Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

САЗАВСКИЙ МОНАХ

ПРОДОЛЖЕНИЕ КОЗЬМЫ ПРАЖСКОГО

MONACHI SAZAVENSIS CONTINUATIO COSMAE

О хронике святого Иеронима и сложении лет.

Блаженный Иероним 1 в хронике, которую составил собственными руками, упоминает таким образом: От Адама до потопа было 2242 года. От потопа до Авраама – 942 года. От Авраама до Рождества Господнего – 2015 лет. В общей сумме насчитывается 5199 лет. Годы от воплощения Господнего:

932 г. В этом году король Генрих 2 подчинил ободритов.

958 г. Знак креста появился на одеждах людей, тем, кто над ним посмеялся, причинив смерть, а тем, кто почтил его набожно и благочестиво, не сделав ничего дурного.

960 г. В этом году к королю Оттону 3 пришли послы народа Руси и умоляли его, чтобы он отправил к ним кого-либо из своих епископов, кто показал бы им путь истины, и признались, что они хотят уйти от языческих обрядов и принять христианское имя и веру. И тот согласился с их просьбой и отправил епископа Адальберта 4, по вере католика. Но они во всём солгали, как впоследствии доказал исход дела, ибо названный епископ не избежал смертельной опасности от их козней.

962 г. Умер Туто 5, епископ Регенсбургской церкви.

963 г. В Риме, в церкви святого апостола Петра, состоялся великий собор, на котором председательствовал император август Оттон вместе с большим количеством епископов, аббатов, монахов, приоров, клириков; папа Бенедикт 6 был свергнут там с апостольского престола, поручен епископу Адальдагу 7, уведён в Саксонию и там окончил жизнь. В этом же году войско императора Оттона поразил мор.

972 г. Святой Ульрих 8, епископ Аугсбургской церкви, ушёл из этого мира 4 июля, и святой Вольфганг 9, епископ Регенсбургский, похоронил его тело.

973 г. Оттон, первый немецкий император, благочестивый муж – увы! о ужас! – умер 7 мая, и ему наследовал его сын Оттон 10.

975 г. Зима крайне суровая и чересчур длинная. А 15 мая вновь выпал обильный снег и покрыл землю.

В этом же году умер архиепископ Рудберт 11; ему наследовал Виллигиз 12.

985 г. Саксы вторглись в землю славян; на помощь им пришёл с большим войском князь Мешко 13, и они поджогами и резнёй опустошили всю землю славян.

986 г. Король Оттон 14, ещё ребёнок, с большим войском саксов пришёл в землю славян, и они опустошили её многочисленными поджогами и резнёй.

987 г. В этом же году саксы вновь вторглись в землю славян, и, в конце концов, славяне подчинились власти короля, и крепости на реке Эльбе вновь были восстановлены. Сильный ветер повалил множество зданий.

988 г. В этом году чрезмерный летний зной погубил почти все плоды, и за этим вскоре последовал сильный мор среди людей.

989 г. В этом же году появилась комета, за которой последовал сильнейший мор среди людей и скота, особенно, среди быков.

990 г. Солнечное затмение произошло 21 октября, в пятом часу дня. В этом же году святой Адальберт 15, епископ святой Пражской церкви, стал монахом в Риме в монастыре святого исповедника Алексея и святого Бонифация, в то время как аббат не знал, кто он. В этом же году был разрушен Нимч 16.

995 г. Они были погребены в церкви святого мученика Бонифация 10 октября 17.

В 996 году от воплощения Господнего, 23 апреля, святой Адальберт, второй чешский епископ из города Праги, был увенчан пруссами славным мученичеством; ему наследовал Тиддаг 18.

998 г. В этом же году, в июле месяце, ужасное землетрясение произошло по всей Саксонии, и два огненных камня упали при ударе грома: один – в городе Магдебурге, другой – за рекой Эльбой.

999 г. В этом же году умер папа Бруно 19, который по римскому обычаю звался Григорием.

1000 г. А цезарь Оттон, перед тем как прийти на родину, со смиренной набожностью отправился в Польшу к святому Адальберту, епископу и мученику, недавно увенчанному Христом, и смиренно просил о его заступничестве, и там с величайшей готовностью был принят славянским князем Болеславом 20 и услужливо почтён дарами различной ценности. Затем император Оттон вернулся на родину и торжественно, с должным почтением провёл день Воскресения Господнего в городе Кведлинбурге.

1001 г. Польский князь Мешко овладел городом Прагой.

О начале Сазавского монастыря.

В этом месте представляется целесообразным не обойти молчанием то, как по милости божественного промысла был основан Сазавский монастырь, при каких князьях и каким образом он из скромного начала разросся по воле Божьей до такого великолепия, какое можно увидеть сегодня, чтобы и в этом, как и в прочих делах Его милости, величие божественной доброты было восхвалено всеми верующими. Так вот, во время названного князя Ульриха 21, мужа блистательного в богослужении, жил пустынник по имени Прокопий, родом чех из деревни Хотунь 22, хорошо знавший славянскую письменность, изобретённую некогда и канонически установленную святейшим епископом Кириллом; выдающийся священник в миру, он, совершая достойные жизни и священные таинства, впоследствии был украшен шапкой монашеского сана, и нерушимо пребывал в залоге веры один на один с Богом. Ибо он, горя всем пылом своей души, ради любви к Иисусу Христу презрел нечестивую суетность этого мира, отрёкся от дома, жены, полей, родичей и друзей, более того, от самого себя, распрощался с обманчивым миром и его жалкими соблазнами и, бежав от его беспорядочной круговерти, обратился к уединению пустыни; защищённый небесным оружием, он расположился на выступе одной заброшенной пещеры 23, в которой, как говорят, обитала тысяча демонов, и там, воздвигнув против псов пороков, напора духовных беззаконий и стрел внушений оплоты добродетелей, какими только мог себя защитить, начал мужественно сражаться, молитвами, бдениями и постами разбивая их о камень, который есть Христос. Итак, в то время как он, избавленный в любезной ему пустыни от катастроф мирских бурь и скрытый от всех, долгое время неустанно сражался за Бога, милостивый промысел Божий не захотел скрывать расположенный на горе город и прятать свечу под сосудом 24, но пожелал, чтобы она открыто светила во славу и в похвалу Его имени в пример многим верующим. Ибо по воле небесной милости, в то время как этот князь по своему обыкновению пришёл, однажды, поохотиться в это место, которое он избрал главным образом для охоты, и, занимаясь охотой, преследовал одного из множества оленей, бежавшего в глубины чащи, до самой вершины названной пещеры, то обнаружил в убогой хижине Прокопия, мужа, который в монашеской рясе вёл жизнь отшельника. Итак, сперва он [удивился] необычайности этого дела, а затем, сбавив тон княжеской властности, с душевной бодростью и сладкой приветливостью слов по порядку расспросил обо всём: кто он и из каких краёв пришёл, и по какой причине такой славный и столь незаурядный муж решил поселиться в этой пустоши. Прокопий, коротко и смиренно отвечая на его вопросы, по порядку изложил всю правду о том, как было дело, и, наконец, добавил, что он из любви к Богу и в надежде на небесное воздаяние решительно отрёкся от мира и, если будет угодно Богу, желает упорствовать в этой пустоши до самого конца.

Итак, мудрый в Господе князь, изумляясь столь высокому намерению этого мужа и внимательно глядя на лицо, проникнутое благодатью святой веры, воздел обе руки к небу и, проливая слёзы, благословил Бога, а затем твёрдо вверил себя его молитвам, принял его в духовные отцы и, оказав щедрой рукой помощь, радостный вернулся к стоянке воинов. Итак, с тех пор по воле небесной милости слава о его добродетелях настолько выросла, распространившись в многочисленных слухах по всем местам вширь и вдаль, что люди этой провинции толпами жертвовали подарки ввиду его доброй славы и смиренно вверяли себя его молитвам. Полный горячей любви, наделённый искренним гостеприимством, надлежащим образом украшенный святой мудростью, чистый непорочностью, осмотрительный милосердием смирения, славный умеренностью, исполненный обилия ревностной веры, он, как земной дождь, льющийся в подходящее время, орошал сердца слушателей словом святой проповеди и с большой пользой преображал умы лемехом своего учения. Наконец, бедных он принимал с такой милостивой щедростью, внушённой ему свыше, и оказывал им служение с таким благосклонным и радостным попечением, как если бы то был самым очевидным образом сам Христос, что нищие и голодные всей округи кормились его стараниями. К нему спешило множество верующих, страстно желавших отречься от мирских богатств и оставаться с ним до конца, и он любезно принимал их и привечал, как курица своих цыплят у себя под крылом. Итак, по прошествии короткого промежутка времени счастливый отец Прокопий, собрав какие мог средства, заложил во имя Господа фундамент и построил базилику в честь Пресвятой Богородицы Марии и святого Иоанна Крестителя, и привлёк некоторых братьев набожной жизни и нравов, и велел им, жившим в духовном согласии и близкой по духу монашеской любви, совершать божественные таинства и управляться по примеру благодетельного отца Бенедикта, а сам стал малым среди малых. Сколь мудрым и действенным было усердие его духа, а также прилежание и попечение, с какой нежной любовью он относился к братьям, не в состоянии по достоинству описать никакое красноречие. Итак, названный князь и придворная знать взяли себе в привычку называть его отцом и старались также подобающим образом любить его и почитать, как отца. Поэтому князь, проведя совещание с наиболее прозорливыми и мудрыми из своих вельмож, решил возвести его в должность аббата; кое-что, нужное для монастырского обихода, он надлежащим образом раздобыл, а кое-что обещал и, в конце концов, как подобает, исполнил. Но тот, боясь возвышаться над остальными, с величайшим упорством кротости и смирения наотрез отказывался, говоря, что он человек неопытный и недостойный, и не сможет оказать подданным услугу послушания, приводя в качестве свидетеля обзора своей души Бога, который один знает все тайны.

Между тем, когда благочестивой памяти князь Ульрих ушёл из этого мира, власть в государстве получил его сын Бржетислав 25, муж во всех отношениях любивший обряды божественной веры; дело, которое его отец оставил незавершённым, он со всем усердием ума решил довести до конца. Ибо он, услышав о святой славе блаженного мужа, вместе со своими вельможами возрадовался великой радостью больше, чем то можно представить, и, рассыпаясь в поздравлениях, вверил себя его молитвам и, отведя его в сторону, начал уговаривать принять звание аббата; затем, уже во второй раз, он обратился к нему с уговорами в присутствии всех придворных чинов, говоря, что он волей неволей должен принять управление пастырского попечения. Однако, муж Божий, проявляя своё обычное упорство, заявлял, что он этого совершенно не достоин, и его никак не удавалось заставить согласиться с князем. Но разве может кто-нибудь противиться Божьему промыслу? Побеждённый всей страстностью просьб, а также любовным увещеванием и обходительностью вельмож, он насильно был поставлен аббатом. Итак, совершив торжественное возведение в сан, князь Бржетислав первым делом закрепил княжеской властью тот дар, который его отец сделал этому отцу ещё до получения аббатства, а именно, реку Амилобус 26, протекавшую внизу [от Милобуц] 27 до самой пещеры, которая зовётся в народе Закольницей, с лугами и лежащим вокруг лесом; затем, не желая, чтобы отцовские установления были отменены, если наследники вдруг нагрянут и замыслят незаконно присвоить себе этот дар, сам подал иск, сам разрешил тяжбу и вновь подарил отцу Прокопию все выгоды от вод и леса в названных границах, а поля и луга, прилегавшие с обеих сторон, при свидетельстве и подтверждении своего сына Вратислава 28 выкупил за 600 денариев и вновь закрепил за аббатом Прокопием при указанных в грамоте и законных свидетелях. Наконец, он также из собственной щедрости ради спасения своей души передал этому аббату и его преемникам в вечное владение землю, которая находится рядом, вплоть до леса Стрновник, а также деревню Скрамник 29, один пруд и деревянную пристройку для ловли рыбы, приобретённую за сто денариев.

Итак, став аббатом в результате столь удачного стечения обстоятельств, он не вознёсся над самим собой, но укрепился ещё более прочной крепостью добродетелей, утвердился стойким превосходством смирения и любви, был весел и постоянен в чувстве благожелательности, так что его подданные питали к нему скорее любовь, нежели страх, и он не переставал как открыто, так и наедине давать им спасительные увещевания и многие наставления, украшенные примерами древних. Ибо в его время не было недостатка в изобилии всех вещей, которое, однако, поддерживалось трудом его рук, и он помогал бедным в их нужде, проявлял заботу обо всех, кто оказался в печали, и укреплял их, как мудрый врач больных, отеческим противоядием и утешением. В то время как он вёл столь блаженную и славную жизнь, он словно солнце сиял в храме Божьем признаками добродетелей вплоть до окончания своей жизни, и даже славился по внушению Святого Духа таинством пророчества, предвидя будущее. Так, благодаря откровению божественной милости он предвидел свою кончину за два дня до её наступления и, призвав племянника Вита, человека доброго характера, и своего сына Эммерама, мужа благочестивых дарований, по порядку изложил им будущее, как впоследствии подтвердил исход дела, и, рыдая, сказал такие знаменательные слова: «Дорогие мои сыночки, которых я воспитывал как курица цыплят, знайте, что пришло время моего разрешения. На третий день я с согласия Господнего уйду из шатра этой плоти, препоручив вас Богу; но да будет известно вашей осмотрительности, что после моей кончины вы будете потрясены бурным многообразием лишений, будете страдать от пагубного несчастья гонений, и целых шесть лет будете изгнанниками в чужой земле, а это место будет передано властной рукой князя во власть чужаков. Вы же, возлюбленные сыночки, не отпадайте от веры, но укрепляйте ваших братьев, с пользой восхваляйте Бога, благословляйте Его в удачах, смиренно молите в неудачах, благодарите в радостях, жалуйтесь в печалях, и вы, в конце концов, будете утешены величием Его любви. Ибо по прошествии шести лет вашего изгнания Он смилуется, и вернёт вам состояние покоя, и по праву накажет ваших гонителей, и приведёт вас в гавань утешения. Ибо когда умрёт нынешний благочестивый князь Бржетислав, ему наследует Спитигнев 30, который будет вас преследовать; по его смерти управление Чешским государством примет Вратислав, муж богобоязненный и благожелательный. Он выведет вас из изгнания, и даст вам Иисус Христос, Господь наш, мир и душевное спокойствие в этом месте во все дни вашей жизни. Аминь». И вот, на исходе следующего дня, в то время как он, канонически завершив вечернюю службу и комплеторий, сидел на кровати, его поразило сильнейшее недомогание; но и в минуту смерти, испуская последний вздох, он, протянув руку, не переставал мужественно разить исконного врага мечом молитвы. Он тут же велел явиться братьям и, поскольку те впали в скорбное уныние и безутешное рыдание, укрепил их наставлением отеческого утешения и, увещевая, отошёл из своего тела, от несчастий этого мира к Господу, от служения к царству, от труда к покою, от смерти к жизни вечной, при заступничестве Господа нашего Иисуса Христа, который жив в совершенстве Троицы, и да славится единый Бог во веки вечные. Аминь. Блаженный аббат Прокопий благополучно окончил течение своей жизни в Господе в 1053 году от воплощения Господнего, а именно, 25 марта этого года; в присутствии Севера 31, епископа Пражского, он был почтительно погребён в церкви Пресвятой Богородицы Марии, которую он сам построил.

Итак, после смерти блаженнейшего отца Прокопия дружная община по собственной воле избрала из своей среды Вита, его племянника, который был избран без хитрости и поставлен без подкупа; это был достойный в светских и духовных делах муж, враг этого мира, человек славного послушания, неусыпной мудрости, внушающей почтение внешности, приятный в беседе, отходчивый благодаря кротости. Когда он с пользой пребывал в должности аббата, князь Бржетислав в последний раз попрощался с миром, и вместо него бразды правления монархией принял Спитигнев. В это время пророчество святого отца Прокопия исполнилось в полной мере. Ибо по наущению дьявольской ненависти многие завистники, составив ядовитые и клеветнические измышления, начали строить козни против аббата Вита и его братьев при княжеском дворе и, забивая уши князя искусно выдуманной ложью, осыпать их всяческими поношениями, а именно, говоря, будто из-за славянской письменности они запутались и явно впали в еретическое и лицемерное учение; и постоянно уверяли, что было бы, мол, вполне пристойно изгнать их по этой причине и поставить на их место аббата и братьев латинского обряда. О зависть, о неописуемая злобная ревность! О проклятая зависть, о собранная отовсюду злоба, о неугасимый огонь! Но воистину, как моль съедает одежду, так тот, кто к ней ревнует, делает более славным того, кому завидует. Итак, аббат Вит, взяв своих братьев, которых примиряло единство любви, отправился на чужбину в землю гуннов 32. Теперь мы считаем стоящим в немногих словах, и притом в виде правдивого рассказа, передать памяти и любви верующих одно из многих чудес этого святого мужа, которое величие нашего Господа соизволило явить благодаря его заслугам после его смерти. Так вот, когда аббат Вит вместе со своим двоюродным братом Эммерамом и братьями, которых примиряло единство любви, отправился на чужбину в землю гуннов, упомянутый князь, пользуясь собственным решением, принятым по советам его приближённых, поставил в этом месте аббатом человека, исполненного буйного негодования, немца родом 33. Когда в первую ночь после своего прихода он по обычаю отправился на утреннюю службу и приблизился к воротам церкви, святой муж Прокопий явился ему в воротах часовни и сказал: «Откуда у тебя власть здесь жить? Чего ты ищешь?». Тот ответил: «Облечённое властью княжеское величество и нерушимая величавость его вельмож передали этот монастырь под моё управление по мере моих сил до самого конца моей жизни». А святой отец сказал ему: «Поскорее уходи отсюда без всякой боязни бесчестья, так как если ты этого не сделаешь, тебя постигнет Божья кара». И, сказав это, исчез. Тот, полагая, что это происки Сатаны, не придал этому никакого значения. В то время как он ни во что ставил эти угрозы и во вторую, и в третью ночь, в четвёртую ночь святой муж явился ему, когда он шёл на утреннюю службу, и сказал: «Почему ты не желаешь слушаться моих дружеских увещеваний? Я добился у Господа этого места для моих духовных сыновей, а не для тебя, вошедшего посредством интриг. И если до сих пор эта власть была дана тебе твоим господином князем, то отныне я тебе её запрещаю». Сказав это, он начал яростно избивать его посохом, который держал в руке, нанося сильнейшие удары, и тот, словно поражённый жалом Беллоны 34, без промедления покинул это место и, бегом примчавшись к князю этой страны, рассказал обо всём, что случилось. Тот был поражён, и затрясся в величайшем изумлении, и, попав в петлю сомнения, пребывал в ней до самого конца жизни.

Итак, когда умер князь Спитигнев, Бог передал управление княжеством своему верному рабу Вратиславу, памятному своим титулом 35, который, исключительно любя церковное богослужение, всем сердцем любил также и это место. Отправив послов к королю гуннов 36, он с честью вернул из изгнания аббата Вита и его братьев и надлежащим образом восстановил их в этом месте. Благодаря заслугам и молитвам блаженного покровителя Прокопия с ними было милостивое утешение всемогущего Бога, который восстановил это место, богатое и изобиловавшее благополучием во всём, в прежней и даже в ещё большей чести. Итак, блаженный аббат Вит, муж большого усердия и благоразумия, когда приблизился конец его жизни, на судебном заседании у князя и его вельмож, с согласия братьев поручил управление своим монастырём своему родственнику Эммераму, мужу замечательной святости 37. Затем, по прошествии краткого периода времени он окончил свои дни, дабы вместе с Господом побеждать в вечности. Его тело было погребено возле ворот с левой стороны, у входа в церковь Пресвятой Богородицы Марии.

Итак, после его кончины Эммерам, любезный аббат, человек голубиной простоты 38, блистал заслугами святой жизни и перлами добродетелей; никогда не стремясь к мудрости змеи 38, он, пока жил, был непоколебимо твёрд в католической вере; прочно укрепляя в вере Христовой колеблющиеся сердца многих, он был мужем замечательной удачи во всём и щедрости. Он называл деньги не иначе, как злом; ни во что их не ставя, он не желал прикасаться к ним руками; мало того, считал необходимым попирать их ногами, следуя по стопам святых апостолов, которые избегали прикасаться святыми руками к деньгам, которые выручали от продаж, но оставили нам пример того, как следует попирать богатства ногами, словно грязь. Итак, когда блаженный аббат в порядке монашеского служения славился уже среди людей как отец выдающегося совершенства и святого образа жизни, и в полной мере обладал чувством праведной любви, – ибо, согласно Истине, нельзя скрыть ни город, стоящий на верху горы, ни свечу под сосудом 39, – промысел Божий послал мучительный недуг во все его члены, дабы лесть расточающих похвалы не внушила ему высокомерия и ум его не впал в гордыню из-за людских похвал, покуда он после опасностей плавания по этому великому и просторному морю не достигнет в спокойствии гавани блаженства. Итак, долгое время, как хотел наш Господь, он постоянно терпел множество мучительных страданий, и отошёл от людских дел, и его надлежит оплакивать многим его преемникам, ибо он умер, но в то же время удостаивать великой радости, так как он попал в царствие небесное. Единодушие братьев похоронило его с правой стороны, у входа в двери вышеназванной церкви.

В то время оплотом Чешской монархии правил король Вратислав, достойный благочестивой памяти, который уже охотно одарил церковь названного монастыря. По его благочестивой воле и по выбору братьев вместо отца Эммерама звание аббата получил Бозетек, человек весьма ласковый со всеми и щедрый ко всем. Он умел очень красиво рисовать, а также ваять, вырезать из дерева и камня, вытачивать из кости. Муж великого красноречия и твёрдой памяти, он был, однако, жаден до народной славы, дерзок, гневлив, и в некоторой степени предан порокам. Он похвальным образом украсил это место всяческими украшениями, как то можно видеть сегодня. Он основал церковь и очень красиво расширил её в длину, ширину и высоту; более того, украсил её паллиями, колоколами, крестами и всеми монашескими атрибутами, и весь монастырь обновил со всех сторон строениями и всяческой утварью. Его рвение неусыпно заботилось обо всём необходимом для монашеской пользы, из-за чего по наущению дьявольской злобы и из служения ей среди братьев монастыря против него разгорелась немалая распря и начал бить ключом достойный сожаления гнев, а именно, из-за негодных братьев, пресвитеров Деметрия, Канана и Голиссона, людей вздорных и дерзких, и других их приверженцев и пособников, которые бесновались и бушевали, и были резки с ним и в делах, и в постыдных речах. А вышеназванный король, человек христианнейший, сильно его любил, и по его милости этот аббат настолько возвысился, что казалось превзошёл своим достоинством почти всех чешских аббатов. По этой причине названный аббат вёл себя очень дерзко и во время величайшего торжества присвоил себе обязанность своего епископа. Так, он возложил корону на голову вышеназванного короля, что должен был сделать его епископ Козьма 40. Поэтому епископ Козьма разгневался на него лютым гневом, за что, мол, он строил ему козни и пытался его унизить, но, не в силах сопротивляться постоянным просьбам королевских вельмож, с трудом простил провинившемуся перед ним Бозетеку долг гнева, хотя и не от чистого сердца и с таким условием, как сам епископ ответил ему под конец: «Поскольку ты, аббат, умеешь хорошо вырезать и строгать, то во имя нашего святого послушания, дабы ты мог искупить свой грех, который ты нагло совершил из-за своей строптивости, мы повелеваем тебе сделать большое распятие, размером с тебя самого в длину и ширину, и с крестом на твоей спине донести его до Рима и положить в митрополичьей церкви святого апостола Петра». И аббат не замедлил исполнить это охотно, но в сокрушении сердца, и дал удовлетворение епископскому величию. Нечего и говорить, насколько те братья монастыря, о которых мы говорили выше, спустя некоторое время, словно смертоносные змеи, копили против него яд ревности, ибо каждый из них искал против него обвинения, но соответствующих свидетельств не находилось. Ведь эти братья, члены Сатаны, полагали и надеялись, что если уже названный аббат будет каким-то образом изгнан, то кто-либо из них, соучастник их заблуждения, примет бразды правления аббатством. А король Вратислав уже отошёл к Господу, и во главе Чешского княжества стоял тогда его преемник Бржетислав 41. Когда вышеназванные братья лично и через друзей многократно тревожили его слух многочисленными выдумками и неисчислимыми упрёками, составленными против своего аббата Бозетека, этот князь изгнал названного аббата из указанного выше места, но прогнал также и братьев. Так исполнились слова Истины: «Поражу пастыря, и рассеются овцы стада» 42. Итак, когда аббат был изгнан, его братья, которые были виновны против него в измене, с того времени блуждали повсюду и скитались по сомнительным местам, пока, наконец, некоторые, раскаявшись, не были с трудом приняты в собственном месте и не окончили жизнь без всякой пользы для этого места, и книги их языка были полностью уничтожены и пропали, и никогда больше не зачитывались в этом месте.

1045 г. Гунтер, монах и пустынник, умер 9 октября и был погребён в монастыре святых Адальберта и Бенедикта, перед алтарём святого первомученика Стефана.

1053 г. Прокопий, первый аббат Сазавского монастыря, завершив течение своей жизни блаженной кончиной, 25 марта оставил поприще этого мира, чтобы получить награду вечного блаженства.

1070 г. 4-го индикта, в 6-ю эпакту, 2-ю конкурренту, 28 июня, епископ Гебхард 43 освятил церковь в Сазаве в честь святого Креста; в её алтаре содержатся остатки святого Креста, часть одежд Пресвятой Марии, мощи святого апостола Петра, святого первомученика Стефана и святого мученика Георгия.

1088 г. Таким образом рыцарь Бенеда, праведный муж, умер 11 июля, словно мученик Божий 44, и был погребён в городе Мейсене, перед воротами монастыря святого апостола и евангелиста Иоанна.

1089 г. Умер господин Мейнхард, аббат Бржевновского монастыря святого Адальберта, который был им же построен, и ему наследовал Адальберт.

1091 г. Зимой не было ни снега, ни дождя.

1095 г. В этом же году, 14 октября, достопочтенным Козьмой, восьмым епископом святой Пражской церкви, была освящена часовня в Сазаве, которую во время своего правления построил Бозетек, аббат этого места, о котором мы упоминали выше, имевшая начало: справа – у алтаря святого Мартина, слева – у алтаря святого первомученика Стефана и до самого конца крипты. В середине часовне, где расположен алтарь, содержатся мощи святого Петра, святого Павла, святого Андрея, святого Варфоломея, святого Фомы, святого Иакова, святого Филиппа, святого евангелиста Луки, святого Варнавы и всех апостолов. На следующий день, то есть 15 октября, были освящены три алтаря: один – над криптой, в котором содержатся следующие реликвии: часть плата Господнего, часть Его тернового венца, часть Его гроба, часть святого Креста, мощи Пресвятой Марии, святого Иоанна Крестителя, святого апостола и евангелиста Иоанна; другой алтарь – под криптой; в нём содержатся мощи святых Козьмы и его братьев; и третий алтарь в капелле, которая находится с левой стороны церкви; в нём содержатся остатки святого Креста, мощи святого мученика Лаврентия, святого епископа и мученика Власия, святого мученика Маврикия, святого мученика Панкратия. Затем, на третий день, то есть 16 октября, были освящены два алтаря: один – справа, в котором содержатся мощи святого Мартина, святых Иоанна и Павла, святого мученика Тибуртия, святого Глеба и его спутников, святых Бенедикта, Иоанна, Исаака, Матфея, Христиана, святого Николая, святого Иеронима, святого Ульриха, святого Фортуната, святого Адольфа, святого Лазаря; другой алтарь – слева, в котором содержатся мощи святого первомученика Стефана, апостолов святого Андрея и святого Фомы, святого папы и мученика Климента, святого мученика Георгия, святого мученика Панталеона.

1097 г. Князь Бржетислав с одобрения всей знати страны и по выбору епископа Козьмы с великой радостью передал 3 января должность Сазавского аббата Дитхарду, приору из Бржевнова, мужу в достаточной мере знавшему латинскую грамоту, который тогда считался славнейшим в монашеском благочестии. Он был выдающимся человеком красивой наружности, хитроумным, серьёзным, приятным нравами, изысканнейшим в речах, но скупым на слова, враждебным порокам и крайне невозмутимым, так что выражение его лица не менялось ни от радости, ни от горя. Итак, 8 марта он был посвящён в аббаты епископом Пражским Козьмой. Когда он впервые пришёл в то место, во главе которого ставился аббат, то, поскольку все монастырские средства были практически сведены к нулю, он застал его настолько недружелюбным, что и одного месяца не смог бы продержаться с братьями на тех припасах, которые там нашёл, если бы вышеупомянутый князь не предоставил ему помощь из собственной казны. Но божественной милости, пока был жив этот аббат, не было в недостатке в этом месте, и она, ещё увеличив через него помощь этому месту, сделала его богатым и изобилующим всеми благами. Этот аббат, не найдя во вверенном ему месте иных книг, кроме славянских, лично днём и ночью с неимоверным трудом переписывал книги; некоторые он купил, некоторые заставил переписать нанятых им писцов, и приобретал их всеми способами. Он обновил в часовне кровлю и другие украшения. Пожалования, приобретённые по инициативе его предшественников, он закрепил и навечно утвердил грамотами и нерушимыми декретами князей этой страны, в том числе собственные приобретения, а именно, поместья, владения, крепостных, cartulatos, offertos 45, рабов и рабынь, пахотные земли и виноградники, леса с горами и равнинами, реки и течения рек, а также рыбные ловы. Трудясь также собственными руками, он упорствовал в этом больше, чем позволяли его силы, занимаясь главным образом насаждением и уходом за виноградом; неусыпно заботясь обо всех монастырских делах, он постоянно повторял в уме строки изумлённого отца: «Праздность – враг души». В течение всей своей жизни он питал неприязнь к тому брату, который из-за лени оказывался неспособным и равнодушным к порученному ему делу, говоря, что нежелание оказывать послушание – такой же грех, что волшебство 46. Пока он жил, он обнимал в доброй воле и утешал всех братьев, набожно живя среди них, как отец среди сыновей, и призывал их к царствию небесному, как орёл, призывая гнездо своё, носится над птенцами своими 47. В нём, пока он жил, воистину исполнилось изменение десницы Всевышнего 48. Наконец, когда он уже достиг преклонного возраста, Бог послал мучительный недуг в его члены, как он сам и просил, ибо Господь кого любит, того наказывает 49, и он из-за этого день и ночь мучился сильными болями во внутренностях, пока не вступил на путь всякой плоти 18 декабря. Правил же он этим местом 37 лет, 9 месяцев, 11 дней.

1116 г. В этом же году

Пока должность Пражского епископа исполнял Герман 50,
В должность пресвитера был возведён Сильвестр.

1122 г. В этом же году, 3 января

Выдающийся отец и достойный почитатель Христа
Каиафа подвергся закону смертного творения.

1123 г. В этом году, 21 марта, Сильвестр, по воле божественного милосердия воспылав страстью к монашеской жизни, отрёкся от пагубных мирских соблазнов и, сменив мирское одеяние, под руководством доброй памяти аббата Дитхарда всего себя целиком посвятил духовному служению в Сазавском монастыре, а именно, наслаждаясь красотой Рахили после объятий слабой глазами Лии 51 и желая следовать утешению Марии после трудов Марфы. Сколь велико было его усердие в приумножении божественных и церковных делах, будет сказано в своём месте.

1125 г. 21 марта, то есть в праздник святого аббата Бенедикта, Сильвестр сделал исповедание и, став монахом, настолько преуспел по воле Божьей в занятиях божественной веры, что по праву считался всеми и любезным, и достойным уважения. Поэтому и вышло впоследствии, что он, словно второй отец, был возведён в общине в должность декана.

1126 г. Итак, когда славный князь Собеслав 52 при ликовании всех вельмож Чехии был возведён на престол отцовской славы, это вызвало огромную всеобщую радость, потому что первые же шаги доброго князя сопровождала, как было видно, небесная милость и потому что в этом году, чему, правда, трудно поверить, между этим князем и Отто 53 не происходило никакого кровопролития 54. Но – увы! – под натиском исконного врага, сеющего повсюду раздор и междоусобные войны, наша радость сменились печалью. Ибо в следующем году вышеназванный князь Отто, терзаясь сверх меры оттого, что обманулся в своих надеждах, положившись на советы вельмож, повёл себя неосмотрительно и, не заботясь о себе на будущее, поспешил со своими людьми в путь к королю Лотарю 55 и к князьям всей Саксонии. Итак, принятый с достойными почестями 56, он, пользуясь удобным местом и временем, изложил в присутствии их всех причину своего прибытия, а именно, заявив, что Собеслав якобы хитрыми путями стал чешским князем и силой захватил княжеский престол, положенный ему по наследственному праву, переданный и клятвенно утверждённый за ним всеми чешскими вельможами; и, наконец, коротко добавил следующее: «Пусть сострадание вашего достоинства, о славнейший император, не преминёт позаботиться об этом деле, ибо милость божественного промысла из всех князей всего королевства вознесла к превосходству императорского достоинства именно вас для того, чтобы ваша доброта оказывала милосердие и правосудие всем, ищущим правды в тех или иных своих невзгодах. Мы знаем, что во всём должны подчиняться повелениям вашего величества, и поэтому нам в отношении правосудия со стороны вашего достоинства не должно быть отказа». Любезно отвечая на это, король успокоил князя и, как говорят, произнёс перед всеми князьями Саксонии такие слова: «Чешское княжество, как мы узнали от наших предков, изначально находилось во власти римского императора, и потому в этом стране недопустимо производить избрание или возведение в должность того или иного князя, кроме того, которое императорское величество начнёт, завершит и утвердит милостью своей власти; поэтому любой, кто попытается выступить против этого установления, вполне очевидно является человеком, презирающим наше величество, и наносит немалое оскорбление не одному тебе, но и нам, и всему королевству, что нельзя переносить невозмутимо». Что же далее? Король и все князья и первые лица Саксонии дали князю Отто своё слово и заверили его, что в Чехии не будет править никто другой, кроме него. Между тем, хитрый, вернее крайне неосторожный князь позаботился обратиться к каждому из саксонских вельмож по отдельности, и обещал им неимоверные дары и, как говорят, золотые горы, чтобы иметь души их всех весьма готовыми к оказанию ему помощи.

Итак, князю Собеславу сообщили, что король Лотарь угрожает пойти войной на чехов и предпринять разорение их государства, если они, поспешно низложив Собеслава, не согласятся поставить своим князем Отто. Но князь Собеслав, ничуть не встревоженный этими слухами, размеренным голосом коротко ответил: «Я надеюсь на милосердие Божье и на заслуги святых мучеников Христовых Венцеслава и Адальберта, на то, что наша земля не будет предана в руки чужеземцев». Итак, с того времени мудрейший князь, возложив все свои помыслы на Господа, обошёл все монастыри, умоляя заступничество Божье помочь ему в этих несчастьях. А после того как он узнал, что король Лотарь с сильным саксонским войском приблизился к чешским границам, он поспешил выйти ему навстречу к замку под названием Хлумец 57. На следующий день, когда князь Собеслав сидел со своими людьми за завтраком, пришли люди и сказали: «О славнейший князь, ты предаёшься изысканным яствам и ведёшь себя неосмотрительно, ибо вот уже, если ты поспешно не выйдешь им навстречу, то вражеские мечи загуляют по нашим шеям». Итак, в лагере тут же поднялся крик, чтобы каждый был наготове. Между тем, князь Собеслав предварительно выслал к королю послов – Нацерата, Мирослава, Змило и других из числа своих вельмож, чтобы те передали такие слова: «Вот, что говорит Собеслав: Твоей рассудительности, о добрый император, подобает знать, что право избрания князя Чехии, как мы его получили от наших предков, никогда не принадлежало императору, но всегда находилось в ведении чешских вельмож, а в твоей власти было лишь утверждение чешского выбора. Ты без всякой причины пытаешься связать нас игом нового закона. Знай, что мы никоим образом не согласимся с этим и желаем скорее набожно пасть за правду, чем подчиняться несправедливым решениям. Воистину, если ты не откажешься от этого замысла, то суд всемогущего Бога в самое ближайшее время явит между нами достопамятное на будущие века знамение». Однако, и королю, и всему его войску эти слова показались бредом. Ибо князь Отто торжественно обещал королю всяческую безопасность, так как все вельможи Чехии якобы дали ему твёрдое обещание своей верности, и он говорил, что нет нужды в оружии; скорее даже они, если захотят, то смогут без всяких помех войти в эту землю с соколами и ястребами 58. Итак, 18 февраля, толпы саксонских полков беспечно проследовали между двумя горами 59 и, поскольку очень густой снег крайне затруднял путь, многие, отложив оружие, шли пешком. Но, когда они пробирались среди тесных ущелий обоих гор, где оказались как бы заперты по воле Божьей и лишены всякой возможности бежать, князь Собеслав, разделив своих людей на три полка, стремительно бросился на них и, сколько их ни стояло с противоположной стороны, всех встретил остриём меча. Там пал и князь Отто, виновник этого зла 60; там были перебиты и многие саксонские вельможи 61, и едва ли кто-то смог ускользнуть, если только он случайно не был вдали для охраны обоза или при особе короля. Итак, когда в этот день свершилась столь ужасающее избиение, король отправил к князю Собеславу послов 62, поручив передать ему просьбу прийти к нему. Тот, не опасаясь ничего дурного, взяв с собой немногих из числа вельмож, пришёл к королю и, стоя 63, первым обратился к нему с такими словами: «Не наглость нашего безрассудства заставила нас оскорбить тебя, о светлейший король, и не надменная дерзость подвигла к пролитию крови твоих вельмож. Не замышляли мы ни ущерба, ни бесчестья твоему величеству, но, как часто сообщали тебе ранее через наших послов, не пожелали подставить наши шеи под иго нового закона, которое не могли нести наши отцы, и вот, Божий суд дал очевидное для нас обоих свидетельство справедливости, и устранил всякий повод к беззаконному раздору между обеими сторонами. Итак, пусть удалятся ныне причины всякого раздора и вернётся единство согласия. Все справедливые повинности, которые наши предки оказывали королевскому величеству, мы также готовы оказывать делами и собственной персоной в надлежащем месте и в надлежащее время». На это король ответил следующее: «Если бы князь Отто крайней настойчивостью просьб не вынудил нас противиться твоему намерению, никакие основания не могли бы заставить нашу душу склониться к тому, чтобы позволить кому-либо из князей поднять против тебя перст 64. Итак, при покровительстве и согласии Божьем пользуйся княжеским титулом и отцовским престолом, и нерушимо храни узы взаимной любви и дружбы с нами и всем королевством». Сказав это, он передал ему из рук в руки знамя славного княжества, и они таким образом обменялись поцелуями, после чего князь Собеслав с великой честью и славой при величайшем ликовании своих людей вернулся в свою дорогую столицу и 16 лет владел желанным престолом.

В этом же году, 19 февраля, Иоанн 65, шестой епископ святой Оломоуцкой церкви, разрешившись от плотских уз, отнёс Христу вверенный ему талант, умноженный во сто крат. Ему наследовал Здик 66, седьмой по счёту, и в этом же году был рукоположен 2 октября.

В этом же году, 1 сентября, умерла Сватава, мать князя Собеслава.

1127 г. Умер господин Климент, аббат Бржевновского монастыря святых Адальберта и Бенедикта; ему наследовал Ульрих.

В этом же году Милейси, набожная служанка Божья, никому не уступавшая в благочестии, до глубины души преданная угодным Богу нравам, отправилась к могилам святых апостолов в Риме, чтобы ей по Божьей милости было даровано прощение её прегрешений; в этом же году вернувшись домой, она в результате счастливой кончины покинула поприще этой жизни 12 июля.

1128 г.

1129 г.

1130 г. Мейнхард 67, епископ Чешский, отправился в Иерусалим. Также в этом самом году, 1 марта, умер Венцеслав 68, князь Моравский, отец всего христианства и любитель клириков.

В этом же году, 25 апреля, явилось великое знамение и был слышен страшный гром.

В этом же году, 21 июня, Собеслав, князь Чехии, обезглавил на рыночной площади в Праге нескольких человек, а некоторых лишил рук и ног, языка и зрения. Бржетислав 69, сын князя Бржетислава, был лишён зрения.

1131 г. Были подняты мощи святого Годехарда 70, епископа и исповедника, мужа удивительной святости. В этом же году Сильвестр, приор Сазавского монастыря, отправился в Рим.

1132 г. Прибислава, жена Грознаты, окончила свою жизнь. Мы полагаем весьма относящимся к делу по долгу пера вкратце сообщить памяти верующих некоторые сведения о её благочестивом образе жизни. Она, пока жила во плоти, была, как мы полагаем, угодна Богу своими нравами и, как видим, служила для любящих Бога людей образцом всяческих добродетелей. Ибо во время всей её жизни главной её страстью было глубоко любить культ Божий, ничего не ставить выше любви к Нему, от чистого сердца быть матерью для бедных Христовых, со всей искренностью и набожностью ума оказывать лицам, также посвятившим себя служению Богу, уважение и поддержку, как того требовали обстоятельства. Она была доброй, будучи соединена с законным супругом, затем оставалась ещё лучшей во вдовстве, а после горестного погребения её возлюбленного и единственного сына Севера блистала как наилучшая. Горя желанием увидеть Гроб Господень, она вместе с господином епископом Мейнхардом и другими отправилась в Иерусалим и благополучно вернулась домой. После того как приблизилось время её ухода из этой жизни, и она почувствовала, что телесные силы её оставляют, она призвала к себе всех первых по рождению и званию лиц своего рода и, добившись согласия на это всех своих родственников, пожертвовала госпиталю Бога и святого Иоанна Крестителя в Сазаве деревню Гостивар с прилегающим лесом, полями, лугами и всей своей собственностью, которой она там владела, а также всю свою челядь и деревню Бозаковице, и утвердила всё это при законных свидетелях. И таким образом, по прошествии нескольких дней, 3 мая, она ушла от тягот этого мира, чтобы ждать дня всеобщего воскресения в этом монастыре и наслаждаться блаженным покоем.

1133 г. Аббат Дитхард, о котором мы упоминали выше 71, 18 декабря в доброй старости отдал Богу блаженную душу.

В этом же году чехи разорили Польшу.

В этом же году посреди дня было солнечное затмение.

1134 г. 1 февраля умер Богудар. Сильвестр, приор Сазавского монастыря, после кончины благочестивого отца Дитхарда по единодушному решению и дружному желанию братьев был избран в аббаты этого монастыря 23 апреля; это был муж приятный всей порядочностью нравов, весьма приветливый в беседе, замечательный в воздержании, друг смирения, искренний последователь истинной любви; он так крепко связал себя со всей общиной братьев узами дружбы и любви, что все питали к нему скорее любовь, чем страх. Итак, по прошествии года, также 23 апреля, он получил в столице из рук князя Собеслава посох аббата и был рукоположен достопочтенным епископом Иоанном. Итак, возведённый по воле Божьей в столь высокий сан, добрый пастырь при ликовании всех своих людей вернулся во вверенную его управлению и дорогую ему овчарню. Здесь представляется случай изложить то, что мы обещали выше 72, а именно, какой любовью он пылал в усердии святой веры и сколь тщательна была его забота в улучшении и приумножении монастырских средств. Ибо он, насколько мог и умел, имел обыкновение часто вдалбливать в души своих братьев все монастырские правила. Он учил, что является тяжким преступлением владеть вопреки дозволенному излишними личными вещами, говоря, что монах, у которого есть одежда и пища, должен этим и довольствоваться. В особенности также он лично являл всем пример смирения и терпения, постоянно повторяя слова: «Сколько ты велик, столько смиряйся» 73. Во время своего правления он построил часовню Пресвятой Богородицы, украсил прекрасными росписями монастырь святого Иоанна Крестителя, расставил стены с апсидами в середине часовни у алтарей святого Стефана и святого Мартина, украсил церковный пол полированными камнями, доставленными с горы Петршин, и очень красиво выстроил спальню, трапезную, погреб, кухню и атрий монастыря с небольшими колоннами и сводами по кругу. В деревне Мниховичи 74 он построил базилику в честь святого Михаила и всех небесных сил. Что же далее? Все его намерения, всё усердие, все заботы, пока он был жив, были направлены главным образом на то, чтобы во всём быть полезным дому Божьему.

В этом же году, 3 июля 75, умер господин Мейнхард, десятый епископ святой Пражской церкви, истинный любитель монахов и клириков, милостивый утешитель бедных и странников, и ему наследовал Иоанн 76.

1135 г. 17 февраля состоялось рукоположение господина Иоанна, одиннадцатого епископа Пражского.

В этом же году, 3 мая, состоялось утверждение папой Иннокентием 77 ордена святого Августина при церкви премонстрантов в городе Пизе.

1136 г.

1137 г. Аббат Сильвестр по наитию божественного внушения отправился ради молитвы в Иерусалим вместе с господином Генрихом, епископом Оломоуцким, и другими, поручив пока что заботы об управлении своим монастырём Берону, декану этого места. В этом же году, 24 декабря, он вернулся при попутном ветре; в этом путешествии 13 октября скончался Ружин, преданный Богу воин.

В этом же году, 4 декабря 78, Лотарь, римский император, милостивый утешитель бедных и странников, ушёл из этого мира; ему наследовал Конрад 79. Князь Лиупольд 80 был изгнан из Моравии.

1138 г.

1139 г. Господин Генрих, достопочтенный епископ Оломоуцкий, отправился ради молитвы в Рим.

В этом же году господин Иоанн, одиннадцатый епископ святой Пражской церкви, истинный любитель клириков и монахов, милостивый утешитель бедных и странников, 8 августа 81, ушёл из этого мира; ему в этом же году наследовал в должности епископа Сильвестр, аббат Сазавской церкви, истинный израилит. Но в следующем году, по внушению Бога, от которого проистекают все блага, он, пользуясь здравым советом, и часто повторяя про себя, что не в силах нести столь тяжкое бремя епископского правления, а также апостольское изречение: «Никто из служащих Богу не связывает себя делами житейскими» 82 и прочее, по доброй воле оставил должность епископа и вернулся в своё аббатство.

1140 г. Собеслав, князь Чехии, 14 февраля освободился от плотских оков и вступил на путь всякой плоти; ему в этом же году, 17 февраля, наследовал на княжеском престоле Владислав 83, сын князя Владислава. В это же время, поскольку господин аббат Сильвестр отказался от чешского епископства, в епископы был избран Отто 84, каноник и приор Пражской церкви, и в этом же году, 26 мая 85, рукоположен.

В этом же году, 15 сентября, умерла княгиня Адельгейда 86.

1141 г. Спитигнев, сын князя Борживоя 87, Мирослав и Мукар отправились ради молитвы в Иерусалим в январе месяце.

В этом же году в Чехии было наводнение.

1142 г. Граф Нацерат и другие вельможи Чехии составили заговор против князя Владислава и, объединившись с моравами, как враги с большим войском вступили в Чехию. Затем, завязав битву и разгромив чехов, они осадили Прагу и огнём опустошили монастырь святых Вита, Венцеслава и Адальберта и монастырь святого Георгия. Наконец, когда нагрянул римский король Конрад 88, они были вынуждены отступить и, сняв с города осаду, вернулись в Моравию; по ходатайству кардинала Гвидо 89, епископов Отто, Генриха и аббатов они заключили мирный договор, дав достойное удовлетворение.

В этом же году сгорела еврейская синагога и множество зданий. В Пражском предместье видели, как пролетал змей.

В этом же году, 13 июля, умерла Герберга 90, жена Борживоя.

1143 г. Владислав, князь Чехии, предал огню и разорил Моравию 91.

В этом же году папский легат отлучил священнослужителей от их жён 92.

В этом же году произошло обретение головы святого епископа и мученика Адальберта в городе Праге, в церкви святого мученика Вита, и была найдена власяница святого Венцеслава.

В этом же году, 30 сентября, тремя епископами, Отто Пражским, Генрихом Оломоуцким и епископом Бамбергским было совершено достопочтенное освящение монастыря святых Вита, Венцеслава и Адальберта.

В этом же году благочестивый папа Иннокентий отошёл к Господу.

1144 г. Гвидо, кардинал и легат апостольского престола, подстрекаемый никчемными обвинениями некоторых людей, отрешил от должности аббата Сильвестра, но в следующем году тот был восстановлен вернувшимся господином Генрихом, епископом Оломоуцким.

1145 г.

1146 г. Освящение достопочтенным епископом Отто часовни Пресвятой Марии в Сазаве, которую построил господин аббат Сильвестр.

1147 г. Достопочтенный аббат Клервосский Бернард 93, угодный Богу и людям, услышав о вторжении и гонении, которое язычник Сангвин 94 совершал на границах Иерусалима, как Маттафия призывал своих сыновей 95, так и он призвал короля Франции Людовика 96 и французский народ идти с вооружённым войском в поход Божий на Иерусалим и положить души за братьев, а также при помощи Божьей избавить христианский народ от меча язычников. По его увещеванию франкам в поход Господень наряду со свирепыми франками собрались народы Франции, Англии, Лотарингии, Саксонии, Чехии, Швабии, Баварии. Христиане выступили в поход против язычников.

В это время красноречивый Здик, епископ Моравский, вместе с Генрихом, деканом Пражской церкви, отправился проповедовать к пруссам 97, и в этом же году вернулся домой.

В этом же году, 12 июня, умер Здислав, пятый аббат Постолопртской церкви 98; ему наследовал Берон, декан Сазавского монастыря, и в этом же году, 7 декабря, был рукоположен.

1148 г. 10 июля 99 умер Отто, двенадцатый епископ святой Пражской церкви; ему наследовал Даниил 100, приор этой церкви.

1149 г. Епископ Даниил был рукоположен архиепископом Майнцским.

1150 г. Здик, муж славной жизни, седьмой епископ Оломоуцкой церкви, ушёл из этого мира 101, чтобы побеждать в жизни вечной; ему наследовал Иоанн 102, каноник с горы Страхов.

В этом же году умерла Гертруда 103, княгиня Чехии.

1152 г.

1153 г. Умер папа Евгений 104, муж блистательной жизни; ему наследовал Анастасий 105.

1154 г. Когда день уже завершился и надвигались ночные сумерки, произошло лунное затмение. После этого на людей напал сильнейший мор.

1155 г. Наши братья Арсений, Сизна, Радоста ушли из этой жизни.

1156 г. Берон, аббат Постолопртский, 11 мая – увы! – окончил свои дни преждевременной смертью. Во второй половине своей жизни он по внушению Божьей милости принёс себя в жертву Богу на алтаре креста Христова в этом монастыре. Это был муж, полный силы любви, смиренный и безупречный в нравах, искренний друг добровольной бедности, который ввиду заслуг святой веры был сперва удостоен у нас должности декана, а затем поставлен господином епископом Отто во главе аббатства в Постолопртском монастыре. Он возглавлял эту церковь 8 лет, 4 месяца, 35 дней.

1157 г. 9 января князь Спитигнев 106, воистину краса и слава среди князей, – о ужас! – окончил земную жизнь крайне несвоевременной смертью, муж более прочих богато наделённый даром божественной любви и, не в обиду всем будь сказано, целиком состоявший из одних добродетелей, и кто по достоинству его помнит, никоим образом не сможет удержаться от печали и слёз. Ибо рухнул золотой щит церкви Божьей, пал отец клириков, мать сирот, искренний утешитель скорбящих, искуснейший искатель всяческой порядочности и доброты, для которого добродетелью была любовь, а пороком – грубость, и на суде которого милосердие и правда всегда достигали вершин победы. Одним словом, не было никого более склонного к милосердию, чем он, и в то же время более сурового в гневе и мести виновным. Бог долгое время бил его в этой жизни розгой своего благотворного исправления, но сохранил посох утешения для получения награды жизни будущей. Ибо он претерпел долгое и тяжкое изгнание среди чужих народов, пока, наконец, не был принят на родине князем Владиславом по распоряжению и по просьбе римского императора Фридриха 107, но по прошествии короткого времени под напором судьбы ушёл из этого мира, дабы вместо преходящих невзгод наслаждаться утешением вечного блаженства.

В этом же году, 20 января, Фридрих, аббат Постолопртский, муж величайшей рассудительности в духовных и светских делах, набожной искренности к Богу и людям, сердечной приветливости ко всем, завершил путешествие, ибо он вместе с господином епископом Даниилом отправился в землю гуннов, откуда этот епископ и Генрих, брат князя Владислава, вместе с другими вельможами Чешской земли привезли дочь короля Венгрии 108, просватанную за Фридриха, сына этого князя. На обратном пути он прибыл ради передышки в одну свою деревню и после трёхдневной болезни испустил последний вздох.

19 февраля того же самого года Иоанн, епископ Оломоуцкой церкви, который был взят из монастыря святого Августина в Страхове, окончил земную жизнь, будучи в самом расцвете юности, но зрелый ввиду благородства нравов. Он всегда, насколько это от него зависело, был несгибаемым борцом в защите справедливости, благосостояния и чести святой церкви Божьей, суровым к непослушным, мягким, снисходительным и приветливым к любящим Бога. С тех пор как он получил епископскую митру, он всегда стремился соблюдать смирение в сердце, в облике и в речи, так что по большей части избегал принимать почести от низших особ, говоря, что не следует требовать почестей от людей, так как он сотворён из такой же грязи.

О порядочности короля Владислава и его брата, князя Теобальда.

В этом же году император Фридрих, взяв с собой князя Владислава и его брата Теобальда, с сильным войском вступил в Польшу 109, подчинил своей власти её князей – Болеслава 110 и Мешко 111, получил неисчислимые денежные суммы в золоте и серебре и, приняв ради утверждения и обеспечения мира в заложники их сыновей 112, вернулся домой, одержав победу по своему желанию. О заключении этого мира в особенности хлопотал со славным усердием князь Владислав; ибо он проявил себя тогда настолько благожелательным к императорской воле, что хотел только лично и через своих людей склонить к сдаче названных князей или, если потребует необходимость, первым начать с ними битву. А император 113, как было сказано, добившись желанной славы, вернулся в свою резиденцию. Теперь, а именно, в начале 1158 года от воплощения Господнего, он имел с имперскими князьями совещание о том, какое возмещение он должен дать чешскому князю за его труды 114. Итак, в то время как очень многие из них уверяли, что достойным кажется вознаградить его отличными подарками из золота и серебра, согласно императорской щедрости, император, пользуясь более благородным советом, призвал к себе князя и обратился к нему с такими знаменательными словами: «Постоянство твоей доблести нам весьма по нраву, ибо всему королевству хорошо известна искренность твоей верности нам, как честно, как набожно, как крепко ты, согласно Богу, любишь наше благосостояние, мало того, благосостояние всего королевства, ибо ты никогда не колебался подвергать опасности жизнь твою и твоих людей в потребностях наших и всего королевства. Итак, видя и ценя в тебе эту выдающуюся добродетель, мы, желая, чтобы ты и впредь был таким же верным и неизменным в отношении нашего величества, согласно нашей щедрости, решили почтить тебя той честью, какую ты сам пожелаешь. Однако, поскольку мы знаем, что страна твоя изобилует золотом, серебром и множеством всяких дорогих вещей, и нет для тебя в таких вещах ничего необычного, прими по милости Божьей и ввиду нашего благоволения королевскую корону, которую мы тебе передаём, и достоинство королевской власти и чести в твоём государстве». Сказав это, он приказал вынести золотую корону, украшенную самоцветами и драгоценными камнями, а именно, ту, которую сам император носил в главные праздники 115. Итак, по воле Божьей возведённый в такой сан, славный князь Владислав при великом ликовании и радости своих людей вернулся восвояси.

Затем, в мае 116 того же года король и его брат, князь Теобальд, отправились с цезарем Фридрихом в Италию против миланцев, которые тогда жестоко оскорбили императора тем, что затеяли ссору с жителями Лоди и города Нолы 117. Император решил не раньше уйти с войском от города, чем огнём и мечом воздаст справедливую месть своим врагам 118. Долго рассказывать, сколько достохвальных и победных битв совершил там со своими вельможами славный король и воистину достойный славы Владислав, то сокрушая лбы противников, то преследуя их с тыла, то жестоко тесня справа и слева, как некогда Иуда Маккавей. Однако, поскольку в боевых столкновениях победный исход по большей части не гарантирован, и в таких делах разыгрываются разные тягостные случайности и превратности, не могло выйти, чтобы и он не потерял там некоторых из своих вельмож. И вот, миланские горожане, видя его выдающуюся доблесть и трудолюбие, и то, что он весьма дорог цезарю, отправили к нему послов с просьбами и умоляли его стать посредником между ними и цезарем в предоставлении достойного удовлетворения и заключении мира 119. Итак, поскольку он согласился, то благодаря его мудрому совету и усердию названные жители города получили мир.

1159 г. Епископ Даниил отправился в Милан к цезарю Фридриху 120; тот его радушно и почтительно принял и, втянув в свои и государственные дела, держал у себя на службе целых два года. Между тем, когда в Риме скончался Анастасий, понтифик апостольского престола, возникла жестокая смута, ибо во главе апостольского престола от противоположных партий были избраны двое – Александр 121 и Виктор 122. Для прекращения этой смуты в Рим был отправлен епископ Даниил, а именно, чтобы заставить их обоих принять участие в соборе цезаря и всего королевства и чтобы первенство апостольского престола получил, согласно публичному и каноническому постановлению, тот из них, кому оно более подобает. На этом соборе 123 в присутствии всех князей королевства и 150 епископов Виктор одержал верх и по всеобщему дружному желанию, под всеобщие возгласы получил высшую власть на апостольском престоле. Итак, как следует окончив эти дела, епископ Даниил был удостоен цезарем и папой великих почестей и, исполняя также высокую должность папского легата, отправился к королю Венгрии 124, а затем вернулся к собственному престолу Пражского епископства в 1160 году от воплощения Господнего, успешно действуя во всех делах по воле Божьей.

1161 г. 10 февраля, Сильвестр, аббат Сазавский, на 28-м году своего правления ушёл из тьмы этого телесного края в землю вечного пребывания, чтобы получить за труды в земной жизни награду блаженного воздаяния. Муж пристойно отмеченный строгим порядком всех добродетелей и изысканностью нравов, он настолько был предан практическим занятиям и любви к теории, что можно было отчётливо заметить, что этот человек, хотя и находится ещё во плоти, благодаря пылкости своего духа весь уже пребывает на небесах. Ибо он был близким другом воздержания, питая отвращение к изысканным яствам и чашам вина, как к неким источникам заразы, но находя удовольствие в простой пище и чистой речной воде; он гнушался пиршеств знати и некоторых светских особ, из-за чего многие его не слишком любили, так как в подобных делах он ни с кем не имел ничего общего. В характере его достохвальной жизни многое можно было бы сказать ради примера набожной жизни и образа благопристойности, но, поскольку я, помнится, отчасти уже говорил об этом выше, в особенности о том, как велики были его труды в монастыре, каким было его рвение в почитании богослужения, о чём явно говорят имеющиеся свидетельства, то сказанного в этом месте достаточно. С позволения всех я хотел бы только сказать,

Что место это едва ли найдёт себе такого же
По нравам и жизни отца, каким был аббат Сильвестр.

После его смерти Бозата, приор этого места, сменил его в этом же году в аббатстве по выбору короля Владислава и епископа Даниила, но по прошествии короткого времени, а именно, спустя один год он по собственной воле сложил с себя бремя управления. Ибо он провёл уже 30 лет в монашеском образе жизни и настолько удалился от суматохи мирской активности, что решительно никоим образом не позволял себе ничего знать о том, что совершается в миру, и потому был совершенно непригоден для устраивания внешних выгод монастыря или для разбирательства в суде людских жалоб. Кроме того, он был скован тяготами столь мучительных недугов, что с трудом мог выходить за ограду монастыря ради блага церкви, когда того требовала та или иная необходимость. Итак, побеждённый этими и подобными им тяготами, он через год сложил с себя бремя принятого управления.

В этом же году князёк Собеслав 125 вместе с 60 вооружёнными рыцарями совершил ночное нападение на город Оломоуц; почти всех, кого он там застал, он велел бесчестить различными поношениями. Крылатая молва об этом тут же достигла ушей короля Владислава, и он, собрав войско, окружил названный город; но, когда он увидел, что из-за сильной рыцарской охраны подходы к городу перекрыты и он неприступен для него и его людей, он осмотрительно решил попытаться соблазнить юную душу князя скорее хитростью, чем войной. Через послов он призвал князя к миру, более того, торжественно обещал и заверил, что хочет принять мирные условия. И вот, князь, как простодушный агнец, не подозревая ничего дурного, пошёл к королю в руки; мир и мирные условия были утверждены торжественной клятвой. С той стороны клятву приносил Иоанн, епископ Моравии, с этой – вся знать Чехии, как повелел король ради обеспечения мира и верности. Но где та верность? Клятвы были нарушены, мирные условия сведены на нет и расторгнуты, а князь выдающейся честности закован в цепи, помещён под строжайшую охрану и обречён долгое время 126 томиться в сильно укреплённом замке Принде 127.

1162 г. С согласия Божьей милости и стараниями короля Владислава и господина епископа Даниила управление Сазавским монастырём получил аббат Регнард. Сперва он весьма достойно правил Желивским монастырём 128, и собственном трудом великолепно возвысил его за счёт разного рода владений. Но в первый год рукоположения господина епископа Даниила 129 против этого аббата, достопочтенного мужа, поднялись некие мужи беззакония, и не побоялись в частых и наглых доносах вдалбливать в уши епископа всё, что могли выдумать о нём дурного; и поскольку, как говорит блаженный Григорий: «Душа, занятая многими делами, легко поддаётся внушению льстецов», епископ поверил, что дело было именно так, как те выдумали. И вот, достопочтенный Регнард без канонического слушания, не уличённый обвинителями или законными свидетелями, не признавшийся в предъявленном обвинении, был лишён должности аббата и изгнан из монастыря вместе со всей любившей его общиной. Странно, конечно, слышать о таком муже, то есть епископе, что он мог вынести столь суровый и столь опрометчивый приговор против пастыря и овчарни одновременно, решив никого не щадить из-за обвинений одного человека, если только, как полагали некоторые тогда и как подтвердил исход дела впоследствии, он не сделал это, чтобы, пользуясь случаем, передать это место некоторым монахам из августинского ордена, призванным из чужих народов. А названный господин Регнард в 14-й год после своего отстранения от должности, поскольку Бог милосердно призрел его мучения и терпение, был поставлен аббатом Сазавского монастыря; родом из Меца, рассудительнейший наставник в монашеской жизни, он был предан благодати любви и приветливости, весьма стоек в добродетели смирения и кротости, и по всей изысканности нравов достоин сравнения с самыми лучшими. Ему всегда была присуща неусыпная забота стоять на защите своих людей; ни королевское величие, ни могущество знати не могли внушить ему страх или стыд за произнесение правды; ни удачи не опускали его до суетной радости, ни неудачи не приводили в пагубное уныние; этот муж во всех результатах своих дел всегда демонстрировал то же самое радостное лицо. Он старался управлять всей общиной скорее любовью, чем страхом, ибо настолько подвергался смирению, что хотя был достойнее и выше всех в общине, выражал покорность во всех своих действиях. Также в повседневных трудах никто не был более охочим, более проворным, более деятельным, чем он; он умел рисовать и вырезать те или иные образы из дерева, кости и даже разного рода металлов; он не был невеждой и в кузнечном ремесле и во всём, что обычно делается из стекла 130.

Текст переведен по изданию: Monachi Sazavensis continuatio. MGH, SS. Bd. IX. Hannover. 1851

© сетевая версия - Strori. 2013
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1851