ДАЛИМИЛ

ХРОНИКА

Эта хроника считается одним из самых знаменитых произведений чешской исторической литературы уже потому, что это первая хроника, написанная на чешском языке. Но в отношении описываемых в ней событий она вполне могла бы послужить продолжением хроники Козьмы Пражского, где древнейшая история излагается более подробно, да и писал Козьма лет на двести раньше. В чем же приоритет Далимиловой хроники? Приоритет в языке. Ведь это самая древняя из чешских хроник, написанных на родном языке, а не на латыни.

Про автора неизвестно ничего, кроме его имени, но даже и оно считается предположительным. В XVI веке Вацлав Гаек предположил, что автором хроники был Далимил Мезиржицкий, каноник из Стара-Болеслава. И хотя впоследствии эта версия так и не была убедительно подтверждена, за хроникой прочно закрепилось название Далимилова. Зато время ее создания определяют достаточно точно: 1310-1314 годы. В Германии в эти годы уже пышно расцветал жанр рифмованной хроники, и автор сразу испробовал свои силы в сравнительно молодом литературном жанре. Следует сказать, что у него получилось ничуть не хуже, чем у немцев, а автору настоящего перевода кажется, что даже и лучше.

Некоторые исследователи считают хронику Далимила не слишком надежным источником. Им она представляется недостаточно информативной, несколько сумбурной и грешащей ошибками и вымыслами. Автор настоящего перевода считает своим долгом решительно заступиться за «Далимила». Во-первых, подлинность и оригинальность самой хроники не вызывают ни малейших сомнений. Во-вторых, исторический источник — это не только имена и даты, но и знакомство с мироощущением и системой ценностей людей давно ушедшей эпохи. И в этом отношении трудно найти другой столь же «современный» нам средневековый источник. Временами хроника Далимила похожа на репортажи военных корреспондентов: полную картину восстановить по ним вряд ли получится, зато у читателя появляется ощущение, что он сам побывал на передовой. К тому же среди авторов подобных «репортажей» трудно найти человека столь же самостоятельно мыслящего и столь же самостоятельно эти мысли излагающего — кстати, на отличном чешском языке. Что касается неточностей и прямых ошибок, то они свидетельствуют как раз о том, что автор пользовался собственной головой, а не тупо компилировал. Несовпадения с «официальным» текстом хроники Козьмы Пражского переводчик считает неоценимым подарком исследователям древнейшей истории Чехии и чешского фольклора. Местами эти несовпадения столь значительны и столь своеобразны, что не могут быть плодами досужего вымысла самого «Далимила», уже не раз демонстрировавшего свой непоколебимый здравый смысл. Эти различия скорее свидетельствуют о знакомстве нашего весьма начитанного автора с другими древнейшими чешскими хрониками, ныне безвозвратно утраченными.

Патриотические и при этом явно антинемецкие настроения автора хроники сразу заметили уже ее первые исследователи. Да и сам «Далимил» совершенно внятно изложил свое кредо в предисловии. Он свободно владел чешским, немецким и латинским языками, но был не слишком силен в теологии и при этом путал пражских епископов. Из этого делают вывод, что сам он вряд ли принадлежал к высшему чешскому духовенству, а, может быть, был и светским лицом. Есть даже версия, что наш автор был комтуром одного из приорств иоаннитов.

Хроника не так уж велика, но и не маленькая: 4500 строк. В чешском издании текст разделен на 103 мини-главы длиной по 30-60 строк, причем внутри каждой «главки» своя нумерация. Поскольку сам автор строки точно не нумеровал, в настоящем переводе сделана попытка изменить нумерацию стихов на сплошную. Это позволяет легче ориентироваться в тексте и упрощает ссылки на него. В частности, именно так пронумерована Старшая Ливонская и многие другие рифмованные хроники той эпохи.

Хроника Далимила сохранилась в довольно большом числе рукописей и не раз была напечатана (начиная с 1620 года). Уже в средние века она была переведена на латынь и на немецкий, причем один немецкий перевод выполнен в прозе, а другой — в стихах. Любопытно, что прежде неизвестный латинский перевод этой хроники (рукопись середины XIV века, богато иллюстрированная цветными рисунками) попал в поле зрения историков только в 2005 году. Чешское правительство выкупило у французов рукопись за 339 000 евро. На русский язык хроника до сих пор не переводилась.


Чешская рифмованная хроника

так называемого Далимила

Прага

1877

Предисловие

I.

        Многие в древних легендах найти
        Правду хотят и мудрость обрести,
        Но свою родную землю не знают
        И свой род во всех грехах обвиняют.
0005 Те, кто желают блага для страны,
        Собственные книги иметь должны,
        Чтобы из них историю своей земли
        Лучше узнать: как и откуда мы пришли.
        Такие книги давно нужны.
0010 Есть потребность у нашей страны,
        Чтобы кто-то умный все рассказал,
        Историю чехов в одно связал.
        Сначала сам я того же желал,
        Поскольку очень многого не знал,
0015 Но на вопросы не хотел отвечать
        Никто, и пришлось самому разгребать.

II.

        Знайте, что хроники трудновато писать,
        Из разных источников крохи собирать.
        Это я ответственно заявляю
0020 Тем, кто хроник никогда не читают.
        Не все описать хорошо получалось
        И очень многое за бортом осталось.
        Свой край я описывать старался,
        До других же редко добирался.
0025 Кое-что я сильно сокращал
        И при этом верный путь терял.

III.

        У старого ксендза в Болеславе найдешь
        Ты эту хронику 1 и сам ее прочтешь.
        О войнах властителей она скажет
0030 И о многом неизвестном расскажет.
        Если Пражскую 2 или Бржевенскую 3 читать
        Летописи, то можно и не убеждать,
        Что в них гораздо меньше сообщается,
        Хотя слов куда больше помещается.
0035 Опатовицкая 4 заблуждается,
        Много говорит, но ошибается.
        Меньше всех люблю Вышеградскую 5,
        Лучше читайте Болеславскую.
        Так что если хочешь все узнать —
0040 Буду тебе в этом помогать.
        Если что сомнительное найдешь там,
        Не думай, что я исказил нарочно.
        Как в источниках проставлено,
        Так все мною и оставлено.

IV.

0045 Речи пустые сколь можно укоротить
        Нужно, и при этом смысл дела изложить,
        Чтобы каждый, кто хочет, мог научиться
        На своем родном языке изъясниться.
        Умный станет умнее от умных речей.
0050 До желаемого нам идти много дней.
        Я хочу попроще рассказать
        И как можно лучше описать
        Славу нашей земли дорогой
        И все происки наших врагов,
0055 Речь в красивые рифмы оправить,
        Ясным глаголом ее прославить.
        И не устыжусь, если мне смело
        Скажут: «Берешься, а не умеешь».
        Я-то в этом хорошо разбираюсь,
0060 Да и язык мой мне очень нравится.
        Это меня к делу побудило,
        Сил прибавило и вдохновило.

I.

Потоп. Разделение языков.

        Когда род людской за свои вины
        От воды, кроме восьмерых 6, сгинул,
0065 Все те, кто живыми остались,
        На восходе солнца поднялись.
        Но и к полудню братья стояли
        И все еще от страха дрожали,
        Боясь нового наводнения
0070 И не веря в свое спасение.
        [А потом их потомки] поселились
        На равнине Сеннаар, где и жили.
        Глупого совета послушались смело
        И задумали смехотворное дело:
0075 «Давайте башню построим такой,
        Чтобы до неба была высотой».
        А когда эту башню воздвигали,
        Из кирпичей ее сооружали,
        При этом смолу вместо извести лили,
0080 Но все на одном языке говорили.
        Богу же эта затея не по душе
        Была, и он им языки перемешал
        Так, что брат брата не понимал.
        Каждый по-своему лопотал.
0085 Все свою работу прекратили,
        Друг от друга себя отделили.
        Каждый свои правила установил,
        Которыми всех от себя отдалил.
        Ныне у всех отдельная страна,
0090 Так теперь и живут все племена.
        Тогда же и сербы совместно с другими,
        Которые в то время греками были,
        У самого моря расположились
        И до самого Рима расплодились.

II.

Праотец Чех. Заселение земли.

0095 На сербском языке та земля
        Носила имя Хорватия 7.
        В этой земле был лех 8,
        Носивший имя Чех.
        Этого мужа столь достойным сочли,
0100 Что его именем страну нарекли.
        Упомянутый Чех имел братьев шесть,
        У которых были и сила, и честь.
        Вместе с ними многие семьи шли
        И как-то ночью в Чехию пришли.
0105 А из своей собственной земли,
        Звавшейся Хорватия, ушли.
        Из леса в лес переходили,
        Стариков на плечах носили.
        И когда долго лесом шли,
0110 То в самую чащу зашли.
        И тогда шести родичам своим
        Молвил Чех: «Беда с поступком моим!
        Из-за меня вы в нужду попали
        Вашим домом эти дебри стали».
0115 И Чех предложил своим людям:
        «Вон к той горе двигаться будем.
        Детям и скотине отдых дадим
        И, может, выберемся из беды».
        А наутро на самой заре
0120 Был Чех сам-седьмой на той горе.
        С нее он всю землю оглядел
        И дальше идти не захотел,
        Сказав: «Земля эта будет наша,
        Я вижу, что здесь полная чаша:
0125 И птиц, и зверей, и рыб — всего полно
        И природой от врагов защищено».
        И как будто все так произошло,
        Что ничего и делать не пришлось:
        С горы Ржип 9 на землю посмотрел —
0130 И горой, и землей завладел.
        Хлеба сначала не имели,
        Только мясо и рыбу ели.
        В первый год поле вскопали,
        На второй уже пахали.
0135 Старшим для себя Чеха избрали,
        А ту землю Чехией назвали.
        Эти люди очень верными были,
        Весь урожай они на всех делили.
        Кому чего недоставало,
0140 У другого, как свое, брал он.
        Один обычай у них плохим
        Был: неверность женщинам своим.
        Их мужчинам одной жены не хватало,
        Много жен имел один муж, а не мало,
0145 Звериный обычай соблюдая,
        Каждый день новый брак заключая.
        А вот судьи ничем не обладали,
        Никогда ничего себе не брали.
        Если какие вопросы возникали,
0150 Они советовались со стариками,
        Чтобы справедливо поступить.
        И правое дело защитить.
        Хотя многие годы с тех пор пронеслись,
        Люди от тех обычаев не отреклись.

III.

Крок. Либуше.

0155 После этого минул немалый срок
        И родился там муж, по имени Крок.
        В той земле он всех судил
        И мудрости их учил.
        А когда этот Крок ушел к Нави 10,
0160 Трех мудрых дочерей он оставил.
        Их звали Кази, Тэтка и Либуше.
        Вот о третьей дочери и послушай.
        Кази жила в Казине,
        Тэтка жила в Тетине,
0165 А Либуше пророчицей была,
        Всю [тамошнюю] землю судила.
        Раз судить двух мужей ей пришлось,
        Которым повздорить довелось.
        Либуше дело разобрала
0170 И неправого указала.
        Виновный стал Либуше бранить,
        Крича: «Бабы нас будут судить!
        Они лучше умеют иголкой махать,
        Чем серьезные решения принимать.
0175 Проку ни в чем и далее не будет,
        Если в стране у нас женщины судят».
        И продолжал он всех женщин ругать,
        Чего не желаю я повторять.
        Либуше, слыша эти слова,
0180 В ответ и бровью не повела,
        Ничего ему не сказала,
        Но потом вальный сейм созвала.
        Когда люди явились на сейм
        И предстали пред Либуше все,
0185 Она стала их горько упрекать
        За позор, что пришлось ей испытать.
        Все граждане очень возмущались,
        Что над их госпожой насмеялись.
        Подняли из праха, утешали,
0190 Остаться у власти убеждали
        И просили ее единогласно.
        «Я на все это больше не согласна!
        Видно, правду молвят эти люди:
        Пускай мужчины отныне судят,
0195 Чтобы жены их не судили
        И, не дай бог, не оскорбили.
        Раз вы не желаете женщину принять,
        Хочу своему мужу дела передать
        И прошу у вас лишь одного:
0200 Сами выберите мне его.
        Но где нам князя отыскать поближе?
        У нас я подходящего не вижу».

IV.

Пророчества Либуше.

        И еще Либуше людям сказала:
        «Раньше я не все про вас понимала.
0205 Глупцы вы: людьми вы свободными были
        И сами свободу свою упустили.
        Видно, везде плохие люди живут,
        Которые злом за добро воздают.
        Обычай 11 каждого из вас защищает,
0210 Этого только дурак не понимает.
        Без обычаев вам добра не нажить,
        Если каждый своим умом начнет жить.
        Но я оскорбления ваши прощаю
        И дать вам хороший совет я желаю.
0215 Лучше бы вам было меня потерпеть,
        Чем строгого сильного князя иметь.
        Женская рука не сильно бьет,
        Мужская вам рану нанесет.
        Когда за железным престолом 12 придет
0220 Ваш князь — вот тогда мне поверит народ.
        А чужеземец править вами возьмется —
        Вашему языку не сладко придется.
        Если в стране вашей правит чужак,
        Это обидно всем знатным мужам.
0225 Каждый царствует с друзьями своими,
        Умные люди не дружат с чужими.
        Вас он будет во всем обвинять,
        Ваше добро своим раздавать.
        Честь хотите сберечь и страну прославить?
0230 Не дай Бог чужак будет чехами править!
        Вот чему вас женщина учит: право,
        Где один язык, там народу слава».
        Такой дала им Либуше ответ,
        А еще и другой дала совет:
0235 «Я подскажу вам, куда сейчас идти,
        И как моего суженого найти,
        Который господином наших людей
        Станет. Идите за лошадью моей
        К тому месту, где вода течет.
0240 Того, к кому она приведет,
        Сажайте на коня без долгих споров
        И ведите на сейм без разговоров 13.
        Если все, как я говорю, устроите —
        На тысячу лет землю успокоите».
0245 Посланцы на поиски жениха пустились,
        Оседланного коня без узды пустили.

V.

Посланцы находят Пржемысла.

        Паны же на конях поехали,
        До реки Билины доехали.
        Возле той реки конь уставать
0250 Стал, на одну ногу припадать.
        Видят: пашет там муж великий 14,
        Обернув свои ноги лыком.
        К этому мужу конь и подскочил,
        Будто тот за узду его схватил.
0255 Конь, как вкопанный, рядом с мужем стал —
        Ту деревню народ Стадице прозвал.
        Паны имя мужика спросили,
        Он им Пржемыслом 15 назвался. Были
        Те готовы с собой его взять
0260 И начали друг друга толкать.
        Но лишь коснулись его рукой,
        Пржемысл в землю воткнул посох свой
        И сказал им: «Жаль, что вы так рано пришли!
        Если б вы только что от Либуше ушли,
0265 Все, что можно глазом охватить,
        Я успел бы хлебом засадить.
        Но тут вы меня за руку взяли
        И мне в моем деле помешали.
        А теперь пускай нас народ рассудит:
0270 Будет урожай, но и голод будет».
        Пржемысл свою плетеную мошну достал,
        Сыр вынимал, каравай хлеба нарезал.
        На лемехе 16 все разложив, стал есть,
        Панов пригласил рядом с собой сесть.
0275 Паны дружно всей толпой закусили,
        Про речи Либуше поговорили
        И спрашивали Пржемысла любезно:
        Почему он любит есть на железе?
        А Пржемысл на этот вопрос отвечал им:
0280 «Скажу вам то же, что Либуше сказала:
        Раз вы женщину не захотели признать,
        Будете род мой железной метлою звать».
        И когда Пржемысл уже поел,
        Один пан на посохе 17 узрел
0285 Быстро выросшие пять побегов,
        На которых росли пять орехов.
        Четыре быстро засохли под солнцем,
        А пятый был жив и сильно разросся.

VI.

Пророчество Пржемысла.

        Когда паны чудо увидали,
0290 Прежемысла они спрашивать стали,
        В чем смысл подобного знамения,
        Ветви засохшей воскрешения.
        Пржемысл отвечал им на это:
        «На вопросы дам я ответы.
0295 Высохший посох — указание
        На мое крестьянское звание.
        А та ветвь, что там буйно расцветала,
        Как вам Либуше это и сказала,
        Знак того, что мой крестьянский род
0300 Королями сделает народ.
        Пять побегов пышно расцветут,
        Они на княжение взойдут.
        Мою ветку пятой следует считать.
        Но первым четырем вскоре погибать,
0305 А пятая ветвь будет дальше цвести,
        Прекрасный плод она должна принести.
        В будущем все так и произойдет,
        Когда время для этого придет.
        Внук за деда отомстит своего.
0310 Худо придется убийцам его!» 18.
        Сказав это, с крестьянством 19 распрощался,
        Ко двору Либуше ехать собрался.

VII.

Брак Либуше и Пржемысла. Основание Праги.

        Либуше, когда к ней привели его,
        Приняла его как мужа своего.
0315 Пржемысла большими дарами почтили,
        Паны князем своим его учинили.
        Пржемысл был мудр и много о людях думал,
        Он с Либуше земское право 20 придумал.
        А Либуше ему: «Вот что я скажу:
0320 Давай я тебя в одно место свожу.
        Оно на весь мир прогремит,
        Как солнце его осветит.
        Запомните мои слова: счастливо
        Вырастут две золотые оливы.
0325 Первую Вацлавом назовут,
        А второй имя Войтех 21 дадут.
        И оба они от времени своего
        Прославятся 22 до царствия небесного.
        Они страну свою будут прославлять
0330 И, уже погребенные, защищать.
        Постройте город, вот что я вам скажу,
        На месте, которое я укажу,
        У Влтавы под Петржином,
        Где плотник со своим сыном
0335 Строит себе дом, и у его порога
        На том месте будет большая дорога.
        Чтобы князья и короли,
        Люди сильные, будто львы,
        У порога 23 головы склоняли
0340 И здравицы бы провозглашали
        Городу, что я Прагою назвала.
        Да будет вечно честь ему и хвала!»

VIII.

Смерть Либуше. Замыслы Власты.

        Когда умерла пророчица Либуше,
        Погребли её в деревне Либице.
0345 После этого стали мужи ворчать,
        Смехотворные порядки отвергать:
        Не такого, мол, права хотели,
        Чтобы женщины страной владели.
        Собрались мужи и совет держали,
0350 Сами себе ставить грады желали.
        А девы град Девин возвели
        И Власту княгиней нарекли.
        И та ко всем девам разослала послов:
        «Прижмите-ка этих бородатых козлов».
0355 Тогда обычаи языческие были:
        Мужчины длинные бороды носили.
        Власта сказала: «Какую могут иметь
        Силу они? Разве что песни на ночь петь!
        Вот когда мы этих мужчин победим,
0360 Что захотим, то с ними и учиним».
        Многих девушек Власта к себе привлекла,
        Шесть сотен их она в Девине собрала.
        Как голуби летят из своих закутков,
        Так и девки бежали от своих отцов.
0365 Мужья против этого возражали,
        Отцы дочерей даже и бивали.
        Видеть им это было странно, но
        Иногда казалось даже смешно:
        Верхом на коне дева скачет, причём на ходу
0370 Другого коня ведёт за собой на поводу.
        Но потом от смешков немудрящих
        Дошло и до беды настоящей.
        Вместо того, чтобы словом зло погасить,
        Великому злу дали расцвести и быть.
0375 Потому что все люди позабыли,
        Что мудрецы когда-то говорили:
        «Кто хочет дома спокойно поспать,
        Не должен с горячим углём играть.
        От уголька часто пожары бывают,
0380 Если есть дрова, а огонь раздувают».
        Мужчины решили словами убеждать
        И войска для всех этих дел не собирать,
        Сказав Пржемыслу: «Не бойся, мы справимся».
        Пржемысл отвечал: «Мне это не нравится.
0385 Видел я во сне, что девки кровь лакают
        И по всей земле, как фурии, летают 24.
        Из-за этого сна я стал войны бояться».
        Паны над этим сном предпочли посмеяться.

IX.

Власта организует своё войско.

        Когда девы с отцами расстались
0390 И все вместе в Девине собрались,
        Отвергнув тех, кто их жизни смогли дать им,
        Такие слова сёстры сказали братьям:
        «Мы ничем не обязаны вам, лишь себе.
        Каждый заботится сам о своей судьбе».
0395 Чтобы каждая её веру приняла,
        Власта в питье им такое зелье дала 25,
        Чтобы все привязанности позабыли,
        Чтобы жестокими и умными были.
        На три части их разделила,
0400 Власть свою с ними поделила.
        Затем мудрейшим город поручила
        И в совете заседать их учила:
        «Кто научится в раде заседать,
        Сумеет любые дела решать».
0405 Красивым велела красоту блюсти
        И хитрые речи учиться плести:
        «Этим можно мужчин обольщать
        Там, где силы будет не хватать».
        Третьим велела с луками скакать
0410 И всех мужчин, как собак, убивать.

X.

Девичья война.

        Когда девушкам привычно стало
        На конях скакать, время настало
        Им всю чешскую землю пленять,
        И мужчин всех подряд убивать.
0415 Странно, как девичьи сердца переменились:
        От ненависти они в камень обратились.
        Больше они не стирали и не шили,
        Дети своим отцам всё время грубили.
        Князь Пржемысл примечал, что худо выходит.
0420 Мужья не понимали, что происходит:
        [Новых] одежд давно не надевали 26,
        На их конях девицы разъезжали.
        Мужчины решили всех своих собрать
        И вместе отправиться Девин брать,
0425 Считая, что девушки их не ожидают
        И со страху обмочатся 27, когда узнают.
        Пржемысл не захотел с ними идти,
        Говоря: «Мой род не хочет беды.
        Неясно, удастся ли вам девиц разбить,
0430 Запросто можете сами побиты быть.
        Если меня в первом же бою убьют,
        То потом весь мой род враги перебьют.
        Поэтому не хочу за это браться
        И вам не советую с ними сражаться».
0435 Но мужчины его советам не вняли,
        Против его воли на Девин напали.
        На Боище 28 за Вышеградом стояли;
        Девушек, увидев их град, осмеяли:
        Мол, девки как раз хорошо созрели.
0440 Девушки тоже собраться успели.
        Всё как следует обсудивши
        И в вере своей утвердившись,
        Пошли с Властой; впереди сильнейших
        Поставили, а в центре умнейших.
0445 Когда они на поле стояли
        И уже сражаться собирались,
        С копьём и в доспехах Власта выезжала
        На коне и такие слова сказала:
        «Девушки, создания благородные!
0450 Нет на целом свете вас благороднее!
        Вот и держитесь благородства своего,
        А то не услышите слова доброго.
        Придётся нам усилия приложить
        Чтобы вечный покой себе заслужить,
0455 И придётся ещё немного потерпеть,
        Чтобы память и вечную славу иметь.
        Мы мужчинами будем повелевать,
        А когда захотим, будем убивать.
        Как амазонки, будем гарцевать,
0460 Мужики же у нас будут пахать.
        Сами будем всем править в своём краю.
        Та царица, что с Киром сошлась в бою,
        Цезаря Кира наголову разбила,
        Пленила и в крови его утопила
0465 Со словами: «Ты хотел крови — пей! 29
        Больше на свете не будет людей!».
        С самим Александром успешно сражались
        И с другими царями отважно дрались,
        Великую славу обрели и честь
0470 Амазонки за воинскую доблесть.
        Это и вам, пани, предстоит учинить.
        Неужели бородачей нам не побить?
        Благородным девам не трудно бить холопов
        И мужиков держать лишь для грязной работы.
0475 Чтобы покой себе обеспечить, наконец,
        Каждого бейте как пса, будь он брат иль отец.
        Лучше, славно погибнув, на поле остаться,
        Чем бородатому холопу в плен сдаваться.
        А если какая из вас захочет бежать,
0480 Нашей подругой ей больше уже не бывать;
        Если кому её случится поймать,
        Жалкой смерти её следует предать.
        Если же одна из вас в плен будет взята -
        У меня полно Либушиного злата,
0485 Чтобы его на выкуп потратить.
        Я для вас всё готова истратить».
        А как от речи к делу переходили,
        Сразу же всех мужей с того места сбили.
        С великой яростью напали,
0490 Половецким криком кричали,
        Девы мужей стрелами осыпали,
        Острыми копьями насквозь пронзали.
        Ещё прежде, чем Власта своих догнала,
        Семерых лучших копьём поубивала.
0495 Млада, Ходка и Сватава,
        Климка, Врачка и Частава
        Храбро близ своей княгини сражались,
        Их подружки рядом с ними держались.
        Мужчинам было не до смеха, ибо знали,
0500 Что из них уже сотни три поубивали.
        А если бы рядом не было лесов,
        Может, и никто бы живым не ушёл.
        В сторону Власты больше не ходили:
        Не хотели, чтобы их оскопили.


Комментарии

1. Уникальный случай: местонахождение рукописи указывается в самом тексте хроники. Возможно, в то время это был единственный экземпляр. Напомним, что книгопечатание изобрели лишь через полтораста лет.

2. Пражская летопись — вероятно, хроника Козьмы Пражского.

3. Бржевенская летопись — так называемая «Хроника Сазавского монаха».

4. Опатовицкая летопись — вероятно, летописный свод, который историки именуют «Вторые продолжатели Козьмы».

5. Вышеградская летопись — «Хроника Вышеградского каноника».

6. Имеются в виду Ной и его дети (Сим, Хам и Иафет), а также жены всех четверых. См.: Бытие 8:18.

7. В оригинале: Charvaty.

8. В каком значении здесь употреблено слово lech, можно только гадать. Приводим отрывок из Великопольской хроники, с источниками которой наш автор был, несомненно, знаком. Родились три брата, сыновья Пана, владыки паннонцев: первенец имел имя Лех, второй — Рус, третий — Чех. Эти трое, умножась в роде, владели тремя королевствами; из них наивысшей властью всегда обладали лехиты. См.: «Великая хроника» о Польше, Руси и их соседях XI-XIII вв. М., 1987. Стр. 52.

9. Гора Ржип (Rip) высотой 459 метров находится в северо-восточной Чехии между реками Огрже и Лава.

10. Слово Навь в словаре Даля всегда ассоциируется с загробным миром: мертвый, покойник, усопший и т.п.

11. В оригинале: obec

12. В оригинале: za zeleznym stolcem.

13. У Козьмы Пражского поиски своего будущего супруга Либуше обставляет массой подробных указаний, которые наш автор опускает и вообще сильно сокращает весь рассказ Козьмы, что и обещал нам в предисловии. См.: Козьма Пражский. Чешская хроника. М., 1962. Стр. 41.

14. В смысле крупный, огромного роста.

15. У Козьмы Пражского имя пахаря (Пржемысл) и название деревни (Стадице) Либуше сообщает своим посланцам еще до того, как отправляет их на поиски.

16. Чешское слово radlice означает сошник, лемех (плуга). В хронике Козьмы Пражского плуг не фигурирует, а вместо стола Пржемысл использует свою плетеную суму, поверх которой кладет грубое полотенце.

17. В оригинале otka, что означает деревянную рукоять плуга. Именно ее Пржемысл и воткнул в землю.

18. У Козьмы Пражского пророчество Пржемысла заметно отличается от варианта Далимила. Побегов на посохе там не пять, а три, а про деда и внука у Козьмы вообще ничего нет. Алоиз Ирасек в своих «Старинных чешских сказаниях» в целом придерживался версии Козьмы, но при этом уделил большое внимание и железному лемеху, про который пишет только Далимил. См.: Козьма Пражский. Чешская хроника. М., 1962. Стр. 43.

19. Речь идет о роде занятий и сословии, а отнюдь не о соседях.

20. То есть дал стране законы.

21. Имеются в виду святые покровители Чехии: святой Вацлав и святой Войтех (Адальберт).

22. В оригинале: vendeta. В чешском языке такого слова нет. В латинском языке слово vendito означает «продавать», «расхваливать». Но «прославлять» тоже годится.

23. В оригинале: proti prahu. Чешское слово prah означает «порог». От него многие исследователи и производят слово «Прага». Город был основан у водопада, который речка Брусница образовывала у Оленьего рва. Пригород Варшавы тоже называется Прага и произошло это название именно от порога, существовавшего в этом месте на Висле. См.: Козьма Пражский. Чешская хроника. М., 1962. Стр. 45, 252-253.

24. В оригинале: dievku krev lociuce a po vsiej zemi jako vzteklu behajuce.

25. В оригинале: Vlasta jim da v pitiu smieru.

26. Прядение ткани и шитьё одежды издавна считались чисто женскими обязанностями.

27. В оригинале: dievky mechyrem zahnali.

28. Смотри примечание 85 к части второй.

29. Примечательно, что не только Козьма Пражский, но и Алоиз Ирасек не упоминают ни о Кире, ни об Александре Македонском, ни об амазонках. Наш автор был очень начитанным человеком. См.: Геродот. История. Л.,1972. Стр. 79.

Текст переведен по изданию: Rymovana kronika ceska tak receneho Dalimila. Praga. 1877

© сетевая версия - Тhietmar. 2021-2022
© перевод с чешск. комментарии - Игнатьев А. 2021-2022
© дизайн - Войтехович А. 2001