Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ИОАНН ДИАКОН

ВЕНЕЦИАНСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICON VENETUM

[КНИГА II.]

[1.] Итак, пока они оставались в этой провинции множеством [разных] народов 160, то предпочитали подчиняться только трибунам. Потому и вышло, что на протяжении 150 лет они каждый год возводили на вершину этой должности тех, кто был занят тем, что в судебном порядке разбирал их дела. И, поскольку они сильно горевали от того, что родными землями владеют варвары, между обеими сторонами происходили жесточайшие распри, так что они раз за разом старались причинять друг другу тяготы и разорения.

[2.] И вот, во времена императора Анастасия и Лиутпранда 161, короля лангобардов, все венецианцы, собравшись вместе с патриархом и епископами, по общему совету решили, что впредь достойнее было бы жить при герцогах, нежели при трибунах. Когда они долго совещались, кого из них возвести на эту должность, то нашли, наконец, весьма опытного и знатного мужа, по имени Паолуччио (Paulitionem) 162; дав ему клятву верности, они поставили его герцогом в городе Ираклиане. Он был такой воздержанности, что и своих людей судил равным судом. А с королём Лиутпрандом он заключил узы нерушимого мира; и добился у него в договоре тех условий, которые и ныне имеют место быть между народами венецианцев и лангобардов. Он же вместе с этим королём установил те пределы Нового Города, которыми венецианцы владеют до сих пор, а именно: от Пьяве (Plave) Большой до Пьявиселлы (Plavisellam), согласно тому, что ограничено указанными местами.

[3.] В 717 году от воплощения Господнего патриарх Христофор 163 ушёл из этого мира. Ему наследовал Донат 164.

Около этого времени ушёл из этого мира и Деусдедит, епископ Торчелло, который правил церковью 24 года; ему наследовал епископ Гонорат.

[4.] *Феодосий 165, 1 год. Будучи избран, он победил императора Анастасия в ожесточённой битве возле Никеи и, когда тот дал ему клятву стать клириком, велел рукоположить его в пресвитеры. Сам он, будучи католиком, как только получил власть, тут же установил на прежнем месте в царственном граде тот досточтимый образ, на котором были изображены шесть святых соборов и который был снят Филиппиком.

[5.] Река Тибр, выйдя из своего русла, причинила городу Риму много разрушений, так что на Виа Лата (Via Lata) поднялась в полтора роста человека; стекая вниз от ворот святого Петра до Мульвийского моста, воды соединились. [Вода] стояла семь дней, пока, наконец, благодаря многократно совершаемым литаниям не схлынула на десятый день 166.

[6.] В те времена многие из народа англов, благородные и простолюдины, мужчины и женщины, герцоги и частные лица, по внушению Божьей любви обычно приходили из Британии в Рим. Среди них также достопочтеннейший аббат Кеолфрид, придя в возрасте 74 лет в Лангр (Lingonas), в то время 47 лет был пресвитером, а 35 лет – аббатом, умер там и был погребён в церкви блаженных близнецов мучеников. Среди прочих даров, которые он решил отнести, он послал церкви святого Петра пандекты 167, переведённые блаженным Иеронимом на латинский с еврейского или греческого источника* 168.

[7.] В это же время умер епископ Гонорат, который правил Альтинской церковью 7 лет, и церковь принял в управление Виталий.

[8.] *Лев 169, 8 лет. Сарацины, придя с несметным войском к Константинополю, три года осаждали город 170, пока горожане с величайшей страстностью не воззвали к Богу, и тогда многие из них 171 погибли от голода, холода и чумы, и они удалились, словно бы пресытившись осадой. Уходя, они в тот же день пошли войной на племя болгар, которое живет над Дунаем, но и им были побеждены, бежали и вернулись на свои суда; когда они вышли в открытое море, на них налетела внезапная буря, и многие погибли, когда корабли затонули или разбились на взморье.

[9.] Лиутпранд, услышав, что сарацины, опустошив Сардинию, осквернили также и те места, куда некогда были перенесены из-за опустошений варваров и почтительно погребены кости святого епископа Августина, отправив [послов] и дав большие деньги, получил их, и перевёз в Павию, и поместил там с подобающими такому отцу почестями* 172.

[10.] В 727 году от воплощения Господнего герцог Паолуччио, который правил 20 лет, 6 месяцев, умер в Новом Городе, и ему наследовал герцог Марцелл 173.

В это же время император Лев ушёл из этого мира; ему наследовал Константин 174.

Около этого времени патриарх Донат, который правил церковью в Градо 7 лет, ушёл из этого мира. Ему наследовал патриарх Антонин 175.

[11.] В это же время умер вышеназванный герцог Марцелл, который правил Венецианским герцогством в Новом Городе 12 лет и 20 дней; ему наследовал герцог Урс 176, который – также в этом городе – правил названным герцогством 11 лет и 5 месяцев. Затем, после того как венецианцы убили его с лютой злобой, они на протяжении пяти лет желали подчиняться только магистрам милитум. Первого из них звали Лев, и его власть над ними продолжалась один год. Далее, второго из них звали Феликс по прозвищу Корникула, который точно так же правил над ними в течение одного года. Затем, третий магистр милитум звался Деусдедит; он был сыном убитого герцога Урса, о котором говорилось выше, и тоже занимал эту должность на протяжении одного года. Потом четвёртым из них был Юбиан по прозвищу Ипат, который являлся обладателем этой должности также в течение одного года.

[12.] В его дни в Венецию пришёл экзарх 177, примас Равенны, слёзно прося венецианцев, чтобы он мог с их помощью защитить и спасти собственный город, который захватили Гильдебранд 178, племянник короля Лиутпранда, и Парадей, герцог Виченцы. Венецианцы, идя навстречу его просьбе, поспешили с флотом к вышеназванному городу Равенне, и один из тех, а именно, Гильдебранд, был схвачен ими живым, а второй, которого звали Парадей, был убит, погибнув в бою. И город был подобающим образом возвращён такого рода экзарху, вышеупомянутому примасу.

[13.] Ради этого дела также Григорий 179, папа города Рима, содействуя часто называемому городу со всей страстью, отправил Антонину, патриарху Градо, собственное послание, которое можно прочесть ниже, о том, что тот должен любезным и слёзным увещеванием побудить венецианцев прийти на защиту этого города: «Возлюбленному брату Антонину – Григорий. Поскольку город равеннцев, который был главой всех [прочих], в наказание за грехи захвачен недостойным упоминания народом лангобардов, а наш славный сын, господин экзарх, находится, как мы узнали, у венецианцев, то твоей братской святости подобает заплатить ему и вместе с ним бороться от нашего имени за то, чтобы город равеннцев вновь вернулся к прежнему состоянию – к священной державе наших государей и сынов – Льва и Константина, великих императоров, и к императорскому служению, дабы мы, укреплённые рвением и любовью к нашей святой вере, могли при содействии Господа твёрдо стоять на позициях государства и упорствовать в императорском служении. Да хранит тебя невредимым Бог, о возлюбленный брат».

[14.] Упомянув вкратце об этом, [скажем], что после ухода четырёх названных магистров милитум на эту должность был поставлен пятый, которого звали Иоанн Фабриак; как и у других, его правление равным образом продолжалось один год, и ему венецианцы также вырвали глаза.

[15.] В те же времена Антонин, патриарх Градо, ушёл из земного мира; его правление продолжалось 22 года, 10 месяцев и 20 дней. В те дни Фриульской церковью правил епископ Серен, который, не ведая справедливости, на основании узурпации и исключительно благодаря королевской власти первым добыл себе у апостольского престола паллий и, как известно, получил от римского епископа Григория такого рода послание:

«Всякий, кто наделён таким даром, на чем более высоком посту он оказывается, [тем более] смиренно о себе мыслит, по заповеди Господа Искупителя. Ведь пастырское достоинство украшается исключительно смирением; [иное] следует отвергать, ибо апостольское избрание осуждает гордых; и если ты получил, что хвалишься, как будто не получил 180. Ибо мы, согласившись на возвышение твоей должности по просьбе нашего выдающегося сына, короля, главным же образом склонившись к тому из-за прямоты веры, которую мы узнали [в тебе и за которую должны] хранить и любить тебя и твою церковь, направили тебе паллий, запретив тебе среди прочего посягать когда-либо на чужие права или с безрассудной дерзостью присваивать себе чью-либо юрисдикцию, но велев довольствоваться тем, чем ты владел до сих пор. Ныне же, как мы узнали, ты пытаешься присвоить права епископа Градо и поныне незаконно удерживаешь из них то, чем он владеет. Итак, дабы ты ни в чём не был нарушителем, мы апостольской властью повелеваем тебе никоим образом не преступать границы его владений, но хватит с тебя и того, чем ты владел до сих пор; не смей ступать далее тех пределов, которые вне всякого сомнения принадлежат народу лангобардов, чтобы не показать [своей] дерзостью, что получил дарованную [тебе] милость паллия незаконным образом; и, если ты проявишь непослушание, то силой апостольского совета будешь строго осуждён и признан недостойным».

[16.] В это же время патриарх Эмилиан 181, который правил церковью в Градо 8 лет и 5 дней, в мире окончил жизнь. После этого ему на указанном престоле наследовал Виталиан 182.

В те же времена и вышеупомянутый Виталий, который правил Альтинской церковью 9 лет и 6 месяцев, ушёл из этого мира. Впоследствии в этом достоинстве был утверждён Северин, последователь его образа жизни.

[17.] В те же дни венецианцы, с негодованием отвергнув названную должность – магистров милитум, вновь, как и прежде, поставили себе на острове Маламокко герцога, а именно, Деусдедита 183, сына вышеназванного Урса Ипата. Его правление продолжалось 13 лет. После этого он пожелал ради красоты и достоинства основать замок, что зовётся Брондоло (Brundulus), но не в том месте, где он, как можно видеть, расположен ныне, а по ту сторону нынешнего берега реки; и там некий неверный муж, по имени Галла 184, вырвал ему глаза и, отняв у него герцогство, владел им на протяжении одного года. Затем венецианцы, сговорившись, единодушно напали на него и точно так же вырвали ему глаза.

[18.] Вместо него они назначили себе герцогом Доминика, по прозвищу Монегарио 185, из Маламокко. И, как то в обычае у простого люда, который никогда не бывает твёрд в предыдущем намерении, но с какой-то суеверной глупостью выдумывает всё новые и новые измышления, они в первой же год его правления предпочли ему двух трибунов, которые должны были находиться под герцогской властью. И они пытались делать это во все годы жизни вышеназванного герцога. Затем названные венецианцы, составив заговор, вырвали герцогу Доминику глаза. Лет его правления было 8.

[19.] После его устранения вся многочисленная община венецианцев, собравшись воедино, возвела на острове Маламокко на должность герцога некоего жителя Ираклиева города, по имени Маврикий 186, весьма опытного в мирских занятиях. Когда он мудро и почтительно во всех отношениях вёл дела венецианцев, то в одиннадцатый год своего правления 187 решил по апостольскому внушению, чтобы на острове Оливоло (Olivolensem) 188 было новое епископство; и поставил там епископом некоего клирика по имени Обеллиебат. Затем, когда он 31 год правил в звании герцога, то, уже состарившись, по настоянию народа решил разделить власть со своим сыном Иоанном 189. После этого он пробыл со [своим] отпрыском [во власти] ещё два года и, наконец, в мире окончил [свои] дни.

Затем, когда минуло 823 года от воплощения Господнего, Иоанн, сын вышеназванного Маврикия, начал править на том же острове в указанной должности, и о том, хорошо ли он защищал интересы своего отечества, мы не знаем ни из сочинений, ни из рассказов. У него был сын по имени Маврикий, которому он позволил разделить с ним эту должность в 18-й год своего правления.

В их времена уровень моря в Венеции поднялся настолько, что оно покрыло все острова сверх меры.

[20.] Около этого времени августу Константину 190 вырвали глаза некоторые его воины, и империей начала править августа Ирина 191.

[21.] Когда епископ Обеллиебат, который правил Оливольским епископством 23 года, умер, его преемником стал Христофор.

[22.] В 23-й год своего правления названный Иоанн, улучив случай, направил к острову Градо с флотом своего сына Маврикия, чтобы убить господина Иоанна 192, святейшего патриарха. И, когда тот туда прибыл, то, стараясь повиноваться отцовским приказам, жестоко убил этого святейшего мужа. Его смерть причинила его согражданам сильнейшую скорбь, так как он был убит безвинно. Церковью в Градо названный муж Божий правил 36 лет 193, и был погребён в часовне святого Марка 194 позади мавзолея святых мучеников. Ему в управлении церковью наследовал Фортунат 195.

[23.] В это же время господин Карл 196, король франков, прибыл в Рим и был там коронован и помазан папой в императоры 197.

Августа Ирина, которая правила империей 8 лет, скончалась, и императорский престол занял Никифор 198. Некий тиран, по имени Туркис (Turchis) 199, в окружении большого войска, попытался вызвать его на битву. Но, поскольку август почти все места своей империи защитил от тирана, тот смог разорить один только Тарсатик (Tarsaticum) 200. Впоследствии же названный тиран, раскаявшись в том, что беззаконно действовал против императорского величества, изъявил преданность и покорность и снискал его милость.

[24.] Названный патриарх Фортунат, горько печалясь из-за убийства своего предшественника и родича, начал строить козни против герцогов Маврикия и Иоанна и, оставив престол и город, отправился в Италию 201; за ним последовали также некий трибун Обелерио 202, по прозвищу Маламоккский, трибун Феликс, Димитрий, Мариниан, Фускар, [сын] Григория, и некоторые другие венецианские вельможи; из них один лишь патриарх отправился во Францию. Прочие же остались в некоем городе неподалёку от Венеции, под названием Тревизо; когда они пробыли там не очень долго, те, кто остался в Венеции, побуждаемые их советом, избрали герцогом трибуна Обелерио. Узнав об этом, герцоги Иоанн и Маврикий, поражённые страхом, спаслись бегством. Один из них, то есть Маврикий, бежал во Францию, а второй – в Мантую, и они пробыли там так долго, что ни один из них не вернулся в Венецию, но [оба] окончили там [свои] дни. Христофор же, епископ Оливоло, не посмев ожидать прибытия герцога Обелерио, спасся бегством вместе с названными герцогами. После этого названный Обелерио смело вступил в Венецию; будучи набожно и почтительно принят народом, он сделал себе товарищем в должности своего брата, по имени Беат.

В ту же пору венецианцами был разрушен Новый Город, что зовётся Ираклианой. Затем названные герцоги направили флот для опустошения Далматской провинции.

[25.] А Оливольский престол, который, казалось, лишился своего пастыря, был передан дьякону Иоанну, избранному народом.

Через какое-то время патриарх Фортунат вместе с епископом Христофором вернулись из Франции. Когда им не позволили вступить в Венеции, они нашли приют в церкви святого Киприана, которая известна в Местре (Mistrinam), а именно, были приняты людьми Альтинского епископства, и пробыли там некоторое время. Однако, после того как господин Фортунат узнал, что престол епископа Христофора незаконно захвачен дьяконом Иоанном, он сильно огорчился и стал весьма деятельно размышлять над тем, как бы ему посодействовать, чтобы он мог вернуть его на его престол. И вот, названный дьякон Иоанн, когда шёл, однажды, не проявляя осторожности, был схвачен патриархом Фортунатом и долгое время удерживался [им под стражей]. Но, когда тот раздумывал, как ему следует с ним поступить, тот ночью спасся бегством и тотчас же бросился к герцогу Обелерио. Когда он по порядку рассказал ему о том, что претерпел от Фортуната, то пробудил в душе герцога ещё большую ненависть к этому патриарху, чем то было ранее. Тем не менее, при содействии патриарха Христофор, наконец, получил обратно свой престол, а дьякон Иоанн вернулся к себе домой. Итак, патриарх Фортунат, живя вдали от своего престола на протяжении некоторого времени, решил вернуться в город Градо. Но, поскольку он сильно боялся ожидать прибытия патриция Никиты, который, будучи послан императором, прибыл тогда с войском в пределы далматцев и венецианцев 203, то, оставив свой престол и город, вновь отправился во Францию. А дьякон Иоанн, которого избрали на должность епископа Оливоло, был рукоположен в патриархи.

[26.] Ибо герцог Обелерио получил от патриция Никиты чин спафария, а его брат Беат отправился вместе с названным Никитой в Константинополь 204, увезя с собой венецианских заложников, в том числе епископа Христофора и трибуна Феликса. Август приговорил их к ссылке. Правил же названный Христофор Оливольской церковью 12 лет. Ему наследовал пресвитер Христофор, который был плебаном церкви святого Моисея.

В это же время город Ираклиана вновь был опустошен и сожжён огнём венецианцами.

Затем герцог Беат, который отправился в Константинополь вместе с патрицием Никитой, вернулся в Венецию, получив от императора чин ипата. С этого времени герцоги Обелерио и Беат пожелали разделить своё герцогское достоинство со своим третьим братом Валентином.

[27.] Между тем, договор, который венецианский народ имел некогда с италийским королём, был в это время 205 нарушен из-за действий короля Пипина 206, и этот король двинул огромное лангобардское войско для захвата венецианской провинции. Он с большим трудом перебрался через гавани, которые разделяют берега островов, и, наконец, достиг некоего места под названием Альбиола (Albiola), но никоим образом не мог сделать ни шагу далее. Там герцоги в окружении большое венецианского войско смело напали на этого короля, и венецианцам была дарована свыше победа над врагами; и таким образом названный король ушёл посрамлённый. И вот, в … году от воплощения нашего Искупителя король Пипин ушёл из жизни 207, и константинопольские посланцы, которые тогда прибыли к нему ради посольства, вернулись обратно, поскольку он умер.

[28.] Патриарх Иоанн, который на протяжении четырёх лет при живом пастыре незаконно занимал престол в Градо, был низложен по решению собора. И, хотя он захватил престол вопреки праву, он всё же постарался почтительно снабдить мраморными колоннами и плитами и часовню святого Марка, и хоры перед телами святых мучеников Гермагора и Фортуната, Илария и Тациана. А в церкви Пресвятой Богородицы Марии он установил над алтарём киворий. После этого на свой престол вернулся Фортунат. И, хотя я полагаю, что никоим образом не в силах изложить его труды во всей их полноте, я всё же постарался запечатлеть пером ту их часть, о которой узнал по рассказам. Так, он украсил серебряными пластинами алтари церквей города Градо, а над алтарями мучеников устроил серебряные дарохранительницы. Он распорядился весьма набожно построить церковь святой мученицы Агаты, и там, в крипте этой церкви, поместил сорок два тела мучеников. Впрочем, всего того, что он совершил в отношении сокровищ и украшений церквей, никто не может изложить во всех подробностях.

[29.] В это время константинопольский посол, по имени Эберсапий, прибыл в Венецию, и по совету и силами венецианцев сделал так, что оба герцога лишились и должности, и отчизны. Один [из них], а именно, Обелерио, отправился в Константинополь, а второй – в Зару (Iateram); они правили венецианским герцогством на протяжении пяти лет. Затем, когда минуло 8… 208 лет от воплощения Господнего, венецианцы по общему решению на острове Риальто предпочли [вновь] иметь герцогский престол и возвели на эту должность некоего мужа, по имени Агнелл 209, который явился строителем того дворца, что существует до сих пор 210. И постановили каждый год назначать при его должности двух трибунов.

[30.] В этом же году император Михаил 211, пойдя войной на народ болгар, [наткнулся] на такое множество врагов, что перепугался и, бросив собственное войско, бежал в Константинополь. И, поскольку этим поступком он, по-видимому, покрыл себя несмываемым позором, то отправился не во дворец, а в монастырь. Затем Лев 212, который был полководцем и знаменосцем его войска, не побоялся вступить в битву и при содействии Божьем с победой вернулся в город. И все с изъявлением похвалы постановили сделать его императором. Впоследствии же он пожелал иметь товарищем в этой должности своего сына Константина.

[31.] А названный герцог Агнелл, имея двух сыновей, одного из них, а именно, Юстиниана, отправил в Константинополь (император, с почётом его приняв, пожаловал ему чин ипата); а другого, то есть Иоанна, возвёл в герцоги. Затем, спустя малое время, Юстиниан, ипат императора, вернулся из Константинополя домой и, скорбя, что его брат возведён на эту должность, пренебрёг явиться во дворец, но вместе со своей женой остановился в церкви святого Севера. И отец, в самом деле, не позволил сыну долго пребывать в досаде и отсутствии, так как сильно его любил. Он отнял должность у Иоанна и, изгнав из отечества, отправил его в ссылку в город Зару. А затем он пожелал во всём угодить своему сыну Юстиниану и сделал своим соправителем не только его самого, но и своего внука Агнелла, сына названного Юстиниана. Потому и вышло, что Иоанн, который жил в ссылке в Заре, скрылся бегством и сперва прибыл в землю славян (Sclaveniam), а затем – в Италию, в город Бергамо (Bergami). Между тем, отец и брат, услышав об этом, отправили послов к императору Людовику 213, умоляя его вернуть сына, который скрылся бегством. Император же, охотно уступая их просьбам, вернул им беглеца; и они без промедления отправили его вместе с супругой в Константинополь.

[32.] В это же время император Лев, который правил империей семь лет, был убит в Константинополе, и императорский престол занял Михаил 214.

[33.] А названный герцог Агнелл отправил с посольством в Константинополь своего внука и тёзку, и тот там умер. Поскольку патриарх Фортунат не хотел постоянно пребывать в своей резиденции, но очень часто ездил во Францию вопреки воле венецианцев, то это сильно не понравилось герцогам, и они согнали его с престола, и поставили на его место Иоанна, аббата [монастыря] святого Сервула.

Около этого времени на острове Оливоло начали строить церковь святого Петра.

[34.] Вышеназванный патриарх Фортунат, лишившись своего престола, согласно тому, что мы сказали, отправился во Францию вместе с греческими послами 215. Пробыв там какое-то время, он скончался. Правил же он церковью в Градо на протяжении 27 лет.

[35.] В это же время некоторые из венецианцев попытались составить заговор против герцогов; двое из них, то есть Иоанн Торнарик и Бон Браданиссо, были повешены возле церкви святого Григория; а Иоанн Монетарий спасся бегством к королю Лотарю 216; но всё, чем он владел, было разграблено: и дом, и имущество.

[36.] Между тем, аббат Иоанн, который был избран на должность епископа Градо, добровольно оставив престол, отправился к церкви святого Илария и вместе с теми монахами, с которыми жил в монастыре святого Сервула, решил с того времени учредить там и иметь на будущее монастырь. Затем престол Градо занял Венерий 217, который был строителем церкви святого Мавра, которая известна в пригороде.

[37.] В 822 году от воплощения Господнего герцог Агнелл, который правил венецианским герцогством 18 лет, умер, оставив герцогское достоинство своему сыну Юстиниану 218.

[38.] В ту же пору император Михаил, послав войско к Сицилии, просил венецианцев о помощи 219, и герцог Юстиниан позаботился отправить ему несколько военных кораблей. Но ни то, ни другое войско не смогло одержать ни одной победы. В это же время Иоанн, сын вышеназванного герцога Агнелла и брат Юстиниана, который жил в ссылке в Константинополе, вернулся в Венецию и при содействии брата – Юстиниана – стал герцогом 220. Они вновь по просьбе императора снарядили войско в Сицилию; но и оно вернулось без победы.

[39.] Когда умер герцог Юстиниан, который 17 лет правил герцогством вместе с отцом, а затем – ещё один год после смерти отца, должность осталась у его брата. Названный Юстиниан был величайшим почитателем церквей; он был также благочестивейшим строителем монастырей святого Захарии и святого Илария. А в последний год своей жизни он сподобился принять тело святейшего евангелиста Марка, доставленное венецианцами из Александрии 221. Почтительно приняв столь драгоценный дар, он распорядился построить в углу своего дворца часовню 222, где бы мог поместить его и хранить; но, пока строилась церковь, которую начал этот господин, последний был застигнут смертью, и до конца её довёл его брат Иоанн.

[40.] Около этого времени посол от славян с острова неретвлян (Narrentis) 223, придя к господину герцогу Иоанну, был крещён им, заключив с ним мир, хотя тот и не очень долго продолжался.

[41.] Между тем, герцог Обелерио, который был осуждён на ссылку в Константинополе, вернулся в Венецию и укрылся в городе Велья (Vigilia) на Курикте (Curidum) 224. Услышав об этом, герцог Иоанн двинул войско, чтобы его схватить. Но войско, после того как долго осаждало указанный город, разделилось, и жители Маламокко перебежали к названному Обелерио. Те же войска, которые сохранили верность своему сеньору, напали на остров Маламокко и полностью его сожгли. Тогда господин герцог Иоанн вновь снарядил войско; лично придя вместе с ним, он взял штурмом город Велью и, захватив Обелерио, приказал отрубить ему голову. Его голову доставили на остров Маламокко и в день Святой субботы повесили на краю [церкви] святого Мартина.

[42.] В это же время церковь святого Петра на Оливоло, которая строилась на протяжении девяти лет, удостоилась освящения.

[43.] В … году от воплощения нашего Искупителя епископы Истрии, которые обычно принимали дар посвящения от патриарха Градо, подчинились митрополиту Аквилейскому, будучи вынуждены силой короля лангобардов.

[44.] Между тем, кое-кто из венецианцев, а именно, трибун Каросо, Виктор и некоторые другие, составив заговор, изгнали из Венеции герцога Иоанна, и Каросо незаконно занял эту должность. Тогда господин герцог Иоанн отправился во Францию к королю Карлу 225; и тот, набожно его приняв, позаботился оказать ему почёт и утешение.

А в следующем году трибун Василий, Иоанн Мартурий и прочие из числа знати – [около] тридцати человек, покинув из верности к герцогу Иоанну отечество, остановились в церкви святого Мартина, которая известна в Местре, в месте, что зовётся Страта, и находились там до тех пор, пока у них не собралось большое количество венецианцев, дабы они могли без всяких препятствий войти в Венецию к опасности для герцога Каросо. Потому и вышло, что, когда однажды названный герцог Каросо беспечно сидел во дворце, названные люди схватили его и, вырвав ему глаза, отправили его в ссылку. Были убиты также его приверженцы, а именно: Деусдедит Грур, Марин Патриций, Доминик Монетарий и Тритул из Градо. После этого они предпочли не ставить никакого герцога, а пока герцога не было, ими на протяжении одного года правили Урс, епископ Оливоло, Василий и трибун Иоанн. Затем, на праздник святого Дмитрия, из Франции вернулся господин герцог Иоанн; и венецианцы, охотно его приняв, позаботились вернуть ему герцогство.

[45.] Доминик, епископ Торчелло, оставив должность епископа, отправился в монастырь, и на его место был поставлен Иоанн.

[46.] Около этого времени, когда венецианцы возвращались по торговым делам из Беневента, они были схвачены неретвлянскими славянами и почти все убиты.

[47.] Господин герцог Иоанн позаботился освятить церковь святейшего евангелиста Марка и достойным образом поместить в ней его блаженное тело.

[48.] Затем некие венецианцы по прозвищу масталлики (Mastallici), спутанные дьявольским наущением, схватили этого Иоанна, когда тот выходил из церкви святого Петра на праздник этого [святого] 226, и, сбрив ему бороду и волосы, велели посвятить его в клирики в городе Градо; там он и прожил до конца своих дней. Правил же он венецианским народом на протяжении семи лет.

[49.] Ему наследовал один благороднейший [муж], по имени Пётр 227, который пожелал иметь товарищем в должности своего сына Иоанна. В третий год своего правления 228 он отправился с военными кораблями на завоевание земли славян. Но, когда он добрался до места, что зовётся двор святого Мартина (sancti Martini curtis), то заключил мир с их князем, по имени Мислав (Muisclavo) 229. Затем, пройдя к островам неретвлян, он точно так же и с Дражко (Drosaico), правителем марианов (Marianorum), заключил договор, хотя тот и не многого стоил; таким образом он после этого вернулся в Венецию. Но там ему не дано было пробыть долго, и он вновь снарядил войско против славянина Лиудита 230; там было убито более сотни венецианцев, и он вернулся без победы.

[50.] Затем, в мае месяце, в шестом часу дня 231, солнце покрылось мраком, и произошло затмение. В ту же пору патриций Феодосий, придя из Константинополя в Венецию, пожаловал герцогу Петру чин спафария и, пробыв там целый год, от имени императора умолял этого герцога не отказать ему в предоставлении войска для войны против сарацин; что герцог не преминул охотно сделать. Затем он постарался как можно быстрее снарядить шестьдесят военных кораблей и направил их к Таренту, где стоял с большим войском Саба, сарацинский князь. Однако, почти все венецианцы были схвачены и убиты множеством сарацин.

[51.] Сарацины, видя, что одержали победу над христианами, понятное дело, не преминули дойти до города Осор (Absarensem) 232 и, опустошив его [и предав] огню в понедельник Пасхи, перешли к городу Анконе; его они точно так же сожгли огнём и увели с собой оттуда много пленных. Затем, плавая туда сюда по широкому морю, они причалили к гавани Адрия 233, которая находится по соседству с Венецией. Когда они поняли, что им ни по какому случаю не взять там добычи, то устремились в обратный путь. После того как они подошли к выходу из Адриатического залива, все корабли венецианцев, которые возвращались из Сицилии и из других мест, были захвачены ими.

На другой год названные сарацины вновь прибыли с огромным войском в залив Кварнер. Венецианцы, подойдя к ним с флотом, яростно напали на них возле места под названием Сусак (Sansagus) 234. Но, в конце концов, обратив тыл, венецианцы отступили побеждёнными. А названные сарацины осмелились также прийти к Риму и ограбить церковь святого Петра 235. Но, когда они подошли к [церкви] святого Павла, то почти все были перебиты римскими гражданами 236.

Около этого времени славяне, придя для завоевания венецианских земель, разграбили только замок Каорле.

[52.] Между тем, Людовик 237, король франков, прибыл в Беневентское княжество 238 и, захватив врага – Абомасала (Abomasale) 239, вернулся со своими людьми в Рим и был таким образом коронован и помазан папой в короли 240.

[53.] Говорят, что тогда же город Рагуза 241 по большей части обрушился из-за натиска моря и сильного порыва ветра. А город Анкона в те дни вновь был разграблен.

[54.] Венерий, патриарх Градо, который занимал епископскую кафедру 24 года и восемь месяцев, умер, и его преемником стал патриарх Виктор 242.

[55.] Не следует обойти вниманием и то, что названные герцоги постарались сделать в то время для защиты своих мест два таких военных судна, каких в Венеции никогда не было прежде; на греческом языке они называются «саландрии» (zalandriae).

[56.] В те дни Урс, епископ Оливольской церкви, который занимал епископский престол 32 года, ушёл из жизни. Ему наследовал епископ Мавр. Говорят, что в том же году 243 в Венеции был такой лёд, какого не видели ни до этого, ни после 244.

Когда умер патриарх Виктор, который управлял церковью в Градо 6 лет, три месяца и четыре дня, на этот престол вступил Виталий.

[57.] В … 245 году от воплощения Господа нашего Иисуса Христа Людовик, король лангобардов, придя вместе со своей женой в место, что зовётся Брондоло, был с почётом принят обоими герцогами в монастыре святого Михаила. Когда они пробыли там три дня, герцог Иоанн ради укрепления уз любви и мира побудил короля воспринять от святой купели его дочь. По совершении этого король вместе с супругой вернулся в Италию, а герцоги – во дворец.

[58.] В это же время племя норманнов осмелилось подойти к Константинополю на 360 кораблях 246. Однако, поскольку они никоим образом не могли нанести ущерба неприступному городу, они храбро перенесли войну в предместье, без всякой жалости убив там очень многих, и таким образом названное племя с победой вернулось восвояси.

[59.] В те же дни Людовику, королю лангобардов, сообщили о кончине Карла 247, короля франков и сына Лотаря; и он поспешил отправиться туда по настоянию франков, и приобрёл их, дабы они пребывали под его властью, и с того времени стал императором двух королевств 248.

[60.] Тогда же умер Мавр, епископ Оливоло, который занимал епископскую должность 10 лет, и его преемником стал епископ Доминик.

Текст переведен по изданиям: Iohannis diaconi chronicon Venetum et Gradense. MGH, SS. Bd. VII. Hannover. 1846; Istoria Veneticorum Iohanni Diaconi. Fonti per la storia dell'Italia medievale: Storici italiani dal Cinquecento al Millecinquecento ad uso delle scuole, 2. Bologna. 1999

© сетевая версия - Strori. 2017
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1846