их уволнить и сослать в ссылку в далные городы, в Сибирь, или на Терек, на вечное житье. А будет тот человек солжет, с первые пытки скажет на них напрасно, по недружбе, а они все будут пытаны и не винились, а после того тот же человек с другие пытки, или с третей, скажет, что он тех людей поклепал напрасно, и такова еще учнут пытати накрепко, с первой пытки на них сказывал, а опосле зговаривает не по научению ль чьему: и будет скажет. что его научили те ж люди, на которых он говорил, и тех всех и кто научал сыскав потомуж пытают, и [34] будет винится казнят всех; а будет с тех пыток учнет говорить, что впрямь на них солгал напрасно, по недлужбе, и такова одного казнят смертию, а по тех по всех соберут поруки и высвободят; а по ком порук не будет, потомуж в тюрму посадят, до указу.

15. Столники менших родов, и стряпчие, и дворяне, и дьяки, и жилцы, и иноземцы, и подьячие, приезжают в город и с лошадей слазят далеко царского двора, на площади.

16. А приезжаючи бояре, и думные и ближние люди, ходят к царю в Верх в переднюю полату, и ожидают царского выходу ис покою; а ближние бояре уждав время ходят в комнату; а столники, и стряпчие, и дворяне, и полковники и головы, и дьяки, и иные служилые чины, к царю в Верх не ходят, бывают на крылце на середнем перед полатами непокоевыми; а иным чином и до тех мест ходити не велено, где бывают столники и иные нарочитые люди.

17. А куды лучитца царю идти в поход, и бояре, и околничие, и думные люди, и спалники, бывают с ним вместе, кого похочет с собою взять; а иным велит остатца на Москве, для приказных дел. А пойдучи в поход на войну, или по монастырем молитися, или для гулянья в далние и в ближние места, двор свой царской и Москву для оберегания приказывает одному человеку боярину, а с ним товарыщам околничим двум человеком, да думным дворяном двум же человеком, и думным дьяком: и лучатся какие дела ис полков или из городов, и они те дела кроме тайных, смотря посылают к царю в поход, а по иным делам указ чинят не писав к царю, по которым мочно. Да с царем же бывают в походех столники, стряпчие, дворяне, дьяки, жилцы и иных чинов люди, которым велено бывает; да стремянной приказ 1000 человек стрелцов, на царских лошадях.

18. Также как пойдет царь куды в поход, на неделю и болши, или будучи и ан Москве. а бояром и думным и ближним людем и полковником и дьяком для гулянья, или для какова дела, понадобится ехать в деревни свои, дни на два, или на [35] неделю и на месяц: и они бьют челом царю о том 40, и царь их отпущает с сроком. а без отпуску из бояр, и из думных и из ближних людей, и ис полковников, и из дьяков, с Москвы сьехать не смеет никто, ни на один день; да как они бывают отпущены на срок, и преж сроку для какого дела царю будут надобны, и по них посылают грамоты с людми их, которые останутца на Москве, или нарочно стряпчими 41 и з жилцамми и с подьячими, велят быть тотчас. Да не токмо для гулянья своего отпрошиваютца, но когда прилучитца им которого одни друг у друга бытии в гостях, на свадьбе, или на крестинах, или на имянинах, и они отпрашиваются по такому ж обычаю.

19. А как придет празновати 42 день рождения которого боярина, или думного и ближнего человека. или их детей, и они в тот день ездят к царю челом ударить, и царь их спрашивает о здоровье и поздравляет, а после того подносят царю имянинные калачи, и царь у них те калачи велит принимати; и потом пойдут к царице, и царица против того ж поздравляет, и калачи велит принимать; и потом ходят к царевичам и к царевнам, и от них потомуж бывает им поздравление и калачи принимают; а у царевен у самих не бывают, кроме свойственных бояр; и потом меж себя тот день друг у друга пируют. А царь, и царица, и царевичи, и царевны, у них на обедех и в домех их не бывают ни у кого; и не токмо на обедех и на веселиях их, и на погребениях не бывают же никогда.

20. О царицыных чинов людех и о бояронях. В чину ее бывают и живут в Верху боярские, и околничих, и всяких чинов людей жены вдовы и дочери вдовы ж, и девицы, и мужни жены. 1. Боярыни: казначея, крайчая, постелница, судья. 2. Столники; и в те столники берут боярских и околничих и ближних людей детей, лет по 10 ростом; а как они будет лет пятнинатцати, или семинатцати, и они в том чину не бывают, а [36] бывают в царской чин взяты, в столники ж, или в спалники; а бывают их в столниках человек с 20. 3. Мастерицы: швеи, мужни жены и вдовы и девицы, честных и середних чинов дворовых людей, которые делают и шьют золотом и серебром и шолками, с каменьем и з жемчюгом. 4. Постелницы, которые постели постилают под царицу и под бояронь; а жены в том чину дворовых же всяких чинов людей; и те постелницы и мастерицы спят у царицы в Верху, посуточно, по переменам. 5. Мовницы, которые платье моют, жены дворовых же людей; а когда прилучитца им мыть платье, и то платье зимою и летом возят на реку в санях, в сундуке, замкнув и запечатав, покрыв красным сукном; а за тем платьем идет боярыня, для бережения. 6. Дети боярские; и тех детей боярских служба такова: посылают боярыни во всякие посылки, и ездят с царицею в поход, и спят у царицы в Верху, для сторожи и оберегания в ниских местех, посуточно, по переменам. 7. А когда царице лучитца куда ехать, и в то время с нею в коретах, или в колымагах и в каптанах, и с царевичами меншими и с царевнами, сидят боярыни; а кореты, или каптаны, бывают закрыты камкою Персицкою, как едут Москвою, или селами и деревнями; а мастерицы, и постелницы, и мовницы ездят верхами на иноходцах, а сидят на лошадях не против того, как в-ыных государствах ездят женской пол, таким же обычаем, как и мужской пол; а будет тех мастериц, и постелниц, и мовниц со 100 человек, кроме девиц мастериц и которые живут в Верху; а всех будет их блиско 300 человек. 8. Таким же обычаем у царевен болших и у менших, боярыни и иные чины против того ж, что у царицы, кроме столников; а столничают у царевен девицы. 9. А когда лучитца царице кушать в покоях его царских с ним вместе, а которому боярину, или околничему, или думному человеку, лучитца притти с каким делом на доклад, и они сами входити без указу не смеют, разве велят, или ожидают того как откушает; также как царь кушает у царицы, и в то время бояре и ближние люди бывают немногие. человека два и в силах три; а столничают в то время у царицы [37] царицыны столники. 10. А лучитца царю кого послати к царице и к царевичам спросить о здоровье, или для какого иного дела, и они пришед обсылаютца через бояронь, а сами не ходят без обсылки: также как и царица посылает кого к царю из бояронь, и они потомуж обсылаютца. 11. Да в царском же чину, и у царицы, и у больших царевичей, учинены истопники, которые полаты и хоромы топят и метут, и у дверей для отворения стоят, человек со сто, люди честные и пожалованные поместьями и вотчинами; и живут на Москве по полугоду, человек по 50. О боярских женах. Бояр и околничих и думных и ближних людей жены, вдовы и мужни жены, и дочери вдовы ж и девицы, когда лучитца по них для чего нибудь к царице и к царевнам ехати похотят, и они ездят зимою в каптанах, а летом в колымагах. А приезжаючи к Царицыну двору, ис колымаг и ис каптан выходят у ворот, а на двор не всьезжают, а приходя к Царицыным, или к царевниным покоям, посылают бояронь сказати о своем приезде царице, или царевнам: и будет царице и царевнам время, и они им велят быть к себе, а будет не время , и им отказывают; и они боярские и ближних людей жены, или у дочери, не быв у них поведут к себе. А когда они бывают у царицы или у царевен, и они пришед царице и царевнам кланяются в землю, и царица, или царевны, справшивают их о здоровье и о чем они приедут бить челом; и подают челобитные, и царица и царевны, или и царевичи, челобитья их выслушивают и чеобитные принимают, и по их челобитью бьют челом, царица, или царевны, или и царевичи, царю – и царь те дела, о которых будет челобитье, по их прошению, делает, хотя б которой князт или боярин или иных болших и менших чинов человек в какой беде ни был, или б о чем ни бил челом, или б кто и к смерти был приговорен, и, по их прошению, может царь все доброе учинити и чинит; и таких дел [Зри глава 4 статья 28] множество бывает, что царица, и царевичи и царевны, многих людей от напрасных и не от напрасных бед и смертей свобождают, а иных в честь возвышают и в богатство приводят. [38] 13. А которого боярина, или околничего и думного и ближнего человека, дочь девица, или вдова, понадобитца царице, или царевнам, для житья взятии к себе в дом, и им то волно, кроме самых болших бояр дочерей. И иных девиц и вдов, небогатых людей дочерей, царица и царевны от себя з двора выдают замуж за столников, за стряпчих и за дворян и за дьяков и жилцов, своим государским наделением, также и вотчины дают многие, или на вотчины денгами из царские казны, да их же отпущают по воеводствам; и те люди воеводствами побогатеют. 14. А приезжаючи бояр и ближних людей жены и дочери, и лучится им у царицы или у царевен обедать, и они обедают с-ыными бояронями вместе, которые у них живут, за особым столом, а не с царицею и не с царевнами вместе; а бояре и ближние люди у царицы и у царевен никогда не обедают, и царица и царевны в дому их ни у кого не бывают и не обедают же. 15. Также как бывает день празновати рождения жен их боярских и дочерей, и они боярыни и их дети к царице и к царевнам ездят потомуж с калачами сами, что и мужья их и отцы ездят к царю; и те калачи подносят, и царица и царевны велят у них принимати, и потом царица или царевны их поздравляют, а быв у них поедут к себе. [39]

ГЛАВА III, а в ней 17 статей.

О титлах, как к которому потентату Московский царь пишетца.

1. К цесарскому величеству Римскому: «Милосердия ради милости Бога нашего, во еже посети нас восток свыше и направити ноги наша на путь мирен, сего убо Бога нашего в Троице славимаго милостию, мы великий государь царь». Потом имянование и 43 титла его царская болшая, а после титл его цесарское имянование и титлы; а по титлах дело. Пишутца грамоты на самой болшой Александрийской бумаге; травы золотом пишутца болшие.

2. Х королевскому величеству Свейскому: «Божиею милостию мы великий государь царь». Потом имянование и титлы болшие ж, а после титл царских королевского величества имянование и титлы болшие; а по титлах дело. Грамоты пишутца на меншой, или на середней Александрийской же бумаге, смотря грамоты по величине; травы золотом пишут середние ж.

3. К Полскому королю: «Бога в Троице славимого милостию мы великий государь царь»; и имянование и титлы. Потом Полского короля титла: «Брату нашему бюбителному, наяснейшему великому [40] государю;» и имянование и титлы. Грамоты пишутца на болшой и на середней бумаге; травы золотом середние.

4. К Аглинскому королю пишетца сам; и его описует против того ж, что и к Полскому королю.

5. К Датцкому королю в своей титле пишетца против того ж, как к Полскому и Аглинскому королем; а его в титлах его описует: «Брату нашегму любителному и соседу» на середней же и на болшой бумаге, травы золотом середние ж.

6. К курфирстром, и х князем, и к графов, и к Галанским статом пишетца: «Божиею милостию от великого государя царя» имянованье и титлы болшие ж; а потом: «от нашего царского величества имрк курфистру, князю, графу, статом» и их титлы. Грамоты пишутца на меншой Александрийской 44 бумаге; травы золотом на верху над писмом, а по сторонам не бывает.

7. В Любок, в Амбурк, к бурмистром и ратманом, также и к торговым людем, которые служат в его царском промыслу факторами: «Божиею ж милостию» против того что и х курфистром и х князем; на меншой Александрийской 45 бумаге, трав не пишут никаких, толко началное слово золотом.

8. А пишут его царскую титлу золотом по «Московского»; а иные титлы пишут золотом: Цесарскую по «Августус», Свейскую по «Сквейского», Полского по «Полского». Аглинскую по «Аглинского», Датцкого по «Датцкого»; курфистров, и князей, и графов, и Галанских статов, против токого ж обычая, с розверстанием; а достал титл пишетца чернилом.

9. Ко Францужскому, к Гишпанскому, к Португалскому королем посолств и ссылок не бывало, и грамот ни о чем не посылывали, и написати о том не по чему; а хотя преж сего со [41] Францужским королем бывали ссылки, однако в Московское разорение и в пожарное время писма все погорели, и тех старых ссылок ведать не по чему.

10. К Турскому салтану пишется болшою титлою не всею, толко по «повелителя»; а его титлу пишет против того, как он сам описуется, на болшой Александрийской бумаге. Травы пишутся сверху до половины листа, и по краям болшие до низу, и внизу травы ж, а вверху середи трав в трех кругах царская и Турского салтана титлы пишутца золотом все; а дело пишетца с половины листа. И таким же обычаем посылаются грамоты к Индейскому шаху.

11. К Персицкому шаху пишется против того ж, как к Датцкому королю «братством же и соседством» титлы по «повелителя», а потом Шахова титла, на болшом Александрийском листу, Татарским писмом, с золотом 46 без трав.

12. Х Крымскому хану (царю) и к его царевичам пишется короткими титлами «братством же и соседством», а царевичей братьями не именуют; а пишетца царская, и Крымского хана, и царевичей, титлы короткие ж золотом все, Татарским же писмом, потому: у Крымского хана титл мало.

13. К Болшому хану, что за Сибирию, также и х Калмытцким тайшам и князям, пишетца короткими ж титлами, также и их имена и титлы золотом все, на меншой Александрийской бумаге, Татарским же писмом, без трав.

14. А все те грамоты, кроме Крымских, печатают болшою государственною печатью. А крымские печатают печатью, вырезано царь на коне победил змия, около подпись царская, титла самая [Зри о печатех, глава 7, статья вторая.] малая по «и иных». То есть самая истинная Московского княжения печать; она ж вырезана и на самой болшой печати, которою печатаетца во окрестные государства, всереди самого орла. Да тою ж печатью печатают грамоты на поместья и на вотчины всяких чинов людем, и на гостинство гостем. [42]

15. А пишет царь в грамотах своих ко окрестным великим потентатом титлы их по их достоинству, как они сами себя описуют, без умаления; а что прежде всего титлы писали королевского величества Свейского не гораздо со исполнением, не против того как он себя сам описывал, и то чинилось нерадением и недосмотрением и нерозтолкованием переводчиков. Зри против того в Валиэсарском и в Кардиском договорех: чтоб обоих великих государей титлы, с обе стороны, воздаваны были по их государскому достоинству, как они сами себе описуют. Таким же обычаем и изо всех окрестных государств потентаты пишут его царскую титлу по его описанию, кроме Полского короля, и Крымского хана, и Калмыков, и князей, потому что, за нынешнею войною, Полской король и царь Московской друг от друга грамот с полными титлами не принимали, а писались короткими титлами. А Крымской хан пишет титлу царскую коротко, таким обычаем: «Брату нашему Московскому царю» имянование его и потом поздравляет, или поклон свой пишет. А Калмыки и князи пишут и того короче: «Белому царю Алексею Михайловичю всеа Руси здравствовать»; а иные толко напишут: «Белому ж царю» а имени его и титл не пишут. А пишет Крымской хан и Калмыки в грамотах своих о всяких делех коротко, и не с прошением, или упоминанием, для того что у них бывает приказ словом с послами.

16. А которые грамоты посылываны преж сего во окрестные государства на какой бумаге, и какие были писаны золотом травы издавна, и ныне пишут против того же, а вновь не прибавливают, для того что тою бутто бумагаю и травами золотыми которому потентату болши чести воздают, а иному менши, разве для самой великой грамоты, что ее не мочно будет написать на меншой, или на середней бумаге, велят писать на болшой. а пишут те грамоты подьячие; а для крепости, вместо царские руки, подписывают подпись думные дьяки сами, или товарыщи их простые диаки.

17. Вопрос. Для чего царь Московской пишется в християнские государства полными болшими титлами. (от «повелителя») «государем [43] Иверские земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинские земли, черкасских и Горских князей, и иным многим государствам и землям, восточным и западным и северным, отчичем и дедичем и наследником, и государем и обладателем» а в бусурманские государства теми тилами не пишется? Что есть тому за причина?

Ответ. Иверское, Карталинское, Грузинское государствы лежат под властию и неболшим послушенством под Персидцким шахом; а в-ыные государства пишется он царь для славы своей, ни по чему, а ис тех государств обычай писатися к царю себе низити, а его высити, а называтися холопми его, яко и в-ыных государствах обычай писати господину к господину, отдаючи себя слугою поволным, и они по тем их униженным писмам разумеют, будто и правда тому есть, что они вечные подданные; а то несть правда, потому что тех государств владетели живут таким обычаем, как меж границ королевского величества и короля Полского и царя Московского живет Курлянской князь. А восточною титлою пишетца Персидцкой же шах издавна, как еще Москвы початку не слыхивано; а на западе много есть иных государств, которые старее и честняя Московского государства. И окромя тех государств и земель, что пишетца в титле к христианским потентатом, иных государств и земель на востоке и на западе у него нет. А хотя на востоке и на западе иные государства и земли есть многие, однако они ему не подданни, но во время против него и войну держать, и тем 47 многим землям восточным и западным, разумеетца, что не есть отчичь и дедичь и наследник и государь и обладатель, и не гораздо тех двух сторон государства и земли поддаются ему во обладателство и в подданство; а то есть правда, что на севере у него земель и государств сыщетца. Кабардинская земля, Черкасские и Горские князья под его подданством, однако ему тех титл без других титл писать к Персидцкому шаху некстати. А как бы [44] он писался теми титлами всеми, что пишетца в християнские государства, и на него б за то все бусурманские государства подняли войну; а тех бы государей, которые ис тех государств пишутца к нему холопми, ежели б проведал подлинно Персидцкой шах, велел бы их и государства их разорити и погубити совсем. И от того теми титлами не пишется к ним бусурманским государем. [45]

ГЛАВА IV, а в ней 38 статей.

О Московских послех, кто каков чином и честию посылаются во окрестные государства в послех, в посланниках и гонцех.

1. К цесарскому величеству Римскому великие послы не посылываны давно, потому что далней проезд, чрез многие разные государства, и послом великим в дороге будет много шкоты и убытков. А посылаются к цесарю посланники роду середнего, которые бывают в думных дворянех и в околничих; а с ним товарыщ дьяк.

2. К королевскому величеству Свйскому посылаются великие послы, околничие другой статьи родов, которые в боярех не бывают; а с ними товарыщи думные дворяне, или столники середних родов, да дьяки. А на посолство на съезды посылаются бояре из первые статьи родов, которые ниже есть писаны; а с ним товарыщи таковы, каковы посылаются в Свею.

3. К Полскому королю посылаются великие послы, бояре болших родов первые статьи, которые ниже всех, или и другие ж статьи родов бояре ж, или околничие, которые бывают в боярех; и з боярами посылаются товарыщи, околничие и думные дворяне, и столники, и дьяки, а с околничими думные ж дворяне, и столники, и дьяки. А на посолство на съезды посылаются бояре первые статьи родов, пятого или шестого роду человек; а с ним [46] товарыщи бояре ж таковы, каковы посылаютца в Полшу, также и околничие, и думные дворяне, и думные и простые дьяки.

4. К Аглинскому королю посылаются столники, первые статьи родов, которые из столничества бывают в боярех; а с ними товарыщи дворяня добрых родов, да дьяки.

5. К Датцкому королю посылаются столники и дворяне тех родов, которые бывают в думном дворянстве и в околничестве; а с ними товарыщи дворяня ж и дьяки.

6. Х куфирстром, и х князем, и к графом, и к Галанским статот посылаются столники ж, и дворяне, и дьяки 48 таковы ж, что и к Датцкому королю.

7. К Турскому султану посылаются послы таковы ж, что и к Датцкому королю.

8. К Пксидскому шаху посылаются послы таковы ж, что и в Свейское государство.

9. Х Крымскому хану и х Калмыцким тайщам посылаются посланники, середних родов дворяне; а с ними товарыщи подьячие.

10. А посланники посылаются к христианским потентатом, столники ж и дворяне, честных и середних родов, и дьяки.

А в гонцех посылаются стряпчие, дьяки, жилцы, подьячие и началные люди.

11. Да с послы ж, как посылают в государства и на сьезды, и с посланники, бывают для посолской чести посланы з бояры и околничими и думными людми, столники, и стряпчие, и дворяне, и жилцы, дети и братья и роду их и чюжих родов, которые преж того бывали отцы их и деды со отцами их и з дедами, или которые с кем быть сами похотят. а бывает с теми послами и посланники. смотря по роду и почести их и по посолству, за иным боярином по 30 и по 20 и по 15 человек; а за околничим, и думным человеком, и за столником по 15 и по 10 и по 8 человек, а за иными по пяти и по три человека; а за дьяки по 2 и по одному человеку. [47]

Да с послы ж посылаются по переводчику, подьячих 49 по 5 человек и болши, а людей они своих емлют с собою по своей чести, сколко кому мочно; и бывает с великими послами всех людей человек по 40 и по 50 и по 60 и по 80 и по 100 и болши, смотря по посолству и каковы есть честью послы. А с посланники посылаются подьячих два человека или три, и переводчик, и толмачи; а всех людей бывает с ними человек по 15 и по 20 и по 30. А з гонцами бывают толмачи ж, да людей человек по 8 и по 10 и болши, как кому сколко мочно для чести взятии.

12. А когда лучится царю послати кого на свою царскую службу во окрестные государства в послех и в посланникех, или на посолские сьезды, также и в городы по воеводствам, и на войну, или на Москве в Приказех сидеть у дел, боярину или околничему или столнику з боярином, а с околничим думному дворянину и столнику и дворянину, а з столником или з думным человеком столнику ж и дворянину, единому под другим в товарыщах; и будеи ис тех бояр боярин, или околничей, или столник, з боярином породою своею ровен, и отцы их и деды и прадеды с отцами их и з деды и роду их на службе и у дел и у царя за столом не бывали ни с кем, а думные дворяне и столники и дворяне породою своею с околничими ровны ж, и у дел ни у каких роду их никто околничего с сродственники нигде не бывали ж, а столники и дворяне з думными людми, а дворяне с столники породою будут ровны ж, и таким же обычаем с сродственнвми тех людей преж того роду их в посолствах и на службах нигде не бывали – и они с ними в товарыщах бытии потомуж не хотят, и ставят себе в позор и в бесчестье. И бояре, околничие, и думные люди, и столники, и дворяне, бьют челом царю и подают челобитные на тех людей в бесчестье, которые с ними, по его царскому указу, бытии не хотят; а пишут в челобитье своем друг на друга, что им бытии с ними кому с кем велят мочно, потому что отцы их, или деды, или прадеды, или кто нибудь роду их, их роду со отцы и з деды [48] или с прадеды бывали безснорно, или кто будет с отцы их и з деды и с прадеды бывали на службах и в посылках иного роду, а с тем родом тот род, на который род учнут бити челом, бывали они на службах и в посылках без спору, и по тому роду им бытии с ними мочно – чтоб государь про то, по их челобитью, велел сыскать и по сыску в бесчестье указ учинен был. А те, которым велено с кем бытии в товарыщах, против того ж бьют челом царю, что они породою своею и честью тех людей немеши, с кем им велят быть, и отцы их и деды и прадеды сродственными 50 их нигде в товарыщах не бывывали ни с кем. И по тому их челобитью, приказывает царь в Посолском Приказе и в Розряде сыскивать о чести их старыми записными книгами и писмами, и в тех Приказех сыскав выпишут, кто каков есть честью, и того дела слушает царь з бояры и з думными людми: и будет кому с кем 51 быти по сыску мочно, и тому бытии велят без упорства; а будет кому быти для р…ности не мочно, и его отставят, а велят бытии иному кому мочно. А будет кому с кем велят бытии по сыску, а он ослушався его царского указу бытии не хочет и чинитца силен, и того за ослушание его укажет царь посадити в тюрму, на сколко доведетца. А за боярское бесчестье отсылают к бояром на двор головою тех людей, которые с ними бытии не хотят. И которого дни прикажет царь кого боярина, или околничего, или столника, за бесчестье отослать головою к боярину, или думного человека и столника к околничему, и того дни тот боярин, или околничей, у царя не бывает, а посылают к нему с вестью, которые люди с ним быть не хотели пришлют к нему головою; и он того ожидает. А посылают к ним таких людей з дьяком, или с подьячим, и взяв тех людей за руки, ведут до боярского двора приставы, а на лошади садитися не дают; а как приведут его на двор к тому, с кем он бытии не хотел, поставят его на нижнем [49] крылце, а дьяк, или подьячей, велит тому боярину о своем приходе сказать, что привел к нему того человека, которой с ним бытии не хотел и его бесчестить, и боярин к дьяку, или к подьячему, выдет на крылцо; и дьяк и подьячей учнет говорить речь, что великий государь указал и бояре приговорили того человека, который с ним бытии не хотел, за его боярское бесчестье, отвесть к нему боярину головою; и тот боярин на царском жалование бьет челом, а того, кого приведут, велит отпустить его к себе домов, и отпустя его домов на дворе у себя на лошади ему садитися и лошади водити на двор не велит. И тот, кого посылают к кому головою, от царского двора идучи до боярского двора и у него на дворе, лает его и бесчестит всякою бранью; а тот ему за ево злые лайчивые слова ничего не чинит, и не смеет, потому что того человека отсылает царь к тому человеку за его бесчестье, любячи его, а не для чего иного, чтоб тот человек учинил над ним убойство, или увечье; а кто б что над таким отсыланным человеком что учинил, какого злого бесчестья и увечья, и тому б человеку самому указ был против того вдвое, потому что он обесчестит не того, кого к нему отошлют, истинно будто самого царя. А кто таких людей отводит дьяк, или подьячей, и тот боярин, к которму отводят, дарит их подарками немалыми. И назавтрее того дни ездит тот боярин к царю, а приехав бьет челом царю на его жалованье, что он ему велел за бесчестье противника его отослать головою. И после того царь велит с тем боярином, или околничим, бытии иному человеку, кому мочно, а прежнего отставят; и бывает царь на того человека гневен, и очей его царских не видит многое время.

13. А которые не думного чину люди не похотят быть, по указу царскому и по сыску, с теми людми, с кем им быть велено, и тем бывает за ослушание и за бесчестье наказание ж в тюрму, по царскому разсмотрению; а иным за такое их ослушание и за бесчестье того, с кем бытии не хотят. учинят наказание, бьют батоги в Приказех и в верху перед царскими полатами; [50] а на иных за бесчестья правят денги, против жалованья 52, и отдают тому, кого они бесчестят; а у иных за такие ослушания бывает наказание, отоймут честь и поместья и вотчины, и бив кнутом или батоги ссылают в ссылку, на вечное житие в Сибирь в казаки.

14. Да у бояр же, и у думных и у ближних людей, и у иных чинов, у столников, у дворян, у дьяков и у стряпчих и у жилцов, обычайтаков: кого с кем царь похочет послати в товарыщах, в посолство и ы-ыные во всякие посылки, и те люди, кому с кем велят бытии, сведав о том наперед, что им с ними бытии, а им бытии с ними за чем будет не мочно, учинятца нарочным делом болгы, чтоб тою приметною болезнью тое службы избыть. И тот, с кем они бытии не хотят, бьет челом царю, что тот человек прикинулся в болезнь, нарочным делом, не хотя с ним бытии вместе. и по таким челобитьям, болных людей осматривают думные и простые дьяки, и подьячие: и будет такие люди бывают болны не нарочным делом, и их осмотря от службы отставливают, а посылают в их место иных; а будет у осмотру познают, что учинился болен нарочным делом, хотя избыть того, что б с тем человеком посылают болного, доколе обможетца; а будет умреть, или к самому времяни, к которому будет надобен, не обможется, и в его место посылают иных, а ево имя запишут хотя и болен 53 был, однако с тем человеком с кем велено посылан был. И иные такие люди с серца прикинувся в болезнь умирают многие, не хотя роду своего перед другим родом обесчестить.

15. Также как у царя бывает стол на властей и на бояр, и власти у царя садятся за столом по правой стороне, в другом столе, а бояре по левой стороне в своем особом столе. И как те бояре учнут чадится за стол, по чину своему, боярин под [51] боярином, околничей под околничим и под юоярами, думной человек под думным человеком и под околничими и под боярами, а иные из них ведая с кем в породе своей ровность под теми людми садитися за столом не учнут, поедут по домом, или у царя того дни отпрашиваются куды к кому в гости; и таких царь отпущает. А будет царь уведает, что они у него учнут проситися в гости на обманство, не хотя под которым человеком сидеть, или не прощався у царя поедет к себе домов: и таким велит быть и за столом сидеть, под кем доведется. И они садитись не учнут, а учнут бити челом, что ему ниже того боярина, или околничего, или думного человека, сидети не мочно, потому что он родом с ним ровен, или и честная, и на службе и за столом преж того род их с тем родом, под которым велят сидеть, не бывал: и такова царь велит посадити силно; и он посадити себя не даст, и того боярина бесчестит и лает. А как ево посадят силно, и он под ним не сидит же и выбивается из за стола вон, и его не пущают и розговаривают, чтоб он царя не приводил на гнев и был послушен; и он кричит: «хотя де царь ему велит голову отсечь, а ему под тем не сидеть» и спустится под стол; и царь укажет его вывесть вон и послать в тюрму, или до указу к себе на очи пущати не велит. А после того, за то ослушание, отнимается у них честь, боярство, или околничество и думное дворянство, и потом те люди старые своея службы дослуживаются вновь.

А кому за такие вины бывают наказания, сажают в тюрмы, и отсылают головою, и бьют батоги и кнутом: и то записывают в книги, имянно, впредь для ведомости и спору.

16. А ис которых чинов нибуди бывают пожалованы в бояре, и в околничие, и в думные люди, за службы и не за службы, а лучится им сидети в думе с царем вместе: и они садятца по роду своему и по чести, кто кого честняя породою, а не по тому, кто кого старее в чину, хотя кто сегодни пожалован, наутрее по породе своей учнет сидети выше. Также и за столом царским садятца по тому ж. А которые бояре царю свойственные по царице, и они в думе и у царя за столом не бывают, потому что [52] им под иными боярами сидеть стыдно, а выше не уметь, что породою не высоки; а околничие и думные люди свойственные царю по царице, и те люди в думе и у царя сидят за столом, где кому мочно. Также они свойственные царю на Москве сидят а Приказех, или бывают в посолствах и в воеводствах, и с ними бывают товарыщи, которым было преж того мочно с ними быть, как еще они царю не учинились в свойстве.

17. А бывают они бояре, и думные люди, м власти, у царя на обеде на Господские празники и иныя нарочитые дни, и на его царские и царицыны и царевичей и царевен имянины, также и в те дни, когда которой царь или царица и царевичи и царевны преставилися, и творят по них погодно поминание, или как бывают иных государств послы на обеде; а кроме таких дней, они бояре и власти у царя не обедают никогда.

18. О жалованье послом, как их посылают во окрестные государства. Бояром, околничим, думным людем, столником, стряпчим, дворяном, дьяком, жилцом, переводчиком, подьячим, толмачом, как их посылают во окрестные государства в посолствах и на сьезды и в посланникех и в гонцех, дается царское жалованье денежное по окладу их на два года, да чем поднятца на службу против окладу одного году; да им же для тех служеб даетца соболей: бояром по 1000 и по 800 и по 700 и по 500 рублев, околничим на 400 и на 300 рублев, думным людем и столником на 300 и на 250 и на 200 рублев, столником же и дворяерм и дьяком на 200 и на 150 рублев, безденежно, смотря по чести их и по посолству. Да им же послом, и посланником, и гонцом, и посолским дворяном, и иным чином, в дорогу даетца царское жалованье, запасы хлебные и сьестные, мяса и рыба; да питья, вина, вина горячие, меды розные, пива, по указу, для чину, негораздо по болшому, по старому обычаю.

19. А которой боярин, или околничей, или думной человек, или столник и дворянин, люди новые, к посолскому делу нарядами, платьем и конскою збруею, незаводны: и тем даютца царские лошади со всею службою, а к платью и на шапки запоны, а иные наряды и служилую рухлядь берут они на сьезд и займуют [53] у своей братьи, кто кому дружен. А как они приедут с службы, и то что у царя возмут отдают назад, или разве чем кого за службу царь пожалует во веки.

20. А как они послы, взяв жалованье, к посолскому своему поезду изготовятся совсем, и посылаючи их в которы е государства, или на сьезды, для скорости велят им ехать не дожидаяся наказов, потому что те наказы к поезду их бывают неготовы, и вымышляют как бы им с чюжеземскими 54 людми говорить и отговор чинить разумнее, а государю б своему к чести; а присылаются те наказы к ним в дорогу за гонцами, как они будут блиско рубежа. А которым послом с Москвы бывает поезд не скорой, и им наказы даютца на Москве.

21. А пишетца послом и посланником и гонцом, в наказех, кроме новых дел, о чем лучится говорити и что делати, таким обычаем: 1. Как они будут которого великого государя в стороне, и они б посылали к генералом губернатором и к воеводам из дворян своих посолских человека разумного, а с ним переводчика, о своем отпуске х кому они будут посланы от царя, и о приставе, и о корму и о питье, и о подводах и о провожатых, чтоб их отпущено было без задержанья. 2. А будучи другово великого государя в стороне, ехали б тихо и смирно, и задору б они послы и посолские их дворяне и люди с чюжеземскими людми ни о чем не чинили никакого, и домов не разоряли и не грабили, и сами б насилством своим не имали ничего ниу кого, чтобы на них послов в проезде их не было жалобы ни от кого, также б царскому имени не учинили к бесчестью. 3. А как они послы приедут к которому государю, в котором он городе живет, или где в отъезде, и их тот государь велит принятии и поставити на дворе, и они б послы на другой или на третей день приказывали к тому государю с приставом своим, которого к ним уставят, что присланы они от государя своего к тому государю для великих дел и для дружбы и любви, чтоб тот государь велел бытии им у себя на дворе на приезде [54] и посолства их выслушал. 4. А как тот государь которого дни велит им послом бытии у себя на дворе, и им послом велено с приставом говорить и посылать, чтоб он того государя думным людем объявил, которого дни будут они у государя их на двое и посолство свое учнут править, чтоб иных государств послов и посланников и гонцов при том не было. И как тот пристав пришед от думных людей скажет им послом, что того дни, которого будут они у государя их, иных послов и посланников и гонцов не будет никакого, им послом 55 велено ехать по чину: наперед бы их послов несли к тому государю от царя дары, да перед ними ж послами ехали посолские дворяне, а грамоту б царскую вез подьячей; а приехав на двор шли б в полаты к тому государю, сняв с себя сабли; а людей бы своих, окром дворян, с собою в полаты не имали. 5. А как они послы уведают, что у того государя того дни, которого им бытии у него, будут иных государств послы, или посланники: и им послом велено с приставом же приказывают говорить, что им при чюжеземских послех и посланникех бытии у того государя и посолства своего правити не уметь, и в посолство к тому государю за чюжеземскими послами з двора ездить не велено. А будет рни послы, приехав к тому государю на двор, сведают, что тут же с ними вместе будут иные послы на посолстве: и им потомуж велено отговаривать, и в посолство пр них не ходить. 6. А приехав к тому государю, велено к нему в полаты идти по чину: наперед нести дары, да шли б дворяне и грамоту несли, а сами послы позади. а вшед в полату и став пред тем государем, по посолскому обычаю, и держа грамоту 56, первому послу говорити речь такову: «Бога в Троице славимаго милостию, великий государь царь»; потом имянованье его царское и титла болшие, а по титлах имянованье ж и титлы того государя, к которму бывают они присланы, а по титлах: «к вашему королевскому величеству». (Цесарская: «к вашему Цесарскому величеству». [55] Персидцкому: «к вашему Шах Аббасову величеству». Х Крымскому: « к вашему Магмет Гирееву цареву величеству» или какое имя его будет. Х курфистром, х князем, и к иным: «к вашей курфистрской, или княжной честности») 57 прислал нас своих царского величества великих и полномочных послов, с своею царскою грамотою, и велел поклонитися, и свое царского величества здоровье сказати, а ваше королевского величества здоровье видети». А кланятися им послом велено, по обычаю, в пояс. И потом как спросит тот государь у послов про царское здоровье, и послы б другой товарыщ говорил: «как они поехали от великого государя царя», имянованье царское и титла короткая, а по титле «и великий государь наш, его царское величество, на своих преславных и великих государствах Российского царствия, дал Бог в добром здоровье». А как тое речь переводчик скажет, и третьему человеку послу велено говорити речь такову: «Божиею милостию великий государь царь», имянованье ж его царское и титла короткие, а потом другого государя имянованье и титла короткие, а по титлах «к вашему королевскому величеству прислал свою царского величества любителную грамоту». А как тое речь переводчик скажет, велено поднести грамоту; и потом им же послом четвертому товарыщу велено говорити речь такову, а четвертого не бывает, и тое речь говорити первому послу: «великий государь царь», имянованье и титла короткие ж, «к вам», титла того государя; по титлах: «прислал свои царского величества любителные поминки». И потом велено им послом дары подносити тому государю, самим, порознь; а будет у них послов свои дары будут, и им потомуж велено подносити с учтивостию; и тот государь как примет у них дары и велит бытии к себе послом к руке, и им велено к руке идти веждиво и учтиво; а кланятися тому государю велено потомуж, по обычаю, в пояс. А как тот государь посолства их выслушав отпустит к себе на подворье, и пришлет к ним с столом с ествою и с питьем: [56] и кто будет прислан с столом, велено говорити с ним речи вежливые, разумным поступком. А как придет до того, что за государские здоровья питии чаши, и послом велено пить наперед про царское здоровье, потом другово государя; а будет у них о том учинится спор, и им велено отговарить и упрашивать, чтоб пить наперед про царское здоровье. А будет тот государь велит им послом бытии у себя на обеде, и им потомуж велено ехать, и бывши у него за столом чтоб сидели вежливо, и не упивалися, и речи розговорные говорили остерегаяся, с вымышлением; также и посолским своим дворяном от себя приказывали, чтоб они не упивались, и сидели вежливо ж и тихо, и слов никаких меж себя и ни с кем не говорили. А как им послом велят бытии у думных людей в ответе, и им потомуж велено ездить в ответ учтиво, и в ответе з думными людми о делех говорить по наказу, разумно и вежливо, чтоб царскому имяни 58 от того было к чести и к повышению.

А как им послом будет отпуск, и они б на отпуск ехали ж и оговаривались, чтоб и при отпуске их иных государств послов и посланников и гонцов не было; и будучи на отпуске, потомуж чин свой исправили вежливо и смирно, как и на приезде, во всем против посолского обычая. А как их отпустят домов, и они б государством того государя, или другово которого, ехали назад потомуж тихо и смирно, как и туды едут сперва; и даров бы, едучи туды, и будучи там, и назад едучи, от всяких дел кому доведется дати, давали б не жалея, чтоб от того царскому имени было к чести и к повышению, а им послом к проезду и отъезду их без задержания. А чем 59 их послов которой государь на отпуске подарит, и те дары показывают приехав царю; и что ис тех даров понадобится царю, и то у них емлет, а за то из своей царской казны дает денгами, по оценке. что чего стоит. [57]

Таким же обычаем как посылаются во окрестные государства посланники, и им в наказех пишут и делать велят против того же, во всем что и послом.

Также и гонцом бывает указ против того же, кроме речи, что говорят послы и посланники, как подносят дары; а сверх того не бывает на них положено, чтоб от них каких дел выслушать и быть в ответех, или писмами какими крепится, и кроме того что грамоту отдать ничего делати не указано.

22. А которые послы бывают на посолских съехдех о постановлении покою християнского, и им с чюжеземскими послами велено ссылатца листами, в которых местех съехатися ближе и податнее, и о посолском их съезде велено бывает договариватца по полным их посолским мочам, через дворян, и через их дворянские записи, и крестное целование и веру, чтоб им послом друг с другом съехатися и розъехатся волно было, хотя и доброго ничего не учинится, и друг на друга зла никакого не мыслити, и не плдъискивати, и мыслити не велеть никому. А как они по таким дворянским записям съедутся, и им велено шатры царской с королевским поставити поровну, полами вместе 60, или избы зделав, а меж ними сени опчие; и в тех обчих полах, или сенях, послом с послами сходитися, и сшедся наперед бы говорили речи они Русские послы, а потом розменялись верющими грамотами, а сверх того и о делех бы говорили, о чем им наказано. А как посолство учнет приходить к доброму делу, и им по зговору записи велят писать, по указу, и учиняя б меж себя веру и крестное целованье, розъехався за другими послы, ехали к Москве не мешкая.

23. А прямого истинного наказу, и указу, на посолские съезды послом своим ведати не дадут до тех мест, как они сьедутся за другими послами, и что с ними на сьезде чужеземские послы поговорят. И будем в чом упорно стоять, и они о том пишут к Москве, что чюжеземские послы стоят упорно и гораздо спесивы и неподатны, что им бес прямого подлинного указу [58] делать не по чему; и к ним посылают наказ тайной, в то время как отпишут.

24. А будучи послы и посланники в посолстве своем, и делех говорят в ответех с ответными людми, и на сьездех с послы, по наказом, каковы им бывают даны ис Посолского Приказу и от Тайных Дел; и те их речи записывают подьячие. И кто что в посолстве своем говорил какие речи, сверх наказу, или которые речи не исполнят против наказу: и те все речи, которые говорены и которые не говорены, пишут они в статейных своих списках не против того, как говорено, прекрасно и разумно, выславляючи свой разум на обманство, чрез чтоб достать у царя себе честь и жалованье болшое; и не срамляются того творити, понеже царю о том кто на них может о таком деле объявить?

Вопрос. Для чего так творят?

Ответ. Для того: Российского государства люди породою своею спесивы и необычайные ко всякому делу, понеже в государстве своем научения никакого доброго не имеют и не приемлют, кроме спесивства и бесстыдства и ненависти и неправды; и ненаучением своим говорят многие речи к противности, или скоростию своею к подвижности, а потом в тех своих словах времянем запрутся и превращают на иные мысли; а что они каких слов говоря запираются, и тое вину воздагают на переводчиков, будто изменою толмачат; а как бы они те все свои слова велели [Зри в той же главе статья 28.] записывать и при них стояли, и таким бы указ был учинен за их службу, как о том ниже сего писано. Благоразумный читателю! чтучи сего писания, не удивляйся. Правда есть тому всему; понеже для науки и обычая ы-ыные государства детей своих не посылают, страшась того: узнав тамошних государств веры и обычаи, и волность благую, начали б свою веру отменить и приставать к иным, и о возвращении к домом своим и к сродичам никакого бы попечения не имели и не мыслили. И о поезде Московских людей, кроме тех, которые посылаются по указу царскому и для торговли с проезжими, ни для каких дел ехати никому не поволено. А хотя торговые люди ездят для [59] торговли в-ыные государства, и по них по знатным нарочитых людех 61 собирают поручные записи, за крепкими поруками, что им с товарами своими и з животами в-ыных государствах не остатися, а возвратитися назад совсем. А которой бы человек, князь или боярин, или кто нибудь, сам, или сына, или брата своего, послал для какого нибудь дела в-ыное государство без ведомости, не бив челом государю, и такому б человеку за такое дело посталено было в-ызмену, и вотчины и поместья и животы взяты б были на царя; и ежели б кто сам поехал, а после его осталися сродственники, и их бы пытали, не ведали ль они мысли сродственника своего; или б кто послал сына, или брата, или племянника, и его потомуж пытали б, для чего он послал в-ыное государство, не напроваживаючи ль каких воинских людей на Московское государство, хотя государством завладети, или для какого иного воровского умышления по чьему научению, и пытав того таким же обычаем, как написано об указе выше сего, кто пойдет через царской двор с ружьем. [Зри глава 2, статья 14.]

25. Да с послы ж, которые бывают посланы на посолские сьезды, или воеводы в войну с полками, и с ними в такие посылки посылаются образы древняго писания, обложены золотом и серебром, з жемчюгом и с каменьем: и те образы, с-ыными со многими образами и со свещами, царь, и патриарх, и митрополиты, и весь священнический чин, и бояре, и всякого чину люди, из Москвы провожают пеши, до тех мест, где принимают чюжеземских послов. А провожаючи те образы, молебствуют, и по молебствовании патриарх, и царь, и власти, и бояре, и всякого чину люди, чинят перед тем образом прощение, и потом целуют того написанного образа в руку, и бывают послы, или полковые воеводы, в то время у царя на отпуске у руки; и прощався царь, и патриарх, и власти, и бояре, с-ыными образами пойдут назад, до первыя своея соборныя церкви, и потом розыдутца по домом. Таким же обычаем как послы приезжают ис посолств, или воеводы ис полков, и царь, и патриарх, и власти, [60] и бояре, и иные люди, те образы встречают в тех же местех, где чинит прощение в провожании, с образами же и со свещами, и чин бывает против того же, как в провожании; а встретя те образы, поставят в церквах, где они преж того стояли. А бывают те образы, Спасов, или Богородицын, или которого святаго, написаны на дереве, величиною с лист, а иной в аршин и болши.

Да с послы ж бывают на Свейских посолских сьездех, для опасения, стрелцов по 200 человек и болши, да конницы з 200 ж человек.

А на Полских сьездех бывает с послы приказ стрелцов, да конницы с 500 человек, кроме дворян, со всяким воинским запасом и с пушками.

26. А как послы, соверша свои дела по указу, ис посолств едут к Москве, и в то время на встречю в дорогу посылает к ним царь спрашивати их о здоровье, столников и жилцов, смотря по посолской чести; и те послы за то тех людей дарят.

27. А как послы, или полковые воеводы, приедут к Москве, и царь велит им быть к себе, или как встречает образы, и они бывают у руки, и подносят посолств своих грамоты и записи и статейные списки, как что делалось; и царь слушав их посолского дела, будет служба их будет в выслугу, [Зри глава 2, статья 5.] жалует за выслугу честью, как о том выше написано. Да им же послом и полковым воеводам, бояром, околничим, думным людем, столником, дворяном и дьяком, даются шубы собольи, покрыты золотным [Зри глава 6, статья 1.] бархатом или отласом Рублев в 200 и в 300 и в 400 и в 500 шуба, смотря по службе и по чести человека.

[Зри глава 7, статья 8-я, в конце, о окладех.] Да им же даются вотчины, или на вотчины денги, тысеч по десяти и по семи и по шти и по пяти и по 3 и по две ефимков Любских, смотря по службе ж и по чести человека; да к годовому денежному жалованью и к поместному окладу придача.

А столником же, и стряпчим, и дворяном, и жилцом, [Зри глава 6, статья 1.] и переводчиком, и подьячим, и толмачем, которые бывают посыланы с послами, а не сами собою, за службы дается жалованье: [61] сукна, камки, тафты, смотря по человеку, да к годовому денежному жалованью и поместному окладу придача. Таким же обычаем посланником и гонцом, которые бывают во окрестных [Зри глава 7, статья 8-я, о окладах.] государствех, и им за службу их потомуж бывает честь, и к кодовому жалованью и к поместному окладу придача.

28. А иным послом и посланником и гонцом, или и полковым воеводам, за их службы о жалованье бывает указ: на площади перед посолским приказом бьют кнутьем, а иных казнят смертью, а у иных отымается честь, и поместья и вотчины, и ссылают в ссылку в Сибирь на вечное житье, з женою и з детми, в дети боярские, или в казаки, или в какую службу годятся. А кому за какие вины бояром, и околничим, и думным и ближним людем, и столником, и иным чином, о наказании бывает указ: и о тех людех жены их, и дети, и сродичи, бьют челом царице, или царевичам и царевнам – и они по их челобитью о прощении упрашивают царя, и царь, по их [Зри глава 2, статья 20, в статейке 12.] прошению, тех людей в винах их прощает и наказания им не бывает; также и ис тюрем и из ссылок свобождают, и поместья их и вотчины отдаются им назад, а чести дослуживаются вновь.

О дарех, каковы к которому потентату с послы посылаются, и по сколку числом.

29. К Цесарскому величеству с посланники посылается поминков на 1000 рублев; да на роздачю от царских дел на 300 и на 400 рублев и болши, соболми, сороками и парами.

30. К королевскому величеству Свейскому, с великими послы, на 2000 рублев; да на роздачю от дел на 1000 рублев.

31. К Полскому королю, с великими послы, на 3000 и на 5000 рублев; да на роздачю от дел на 2000 рублев.

32. К Аглинскому королю преж того посылывано против Полского короля, на 3000 ж Рублев; да от дел против того вполы.

А прошлого 1663 году к Аглинскому королю и х королеве послано от царя, от царицы и от царевичей всяких даров, с великими послы с Прозоровским, соболей и лисиц черных, и [62] мехов собольих и горностаевых, и соболей, и куниц, и горностаев живых, и птиц кречетов, соколов и ястребов, болши 20,000 рублев; а посланы такие великие дары для подкрепления старые их государские братцкие дружбы и любви, и чтоб у города Архангелского учинити торговлю поволную противо прежнего, как при прежних королех и царех бывало. Также и для того такие дары посланы, что в то время король Аглинской женился; и те Московсие послы приехав к Аглинскому королю веселия его не застали, а были у него и у королевы и посолство свое отправливали, и дары им от царя и от царицы и от царевичей подносили, по чину, после его королевского веселия; также и они послы короля и королеву дарили своими дарами, соболми и собольими и горностаевыми мехами; и воздав им Московским послом Аглинской король честь и подарки немалые, также и за их дары подарки ж, отпустил с честию домов. И после того вскоре Аглинской король к Московскому царю послал посла своего, з женою и з детми, а с ним дары великие, сметя против Московских даров; и велел посолство править царю и царице и царевичам от себя и от королевы, и дары подносить против такого же обычая, что и к ним было. А как Аглинского короля посол приехал к Москве, и о приниманье его, и о посолстве и о всем деле, разумеется что таким же обычаем было, как ниже сего написано про Полских послов.

Как Полского Владислава короля не стало, а по смерти его обрали на Полское королевство брата его нынешняго Полского Яна Казимира короля, и в то время посланы были с Москвы послы, для подверждения старые братцкие дружбы и любви, роду Стрешневых, а Полской король в то время женился брата своего на королеве. И будучи те Московские послы у Полского короля на свадбе, от царя и от царицы королю и королеве правили посолство, и подносили дары; и против того и Полской король посылал к царю послов своих, и велел посолство править, и дары подносить от себя и от королевы царю и царице, против такого же обычая. И те послы будучи у царя посолство свое правили и дары подносили; а к царице посолства править и ее видеть не допустили, [63] а отговорилися тем, назвали царицу боолною, а она в то время была здорова; и слушал у послов посолства, и дары за царицу принимал царь сам.

Вопрос. Для чего так творят?

Ответ. Для того: Московского государства женской пол грамоте неученые, и не обычай тому есть, а породным разумом простоваты, и на отговоры несмышлены и стыдливы: понеже от младенческих лет до замужства своего у отцов своих живут в тайных покоях, и опричь самых ближних родственных, чужие люди никто их, и они людей видети не могут – и потому мочно дознатца, от чего б им бытии гораздо разумным и смелым; также как и замуж выдут, и их потомуж люди видают мало. И толко б царь в то время учинил так, что Полским послом велел бы быть у царицы своей на посолстве, а онп б выслушав посолства собою ответу не учинила б 62 никакого, и от того пришло б самому царю в стыд.

33. К Датцкому королю преже того посылано с послы по 2000 рублев; да на роздачю от дел на 1000 рублев.

А прошлого 1663 году к Датцкому королю послано было, с послы, всяких даров: соболей же и куниц и гоностаев живых, и птиц кречетов и соколов и ястребов, и иных, с 15,000 рублев; да от Архангелского города, в два пойма, хлеба по 5000 четвертей, безденежно. А посланы такие великие дары для того: как у Московского царя учинилося с королевским величеством Свейским нелюбье и война, и в то время царь писал к Датцкому королю, чтоб он против королевского величества помогал, стоял с ним за одно, и по тому его писму Датцкой король то и чинил; а когда всемогущий Бог королевскому величеству допомог, над Датцким королем учинился поиск, и тогда царь Московской Датцкому королю не помогал, и чинил в то время с королевским величеством о покое в Валиэсаре трактаты, и чрез такое его царское писмо Датцкой король стал обмануть; [64] и видя царь Московской свою неправду, для утешения послал к нему такие подарки, чтоб он на него не имел злости, а все то, что ни было забыл.

34. Х курфистром, и х князем, и к графом, и к Галанским статом, посылается с послы по 1000 рублев; да на роздачю на 500 рублев.

35. К Турскому салтану посылывано с послы на 5000 рублев и болши; да на роздачю от дел тысеч на десять и болши, для далнего проезду и для высвобождения Русских полонеников.

36. К Перситцкому шаху посылается с послы, что посолство то болши, по 50,000 и по 100,000 рублев и болши, всякими зверми, битыми и живыми, и птицами, для того что Персидцкой король присылает к Москве в дарех сам много, многие узорочья с каменьи и всякие товары. А в прошлом 1665 году послано в Персию, с послы, болши 200,000 рублев даров: две кореты серебряных, одна позолочена, а к ним по 12 лошадей с прибавошными лошадми, соболи, куницы и всякая мяхкая рухлядь, птицы и звери всякие живые, сосуды серебряные, деревянные, костяные. А посылаютца к нему птицы и звири живые, многие, с прибавкою, потому что за далнею дорогою и за поветрием птицы и звери помирают, и в то число прибавливают иные. А возвращаются Московские послы от Турского салтана и от Перситцкого шаха назад, к Москве, в четвертое лето: понеже проезд гораздо жесток, и от воздуху многие люди помирают.

37. Х Крымскому хану, и к его царице, и к царевичам, и к их женам и к детем их, и к пашам и х князям и к мурзам, [Зри глава 6, статья 1.] и к ближним людем, посылают с посланники шубы собольи, куньи, бельи, покрыты золотом, да шубы ж лисьи, песцовые, заечьи, покрыты камкою цветною, однарядки суконные, кафтаны камчатые, шапки, сапоги, соболи, куницы, лисицы, ежегодь, а что год перед годом с прибавкою, для того: которые им дары не полюбятся, и они переменивают, или к тому прибавляют, а чего кому не достанет по росписи, и они тех посланников мучают и бьют и в тюрме держат. А посюлают к ним те поминки для того, чтоб они на украинные городы войною не ходили [65] и городов и мест не разоряли; однако они такие дары беручи на то не смотрят, чинят что хотят. А будет тех поминков на год болши 20,000 рублев. А уложил те поминки давать Алексей митрополит Московский, после того времяни, как он был в Крыму в полону, тому много лет назад. Также он митрополит заклял Московское государство, чтоб они сами на Крымских людей войною не ходили, а утешали б нечестиваго дарами; а ежели они через его заклинание учнут на Крым ходит войною, и им в войне не даст Бог поиску, а в земле плоду, разве они Крымские люди сами учнут войною приходити – и против них стояти повелел. И по тому его заклинанию, Московский царь то и чинит: сам войною на Крым не наступает, а окупаетца такими дарами ежегодь; а когда и войска свои против Крымских людей посылает, и тогда Московские войска на Крымские войска поиску сыскати не могут никакого, потому что московские войска ни которых людей так нестрашны, как Крымских.

А как они Крымские люди ходят войною на украинные городы, и разоряют, и людей рубят, и в полон берут, и тех [Зри глава 7, статья 2, о денежном збореполонеником. Потом зри в Уложен. Книге.] полонеников привозят они на границу, по зговору, на розмену: и которыми полонениками с обе стороны розменяютца, а другие останутся, и за тех Московские люди платят денгами, по зговору, по 100 рублев и болши, и по 50 и по 30 и по 15 за человека, смотря по человеку, кроме тех даров.

38. Также как лучитца куды послати Московскому царю посланников и с ними посылаетца даров на 1000 рублев, смотря по чести потентата; а к иным на 500 рублев. [66]

ГЛАВА V, а в ней 18 статей.

Иных государств о послех и о посланникех, и гонцех, и какова кому честь бывает.

1. Королевского величества Свейского послы как они приедут на границу, и их посылают принимать ис порубежных городом бояре и воеводы дворянина, человека старого и роду честного, и велит принять послов с честью, и корм и питье пошлют к ним с ним на встречю; а приняв послов, едет с ними до города. А как они будут блиско готорого города, и посылает тот дворянин с вестью к воеводам, что они будут в город того числа, которое прилучится: и бояре и воеводы для тех послов учинят встречю, а на встрече бывают дворяне, и дети боярские, и служилые всяких чинов и посадцкие люди; и с теми послами дворянин едет в город, и на двор, где устроено послом стоять. А проводя его скажет боярину, и боярин посылает к послом с почестным столом, с ествою и с питьем, его же дворянина, или кого иного 63, и на первой день ествы и питья с поденным вдвое, и велит ему у него быть в приставх до Москвы. А изготовя им послом в дорогу корм и питье и подводы, отпустят их к Москве без задержанья. [67]

А как послы приедут блиско Москвы, и дворянину велено бывает с теми послами остановитися не доезжая Москвы за 20 верст, и о посолском приезде отписать; и по ево писму велят ему с теми послами идти к Москве, на подхожей стан, верст за 7, и ожидати указу, как ему велят быть с ними к Москве. А на Москве того дни, в которой будет встреча, на царской конюшне готовят лошади, на чем их послов принимать; да на дворе, где им стоять, готовят полаты, или избы, и корм и питье, послом и их посолским дворяном и всякого чину людем, и конской корм и дрова, к их посолскому приезду все было готово 64. Да того ж дни, как послы будут к Москве, велят бытии на встрече спалником, столником, стряпчим, дворяном Московским, дьяком, жилцом, гостем, подьячим, стремянным, задворным, стряпчим конюхом, дворовым людем, торговым людем посотенно, нарядясь по посолскому обычаю, у кого каких нарядов прилучилось; а в городе и на площади, и до посолского двора, испоставлены бывают стрелцы, по служивлму обычаю.

А встретить послов и принять посылаетца столник, середнего роду, которые бывают в околничих, а с ним дьяк; и встречают послов за Земляным городом, на поле. А в наказех столнику и дьяку пишется: как они сбедутца с великими послы, и они б говорили речь, по наказу, наперед послов, а шапок бы наперед послов не снимали и с лошадей не садились. И как столник и дьяк послов встретят, и речь по наказу изговорят, и скажут, что присланы под них послов царские лошади, на чем им ехать, с седлы и с наряды, и у послов с столником из дьяком бывает спор: как Московские послы бывают у государя их, и их принимают в коретах, а не верхами; и столник и дьяк отговариваютца, что изо всех окрестных государств, также и их Свейские послы преж того бывали, и их принимали верхами и ехали в город без спору, и в государстве их чюжеземских послов в коретах принимати не обычай. И споровався много, садятца послы на царские лошади, а сев на [68] лошади, у послов с столником бывают споры великие о правой руке; и споровався много, едет столник с послами в город, у послов по правую руку, а дьяк по левую сторону. А проводя их послов до посолского двора, где им стоять, поедут столник и дьяк к царю; а обявя о том царю, что послов приняли и проводили на посолской двор, и царь посылает спрашивать послов о здоровье их же столника и дьяка, и велит сказати послом, что им велено бытии у них послов в приставех.

2. А которого дни царь послом велит бытии у себя на приезде, и в то время в городе у царского двора, и на площади, и в другом городе на площади ж, у радов, до посолского двора, по обе стороны улицы, где 65 ехать послом, поставлены стрелцы з знаменны и с ружьем; и посылают под послов и под дворян с уарские конюшни лошади, да стрелцов, которым нести королевские и посолские дары, да встречников, подьячих и конюхов, с которыми ехать послам в город. И как царь будет в полате, и к приставом посылают, что им к царю с послы ехать время: и они едут с посолского двора, столник у послов по правую ж руку, а перед послы несут наперед королевские и их посолские дары стрелцы, да перед послы ж наперед едут в город встречники и их посолские дворяне. А как послы приезжают блиско царского двора, и не доезжая двора слазят с лошадей; и слезши с лошадей, послы и их дворяне шпаги с себя снимут, и идут к царю в Верх без шпаг; а наперед послов идут за дарами стрелцы и посолские дворяне, мимо церкви, сенми, на крылцо к той полате, где им быть у царя, и в полату входят потомуж; а перед полатою встречают послов думной дьяк да дьяк, и спрашивает послов о здоровье, и идут в полату с послами вместе. А царь в то время сидит на своем месте, во всем своем царском одеянии; а по правую руку царя, на окне, поставлен на блюде стоянец, а по левую сторону сидят бояре, поодаль; а царя в то время держат под руки Сибирские царевичи, или боре. Да подле царя ж, по обе стороны, стоят [69] рынды, четыре человека, наряжены в белое платье камчатое на горностаях, в шапках белых же высоких, и в сапогах, в руках держат по топору напядному з золотом и с серебром; а бывает на тех рындах платье и топоры царское; а люди они первой и другой и третей статьи родов, боярские дети. И как им царь велит бытии в рындах, одному под другим, и платье свое с себя снять и взложить царское платье, и они промеж себя потомуж споруются и друг з другом бытии не хотят, а бытии [Зри глава 4, статья 13 или 12.] ему мочно под тем, под кем царь велит, а он не хочет и платья своего с себя не снимет, а царского не взложит: и на таком ослушнике платье царь велит изодрать все, и взложить свое платье; а как послов отпустят, и с него сняв царское платье, или до послов, бьют перед царским окном, привсех людех, батогами, не слушивайся царского указу.

А вшед послы в полату, начнут по наказу своему говорити речь, и царя поздравляют, и правят поклон; и царь в то время встанет, и шапку 66 сымет, и спрашивает послов о королевском здоровье, сам, стоя; а говорит ево речи послом вдругорядь околничей; и потом царь садитца на место. И послы сказав про здоровье государя своего, говорят речь, что прислана с ними к нему королевского величества грамота; а изговоря речь, подают царю королевскую грамоту; и царь тое грамоту у послов принимает сам, стоя, сняв шапку 67; и потом послы говорят речь, что присланы с ними к нему от королевского величества подарки, и объяви те подарки подносят, и царь у послов подарки принимает сам. А снимает при послех с царя шапку 68 тесть ево, или иной первой боярин. И приняв подарки, велит послом бытии к своей царской руке, и говорит к послом речь думной дтак; и после послов бывают у руки посолские дворяне. И потом царь велит сказати послом свое жалованье, стол с ествою и с питьем, а говорит речь думной же диак 69, и послы на [70] царском жалованье бьют челом. А сказав им стол, отпущают их к себе на подворье, а провожают послов ис полаты думной диак да дьяк; и послы у царского двора садятца на лошади, и едут до посолского двора, где поставлены, а перед ними встречники и их посолские дворяне. А людей их посолских в тое полату, где царь сидит, кроме дворян, не пущают никого. А дары бывают присыланы: сосуды серебряные позолоченные, разные, и что прилучитца заморских диковинок.

3. И того д дни укажет царь послати к послом с столом, с ествою и с питьем, столника; а породою тот столник, которые бывают в околничих; а в наказе столнику 70 напишут: как он будет у послов, и он бы сам за столом сидел у послов по правую руку, и пил чаши наперед за царское здоровье, а потом за королевское. И как столник приедет к послом на двор, и у крылца ссадитца с лошади, а за ним идут дворовые люди с ествою и с питьем; и столника встречают посолские дворяне, А как он войдет к послом в хоромы, и начнет речь говорить от царя, по наказу, и явить, что прислан он к ним послом с столом, с ествою и с питьем, и послы на царском жалованье бьют челом; и велит столник на стол настилати скатерть и ставити еству. И потом послы, и столник, и приставы, и посолские дворяне, садятца за стол, и начнут ести по обычаю. И в скором времяни встав столник из-за стола, начнет говорити речь, и пить чашу наперед за здоровье царское, потом королевское; и у послов с толником о чашах бывают споры многие, и споровався 71 много, пьют послы наперед чашу за царское здоровье, потом за королевское. А пив здоровья и етчи, столник витався и прщався с послы, поедет с посолского двора в Посолской Приказ, и объявить 72 думному дьяку, что он у послов с столом был и по наказу исполнил, и послы ево за то [71] дарили, и покажет дары; а иные послы в дарех отговорилися, что за стол, и начнут ести по обычаю. ник на стол настилати скатеют в околничих, а с ним дьяк; и встречают послов за Землянымрин посылает к послом с почестным столом, с ествою и с питьем, его же дворянина, или кого иноты камкою цветною, однарядки суконные, кафтаны кбудут они дарить вперед; и о том думной дьяк объявит царю; а что он столник с послом поговорит, и то ему велят в Приказ дати на писме.

4. И потом на другой или на третей день, или неделю спустя, укажет уарь послом бытии у себя на дворе и у бояр в ответе. И того ж дни, в которой послом бытии у царя, пошлют под послов и под дворян с царские конюшни лошади, и встречников конюхов; и в городех от царского и до посолского двора испоставлены стрелцы; и послы, и с ними приставы, и их посолские дворяне, и встречники, едут в город, и у царского двора с лошадей слазят, и сняв шпаги идут к царю в полату, противо первого приезду. а пришед в полату, бьют челом царю за стол, что к ним было прислано, и царь послов справшивает о здоровье, а говорить речь думной дьяк; и потом велит послом объявить, что они послы присланы от королевского величесьва и о приезде своем подали королевского величества грамоту, и тое грамоты слушав он царь любително указал им послом бытии в ответе, и дел выслушать бояром своим (имяна их боярские кто будет) 73, и они б послы о чем они присланы дела свои им бояром объявили; и потом пойдут послы от царя ис полаты в другую ответную полату. И в той полате, где сидеть бояром и послом, и перед тою полатою, где сидеть дворяном. на лавках посланы полавошники камчатые и суконные; и устроено по посолскому обычаю. А как бояре придут в ответную полату, и витався с послами, садятца бояре за стол, вдоль против стола, а послы садятца по левой руке, против стола ж, поерег; а дворяне посолские бывает в другой полате. И учнут бояре говорить послом, для чего они присланы, чтоб им бояром объявили; и послы начнут им о делех говорить, и те их речи, с обе стороны, толмачат переводчики, а для записки речей, с обе стороны, стоят секретари и подьячие; а окроме тех людей никого в полате не бывает. И у бояр и у послов о делех бывают розговоры [72] и споры многие. И говоря бояре с послами скажут послом, что они посолство их выслушали, и они о тех делех объявят царю, а что на те дела будет его царской указ, и они им объявят. И пойдут бояре к царю, а послом скажут, чтоб они послы, доколе они бояре 74 для объявления тех дел сходят к царю, подождали в ответной полате; и послы ответу дожидают в ответной полате. А как бояре о том царю объявят, и царь посылает к послом из них же ответных бояр думного дьяка, а велит сказати, о которых делех они послы бояром и ближним людем говорили, и они о тех делех царю доносили, и царское величество велел им сказать, что на те их дела ответ учинен будет им в ответе завтро, или в-ыной день, или пришлют к ним ответ на писме; а ныне б они послы ехали к себе на двор, и послы з думным дьяком прощався, поедут к себе, противо прежнего ж.

5. А бывают с иеми послами в ответех бояре: один боярин ис первые статьи родов, третей или четвертой человек; другой менши того той же статьи родов, или другой; да околничей, или два, да думной посолской диак.

6. А когда лучится послом бытии в-ыных ответех, и они бывают против такого ж обычая, как и сперва. А ежели они послы, для некоторых дел, похотят бытии в ответе, поговорит из бояры, и з думными людми, и учнут проситися в ответ т о том царю будет донесено: и царь послом у бояр своих и думных людей в ответе потомуж бытии велит.

7. Да послы ж, как бывают у царя и у бояр в ответе, или когда видают царя в процесыах, или в-ыных местех, и к ним посылаетца того дни корм и питье, с поденным вдвое; и сверх того посылает их царь спрашивати о здоровье, кого прилучится.

8. А как послы, по указы государя своего, дела и посолство исправят, и бывает им отпуск, и они на отпуске у царя бывают против того ж, как на приезде: и царь приказывает с [73] ними послы к королевскому величеству свой любителной поклон и поздравление, стоя, сняв шапку 75, и подает послом свою царскую грамоту, а говорит за царя речь околничей; и потом думному дьяку велит сказати послом, чтоб они шли к его царской руке. И быв послы и их посолские дворяне у руки, велит царь сказати им свое жалованье. стол, еству и питье; и послы, бив челом царю, поедут к себе на двор, по прежнему ж.

И того ж дни к послом посылают с столом столника, прежнего ж, или иного такого ж, и они бывают у послов и подчивают против прежнего ж. А чем послы столника поларят, и они то объявят думному дьяку, а думной дьяк царю.

9. Да послом же к отпуску их с Москвы готовят в дорогу корм, и питье, и подводы; и в городы, которою ехать дорогою, посылают грамоты, чтобы послом, и их посолским дворяном, и людем их, корм и питье и подводы было готово, и нигде б ни за чем в их посолском проезде мешкоты не было; и в приставех до рубежа велят быти прежнему ж дворянину, или иному, будет того за чем не лучитца. А как 76 будет в дорогу корм и питье изготовлено, и послы ехать готовы, и их послов провожают с Москвы до тех же мест, где их принимают, приставы да встречники те же, которые ездили с ними в город к царю; и едут послы из города на царских лошадях. А что они на отъезде с приставы поговорят, и чем их подарят, и о том они приставы обхявливают думному диаку.

10. А как бывают королевского величества послы к Москве, летом или зимою, и их принимают летом и к царю ездят и провожают на лошадях верхами, а зимою в санях.

11. Да как послы бывают у царя на приезде и на отпуске, и в то время полата бывает устроена по посолскому обычаю; а пол бывает выслан Перситцкими коврами; а бояре, и думные и ближние люди, и столники, и дворяне, и дьяки, и гости, бывают в платье в золотом. [74]

12. Да на отпуске ж к послом посылается царского жалованья, соболей: первому послу на 1000 рублев, сороками и парами; другому товарыщу на 700 рублев; третьему на 500 рублев; четвертому, ежели бывает, и ему на 400 рублев, сороками ж и парами. А бывают сороки ценою, по прямой царской указной цене, по 300, по 250, по 200, по 150, по 100, по 80 рублев сорок; пары по 20, по 15, по 10 рублев пара. Посолских их дворян и людей верстают на три статьи: первой статье дворяном по 50 рублев сорок; второй статье по 40 рублев сорок; третей статье по 30 рублев сорок, или пары. Людем: первой статье по 10 рублев пара; второй статье по 7 рублев пара; третьей статье по 5 рублев пара; а досталным по 3 рубли пара. А относят те соболи подьячие, и подносят послом по росписи. А за их посолские дары, что они от себя подносят царю, посылают соболми ж против оценки. А ценят королевские и их посолские дары тою ценою, чего стоит весом; а дела не щитают.

13. О посланникех. Как бывают от королевского величества посланники, и на рубеже принимает их дворянин, или началной человек, капитан или сотник стрелетцкой; а как он приедет к второму порубежному городу, и из города встреча бывает против посолской вполы, и едут они в город и до двора, где посланнику стоять; и того города боярин и воевода посылает к посланнику с столом, с ествою и с питьем, и поденной корм, и в приставех у него велит быть тому ж, кто его принимал; а к отпуску того посланника в дорогу, корм и питье и подводы изготовя, отпустят к Москве, без задержанья.

А как посланник с приставом приедут блиско Москвы, и к приставу с Москвы посылают с вестью, чтоб он с тем посланником ехал в город; и как посланник приедет под Москву, и его за Земляным городом встречает голова стрелецкой, или полуголова, да подьячей, и речь говорят, и чин той встрече и лошади бывают посыланы против того же, что и послом. а на встрече бывают посыланы против того же, что и послом. а на встрече бывают дворовые люди, и подьячие, и конюхи, многие люди; а приняв посланника едут с ним до посолского двора, где ему стоять, и в приставех велят бытии [75] им же; а где тому посланнику стоять, двор, и корм и питье изготовят наперед его приезду. А бывает посланником, в дороге и на Москве, корм и питье, против послов другово или третьяго человека; а дворяном посланничьим, и людем, против посолских дворян и людей с убавкою.

А как тому посланнику велит быти царь у себя на приезде, и по него с царские конюшни лошади и встречники посылаются конюхи, и в город они едут, и у царя бывают, и посолство правят во всем против того ж, что и послы; а ежели у них бывают от королевского величества дары, и они подносят же. А как они бывают у царя, и царь в то время бывает в платье в нарядном, в празничном, и в шапке в простой. а не так как при послех; а бояре и иные чины бывают в платье в нарядном же, а рынды в то время бывают четыре ж человека. Также и с столом посылают к нему столника середнего, и чин столник привит по наказу ж, что и при послех; а стрелцы стоят толко в одном городе, где царь живет.

А в ответех они посланники бывают у околничих и у думных людей в Посолском Приказе, а на отпуске бывают против приездуказати, о которых делех они послы бояром и его царской указ своего и против посолского отпуску; и с столом посылают столника прежнего ж, или иного такого.

А жалованье царское на отпуске бывает тому посланнику против третьяго человека посла, а дворяном ево и людем против посолских дворян и людей вполы; и отпуск им с Москвы бывает против того ж, что и послом, и приставы провожают до того ж места где послов, а встречники провожают стряпчие конюхи; а дорожной пристав бывает тот же, или иной, и провожает его до границы, по достоинству и обычаю.

14. О гонцех. Гонцом приниманье бывает также, что и посланником, а принимает их на рубеже и до Москвы едет сотник стрелецкой; а корм и питье в дороге и встреча бывает по середнему; а у царя они бывают на приезде и на отпуске перед посланником вровне; а с столом посылают перед посланником с убавкою, а подчюют за столом приставы, а столник [76] не посылается; и бывают у них приставы подьячие, или началные люди, а поденной корм и питье бывает против посолского секретариуса; а на отпуске царского жалованья бывает им на сто рублев соболей, а людем потомуж, по рассмотрению; и отпущают их с Москвы с приставом с тем же, кто его на рубеже принимал; а провожают их с Москвы приставы до тех же мест, что и посланников, с неболшими людми.

15. А где бывают послы, и посланники, и гонцы, поставлены на посолских дворех, и на тех дворех, для посолской чести и оберегания, поставлена бывает вахта: у послов сотник, а с ним стрелцов по 200 77, по 100 человек, или по 50, смотря по послом, сколко у кого людей; у посланников по 30 и по 20 человек, также смотря по людям; у гонцов по 12 и по 10 человек.

А лучитца 78 посолским дворяном и их людем в рядех чего купить, послом и себе. или пойдут для гулянья: и с ними, для обережения от Руских людей, ходят стрелцы. чтоб им кто не учинил какого бесчестья и задору.

16. А как бывют на Москве цесаря Римского послы, также Полского, и Аглинского, и Датцкого королей, и Турские, и Перситцкие: и им бывает приниманье и честь во всем против того ж, что и Свейским 79 послом; толко Цесарским послом и Полским и Аглинским бывает перед Свейскими послами прибавка в естве и в питье, [Зри о рындах статья 2.] да рынд бывает по 6 человек; а посланником и гонцом всех тех вышеписанных государств, и курфистров, и князей, и графов бывает против того, как писано выше сего во всем.

17. А как приезжают Крымского хана, и Нагайские, и Калмытцкие послы, и им встречи не бывает; а едут Крымские послы с приставы, кто их принимает на рубеже, на свой Крымской [77] двор, а Калмытцкие и Нагайские, где их поставят; и на Москве приставят к ним дворянина. А сколко их послов будет и с ними людей, и на тех послов и на людей их, в чем им быти у царя на приезде и на отпусие, готовят платье: на послов шубы отласные золотные на куницах и на белках, да однарядки суконные красные с круживы, кафтаны камчатые, [Зри глава 6, статья 1.] шапки лисьи высокие, сапоги; людем их однорядки суконные красные ж с кружевы, кафтаны камчатые исподние, шапки, сапоги. А которого дни укажет царь быти тем послом у себя, и по тех послов пошлют с царские конюшни лошадт, да пошлют к ним платье однарядки и кафтаны и шапки и сапоги, и велят им быти в город к посолскому Приказу; и послы, нарядясь в царское платье, приедут с приставом в Приказ, и в Приказе думной дьяк их роспрашивает, для чего они присланы, и говоря с ними о делех осматривает грамоты, и пойдет сказати царю; и царь пошлет по тех послов, велит им быти к себе, и пристав с ними ис Посолского Приказу идет до царского двора, пеши, и к царю в Верх. А царь в то время бывает в полате, во одеянии повсядневном. А как послы войдут в полату, и увидев царя кланяются в землю и правят посолство свое. и царь спрашивает послов о здоровье Крымского хана (или князя) 80, сидя в шапке; а говорит речь от царя думной дьяк; и права посолство подают послы грамоту, и царь тое грамоту велит приняти думному дьяку, а бывает та грамота в мешке золотном, незапечатана; и приняв грамоту, велит царь с послов однарядки снять, а взложить на них золотные шубы при себе, а однорядки их отошлют к ним на двор; и потом царь велит послом идти к своей руке, и как они к руке придут, и царь кладет руку свою на их головы, а целовать не дает; и потом царь дает послом пити кубками романеи, да по ковшю меду вишневого; и потом отпущают их к себе на двор. И иные ис тех послов, выпив романею и мед, суды берут к себе и кладут за пазуху; а говорят они послы: «когда де [78] царь пожаловал их платьем и питьем, и тем судам годитца бытии у них же»; и у них тех судов царь отнимати не велит 81, потому что спороватся с бусурманом в стыд; и для таких безстыдных послов деланы нарочно в Аглинской земле сосуды медные, посеребряные и позолочены.

А для каких разговоров те послы будут надобны, и они на розговорех бывают в Посолском Приказе и у думных дьяков на дворех, или посылают к ним дьяков и подьячих роспрашивать; и на отпуске те послы бывают у царя против того ж, как на презде, и питье им царь подает же. А корм и питье, поденное, идет им не против иных государств послов и гонцов, с убавкою, обычное.

18. Да королевского же величества свейского, также и Полского, великие послы, как бывают на Москве для подкрепления и докончания покою християнского: и они бывают у царя на приезде и на отпуске, во всем против того ж, как писано выше сего. А которого дни лучитца им бытии у царя на докончании, и того дни они послы бывают у царя, потом у бояр в ответе; а будучи бояре с послы о чем поговорят, ходят объявливать царю, а послы в то время останутца в ответной полате. А царь в то время велит протопопу, своему духовному отцу, да дьяконом нарядитися в церковное одеяние, и принес к себе в полату еуангелие да крест, и положить на высоком месте, на стуле, а перед них поставити свещу; и изготовя пошлет по послов думного дьяка, велит им быть к себе. А как послы придут, и им царь велит к еуангелию и ко кресту, и к себе притти поблиску; и протопоп начинает пение, и говорит о вере заклинателное писмо о содержании вечного покою, и с ним вместе и царь говорит же, а грамота докончалная в то время лежит под еуангелием; а проговоря заклинатклное писмо, чинит царь веру, прикладываетца ко кресту лицеем, и целует Распятаго на кресте в подножие; потом взяв царь докончалную грамоту, отдает послом и говорит речь, а изговоря речь отпущает послов к [79] себе на подворье. А с-ыными християнскими государствы ни с которыми докончания не бывает, потому что границ не пришло; а с Перситцким государством войны не бывает; а с Крымскими и с Турскими война хотя и бывает, а трактатов и постановления не бывает, чинитца успокоение через пересылочные грамоты. [80]

ГЛАВА VI, а в ней 6 статей.

О дворех царских: Казенном, Сытенном, Кормовом, Хлебенном, Житенном, Конюшенном.

1. Казенный двор; а в нем Приказ, а сидит в том Приказе казначей, а с ним два дьяка; и тот казначей думной же человек, и сидит в думе выше думных дворян.

А на том дворе царская казна: золотая, серебряная, сосуды, и бархаты, и объяри, и отласы, и камки, и тафты, и ковры золотные и серебреные, и бархаты ж, и сукна, и объяри, и отласы, и камки и тафты 82, и дороги, и киндяки, и шолки, и всякая домовая казна; и ис тое казны берут к царю, и к царице, и к царевичам, и к царевнам, что понадобитца на что с царского повеления, и роздают всякого чину людем в жалованье.

Да в том же приказе скорнячников и портных мастеров с 100 человек. А денежной приход в тот Приказ неболшой, толко с 3000 рублев, с посадцких торговых людей, которые в том Приказе ведомы, а будет их с 500 человек; и те денги роздают на жалованье подьячим и ремесленным людем.

А что лучится купити про царское надобье, кроме того что у Архангелского города покупают: и для покупки товаров продают [81] ис тое казны серебряные сосуды всякого чину людем, которые сосуды присылаются в дарех из окрестных государств; также и бояре, и власти и монастыри, и гости, и иные чины подносят царю на день рождения детей его царских, также и на иные многие дни, – и те сосуды покупаючи в рядех, вновь подносят царю на праздники же и на иные дни. А иные заморские свякие товары покупают у города Архангелского, на пошлинные денги, которые собирают у города с продавцов,с приезжих всяких чинов людей; [Зри глава 12, статья 1.] также и на товарные денги, которые товары продают у Архангелского ж города.

А кому что дается из его царские казны жалованья, и то росписано ниже сего по статьям:

Бояром, околничим, и думным людем, и столником и дворяном, и дьяком, [Зри глава 4, статья 27.] за службы, шубы бархатные золотные и отласные золотные ж, на соболях.

Дворяном, и стряпчим, и жилцом, и переводчиком, и подьячим, сукна и камки и тафты по портищю.

Греческим властем: патриархом, митрополитом, архиепископом, епископом, архимаритом и игуменом и келарем, и простым чернцом, которые приезжают для милостини. дается на церковное строение, которые церкви бывают розорены от неприятельского нахождения и от поганского наругания, или и вновь, церковное платье, и пелены, и покровы, и сосуды серебряные; также и им властем, и старцом их и служкам, платье.

Также всего Московского государства в монастыри, в церкви, и в царские соборные и простые церкви, или где монастырь и церковь згорит, а построить нечем, церковное платье ж, и перены, и покровы, и сосуды серебряные и оловяные, и паникадила.

А приезжают Греческие власти, для милостини, в указные годы, в три и в четыре и в пять лет и болши, порознь, погодно, в котором году приехать указано.

Да Московских же и городовых соборных и простых царских церквей попом, и дьяконом, и дьячкам, и пономарем, царское жалованье, на платье сукна, ежегодь, а иным в два и в три годы и в пять лет. А будет на Москве соборных церквей [82] блиско сорока, а в городех во всяком городе по церкве соборной; да на Москве ж, и в городех и в селех, царских церквей будет блиско полуторы тысечи, а называютца соборные церкви, потому что они есть изо всех церквей головные церкви. И у тех у всех церквей будет всякого чину служебников болши 18,000 человек.

[Зри о соколниках глава 7, статья 1: о стремянных коню… в той же главе 6, ст.] Стремянным конюхом, соколником, певчим дьяком, сукна и отласы и камки даетца, ежегодь, по портищю, да на шапки бархатные вершки и соболи, также на подкладку киндяки. а на сапоги сафьяны; других статей конюхом сукна ежегодь, или в два года.

[Зри глава 2, статья 20, малая статья 1 и 3 и 4 и 5.] Царским и Царицыным и царевичевым истопником, и Царицыным и царевниным мастерицам, швеям и постелницам, и иным женам и вдовам и девицам, на платье сукна, и отласы и камки, [Зри о стрелцах глава 7, статья 5 и глава ж 9, статья 3.] золотые и серебряные и простые, и тафты, и дороги, ежегодь, по портищу ж. Московским стрелцом всех приказов и салдатом, надворной пехоте, на платье сукна, ежегодь.

А городовым Новгородцким, Псковским, Астараханским, Терским, и иных городов стрелцом, на платье посылаются сукна в три или в четыре года.

Да как приезжают з Дону Донские казаки, для всяких дел, человек по 20 и по 30, во всяком году по трижды и по четырежды: и им даютца сукна, и соболи, и отласы, и камки, и тафты, за их службу, по разсмотрению; да к ним же на Дон, всем казаком, посылаются [Зри глава 9, статья 7.] на платье сукна в пятой год. А будет тех казаков на Дону, для остерегания границы, блиско 20,000 человек.

[Зри глава 5, статья 17.] Крымским и Калмытцким и Нагайским послом делаетца платье, как они бывают у царя на приезде и на отпуске.

[Зри глава 4, статья 37.] Также ежегодь делаетца платье и посылается в Крым, с Московскими послы, к царю, и к его царице, и царевичам и царевнам, и к их женам и к детем их, и к иным людем, как о том писано выше сего.

2. Сытенной двор имянуется потому, где питие держат; а в нем чиновные люди: степенной ключник да 4 человека путных, [83] честию будут они против дворян. А ведает тот степенной ключник царские погребы с питьями, и тем питьям приход и росход, также и казну судовую, серебряную и медную и оловяную; и учинен у него для записки приходу и росходу питья и для сыску и росправы двовровых людей Приказ, и повинен он на всякой день досматривать двора и питья и погребов; и как царь, или царица и царевичи и царевны, начнут ести, входит в то время с поставцом, и питье пред царя и царицу и царевичей и царевен, и бояр и ближних людей и бояронь, и кому доведетца, велит относить в обед и в вечеру, по чину. А путные ключники тот же чин ведают в походех, против того ж во всем; да они ж путные ключники бывают в походех и по приказом по селам, по переменам. Чарошники; чин их таков: как царь ест в обеде и в вечеру, и они носят пред него питье, а у них принимают столники и спалники; а будет тех чарошников с 12 человек 83, и посылаются по прикозом в дворцовые ж села; а честию они будут против дворян меншой статьи. Сытники; чин их таков: на Москве и в походех царских носят суды с питьем, и куды царю лучитца идти или ехати вечеровою порою, и они ездят и ходят со свечами; а будет их с пятдесят человек. И все те вышеписанные чины люди честные, и пожалованы денежным жалованьем и поместьями.

Винокуры, пивовары, сторожи, бочкари, которые вина курят, и пива варят, и меды ставят, и делают суды, и ходят по погребом и цедят и роздают питье; а будет их с 200 человек.

А куды то питье исходит, и тому роздача писана ниже сего: [84] послом, посланником, и гонцом, и посолским людем, поденно, по указы; Греченом и Греческим властем, и Кизылбашским купчинам; царским, царицыным, царевичевым и царевниным Верховым людем, которые живут при дворе; царским ремесляным всяких чинов людем, поденно; Донским и Черкаским Запорожским казаком, поденно ж; также как бывают празники и у царя столы на властей и на бояр, и кого кормят за столом; да на празники ж попом и дьяконом соборных и простых царских церквей, и стрелцом, по указу.

А дается то питье всякого чину людем по книгам, и в книги записывают, и дают по то питье с книг памятцы, сколко кому чего доведется дати, поденно, и понедельно, и помесечно; и с теми памятцами берут они питье по погребом у стряпчих, а стряпчие собирают те памятцы и справливаютца с книгами, чтоб воровских не было.

А исходит того питья на всякий день, кроме того что носят про царя и царицу и царевичец и царевен, вина простого, и с махом 84, и двойного, и тройного, блиско 100 ведер; пива и меду по 400 и 500 ведр; а в которое время меду не доставает, и за мед дается вином, по розчету. А на иной день, когда бывают празники и иные имянинные и родилные дни, исходит вина с 400 и с 500 ведр; пива и меду тысяче по две и по три ведр и болши. Да пива ж подделные и малиновые и иные, и меды сыченые и красные ягодные и яблочные, и романея и Ренское и Францужское, и иные заморские питья, исходят, кому указано, поденно и понедельно. И что про царской росход исходит, и того описати немочно.

А будет на том дворе всех питейных погребов болши 30, кроме погребы что з заморскими питьями. И во всех тех погребах питья всякие стоят во лду. И бывает в тот лед из году в год, от марта месяца до такова же времяни, бес пременения.

А как делают и ставят меды, и от тех медов оставается [85] воск, и тот воск исходит на свечи по царским церквам и в его царские полаты; и изойдет того воску в год болши ста берковеск. А привозят тот мед ис Понизовых городов и волостей, которые ведомы в Приказе Болшаго Дворца.

А на пиво солод емлют из царских житниц, з Житенного двора; а хмель покупают ис царские казны в рядех; и в городех и в деревнях ягоды на пива и на мед, малину, смородину, костяницу, земляницу, черемху, емлют з дворцовых сел с крестьян, которые живут блиско Москвы; а яблока, и вишни, и груши, и сливы, собирают ис царских садов на Москве и по селам.

А вино подряжаются поставить уговорщики на дворце, торговые люди и кабатцкие откупщики, на год по 30.000 рублев и болши, и дают им из дворца на покупку и на завод денги, кто на сколко рублев подрядитца поставить; а по них собирают поручные записи, в том что им поставить на срок, против уговору, все сполна, вином добрым, пенным, а не пригорелым. А кто по договору своему не поставит, и те денги, что даются им на покупку и на завод ис казны, доправят на порутчиках; а за вину уговорщика, которой уговоритца поставить и не поставит, и у него возмут на царя дом и животы, да ему ж учинят наказание, бьют кнутом, чтоб иным неповадно было обманство чинить. А подряжаются всякое ведро поставить на царском дворе на Москве по 8 алтын, и против здешнего счотом канна будет в два алтына; а когда бывает хлебу недород и дорогов, и тогда ведро бывает в 10 алтын.

3. Кормовой дворец; а в нем степенной, да путных 2 ключника, стряпчих с 20 человек, подключников с 15 человек; и тех ключников, и стряпчих, и подключников чин таков же, что и Сытного дворца ключников и стряпчих и сытников. А на которой день что доведется роздать готовить варить, каких еств про царя и про царицу и про царевичей и про царевен, и которые в его царском дому живут, и днюют, и начюют, и как бывают столы на властей и на бояр, и кого кормят, также и про бояр и думных и ближних людей подачи [86] повсядневно, что посылаются от царского и от царицына и от царевичевых и от царевниных столов, от обеда и от ужины, и что в росход дворовым людем и попом и дьяконом и стрелцом и мастеровым людем, также и греческим властем и иным чином, рыбою и рыбными ествами и мясами живым и битыми и вареными: и то роздают по книгам и по росписям годовым, что в которой день варивано и в роздачю давано, и ныне потомуж бес пременения; и тех еств и всяких сьестных запасов надсматривают и роздают они ключники и стряпчие, против того ж что и на Сытенном дворе питье. Да у них же ведомы суды серебряные, оловяные, медные и деревяные и железные. И учинен на том дворе, для роздачи еств, и для роздачи ж и приему сьестных всяких запасов, и меж дворовыми людми для сыску и росправы, Приказ.

Да на том же дворе поваров мастеров и полумастеров и учеников, и судомоев, и водовозов, и сторожей, будет болши полутораста человек.

А готовят всякие ествы царю и царице и царевичам и царевнам, и в роздачю, и взносят в Верх, порознь, про кого что готовлено. И как царь садится есть в обед и в вечеру, или когда бывают власти и бояре на обеде: и у поставца садитца дворецкой, или околничей и думной человек, или дьяк дворцовой, и отпущают еству к царю и к царице и к царевичам и к царевнам накушивая, и роздают ествы в роздачи по росписям, и кушав царь которые ествы прикажет послать к которому боярину, или околничему и думному и ближнему, или иному человеку, в подачю. Да в то ж время, как царь кушает, роздается всем бояром и думным людем и спалником, посылают к ним на дворы от обеду и от ужины поленные подачи с-ыстопниками, по росписи, по блюду; и наутрее, или того дни в вечеру, приехав бояре за подачю царю бьют челом. А будет которого дни к которому боярину и ближнему человеку подачи не пришлют, или которой истопник для себя тое подачи, которые им бояром уставлены, того дни не принесет: и они сказывают дворецкому, или бранят дьяков и путных ключников, что к [87] ним не прислано, а царского гневу они не ведают никакого, за чтоб не прислать перед иными своею братьею; и ставт себе в бесчестье и бьют челом о том царю, что он вины на себя не ведает никакой, а в подаче его перед своею братьею обесчестили. И царь, или дворецкой, велят про то сыскати росписми и записными книгами, что послана ль та к нему подача и с кем имянем; и будет сыщут что послана ль та к нему подача и с кем имянем; и будет сыщут что послана, а тот человек, с кем послана, не отнес, для себя, или ненарочным делом идучи уронит в грязь, или прольет, и тому человеку, кто так учинит, бывает наказание, бьют перед царскими полатами батоги; а будет сыщут что не послано забвением, и те люди, которые розсылают подачи, перед тем боярином и думным и ближним человеком добивают челом, чтоб на них царю не бил челом. А за то как бьют челом на дворецкого, или на околничего. бывает царь гневен, а дьяков и путных ключников посылают на день в тюрму. Также бывают подачи от царицы и от царевичей и от царевен к бояром, и думным и ближним людем, и к их женам и детем, и к иным людем, кого похотят пожаловать, или по свойству.

А розойдется про царя и царицу и царевичей и царевен, и бояром в подачи, на всякой день, еств болши 3.000, кроме иных вышеписанных росходов, и родилных и прзничних дней.

А всякие сьестные запасы, про царской обиход и в роздачю, мяса живые и битые всякие животины, и птицы живые ж и битые всякие, и сыры и яица, и масло коровье и лняное и конопляное и ореховое, и крупы грешневые и просяные, и иные запасы, которые годятца, уговариваются ставить уговорщики во Дворце ж, против того ж что и винные, тысеч на 30 и 40 рублев и болши, кроме того что приходит з дворцовых волостей с крестьян. И тех запасов которого году на царском дворе не доставает, и такие запасы покупают ис царские казны в рядех.

А для сметаны, и молока, и сыров, устроен под Москвою коровей двор, коров с 200; также и в ближних селах [88] устроены коровьи ж дворы; и что от тех коров будет зделано сыров и масла, и то отдают на царской же росход.

А иные всякие сьестные приправы покупаются у города Архангелского и на Москве у Немцев, и в рядах. А рыбные запасы привозят, зимою и летом, ис Понизовых городов, из Нижнего Новагорода, и ис Казани, и из Астарахани, и им Терка, с царских рыболовных промыслов; и что остается за царским [Зри глава 12, статья 2.] росходом всяких рыбных запасов, и то продают. А бывают ис Понизовых городов рыбные запасы привезены: белуги же и осетрьи спины и черева сухие и вялые, да в бочках же просолные стерляди, ксенимаксы белужьи и осетрьи, да белужья ж и осетрья икра зарнистая и паюсная стулами, вязига, белая рыбица вялая прутьем. Да из Великого Новагорода и из Ладоги рыбных же запасов, сигов, и лодоги, и сиговые икры, с 400 бочек на год. Да с Вологды, и от Архангелского города, и ис Колского острогу лососи, семги просолной с 20,000 берковеск. И по смете тех рыбных запасов изойдет в год, про царской обиход, числом против 85 продажные торговые цены, болши ста тысечьрублев. А живую рыбу про царской обиход держат на Москве, в садех, в реках и в прудах; а бывает та живая рыба осетры, белая рыбица, стерлядди, лососи, щуки, лещи, судоки, окуни, и иная добрая всякая, которая годитца ставить пред царя. А ловят самую добрую рыбу в Волге реке, а иную в реках и в озерах, дворцовые рыбники и тяглые люди. А принимаючи те всякие сьестные запасы, мяса и рыбу свежую и соленую, ставят в погребы на лед; и на том дворе будет с 15 погребов; в иные запасы, мяса и рыбу, вешают в сушилах.

4. Хлебенной двор; а в в нем степенной же ключник, да два путных стряпчих и подключников с 20 человек, хлебников и калачников и пирожных мастеров и сторожей с 50 человек, и чин у них таков же что и у Кормового двора людей. [89] И учинен у того ключника, для записки приему и росходу хлебных запасов и для сыску и росправы, Приказ же; и роздача бывает против такого ж обычая всякого чину людем, как о том писано выше сего о Сытном дворе.

А дается царское жалованье дворовым всяких чинов людем, и подьячим, погодно, ис Приказу Болшого Дворца, ис судных пошлин. Да всех дворцов винокуром, и сторожем, и поваром, и хлебником, и иным чином, царское ж жалованье даетца хлебное, четвертей по 20 и по 15 человеку ржи и овса.

А готовят на царском дворе хлебы и колачи, в роздачю всяким людем, без соли, не для жаления соли, но для чину такого.

А берут про царской обиход рожь и пшеницу с уарского ж Житенного двора, и отдают молоть по царским мелницам на Москве и по селам.

А готовятся про царской обиход и в рохдачю мясные ествы в неделю, во вторник, в четверг. в суботу. А в постные дни, в понедельник и в среду и в пяток, и в посты, готовят про царской обиход ествы рыбные и пирожные, с маслом з деревяным и с ореховым и со лняным и с конопляным; а в Великой и в Успениев посты готовятца ествы, капуста сырая и гретая, грузди, и рыжики соленые сырые и гретые, и ягодные ествы, без масла, кроме Боаговещеньева дни; и ест царь в те посты, в недлею, во вторник. в четверг, в суботу, поодиножды на день, а пьет квас, а в понеделник и в середу и в пятницу во все посты не ест и не пьет ничего, разве для своих и царицыных и царевичевых и царевниных имянин. А как власти и бояре у царя бывают на прзники за столом, и им в те постные дни ествы ставят на стол таковы ж, что и царю. Также как бывают у царя иных государств послы и посланники и гонцы, на приезде или на отпуске, в постные ж дни, или в посты, и к ним посылаютца 86 с царским столом ествы постные ж, рыбные и пирожные с маслом; а поденной корм дается им в посты и в постные дни не против постов, мясом и рыбою, по [90] указу. Таким же обычаем и про царицу и царевичей и про царевен болших, в посты и в постные дни, ествы готовят против того ж что и царю; а меншим царевичам и царевнам, в посты и в постные дни, готовятца ествы рыбные и пирожные с маслом, для того что им еще во младых 87 летех посту содержати не мочно. Да в те ж 88 два посты, кроме воскресных и суботних дней, когда царь и царица не едят, к бояром и к ближним людем подачь не посылаетца ни х кому. Да не токмо у царя в посты и в постные дни постити и не ести ничего и не пити, окромь квасу, но и у патриарха, и у властей и в монастырех, и у бояр, и у всяких чинов людей, и у крестьян таков же обычай: хто хочет воздержателен быти, постит потомуж, и ест у кого что прилучилося постное; а кто не хочет постити, и ест рыбу и упиваетца вином и иным питьем, и таких от того не унять, а иных унимают, смиряют и отлучают власти и попы от церкви Божии, и возлагают епитемию. – А дрова на царские дворы, на всякие росходы, секут в царских лесах дворцовые крестьяне, и приганяют к Москве Москвою рекою; а изойдет тех дров на год блиско 8000 рублев.

5. Житенной двор; ведает его и принимает всякой хлеб и роздает дворянин да подьячей, и будет на том дворе для хлебного приему с 300 житниц. А приход бывает тому хлебу ис царских дворцовых сел, и ис Понизовых городов, и с поль, что сеется на царя; а росход тому хлебу на всякой царской обиход, и в жалованье соборных и простых царских церквей попом и дьяконом и церковным причетником, и дворовым и иных чинов людем, и стрелцом.

[Зри глава 7, статья 4.] Все те дворы, Сытенной, Кормовой, Хлебенной, Житенной, ведомы всякими приходы и росходы, и людми, в Приказе Болшаго Дворца, как о том писано ниже сего.

6. Конюшенной двор; а в нем Приказ, при прежних царех [91] сидели и ведали тот Приказ и двор конюшей боярин, а с ним товарыщи, яселничей, да дворянин, да два дьяка. А кто бывает конюшим, и тот первой боярин чином и честию; и когда у царя после его смерти не останется наследия, кому быть царем, кроме того конюшего иному царем быти некому, учинили б его царем и без обирания. А при царе Василии Ивановиче и при царе Михаиле Федоровиче конюших не было, и при нынешнем нет, потому, как о том написано выше сего, что преж сего конюшей Борис Годунов, что был царем, умыслил себе [Зри глава 1, статья 2.] достать царство члез убиение царевича Димитрия, и ныне в такой чин допускати опасаются. И ведают ныне Конюшенной Приказ, и двор, и казну всякую, яселничей, да дворянин, да дьяки, и тот яселничей честию выше думных дворян, и в думе сидит с царем и з бояры вместе. Да в том же Приказе ведомы чиновные люди.

Столповые приказщики; чин их таков: приказано им смотрить, по человеку, седелную, санную, коретную, колымажную казны, и принимать и роздавать овес и сено, и надсматривать лошадей, и погодно посылаются они, по переменам, по приказом в городы и в села, на конские площадки; а куды царь поедет в поход, и они ездят перед царскими лошадми, для бережения. а будет их с 15 человек.

Стремянные конюхи; чин их таков: как царь ходит в поход, или ездит по монастырям и по церквам, и они ездят за ним с плетью, и принимают ис-под царя и держат лошади, и подводят, и ходят подле стремяни и около саней и корет; да они ж надсматривают лошадей, и посылаются по приказом же по конским площадкам. А будет их с 50 человек, и живут на Москве по полуголу, надвое розверстаны; а днюют и начюют на конюшне, по 4 и по 5 человек в сутки.

Задворные конюхи; чин их таков: в товарыщах бывают у столповых приказщиков, и принимают и роздают всякую казну, и овес и сено, с ними вместе и без них, и ходят за царем в походы, и посылаются по приказом же на конские площадки, и надсматривать лугов и сена царского и лошадей, и [92] носят на Москве, как ездит царь по монастырем и по церквам, покровец, чем лошади покрывают, и приступ деревяной обит бархатом, с чего царь садитца на лошадь и сходит с лошади. А будет их в том чину человек с 40.

Стряпчие конюхи; чин их таков: на Москве, на конюшне, и в походех, чистят и кормят и поят и устраивают лошадей, и лошади под царя седлают, и кореты и сани снаряжают. А будет тех стряпчих конюхов с 200 человек; да их них же бывают возницы.

Все те вышеписанные чины люди честные, и пожалованные годовым денежным жалованьем, и поместьями, и вотчинами.

Стадные конюхи, которые на Москве и в городех и по селам пасут лошади; а будет их блиско 200 человек.

Ремесленные люди: коретники, шлейники, седелники, коновалы, кузнецы, сыромятники, колесники; будет их со 100 человек.

А будет на Москве на царских дворех лошадей, на которых сам ездит, верховых, и санных и коретных, с 150 лошадей; да лошадей же, которые годятца быти в колымагах 89 и в каптанах у царицы и у царевен, с 50 лошадей; да лошадей же добрых, которые бывают под послы, и даются на сьезды и на свадбы бояром, и на чом ездят приказные люди конюшенные, с 100 лошадей; да добрых же береженых лошадей с 3000; да середних и всяких лошадей на которых ездят за царем в походех дворовые и конюшенного чину люди, и соколники, и стрелцы, и которые ходят во всякой работе на Москве и в городех и в селах, будет болши 40,000 лошадей.

А корм тем всем лошадям, овес и сено, собирают с конюшенных и дворцовых сел с крестьян, и с царских лугов, и с Подмосковных с монастырских вотчин, овсом и денгами; а чего не достанет в котором году, и овес берут з Житенного двора, а сено закупают в городех и по деревням на царские денги. а берут те денги ис Приказу Болшие Казны. А в том Приказе денежные доходы собираются толко с одной [93] слободы, с торговых людей, которые в том Приказе; а будет их с 500 дворов, и соберется с них в год тягла блиско 3000 рублев. Да в том же Приказе ведомы Московские бани, и в городех; и с них бывают откупы и збирают денги на веру, и соберется с тех бань с 2000 рублев.

Да на Москве ж, и по городом и по селам, учинены конские площадки, и берут пошлину з записки с лошади, с лет и с шерсти, по чему уложена, и с рубля по 3 денги 90. А уложена та пошлина для того: будет кто у кого купит лошадь, а другой с стороны поимается за тое лошадь, назовет своею и станет искать по той лошади на том, у кого поимается, розбою и грабежу или чего нибудь, а тот себя не очистит и того не поставит, у кого купил, и в книгах не запишет, и в таких делех бывает много кроворазлития и пыток: и они б, кто хочет у кого купити лошадь, и для очистки, записывали на Москве и в городех в книги; а кто не запишет, и на том бывает пени по рублю с человека, с продавца и с купца, и ис тех денег дают конюшенного чину людем и подьячим жалованье. А соберется тех пошлинных денег с 10,000 рублев в год.

А для всякого царского выходу и походу, в которыой день бывает выход и выезд, лошади, и сани, и кореты, и колымаги, и каптаны про царицу и царевен, готовят и наряжают по росписи, в котором году и в которой день что было какого наряду, или и вновь что прикажут.

Да в том же Приказе ведомо царская зимняя и летняя поиеха на звери: лосинная, оленья, медвежья, волчья, лисья, заечья, тянеты и псами; и устроены для той потехи под Москвою лесные рощи, а в них дворы, от Москвы по 7 и по 10 и по 15 и по 20 верст и болши. А для ловли тех зверей и для потехи, устроены потешники и ловцы, псари, со 100 человек, да псов со 100 ж. А ловят тех зверей тенеты, ночною порою, и от Москвы верст [94] по 30 на все стороны никому в своих лесах и угодьях таких зверей ловити и бити не велено, и заказано под жестоким наказанием и пенею; а будет кт в тех заповедных 91 лесах про свой обиход сечь лес, и такому поимав бывает жестокое ж наказание и пеня. [95]

Текст воспроизведен по изданию: О России в царствование Алексия Михаиловича. Современное сочинение Григория Котошихина. СПб. 1884

© текст - Тимофеев А. И. 1884
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Андреев-Попович А. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001