Комментарии

(нумерация страниц текста «через одну» связана с тем, что в печатном издании параллельно размещен греческий текст – прим. распознавателя).

1. Глагол epajihsin может означать как «отпустить», так и «напустить, натравить». Шрайнер переводит его как hetzen auf (Ш, 51), Уитби - как let loose (У, 28). Но столь же неоднозначны и отношения аваров с нижнедунайскими славянами, которые предстают в «Истории» то как подданные, то как союзники, то как враги хагана (или: одни как подданные, а другие как союзники, ср. коммент. 46). Баришич считает, что этот глагол как раз подразумевает формальную независимость славян, не дававшую возможности ромеям винить в чем-либо хагана (ВИИHJ, 107).

2. В первой половине рукописи первоначальное написание имени Sklauhnoi другой, видимо, читательской рукой исправлено на Sklabhnoi. Во второй половине встречается лишь форма Sklauhnoi (Wirth, 345-346). В «Извлечениях о посольствах», наоборот, во всем тексте прослеживается форма с u. Ниссен считает, что изначальное написание должно было иметь другое ударение: Sklauhnoi (Nissen. Zum Text, 39).

3. будто перелетев [по воздуху] - oia diattonteV; перевод Кондратьева «прорвавшись через которые» (т.е. Длинные стены) (К-2, 35) содержит грубейшую ошибку. В действительности славяне лишь достигли Длинных стен, но не преодолели их, что явствует уже из следующей фразы.

4. О Стенах см. Свод, I, 244, коммент. 196. Сербский, немецкий и английский переводчики видят здесь метафору: «какве звезде падалнице» (ВИИHJ, 107), wie ein Sturm (Ш, 51), like lightening (У, 29). Ср. ранний перевод Кондратьева: «сыпясь как из решета» (К-1, 260),

5. Описываемый поход датируется весной и летом 585 г. (Ш, 248; Olajos. Les sources, 168). Сведения о нем почерпнуты ФС, видимо, из городской хроники Константинополя (Olajos. Les sources, 64-65). Ср. коммент. 15.

6. О Коментиоле известно немного (см.: Martindale. The prosopography, 321-325). О нем, по всей вероятности, повествует надпись, датируемая 589/590 г. и найденная в Испании. Там он назван magister militum Spaniae, прославляется какая-то неизвестная его победа над «врагами-варварами» (Goubert. Espagne, 64-65). Можно предполагать, что семья Коментиола происходила из Адрианополя (см.: Kollautz. Zur Prosopographie, 244). ФС сообщает (1.4.7), что незадолго до славянского нападения Коментиол, находясь в звании скривона (см. коммент. 152), был отправлен с посольством к хагану аваров; там его заковали в цепи, и он едва избежал смерти (1,6.1-3). После победы над славянами началась его полководческая карьера. Коментиол погиб в Константинополе в 602 г. как сторонник Маврикия (VIII. 13.2).

7. и было вверено ответственное командование - ouk akomyon taxiarcian pisteuetai; Кондратьев понимает как «со славой выполнил свою обязанность начальника армии» (К-2, 35). Но гораздо вероятнее, что командование было вручено Коментиолу именно в этот критический момент. Такой смысл и отражен в других переводах (ВИИHJ, 107; Ш, 51; У, 29). Вряд ли обобщающее taxiarcia следует трактовать как должность таксиарха, как это делает Бешевлиев (ГИБИ, II, 297) — ср. коммент. 12.

8. Под Фракией ФС подразумевает не провинцию, но одноименный диоцез, охватывавший всю восточную половину Балкан (ср. I.4.1; II. 12.5-9; 15.3; III.4.7 и т.д.).

9. Эргиния — совр. Эргене, левый приток Марицы. Река протекала в непосредственной близости от Длинных стен.

10. внезапно появившись — пропущено в русском переводе (К-2, 35).

11. Кондратьев понимает apostelletai как «вновь был направлен против них (славян)» (К-2, 35). Но скорее имеется в виду, что Коментиол был отпущен императором после аудиенции. Ср.: entstand (Ш, 52), sent out (У, 29). Слово auqiV («вновь»), очевидно, не на месте, так как раньше Коментиол не был командующим. Видимо, ФС не понял свой источник (Martindale. The prosopography, 322).

12. Имеется в виду должность magister militum per Thracias, т.е. командующего фракийской армией (Guilland. Recherches, 381).

13. У Кондратьева неверно: «Он показал блестящий пример ромейской доблести» (К-2, 35).

14. Титул magister militum praesentalis давался высшим военным сановникам (Guilland. Recherches, 385).

15. Уитби считает, что в главе описаны события двух лет: начало приходится па 584-й, а с этого места начинается 585 г. (У, 29).

16. Адрианополь — совр. Эдирне.

17. Имя славянского вождя Ардагаст отчетливо делится на две части. Вторая его половина возводится к общеславянскому *gostь «гость» из герм. *gast (см. (Свод, I, 335), но первая вызывает споры. Если согласиться с тем, что ликвидная метатеза имела место еще на стадии праславянского языка, тогда корень «арда» вполне можно считать видоизмененным «рада/о», а все имя — звучащим как «Радогость» (Kretschmer. Vertretung, 231). По сообщениям Адама Бременского и Гельмольда, так называли главного бога поморских славян (Niederle. Manuel, II, 147). В качестве антропонима это имя широко встречается в древнеболгарском, старочешском и старопольском языках (Nieminen. Lehnwort, 105). Однако М.Фасмер критиковал эту гипотезу на том основании, что ликвидная метатеза относится в славянских языках к более позднему времени (Vasmer. Die Slawen, 290). Этот контраргумент весьма серьезен, но все же следует помнить, что в греческих заимствованиях из других языков гласные часто меняются местами с плавными согласными — по мнению Е.Ниминена, это могло произойти и в данном случае (Nieminen, Lehnwort, 108-109). Похожее имя 'ArdagasthnoV встречается в одном византийском житии XI в. (Vita Lazari, 554).

18. Ансин отождествляется Бешевлиевым с крепостью Pausthnon, у поминаемой Прокопием (De aed. IV, 11) в списке крепостей провинции Фракия (Besevliev. Zur Geographic, 209). Более точной локализации нет.

19. Об Астике см. Свод, I, 244. Перевод Кондратьева «гнал их до самой Астики» (К-2, 35) является ошибочным. Уитби считает, что после того как Астика была очищена от славян летом 585 г., ромеи вырыли длинный ров около Адрианополя, о котором сообщает Михаил Сириец (Х.21). Потому-то в следующем, 586 г. славяне двинулись на юг, к Пелопоннесу (У, 29). Начало царствования Маврикия — время наибольших успехов славян в VI в.

20. Все существующие переводы понимают эту фразу в том смысле, что день освобождения был для пленных праздником, мы же склонны рассматривать «светлый день» как метафору спасенной жизни.

21. Вариант «воспел победную песнь» (К-2, 35) (таков же смысл и других переводов) соответствует прямому значению слова epaiwnisen, но не исключено, что в данном случае это не более чем античная оболочка для христианской реалии.

22. Геты — фракийские племена, фигурирующие в источниках, начиная с Геродота. Они обитали между Дунаем и Балканским хребтом. Был ли ФС первым, кто присвоил это имя славянам, неизвестно, ибо мы не знаем, кого подразумевал под «гетами» Марцеллин Комит в начале VI в. Обычно же этим архаическим этнонимом ранневизантийские авторы называли готов.

23. Данный параграф — фрагмент редкого у ФС панорамного описания событий на всех границах империи. Ситуация дается по состоянию на 588 г. (Olajos. Les sources, 169). Видимо, этот пассаж взят ФС из городской константинопольской хроники: о многих событиях, перечисленных далее историком, сообщает также и Феофан (Higgins. The Persian war, 67-68). Но не исключено, что они пользовались независимыми источниками (Olajos. Les sources, 119). Во всяком случае, ясно, что Феофан в этом месте, вопреки мнению де Боора (Theoph., 261), не опирался непосредственно на ФС. О славянском набеге Феофан также не сообщает.

24. Вопрос о датировке этого византийского похода на аваров открывает собою целую серию сложных вопросов по хронологии ФС. Описанию этой экспедиции (V.16.1-VI.3.8) предшествует рассказ о восстановлении Хосрова на персидском престоле (осень 591 г.). С другой стороны, события привязаны историком к девятому году царствования Маврикия, длившемуся с 14 августа 590 по 13 августа 591 г. Наконец, третий датирующий момент: поход начался после солнечного затмения, которое отмечено 4 октября 590 и 19 марта 592 г. Таким образом, некоторые ученые относят этот поход к весне 592 г. (см.: Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 153-159, 194, 203; Olajos. Les sources, 171), другие — к весне 591 г. (Hauptmann. Les rapports; Avenarius. Awaren, 219). Особо от всех датирует поход Г.Лабуда — 595 г. (Labuda. Chronologic, 168, 170). Но его датировки мы в дальнейшем рассматривать не будем, так как он исходит из ложной посылки, будто все описанные ФС события случились подряд друг за другом. Т.Олайош специально указывает на это место как на самый загадочный с точки зрения хронологии пассаж ФС (Olajos. Les sources, 167).

Уитби предлагает здесь принципиально отличную гипотезу: в изложении ФС смешаны два разных рассказа. Во-первых, имеется краткая справка о походе Маврикия, который в октябре 590 г. побывал в Анхиале, чтобы оценить нанесенный аварами ущерб. Об этом же рассказывает и Феофан (Theoph., 268. 3-4). Во-вторых, есть подробное повествование о военной экспедиции в окрестностях Длинных стен, имевшей место в 596 или даже 598 г. и описанной ФС также и в другом месте: VII.15.7 (Whitby. Simocatta, 331-333). В том же направлении развивает аргументацию и Дакет: в рассказе «сшиты» события 592 и 596 гг., причем встреча со славянскими послами относится к 596 г.; по его мнению, ФС умалчивает о каком-то неудачном походе Маврикия на славян в 591/592 г: (Duket. A study, 27-33).

Эти предположения кажутся обоснованными, ибо, с одной стороны, упоминание девятого года царствования Маврикия не могло появиться случайно, с другой же стороны, никаких крупных военных операций в Европе до окончания персидских войн (осень 591 г.) быть не могло.

25. Об этих людях с самого начала было сказано, что они — славяне «родом» (to genoV), но теперь еще уточняется, что такое же название носит и их племя (to eqnoV... Sklauhnoi).

26. Западным океаном считалась Атлантика (У, 160), но в данном случае имеется в виду Балтийское море (Ш, 323). Скорее всего, речь идет о славянах, осевших во второй половине VI в. между устьями Эльбы и Одера, однако о каких именно — сербах? ободритах? — сказать затруднительно (Herrmann. Byzanz und die Slawen, 317-318).

27. Неверен перевод Кондратьева «отправил к ним послов» (К-2, 139). В этом, как и во многих других случаях, ранний перевод Кондратьева передает смысл более точно (К-1, 260). Из текста следует, что хаган отправил послов не специально к славянам, но и к правителям других народов, населявших район. Сама по себе подобная дипломатическая активность аваров не удивительна: в 601 г. они заключили союз с франками и лангобардами (Paul. IV.20.24). Многочисленные клады византийских монет этой эпохи, найденные в низовьях Одера, могут, по мнению Херрманна, свидетельствовать о том, что хаган действительно раздавал подарки местным князьям из сумм византийской дани (Herrmann. Byzanz und die Slawen, 317-318).

Употребленное здесь слово eqnarcai «старейшины» говорит, быть может, о дробности этнического деления полабских славян (см.: Benedicty. Terminologie, 52-53).

28. Кондратьев предлагает вариант: «а их (послов) отправили к хагану в качестве заложников» (К-2, 140). Это совершенно неверно (кстати, вопреки старому переводу и самого Кондратьева — К-1, 260). Весь контекст свидетельствует, что полабские славяне отвергли союз с аварами, и заложники в такой ситуации были бы явно неуместны.

Другие переводы, на наш взгляд, неправомерно разрывают сообщение о длительности путешествия и те извинения (или объяснения), которые должны были быть принесены хагану (Ш, 164; У, 160 и т.д.), — а ведь дальность пути здесь не простая констатация, а как бы один из аргументов. Кондратьев правильно улавливает этот нюанс, но слишком его усиливает.

Феофан, опирающийся в этом месте на ФС, говорит не о 15, а о 18 месяцах пути (Theoph., 268).

29. Информация об отсутствии у славян железа абсолютно не подтверждается археологией, зато имеет аналогии в античной «этнографии»: к примеру, Тацит рассказывает то же самое о прибалтийских эстиях (Тас. Germ. 45). Да и весь пассаж выдержан в духе идеализации: варварам приписывается простодушие и неиспорченность цивилизацией. Коль скоро славяне прибыли от Океана, т.е. как бы от границ мира, было естественно наделить их чертами мифических гипербореев (Kollautz. Die Idealisierung, 189-204). Лира в противоположность боевой трубе символизирует мирную жизнь.

30. Если принять чтение худших рукописей airetwtera «предпочтительно» вместо чтения V agrotera «естественно», смысл текста был бы ясен. В нынешнем же виде перевод гадателен. Может быть, славяне хотят сказать, что из-за отсутствия войн у них нет стимула для развития искусств (ср.: У, 161).

31. У Кондратьева: «красоте членов» (К-2, 140). Почти теми же словами характеризует славян Прокопий (ср.: Proc. Bel. VII. 14.27 — Свод, I, 185). Оба автора отталкиваются при этом от существующего у их читателя стереотипного представления о безобразии варвара-кочевника.

32. Ираклия (древняя Гераклея) — совр. Эрегли на берегу Мраморного моря. Византийская армия покинула этот город за несколько дней до этого, а встреча со славянами произошла, видимо, в 14 км к северу от него, около города Цурул (совр. Чорлу) (Ш, 323). Вообще Маврикий держал путь на Анхиал (ср. V 16.1; VI.3.5), но шел к нему не прямой дорогой вдоль моря, а по адрианопольскому тракту (Miller, 536-540, 590-591) и затем, вероятно, по какой-то второстепенной дороге. Причина этого окольного маршрута неизвестна. Можно было бы счесть, что мы имеем дело с путаницей, о которой шла речь выше (ср. коммент. 24), но в 90-х годах VI в. этим маршрутом пользовались постоянно (см.: Schreiner. Stadte, 66 — где вместо Маврикия ошибочно назван Ираклий). Не исключено, что и славянские послы знали, где искать императора. Обратим внимание на то, что Маврикий отослал их в сторону, противоположную той, которая была бы им нужна для возвращения домой, — может быть, сам хотел их использовать в дипломатических целях?

33. ФС излагает события в такой последовательности: возвращение Маврикия из-под Анхиала (VI.3.5), прибытие франкских послов (VI.3.6-8), наконец, претензии хагана и война. П.Шрайнер, разобрав сообщение ФС о посольстве от короля Теодориха, пересекающееся с рассказом о взаимоотношениях с аварами, утверждает, что историк здесь смешал два события: посольство, прибывшее в 590 или 592 г., но не от Теодориха, а от меровингского короля Хильдеберта II, и посольство от настоящего Теодориха II, который вступил на престол в конце весны - начале лета 596 г., чьи посланцы прибыли лишь в 602 г. Таким образом, речь и действительности идет о посольстве Хильдеберта (Ш, 325-326), но это не очень помогает при датировке войны с аварами.

ФС изображает анхиальский поход и войну как события, последовавшие непосредственно друг за другом. Так и считает большинство исследователей. Только Хауптманн и Графенауэр переносят войну на следующий год относительно вычисленного каждым из них времени анхиальского похода: первый — на 592-й, второй — на 593 г. Шрайнер, датирующий вместе с Уитби анхиальский поход осенью 590 г., для войны с аварами предлагает дату 592 г. (III, 326).

Уитби высказывает совершенно особый взгляд на проблему: он указывает, что источники, которыми пользовался ФС для описания этих двух походов, разные (У, XXIII-XXV) и историк не смог их должным образом соединить. Уитби обращает внимание на очевидную слабость византийской армии в этой кампании, тогда как при последующих операциях она неизменно оказывалась куда сильнее. Это различие объясняется, по мнению Уитби, тем, что осенью 591 г. в Европу прибыли войска, высвободившиеся на восточном фронте после окончания войны с персами. Следовательно, описываемая здесь экспедиция против аваров имела место до этого события. Мало того, вслед за Марквартом (Marquart. Streifzuge, 486) Уитби предлагает отождествить эту экспедицию с упоминаемой Михаилом Сирийцем войной 588 г. (У, 162). Дакет склонен датировать требование хагана 596 г., а последовавшую затем осаду Сингидона весною 597 г. (Duket. A study, М, 41-42).

34. Здесь имеются в виду уже паннонские славяне, находившиеся в непосредственном подчинении у аваров.

35. Речь идет о так называемых «моноксилах», лодках-«однодеревках», в сооружении которых славяне были весьма искусны (ср. ниже, с. 124; «Чудеса св. Димитрия», II. 1.179). Это могли быть как лодки, выдолбленные в цельном стволе, так и набойные ладьи, для которых это бревно служило лишь килем (Константин, 307-308).

36. Сингидон (Сингидун) — совр. Белград. Город был захвачен аварами в 583 г. (1.4.1-3), возвращен византийцам по условиям мирного договора 584 г.

37. ФС пользуется персидской терминологией, чтобы имитировать стиль Геродота и Фукидида. Под дариками здесь подразумеваются византийские золотые монеты (солиды).

38. Парасанг — персидская мера длины (см. коммент. 37), разные античные авторы оценивали ее по-разному, но в среднем она равнялась 5,5 км. Судя по некоторым выкладкам ФС (см. V.16,4; VIII. 10.1), он оценивал парасанг в 4,7 км. Лагерь хагана был разбит с таким расчетом, чтобы находиться между городами Сингидоном и Сирмием.

39. Сирмий — совр. Сремска-Митровица. Город был захвачен аварами в 581/582 г.

40. Саон — совр. Сава. В 581/582 г. пленные византийцы построили для аваров два моста через реку. Один из них тогда же был разрушен (см. Свод, I, 325), второго к описываемому моменту также, видимо, не существовало.

41. У Кондратьева: «страх перед поставленными над ними начальниками заставил их это сделать» (К-2, 141). Тот же смысл передан и во многих других переводах (Pontanus, 246; ВИИHJ, 112; ГИБИ, II, 318; Mih., 123; Ш, 166). Мы не согласны с этим вариантом, ибо он не учитывает, что оборот tauta gar oide всегда вводит обобщающую сентенцию. С нашей трактовкой совпадает вариант Уитби: «for such are the things which fear of appointed officers can accomplish» (У, 163).

42. epaktrideV. Термин синонимичен употребленному выше akatia и отличается от него лишь большей архаизированностью.

43. Выражение tw barbarw может восприниматься как Dativus commodi от o barbaroV и обозначать самого хагана (К-2, 141, ВИИHJ, 112; У, 163) или как Dativus auctoris от to barbaron и означать славян (Ш, 163).

44. Весьма вероятно, что славяне, привлекавшиеся лишь для строительных работ, не участвовали в последующей военной кампании аваров. Дело выглядит совсем иначе, если принять гипотезу Дакета о том, что упомянутая далее у ФС осада Дризиперы есть в действительности осада Фессалоники, причем та самая, которая описана в «Чудесах св. Димитрия» (см. ниже). По мнению Дакета, она относится к 597 г. (Duket. A study, 43-52).

45. Бьюри датирует эти события 592 г., Б.Графенауэр — 594 г., Г.Лабуда — 596 г., Дакет - 598 г. (см.: Duket. A study, 54), но все же большинство ученых останавливаются на 593 г. (см.: Ш, 329; Olajos. Les sources, 171). Уитби также присоединяется к этой датировке, но для него данная кампания отделена от вышеописанной не зимним затишьем, а пятилетним перерывом (см. коммент. 33). В июле 593 г. папа Григорий поздравлял Приска (см. о нем: Martindale. The prosopography, 1052-1057) с возвращением ему императорского расположения (Reg. III.51). Уитби полагает, что это связано с его успешными действиями против славян, искупившими неудачу 588 г. (У, 167).

Начиная с этого места и до конца «Истории» ФС дает точные указания на времена года, что несколько облегчает установление хронологии дальнейших событий.

46. Из перевода Кондратьева можно заключить, что «война против славян» и «война с гетами» — разные вещи (К-2, 144), тогда как это синонимы (см. коммент. 23).

Описание ФС довольно двусмысленно: коль скоро Приск был встречен послами в Доростоле (VI.6.5-6), у тех не могло быть никаких сомнений, против кого замышляется война: там, к северу от Дуная, жили одни славяне. Однако посол Кох в своей речи протестует как будто против нападения на аваров (VI.6.7-12). Ответ Приска, как кажется, совершенно успокаивает послов: больше мы о них не слышим (см.: Литаврин. О походе аваров). Хаган считал нужным подчеркивать сюзеренитет над славянами перед лицом византийцев, сам при этом не сочувствуя славянам (ср.: Иванова, Литаврин. Славяне, 54).

47. Заметим, что Маврикий приказал Приску стеречь переправу (VI.6.2), но тот изначально рассматривает свою задачу как наступательную.

48. У Кондратьева неточно: «толпы пришлых славян, желавших поживиться добычей» (К-2, 144).

49. Это место неточно переведено Г.Дестунисом для книги А.Погодина (Погодин. Из истории, 65): «отрезвясь от сильного опьянения».

50. peripiptei; глагол не означает «напал», как это считает Кондратьев (К-2, MS).

51. То же рассказывает о славянах Маврикий (Strat. XI. 12; см. Свод, I, 371).

52. Как видим, Ардагаст был не только вождем племени или союза племен, но и имел в своем подчинении некоторую постоянную территорию, «подвластную страну», см.: Benedicty. Terminologie, 55. В этой связи особенно сомнительным представляется, чтобы он получал от аваров непосредственные указания, когда воевать с империей. Скорее всего, дакийские славяне совершали набеги по собственной инициативе и лишь при попустительстве хагана (ср. коммент. 1, 46).

53. Ниссен, поправляя де Боора, утверждает, что ударение в этом имени должно стоять на первом слоге: Tatimer (Nissen. Zum Text, 39). Многие исследователи считают Татимера славянином, перешедшим на византийскую службу (ВИИHJ, 113; Mih., 128 и т.д.). Действительно, в имперской армии служило много славян (ср. данные Агафия, III.21.6; IV.20.4; Свод, I, 295-297), но гипотеза о славянстве Татимера строится исключительно на ложной этимологии этого имени, тогда как оно — отчетливого восточногерманского происхождения. О первой части *Tati < Tadi см.: Forstemann. Personenname, 350; Bruckner. Die Sprache, 240. О второй части - *mer см. Свод, I, 330-331, коммент. 16.2.2-3.

54. У Феофана говорится о «третьем дне» (Theoph., 271.7). От того, который из историков прав, зависит определение места, где Татимер столкнулся со славянами. Уитби полагает, что те подстерегали византийцев на балканских перевалах (У, 170). Из контекста ясно, что упомянутые славяне не имеют отношения к Ардагасту. Видимо, это были племена, оседло жившие на Балканах: ведь уже и в середине VI в. район к югу от Доростола не находился под полным византийским контролем (ср. Proc. De aed. IV.7). Славянская керамика VI в. обнаружена, например, в Попине, невдалеке от Доростола, и в других местах. См. коммент. 92.

55. его настигли несколько шальных стрелballomenoV te ou kairiaiV bolaiV; Кондратьев переводит «получив несколько несмертельных ран» (К-2, 146). В том же смысле истолковано это место во многих других переводах (Pontanus, 256; ВИИHJ, 114; ГИБИ, II, 324-325; Ш, 172). Перевод Уитби совпадает с нашим (У, 170).

56. Из русского перевода следует, что разведчики были высланы на другой день после поражения славян (К-2, 147), но из текста можно заключить скорее, что в течение целого дня противник так и не был обнаружен.

57. Александр — неизвестный по другим источникам византийский командир. По мнению Уитби, заслуги этого командира среднего звена подчеркиваются в источнике ФС, чтобы принизить главнокомандующего Петра (Whitby. Simocatta, 99). См. также: Martindale. The prosopography, 45-46.

58. Река Иливакия в других источникам не упоминается. Диодор говорит однажды о реке Helis. Возможно, в обоих случаях имеется в виду совр. Яломица (Mih., 128). Дакет, считающий, что весь поход был предпринят не на севере, а на западе Балкан, отождествляет реку с Альякмоном (Duket. A study, 54), но его гипотеза требует слишком многих натяжек. В первом переводе Кондратьева ошибочно напечатано «Геликабия» (К-1, 263).

59. BarbaroV («варварский») применительно к лесу звучит довольно странно. Де Боор предлагает остроумную эмендацию borborwdh «болотистый».

60. epibolh; в латинском переводе передано как aggressio «нападение» (Pontanus, 257). Тот же смысл сохранен в немецком (Ш, 173) и английском переводах (У, 171). Напротив, болгарский (ГИБИ, II, 325) и сербский (ВИИHJ, 114) толкуют место так же, как мы. Кондратьев объединяет оба варианта: «попытка нападения» (К-2, 147).

61. Гепиды — восточногерманская народность. Королевство гепидов на Среднем Дунае было разгромлено аварами и лангобардами в 567 г. В Аварском хаганате гепиды занимали подчиненное положение. По данным раскопок можно предполагать, что они были бедны и не имели права носить оружие. Однако на периферии аварского государства, например в Семиградье, до рубежа VI-VII вв. прослеживаются и более независимые и состоятельные гепидские поселения (Horedt. Das Fortleben der Gepiden). Рассеянными группами гепиды жили по всему Подунавью.

62. Христианство (преимущественно арианского толка) было широко распространено среди германских племен Подунавья. См.: Pohl. Die Gepiden, 283-285.

63. радовались мукамcairein efrazon taiV kolasesin; некоторые переводчики понимают это место в том смысле, что славяне сами заявляли, будто страдания им нипочем (ГИБИ, II, 325; У, 171).

64. У Феофана имя дано в форме MousokioV (Theoph., 271), у Анастасия — в форме Musacius (Anast. Bibl., 167). Этимология имени в любом случае неясна. М.Дринов (Дринов. Заселение, 253) и за ним многие другие предлагают видеть здесь нечто вроде слова «мужик», но по историко-языковым причинам это невозможно (Ш, 331). Ф.Дворник сближает имя с встречающейся у арабского географа Масуди формой Majak (Dvornik. Europe, 283). Г.В.Вернадский предлагает в двух своих книгах две разные гипотезы: имя может быть аланским, ср. осетинское mysaeg «хитрец» (Vernadsky. The origins, 82); не исключено, что начальное «мю» стоит вместо «беты», и тогда имя звучало бы отчетливо тюркским (Vernadsky. Ancient Russia, 186). Дакет на базе этого имени возводит весьма сложную гипотетическую конструкцию, которую мы здесь не рассматриваем как не относящуюся к славянам. Нам важно сейчас лишь то, что, по его мнению, вместо имени славянского вождя ФС ставит имя армянского полководца Мушега Мамиконяна, служившего в византийском войске и погибшего во Фракии в 595 г. (Duket. A study, 338-345).

65. «Риксами» названы славянские правители и у Маврикия (Strat. XI.4.30; см. Свод, I, 375 и 389, коммент. 50). Обычно византийские термины для описания варварских реалий довольно расплывчаты и не позволяют очертить круг функций того или иного начальника. По сравнению с остальными титул «рикс» кажется более четким: он означал главу военно-территориального союза (Lowmianski Poczatki, I, 415; Иванова, Литаврин. Славяне, 48-49).

Это место у ФС дало повод дискуссии о том, знал ли историк латынь (см.: Baldwin. Languages; Whitby. Languages). Нас сейчас интересует лишь то, почему ФС приписывает употребление этого термина славянам. Первое возможное объяснение: славяне действительно им пользовались, заимствовав у германцев, среди которых оно было распространено (ср. Proc. Bel. V.I.26; VI. 14.36). Именно поэтому его же применительно к славянам употребляет и Маврикий. Однако Уитби считает, что примитивный характер политической организации славян в VI в. делал такое заимствование ненужным (Whitby. Languages, 428). Второе объяснение может состоять в том, что византийцы часто приписывали варварам пользование словами их собственного лексикона, и это один из подобных случаев.

66. Расстояние в 30 парасангов равняется примерно 140 км, но, к сожалению, вполне доверяться этим выкладкам нельзя, ибо ФС нередко путается в архаизмах и называет парасангами обычные римские мили (см. Ш, 309, 349). Феофан в этом месте также говорит о 30 милях.

Перевод Кондратьева «находится» (К-2, 147) не совсем полно отражает греческое enaulizetai, что показывают другие случаи употребления этого слова у ФС (ср. V.10.3; 11.5).

Видимо, ставка Мусокия находилась к северу от Яломицы, между Карпатами и р. Сирет. Впрочем, Дакет считает, что Приск двигался не на север, а на запад, район Преспы (Duket. A study, 54).

67. Ср. также ниже, VI.9.6. Между военно-территориальными союзами Арбогаста и Мусокия существовало, по-видимому, какое-то соглашение о взаимопомощи, строившееся на сознании этнической солидарности (Иванова, Литаврин. Славяне).

68. См. коммент. 35.

69. Реку Паспирий, нигде более не упоминаемую, Михаэску отождествляет с Сиретом (Mih., 130), Шрайнер – с Бузеу (Ш, 332).

70. Видимо, ФС несколько сократил изложение своего источника, ибо чуть раньше (VI.9.6) мы узнаем, что Приск еще не переправился даже через Яломицу, а теперь он уже находится поблизости от Паспирия, более чем в 50 км севернее.

71. В худших рукописях вместо skoph «в дозоре» стоит ocqh «на берегу», а Боор предлагает конъектуру kwpi «на веслах». У Кондратьева в раннем переводе — «бывших на берегу» (К-1, 264), а во втором — «бывших настороже» (К-2, 148).

72. как будто в шутку грозил гибелью варварам touV barbarouV diafqeirein kateirwneueto. Фраза очень сложна для понимания. У Кондратьева находим два варианта: «обманывая, делает вид, что губит варваров» (К-1, 264) и «смеялся, думая о предстоящей гибели варваров» (К-2, 148). Баришич: «je нешто крио да жели да погуби варваре» (ВИИHJ, 115), Бешевлиев: «злорадствувал, че погубва варварите» (ГИБИ, II, 326), Уитби: «dissimulated so as to destroy the barbarians» У. 172), Михаэску: «se pregatea in gluma sa macelareasca barbarii» (Mih., 130). В латинском переводе стоит более расплывчатое: «eos occisurum dissimulans» (Pontanus, 259). Текст так неясен, что де Боор предлагает вместо barbarouV читать RwmaiouV. За ним следует Шрайнер: «gab vor, die Romaer zu vernichten» (Ш, 174). Глагол kateirwneuomai употребляется у ФС еще четыре раза (IV.7.4; VII.14.5; III I 10.4; 15.7); он значит у него «создавать ложное впечатление о своих намерениях». Но тогда анализируемая нами фраза теряет смысл: гепид не мог уверять варваров в том, что он их уничтожит, а сам не иметь этого в виду. Дело же обстояло как раз наоборот. В такой ситуации конъектуру де Боора «ромеям» вместо «варварам» можно было бы принять. Единственный способ все-таки объяснить фразу так, как она до нас дошла, — это допустить, что гепид под видом шутки излагал свои действительные намерения (ср. аналогичную ситуацию с Цезарем у пиратов — Plutarchi Caes., 2).

73. В истории с гепидом перед нами — яркое свидетельство языковой ситуации и этнического самосознания в эпоху Великого переселения. Из этого эпизода явствует, что аварский язык был одинаково употребителен и среди германцев, и среди славян. Вообще вопрос языка в это время не имел принципиального значения, переход больших групп населения на чужой язык — заурядное явление в эту эпоху (Pohl. Strategic und Sprache, 98-99; Mulmann. Ethnogonie und Ethnogenese, 9-24). Так, для упоминаемого здесь гепида родным был готский, но, живя среди славян, он, конечно, изъяснялся на их языке, с Приском же, видимо, говорил на его языке; а что до аварского, то он был «лингва франка» Подунавья. В подобной ситуации не следует переоценивать значение того факта, что именно гепид предал славян: лингвистическое или племенное самосознание в эту эпоху было развито гораздо меньше чувства политической принадлежности или конфессии. Ср. раздел «Чудеса св. Димитрия», коммент. 221,

74. наказал их смертью за сонupnou kai zwhV thn zhmian pareiceto. Фразу можно понимать по-разному. Один вариант отражен в большинстве переводов: «лишил их сна и жизни» (ГИБИ, II, 327; ВИИHJ, 116; Mih., 130; Ш, 174). У Кондратьева «наказал их и за сон, и за их образ жизни» (К-2, 148). Точнее представляется нам перевод Уитби: «provided the mortal penalty for sleep» (У, 173). Может быть, следует согласиться с конъектурой де Боора: читать upnousi вместо upnou kai — тогда перевод выглядел бы так: «их, спящих, подверг смертной казни».

75. Не совсем точен Баришич: «био je мртав пиjан» (ВИИHJ, 116). Ошибочен перевод Бешевлиева: «бил пиян и пиянство го погубило» (ГИБИ, II, 327).

76. Об обычае поминального пира у славян см. Свод, I, 164-165, коммент. 4. Дакет считает, что ФС стремится создать у читателя впечатление, будто Мусокий оплакивал смерть Ардагаста, в то время как тот не погиб (Duket. A study, 344). Вряд ли такая гипотеза обоснована.

77. Существующие переводы не вполне отражают содержащуюся здесь в оригинале метафору «кровь — вино». Точнее других перевод Шрайнера: «Die Romaer feierten die ganze Nacht uber eine Blutorgie» (III, 174).

78. Термином «скулка» широко пользуется и Маврикий для обозначения караула. Это германское заимствование в латынь, названную здесь «родным языком ромеев» (ср. ниже, с.208, коммент. 221) и действительно являвшуюся, судя по всему, главным языком в дунайской армии, при том что сам ФС мог ее и не знать.

79. У Кондратьева неверно: «начальников отрядов» (К-2, 148).

Тот факт, что византийцы, одержав победу, немедленно отступили, а славяне, потерпев поражение, сразу вновь собрались с силами, показывает, что плотность славянского населения к северу возрастала и в районе Бузеу была уже весьма велика. Это подтверждается археологическими данными, см., например: Теодор. Новые данные о славянах, 264.

80. Этот приказ соответствовал общей стратегической идее Маврикия, изложенной им в «Стратегиконе» (XI.4.82 и др.): вести боевые действия против славян удобнее, когда деревья стоят без листвы, реки замерзли, а снег выдает следы.

Вопрос о том, зима какого года имеется в виду, напрямую зависит от хронологии предшествующего похода (см. коммент. 45). Наиболее вероятная дата — 593/594 г.

81. Вставная новелла о гепиде не содержит каких-либо моментов для датировки (Olajos. Les sources, 143). Видимо, ФС не только разорвал ею повествование о дунайской войне, но и одновременно сократил его. По мнению Дакета, в истории о гепиде как-то замешана добыча, захваченная византийцами у Мусокия (Duket. A study, 345).

82. Можно предполагать, что Приск был смещен именно за неподчинение приказу, но у ФС причина и следствие переставлены местами. Сбивчивое изложение ФС, по мнению Уитби, ввело в заблуждение Феофана (Whitby. Simocatta, 59).

83. Перевод Кондратьева: «внезапно восстав» (К-2, 150) неверен.

84. Это довольно загадочное место: обычно хаган интересовался причиной появления византийских войск (VI.6.6-14; VII.7.3), а не их ухода. Скорее всего, обман заключался в том, чтобы скрыть от аваров богатую добычу, взятую после победы над Мусокием.

85. У Кондратьева неверно: «на ромейские земли» (К-2, 150).

86. Не вполне понятно, о каких славянах идет речь: с одной стороны, хаган мог отдавать прямые приказы лишь паннонским славянам, с другой же стороны, только дакийские славяне могли успеть перехватить византийскую армию, форсировавшую Дунай в районе Доростола, т.е. очень далеко от владений аваров. Может быть, здесь, как и ранее (1.7.1), ФС преувеличивает зависимость дакийских славян от аваров: они могли переправиться вдогонку за ромеями и по собственной инициативе, лишь при сочувствии хагана (см.: Литаврин. О походе аваров) (ср. коммент. 92).

87. Отсюда явствует, что правовые основания аваро-славянских отношений вызывали разногласия даже в самой аварской верхушке; Таргитий, возможно, не личное имя, а титул, присваивавшийся второму лицу в хаганате (Haussig. Exkurs, 358-359).

88. в своей гордынеmegalofrwnwV обычно значит «дерзко». Кондратьев передает как «с большой находчивостью» (К-2, 151).

89. krataioV в русском переводе понято как «в сознании своей силы» (К-2, 151), в болгарском — как «без страх» (ГИБИ, II, 328), в английском — «powerful» (У, 176), в немецком - «fahig» (Ш, 177).

Использование врачей для дипломатических переговоров было обычной практикой в Византии (Olajos. Les sources, 95), а то, что Феодор действительно был заметной фигурой в то время, доказывается адресованными ему письмами Григория (см.: У, 176).

90. Можно с равными основаниями понимать eqnouV apantoV или как «всего племени» (К-2, 151; Ш, 177), или как «всякого племени» (ГИБИ, II, 328; Pontanus, 264; У, 177). В первом варианте мысль хагана состояла бы в том, что славяне как народ образуют некое целое и что аварскими подданными являются тем самым не только паннонские, но и дакийские славяне. Во втором варианте перед нами обычная похвальба: хагану покорится любой народ. Выбор варианта зависит от того, как мы определим источник ФС для данного пассажа. Вообще, в VI книге цитируется много документов императорской канцелярии (Olajos. Les sources, 147), но крайне сомнительно, чтобы ФС располагал стенограммой этой беседы, и вот почему: посол Феодор у ФС рассказывает хагану ту же историю (VI.11.10-15) резонерского свойства, что и патрикий Петр, и тоже хагану, тридцатью тремя годами раньше; текст речи Феодора есть прямое (Olajos. Les sources, 97) или опосредованное (Ш, 334) заимствование из Менандра (фр. 11). Если ФС пошел на подобное украшательство, то больше оснований считать, что он не располагал подлинными записями речей.

91. Здесь как нельзя более рельефно видна парадоксальность отношений хагана с дакийскими славянами: с одной стороны, он настаивает на том, что они его подданные (uphkooi), а дунайское левобережье — его земля; а с другой стороны, воспринимает добычу как добычу, а не как свое имущество (см.: Литаврин. О походе аваров).

92. обеспечил... [свободный] проходvwran edidou taiV diabasesii; Кондратьев переводит: «разрешил пройти через его землю» (К-2, 152). То же в болгарском (ГИБИ, II, 330) и сербском (ВИИHJ,117) переводах: по мнению Барича, по мирному договору к хаганату отходили и некоторые территории на том берегу Дуная. Уитби считает, что diabaseiV может относиться только к переправе через Дунай, но поскольку ромеи его уже форсировали (VI. 11.3), наиболее вероятным кажется ему перевод: «простил ромеям [давнишнюю] переправу [на северный берег]» (У, 178). Только Шрайнер понимает это место так же, как мы, т.е. cwra не в значении «страна», а в значении «пространство» (Ш, 178).

Почти наверняка дорогу византийцам перекрыли те самые славяне, о переправе которых через Дунай сообщает ФС чуть выше (VI. 11.5). В этом случае освобождение славянских пленных могло быть их требованием.

93. Дризипера — совр. Буюк-Караштыран, между Люлебургасом и Чорлу (Велков. Градът, 102). Войско прибыло сюда осенью 593 г. По мнению Дакета, ФС иногда смешивал этот город с Фессалоникой (Duket. A study, 43).

94. Одисс — совр. Варна.

По мнению Дакета, Маврикий принудил Приска прервать кампанию, так как тот вел ее слишком успешно, и Петр принял у него командование над войском в конце лета 598 г. (Duket. A study, 56-62). Нам представляется более обоснованной датировка Шрайнера — 594 г. (Ш, 335).

95. Маркиануполь — совр. Девня (Велков. Градът, 84).

96. Залдапа часто фигурирует в источниках (Proc. De aed. IV.11; Hier. Synecd. 637.7; Theoph., 257) и у ФС (I.8.10; П.10.10; VII.2.16), и тем не менее локализовать ее можно лишь приблизительно: 1) город находился в пограничье между Нижней Мисией (куда его помещает Прокопий) и Малой Скифией (куда он относится согласно Иероклу); 2) его надо искать поблизости от Троянова Трофея (совр. Адамклиси). Ни Велков, ни Хонигманн не берутся определить это место. Бешевлиев отождествляет его с Абтаатом (Besevliev. Kastellnamen, 91).

97. Крепость с названием 'AkueV/Ad aquas («у источников») находилась в совр. Гамизграде (Сербия). Она упоминается ФС выше (I.8.10). Но это слишком далеко от Залдапы. Может быть, имелся какой-то другой одноименный городок — например, Aquae Calidae («Горячие источники») у Анхиала (ВИИHJ, 117).

98. Город Skoupion упоминается Прокопием в окрестностях Сердики (Софии) — De aed. IV.4. Возможно, это совр. Ихтиман (Besevliev. Kastellnamen, 78). Но такая локализация снова слишком далеко уводит от Залдапы. Другой пункт с названием Скупы фигурирует у Иерокла; он локализуется в совр. Злокучане около Скопье (Hier. Synecd., 655.7). Разумеется, отряд в шестьсот человек не мог грабить на столь обширной территории. Не исключено, что имелись какие-то другие, не известные нам Скупы на востоке Нижней Мисии (Дакет считает, что так у ФС именуется Анхиал — Duket. A study, 349), но не менее вероятно другое предположение: ФС вставил в свой рассказ о конкретной стычке некий найденный в источнике перечень, относившийся к другому, более обобщенному и развернутому описанию славянских набегов (У, 180), — в этом случае упомянутые города, столь далеко разбросанные друг от друга, как бы маркируют масштабы разорения.

99. гнали... назад в качестве добычиauqiV elafuragwgoun; большинство переводчиков понимают эти слова как «снова грабили» (ВИИHJ, 117; ГИБИ, II, 332; Ш, 180; Pontanus, 272; Mih., 136). Кондратьев также присоединяется к этому варианту, для чего ему от себя приходится в начале фразы добавлять «еще недавно (были опустошены)» (К-2, 154). Шрайнер посвящает специальный комментарий обоснованию того, что auqiV следует переводить как «повторно» (Ш, 336). Лишь один Уитби переводит это место так же, как мы: «were herding back» (У, 180). Действительно, слово auqiV можно понимать двояко, но употребленный глагол доказывает, как кажется, правильность второго варианта: 1) никаких указаний на то, что ограбление произошло в «предпрошедшее» время, форма глагола не несет; 2) lafuragwgew в значении «везти в качестве добычи» ФС употребляет десять раз (II.18.25; III.6.14; 10.3; 14.10; IV.16.16; V.1.16; 11.1; 13.2; VI.7.12; VIII.3.14), а в значении «грабить» — лишь однажды (VI.10.13).

Итак, никакого предыдущего набега на эти города ФС не имплицирует. Под auqiV же следует понимать места обитания этих славян: по-видимому, Южную Добруджу (ср. коммент. 54).

100. Прием «вагенбурга» широко применялся в эпоху Великого переселения (ср. Proc. Bel. III.8.25-28; IV.11.17-19), поэтому не обязательно считать, что славяне заимствовали его именно у аваров (Kollautz, Miyakawa. Geschichte, 43).

101. Ср. выше, III.4.7 и коммент. 23.

102. Об Александре см. выше, VI.8.9-9.11 и коммент. 57.

103. Это была латынь, остававшаяся в конце VI в. языком военных команд (ср. коммент. 78),

104. Какие именно места имеет в виду ФС, можно лишь догадываться. Шрайнер считает, что это были области Добруджи, между Дунаем и Черным морем (Ш, 336). У Уитби — более сложная реконструкция. По его мнению, источник ФС был настолько враждебен Петру, что отрицал за ним даже способность совершить переход через Дунай. Уитби уверен, что «места нахождения славян» — это Левобережье Дуная, что армия Петра переправилась туда, но вскоре получила приказ вернуться (У, 181).

105. Имеется в виду (вопреки К-2, 155) Византий как архаизированное именование Константинополя.

106. Крепость Пистон (у ФС род.п. — Pistou) из источников неизвестна, но широко засвидетельствовано похожее название Pristis или Sexagintaprista ('Exantaprista) - Proc. De aed. IV. 11, с. 148-2; Miller, 505; Notitia dignitatum XL. 14; Raven. Geogr. IV.7.2. Этот пункт единогласно локализуется в совр. Русе (Шкорпил. Некоторые из дорог, 458; Велков. Градът, 87; Besevliev. Kastellnamen, 140). Дуйчев справедливо полагает, что Пистон ФС — это то же самое место (Дуйчев. [Рец.], 294).

107. О Залдапе см. коммент. 96. Как бы мы ни определяли направление первоначального похода Петра (ср. коммент. 104), ясно, что к моменту получения нового приказа он находился ближе к Залдапе, чем к Присте. Значит ли это, что из Присты он двинулся обратно к Залдапе? Уитби считает именно так (У, 182). Конечно, теоретически нельзя исключить, что опасность перехода славян через Дунай возникала то там, то здесь и сообразно с этим передвигалась то туда, то сюда и армия Петра. Но настораживает, что, во-первых, из Залдапы нельзя было никоим образом добраться до Ятруса (см. коммент. 108) на следующий день, из Присты же это было возможно; во-вторых, дальнейшее продвижение войска, описываемое ФС в одной и той же манере, не обнаруживает ни малейших метаний и происходит строго в западном направлении. Все станет на свои места, если мы допустим, что ФС, плохо знавший географию Балкан, переставил здесь два названия: Петр начал поход против славян из Залдапы, а когда получил новый приказ, то в Залдапу же и вернулся, а уж оттуда двинулся в Присту. ФС явно сокращает здесь изложение своего источника: если последующее продвижение войска отображено с мельчайшими подробностями, то о пути от Залдапы — ни слова; а ведь на этом расстоянии в полторы сотни километров имелось множество укрепленных городов, где армия наверняка останавливалась (Аппиара, Трансмариска, Кандидиана, Доростол и др.).

108. Ятрус — совр. Кривина (Ivanov. Iatrus). От Присты до Ятруса — около 60 км.

109. Топоним Latarkion из других источников неизвестен. По имеющимся сведениям, между Пристой и Ятрусом находились две крепости: Скедеба и Тримамиум. Археологически здесь также не зафиксировано каких-либо неидентифицируемых развалин (Шкорпил. Некоторые из дорог, 458). Никто до сих пор не высказал никаких догадок о местоположении Латаркия. Можно выдвинуть две гипотезы: 1) ФС здесь пользовался двумя источниками, повествовавшими об одних и тех же событиях, но в одном город был назван Iatrwn, как у Прокопия (Proc. De aed. IV.7.6), а во втором — Latron, как в других источниках (Latris — Notitia dignitatum XL. 13; Latro - Miller, 505; Latron - Raven. Geogr. IV. 7.2). Уменьшительная форма такого топонима была бы Latrakion, что в результате метатезы с легкостью могло превратиться в Latarkion; 2) название Latrakion или Iatrakion носил какой-то из пригородов главного Ятруса.

110. Новы находились в районе совр. Свиштова (Велков. Градът, 84). Существовали еще Верхние Новы, ср. коммент. 130.

111. Это — единственная надежная дата во всем отчете ФС. Праздник св. Луппа отмечался 23 августа (Delehaye. Synaxarium, 917). Дакет считает, что св. Лупп являлся покровителем солдат дунайской армии и потому дата его праздника запомнилась престарелым ветеранам, от которых ФС мог слышать рассказы об описываемых событиях (Duket. A study, 81, п. 79).

112. Феодоруполь — город, известный благодаря Прокопию (De aed. IV.7.5). Его точная локализация затруднительна, он находился где-то поблизости от совр. Свиштова (Besevliev. Kastellnamen, 86).

113. Куриска — искаженное название Секуриски. Это укрепленное место часто упоминается в источниках и локализуется или у совр. Никополя (Шкорпил. Некоторые из дорог, 464), или в Черквице (Besevliev. Kastellnamen, 86).

114. Город Асим (Asamatum — CIL III. 992; Ansamo — Notitia dignitatum XL. 17; Ansamon — Raven. Geogr. IV.7.8) обычно локализуют в совр. Муселиево (Велков. Градът, 87), но Ковачева (Ковачева. Останки от римската епоха) утверждает, что город лежал ближе к устью Осыма, в Осымско-Кале. В любом случае расстояние от него до Секуриски оказывается столь малым (всего несколько километров), что непонятно, на что войско истратило три дня; видимо, эти районы уже считались небезопасными (ср. ниже), и двигаться приходилось с предосторожностями.

115. Речь идет о Юстине I (518-527), а не о Юстине II (565-578), которого ФС неизменно называет «младшим» (III.5.4; 9.3; 11.3; 8.10; VI.10.9). См.: Schreiner. Stadte, 63. Тем самым перед нами свидетельство о военной ситуации в этом районе за 70 лет до описываемых событий. Быть может, право иметь гарнизон было даровано городу для защиты от тюрок, но не исключено, что и против славян (антов): нам известно, что по крайней мере однажды при Юстине I анты нападали на Фракию, по свидетельству Прокопия Кесарийского (см. Свод, I, 241, коммент. 174). Асим был мощной крепостью и в 447 г. оказал стойкое сопротивление гуннам (Prisci fr. 9.9, 39-53).

116. Булгары представляли собою кочевой народ смешанного, предположительно тюркского происхождения (Бешевлиев. Първобългарите, 20). Вместе с родственными им племенами кутригуров и утигуров они попали под власть аваров и вместе с ними передвинулись в Паннонию. Именно здесь установилось соседство их со славянами, подготовлявшее почву для будущей интеграции двух этносов в единый болгарский народ (Ангелов. Образуване, 137-138, 140-141).

117. Римская миля составляла 1,48 км (Schilbach. Metrologie, 279).

118. Где произошла встреча, сказать трудно. Большинство ученых, в соответствии с последовательностью рассказа ФС, локализуют ее где-то к западу от Асима, на той римской дороге, по какой войско шло и до этого. Но тогда получалось бы, что по условиям мира, о которых напоминали булгары, византийцы отказались от всего Иллирика. Это невероятно, ибо на следующий год византийцы смело отстаивали нерушимость своих прав даже на земли в 400 км выше по течению Дуная (ср. VII.7.5). Уитби считает, что мы в очередной раз имеем дело с путаницей, проистекающей от неумелого сокращения ФС своего источника: историк не упомянул, что Петр переправился на северный берег Дуная (У, 183). Если согласиться с этой гипотезой, то становятся более понятны и уверенный тон в претензиях хагана, и неуклюжие оправдания Петра (см. ниже, VII.6.6-7). Легко достраивается и опущенный ФС фрагмент повествования: в 40 км к западу от Асима находился Паластол (древний Палатиол) — одна из двух главных византийских переправ через Дунай (см.: Vetters. Dacia Ripensis, 48, ср. VIII.5.5; 6.3). Двинувшись из Асима, Петр мог достичь этой переправы как раз за четыре дня (см. VII.4.1). Как бы то ни было, совершенно ясно следующее: 1) ошибка, на которую ссылается Петр, состояла в том, что он якобы принял булгар за славян; 2) трофеи, коими он обещал возместить ущерб, — это добыча, которую византийцы рассчитывали захватить у славян; 3) булгары, в отличие от славян, воспринимались хаганом как «свои».

119. Решение вопроса, какая это была река, зависит от степени нашего доверия к ФС: если безоговорочно следовать тексту, то придется считать реку Дунаем, ибо все последующее явно происходит уже в Задунавье. Если же принять соображения Уитби (см. коммент. 118) о том, что рассказ о переправе через Дунай опущен ФС, то эту реку надо считать одним из многочисленных левых притоков Дуная, например Олтом. В пользу второй гипотезы свидетельствует весь дух рассказа: 1) повествуя о Дунае, ФС почти всегда называет его o IstroV, очень редко —"IstroV potamoV (VII.7.3; VIII.1.11), а просто potamoV лишь в тех случаях, когда имя было названо только что. В данном случае название реки не фигурирует вовсе, и это значит, что ФС его не знает; 2) все нижеследующее описание мало напоминает переправу через Дунай, как она представлена у Маврикия (Strat. XI.4.17-23); 3) форсирование Дуная требовало грандиозных приготовлений, о которых часто упоминает ФС (ср. VI.3.9; 7.1; VIII.2.3-8; 5.10-11; 6.7). Итак, можно почти наверняка утверждать, что описание переправы войска через Дунай было опущено ФС, и начиная с VII.4.1. мы находимся уже в Левобережье. Такое сокращение источника — вещь для ФС обычная (ср. коммент. 107).

120. Основу боевого строя славян составляла пехота (Proc. Bel. VII.14.25; см. Свод, I, 185), но данное свидетельство ФС говорит и о применении конницы. См. также Свод, I, 234, коммент. 123.

121. Ватиканская рукопись дает написание PeiragastoV (ниже — PeirogastoV), в оглавлении — PiragastoV, у Феофана — PhragastoV, у Анастасия — Peragastus (из-за пуристского истолкования «эты»). Все эти варианты начального гласного произносились в византийскую эпоху одинаково. Видимо, славянское ими звучало как *Pirogostь, и к нему было добавлено грецизирующее окончание os (см. Свод, I, 332, коммент. 16.4.1). О корне *gost- см. Свод, I, 335, коммент. 16.4.6. Корень *pir- «пир» также вполне прозрачен (Фасмер. Словарь, 264). Встречающийся в славянском ареале топоним Пирогоща доказывает популярность имени Пирогост (Фасмер. Словарь, 266). Среди гипотез, объясняющих эпитет «пирогоща» у древнерусской иконы Богоматери, есть и отыменная: А.И.Соболевский, ошибочно считая, будто «памятники этого имени в себе не заключают», тем не менее настаивал, что икона принадлежала киевлянину XI-XII вв. по имени Пирогост (Словарь-справочник, 76-77).

122. Термин jularcoV предполагает вроде бы племенного вождя, но словом plhquV обозначается скорее войско, чем народ, так что выводов о статусе Пирагаста сделать не удается. Филархом назван Пирагаст и в оглавлении. Ср. коммент. 124.

Славяне, осевшие на этом конкретном участке дунайского Левобережья, уже очень рано стали беспокоить византийцев своими нападениями. Вот что пишет Прокопий относительно крепостей Паластол (совр. Байкал, восточнее устья Искыра) и Сикивиды (совр. Челей на северном берегу): «Они были разрушены временем, а император Юстиниан, отстроив их, обуздал набеги тамошних варваров» (Proc. De aed. IV.6.35). Кто эти варвары, Прокопий не раскрывает, но более чем вероятно, что это были славяне. Византийцы в середине VI в. считали находящимся под большой угрозой участок дунайской границы от устья Лома до устья Искыра (Иванов. Оборона, 44).

123. Аллюзия на Аристофана (Лягушки, 92).

124. Здесь Пирагаст назван уже таксиархом, т.е. военным командиром, ср. коммент. 122.

Тактика, примененная в данном случае ромеями, соответствует рекомендациям Маврикия по форсированию рек в виду неприятеля (Strat. XII В.21).

125. Роль проводников обычно брали на себя византийцы, длительное время прожившие среди славян в качестве пленников, а потом перебежавшие на сторону ромеев («рефугии»). Маврикий относится к ним с крайней настороженностью и предупреждает, что они могут оказаться славянскими шпионами (Strat. XI.4.31). См. также Свод, I, 390, коммент. 52.

126. Маврикий строго предостерегает, чтобы в солдатских фляжках была именно вода, а не вино, особенно в летнее время (Strat. XII.В.23; VII.A.710).

Михаэску предлагает принципиально иной маршрут для армии Петра: считая локализацию всех вышеперечисленных пунктов на Дунае недостоверной, он допускает, что войско недалеко ушло от Залдапы (Mih., 137), а через Дунай переправилось около Доростола. Тогда безводный марш в сторону Иливакии прочерчивается от совр. Кэлэраши до совр. Слобозии (Mih., 140). В этой теории одна сильная сторона: убедительное объяснение внезапного появления Иливакии. И все же правильная последовательность городов в VII.2.16-3.1 не оставляет сомнений в том, что войско действительно уходило далеко на запад от Доростола.

127. Четыре парасанга равняются примерно 18,5 км. Об Иливакии ФС упоминает и выше (VI.8.9). Если это действительно та самая река, отождествляемая с Яломицей (ср. коммент. 58), значит, Петр прошел весь обратный путь левым берегом Дуная, совершив грандиозный марш через территории, заселенные враждебными славянскими племенами. Значительность этой кампании была, по мнению Уитби, принижена в том недоброжелательном в отношении Петра источнике, которым пользовался ФС (У, 185). Шрайнер, напротив, полагает, что Петр так и не пересек в тот год Дуная; название же р. Иливакии то ли перепутано, то ли дублируется (Ш, 338). О третьей гипотезе, принадлежащей Михаэску, см. коммент. 126. Неясны и временные рамки похода. Бьюри считает, что Петр командовал войском несколько лет. Дакет, напротив, — что всего несколько месяцев (Duket. A study, 58-59). В последнем случае для грандиозной экспедиции просто не остается времени. Следует признать, что путаный и рваный рассказ ФС действительно оставляет свободу для столь разноречивых суждений. И все же трудно допустить, чтобы ромеи двигались с проводниками по равнинной местности на своей собственной территории — и несмотря на это теряли ориентацию. Очевидно, гипотеза Шрайнера неверна.

128. Ф.Баришич считает, что неудачный опыт этой экспедиции был учтен при написании «Стратегикона» (см. Свод, I, 388, коммент. 42). Маврикий, советуя предпринимать нападения на славян лишь в зимнее время, ссылается на некоторые неназванные «печальные примеры» (Strat. XI.4.31).

129. Далее описываются события 595 г. (Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 198; Olajos. Les sources, 171). Дакет датирует их 599 г. (Duket. A study, 60).

130. Верхние Новы, т.е. лежащие выше по течению, чем другие Новы, упомянутые в VII.2.16 (ср. коммент. 110), находились в устье р. Чезаве (Mircovic. Gradovi, 105). Принято думать, что византийская армия двигалась от Адрианополя по дороге Сингидон-Константинополь, которая выводила к Дунаю у Виминакия (совр. Костолац), см.: Schreiner. Stadte, 67. Можно считать, Что ромеи переправились через реку здесь и по северному берегу двинулись на восток, в сторону Нов. Не исключено также, что Приск свернул с сингидонского тракта в Наиссе (совр. Ниш) и направился по второстепенной дороге на Рациарию (совр. Арчар) — см.: Vetters. Dacia Ripensis, 11. Далее Приск должен был бы форсировать Дунай восточнее Железных ворот и идти на запад к Новам. К сожалению, приводимая ФС цифра — пятнадцать переходов — совершенно нереальна: за такое время нельзя дойти от Астики до Дуная ни одним из двух этих путей; видимо, ФС и здесь сократил свой оригинал. Напротив, вторая из приводимых им цифр вполне реалистична: за четыре перехода действительно можно было бы дойти от Виминакия до Нов. Но тут является другая трудность: Верхние Новы лежали на правом берегу Дуная, а войско, если следовать логике текста, шло по левому. Может быть, следует допустить, что ФС вновь что-то выбросил, отчего маршрут войска предстал в искаженном виде. Наверно, нужно согласиться с гипотезой Дакета, что ФС называл Истром не только Нижний Дунай, но и его приток Марг (совр. Морава), являвшийся фактически западной границей империи (Duket. A study, 57).

131. По логике ФС переговоры ведутся на землях к северу от Дуная (ср. выше), которые не принадлежали империи уже с 271 г. Е.Хрисос считает, что юридически Византия и в VI в. не отказывалась от претензий на эти территории (Chrysos. Die Nordgrenze, 34-36). Из текста как будто следует, что именно авары отняли эти земли у ромеев, но это можно было сказать только в отношении правобережных территорий. Быть может, район Верхних Нов относился еще к ареалу славянского расселения (У, 193), что и придавало двусмысленность всей ситуации. А возможно, как и считает Дакет, переговоры проходят не на Дунае, а на Мораве (Duket. A study, 37).

132. Топоним Константнола нигде более не встречается, но место это можно локализовать довольно точно — это Флавиана, лежавшая на левом берегу Дуная, напротив устья Моравы (Mircovic. Gradovi, 51). Здесь Приск уже не решается ступить на северный берег и ведет переговоры, сидя в лодке, в то время как хаган стоит на берегу. Видимо, чем дальше на запад, тем больше возрастала аварская мощь.

133. Восемнадцатимесячное перемирие длилось с осени 595 до лета 597 г. За это время авары разгромили баваров и напали на франков и тюрингов (Paul. IV. 10-11). Боевые действия против византийцев возобновились летом (Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 198) или осенью 597 г. (Olajos. Les sources, 171). Дакет считает перемирие с весны 599 до осени 600 г. (Duket. A study, 60).

134. Принято считать, что здесь имеются в виду черноморские Томы (совр. Кюстенджа), упоминаемые ФС и в других местах (II. 10.12; VIII.3.12). Однако Г.Штефан полагает, что это — другой город (Stefan. Tomis et Tomea), лежавший в горах к западу от совр. Софии. Такой локализации, впрочем, противоречит прямое указание ФС, что хаган вторгся во Фракийскую Мисию. Осада Том длилась до марта 598 г. (Olajos. Les sources, 171). Дакет датирует осаду зимою 600/ 601 г. (Duket. A study, 61-62).

135. Армия Коментиола двигалась, видимо, на помощь Приску, но ее маршрут изложен ФС крайне сбивчиво. Весьма двусмысленным было и поведение командующего, которого потом даже обвиняли в предательстве.

136. Ромеи были разбиты в апреле 598 г. (Ш, 349), у Дакета — 601 г. (Duket. A study, 62).

137. Маврикий выступил навстречу аварам. По мнению Уитби (У, 200), описание именно этого недолгого похода ошибочно помещено ФС выше, в V.16 - VI.3 (ср. коммент. 24). Таким образом, можно иначе датировать и встречу императора со славянскими послами.

138. Мир был заключен летом 598 г, (Olajos. Les sources, 171; Pohl. Die Awaren, 154; Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 204). Другие датировки — 599, 600 или даже осень 601 г. (Duket. A study, 62).

139. В значении «граница» употреблено слово mesithV, обычно значившее «посредник», — свидетельство того, что Византия отказывалась от римской концепции границы как временного предела на пути перманентной экспансии. Авары по ту сторону «межи» признавались полноправным контрагентом, а граница — впервые двусторонней. О термине см.: Chrysos. Die Nordgrenze, 30, 37.

Коль скоро ФС признает (VII. 15.13), что ромеи начали войну (в 595 г.) несправедливо, можно заключить, что и предыдущий договор с аварами 584 г. запрещал византийцам переходить Дунай западнее Железных ворот.

140. Это право можно понимать двояко — и как взаимное для аваров и ромеев (Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 177), и как одностороннее — только для ромеев (ВИИHJ, 122). Новый договор теоретически не менял обязательств сторон; византийцы, по всей видимости, и раньше не имели права вторгаться в аварские владения к северу от Дуная, однако на их рейды против дакийских славян авары смотрели сквозь пальцы. В новом договоре эта двусмысленность (ср. VI.6.14) была устранена: не касаясь сложного вопроса о статусе славян, стороны достигли практической договоренности, что война против них не затрагивает суверенитета ни одной из сторон.

141. Описывается начало лета 599 г. (Olajos. Les sources, 172; Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 201). Другие исследователи пытались уместить эту новую войну в том же 600 г., что и предшествующую, но для одного года это чересчур много событий. Особняком стоит точка зрения Г.Лабуды, считающего необходимым поменять местами во времени события этой и предшествующей кампаний (Labuda. Chronologie, 170). Дакет, как обычно, предлагает самую позднюю датировку - зима 601/602 г. (Duket. A study, 64-65).

142. Город Виминакий (совр. Костолац) был разгромлен аварами в 583 г. Может быть, поэтому ФС говорит не о городе, а об острове, лежавшем на Дунае напротив развалин Виминакия. Это был совр. Острово, где, возможно, и поселились горожане.

143. Византийская армия двигалась с боями на северо-запад. Театр войны достигал, по мнению Михаэску, совр. Зренянина на севере и совр. Вршаца на востоке. Упомянутое ФС озеро — совр. Белоез (Mih., 160). По мнению ряда исследователей, ФС называет Тисой р. Тимиш (Szadeczky-Kardoss. The name).

Феофан рассказывает о нападении на «гепидов и прочих варваров» (Theoph., 282),

144. Имеется два счета пленных. Один — ФС и совпадающего с ним Фотия, другой — Феофана: «3000 аваров, 800 славян, гепидов — 3200, варваров — 2000» (Theoph., 282). Видимо, цифра 8000 правильнее (славяне составляли «большой отряд»), и тут у Феофана ошибка, но в подсчете «прочих варваров» эти источники могут опираться на разные данные. Одна из двух групп безымянных у ФС варваров — конечно, гепиды (см. о них коммент. 61), но какая именно — неизвестно. Другая группа неназванных варваров — видимо, булгары, герулы, савиры. Все этнические контингенты, как явствует из текста ФС, стояли в одном строю с аварами, славяне же выступали отдельно, как союзники. Их удельный вес был достаточно высок: среди пленных славяне составили 46% (см.: Иванова, Литаврин. Славяне, 56).

145. Видимо, пленные были посланы на кораблях вниз по Дунаю, а оттуда морем в Томы. Такой способ транспортировки являлся наиболее безопасным, поскольку византийский контроль над северобалканскими провинциями был весьма условен (У, 213).

146. Хаган заботился именно о трех тысячах аварских пленных, тогда как судьба прочих его не беспокоила — он не воспринимал их как «своих». По мнению Уитби, ромеи возвратили одних аварских пленных с коварным расчетом поссорить аваров с подчиненными им племенами (Whitby. Simocatta, 64).

147. Шрайнер (Ш, 356) и Дакет (Duket. A study, 66-67) датируют поход Петра 602 г., другие исследователи склонны относить его к 601 г. (Olajos. Les sources, 172; Nustazopoulou-Pelekidou. Sumbolh, 202; У, 215). Разнобой в датировке возникает из-за того, что годовщина царствования Маврикия приходилась на 14 августа, тем самым рассказ об одной летней кампании оказывается у ФС разделен на два разных года.

148. Катарактами именовались совр. Железные ворота — место, где Дунай прорывается через Карпаты. Корабли здесь поднимали вверх по реке только по волоку, завладев которым авары преграждали ромейскому флоту путь в средний Дунай (У, 216, Литаврин. О походе аваров).

Речь идет не о военном столкновении аваров с ромеями, а лишь о недружелюбных действиях и переговорах, после которых Апсих отступил без боя.

149. Это — единственная кампания, одинаково датируемая всеми исследователями. Она началась летом 602 г.

150. У Кондратьева неверно: «затягивает войну» (К-2, 180), как если бы она уже шла. Между тем для дальнейшего крайне важно уяснить, что формально у ромеев с аварами был мир.

151. Многие переводчики (Pontanus, 323; К-2, 180; У, 217; ГИБИ, II, 353) понимают это место как «против славян», и лишь Шрайнер переводит правильно: «gegen das Heer in Sklavinien — против войска Склавинии» (Ш, 209). Перед нами — первый случай употребления термина С(к)лавиния ФС или кто-то из его современников образовал его по образцу других таких же — Скифия, Сарматия и др. Очевидно, в середине VI в. подобного понятия еще не существовало, и его возникновение несомненно свидетельствует, что Левобережье Дуная воспринималось как славянская территория. Впоследствии этим термином стали обозначать протогосударственные образования и на территории империи (Литаврин. Славинии).

ФС не объясняет, почему в ответ на угрозу со стороны аваров ромеи организуют экспедицию против славян. Очевидно, авары и независимые от них дакийские славяне планировали совместное нападение на империю, а византийцы решили нанести упреждающий удар по одному из союзников, не нарушая в то же время договора 598 г. (см. коммент. 140). См.: Литаврин. О походе аваров, 22.

152. Скривонами назывался элитный отряд императорской гвардии. Их часто использовали для специальных поручений (ср. I.4.7; VII.3.8).

153. Анты занимали территории от Добруджи на юге до притоков Днепра на вере и Олта на западе (Седов. Восточные славяне, 129; Седов. Анты, II, 17; Бонев. Анти и словини, 56-61). Против каких именно антов направлялся удар аваров, неизвестно. Но крайне маловероятно, чтобы они были действительно уничтожены: по археологическим данным, антские поселения существовали и в VII в. И крайнем случае анты могли жить немного севернее. Г.Г.Литаврин же полагает, что армия Апсиха вообще не достигла антских земель (Литаврин. О походе аваров, 30).

По всей видимости, войско Апсиха двигалось правым берегом Дуная (Литаврин. О походе аваров, 28) и напало на поселения к югу от реки (Бонев. Анти и словини, 58-59).

Любопытно упоминание об антах в одной средневековой еврейской глоссе: Берберы, анты (Anatiim) и остальные племена — что я им сделал?!» Не исключено, что здесь имеются в виду какие-то варварские набеги, в ходе которых пострадали еврейские общины Северной Африки и Балкан (Sperber. Essays, 179-183).

154. Анты были союзниками Византии с 545 г. (см. Свод, I, 230-231, коммент. 107). Этот союз оставался в силе по крайней мере до 612 г., когда эпитет «Антский» в последний раз встречается в титуле императора Ираклия (см. Свод, 262). По сообщению Михаила Сирийца, анты в 587 г. нападали на славян по наущению Византии (см. Свод, I, 285). Это, конечно, не значит, что все анты состояли в союзе с империей: тот факт, что Маврикий (XI.4; XII.В.20) и Военный Аноним (см. Свод, I, 361, 369, 381) говорят о славянах и антах как о равновероятных противниках, свидетельствует, что какая-то часть антов оставалась врагом ромеев (Литаврин. О походе аваров, 23, 32).

ФС не поясняет, почему в ответ на ромейскую экспедицию против славян Апсих отправляется против антов, но логика здесь очевидна: хаган действует точь-в-точь как Маврикий, балансируя на грани войны, но не решаясь первым нарушить договор. Ромеи, воспользовавшись правом переходить Дунай против славян, напали на аварских союзников — но и хаган использовал свое право переходить Дунай, чтобы атаковать союзников Византии (Avenarius. Die Awaren, 108-109).

155. Иногда полагают, что от аваров отложились служившие в их войске славяне (Waldmuller. Die Begegnungen, 162), но это не обеспокоило бы хагана так сильно, как уход аваров (Литаврин. О походе аваров, 29, 33).

156. Имеется в виду осень 602 г.

157. из-за добычиdia te thn leian в латинском переводе понято как propter praedae spem exiguam (Pontanus, 324). Вслед за ним и Кондратьев переводит: «из-за малой надежды на добычу» (К-2, 180-181), а в старом варианте: «из-за недостатка добычи» (К-1, 268). Но с такой же вероятностью могут иметься в виду уже добытые трофеи, которые воины стремились переправить на родину (ср. «Стратегикон» Маврикия, XI.4.32 - Свод, I, 375).

158. из-за плохого состояния лошадейdia te thn thV ippou tapeinwsin Кондратьев переводит как «из-за недостатка лошадей» (К-2, 181).

Еще одна, возможно, главная причина мятежа указана ниже (VIII.6.10) — желание императора дать передышку казне в снабжении войска, т.е. не выплачивать жалованье. О том же как о причине возмущения армии прямо говорит Иоанн Никиуский (Job. Nic., 102, 10-11).

159. Последующие колебания в поведении армии объясняются какими-то обещаниями со стороны императора.

160. parwdikwV; Кондратьев понимает как «тем временем» (К-2, 181), Уитби — как «on their march» (У, 218); в латинском переводе — ultra (Pontanus, 324). Это слово взято ФС из астрологического лексикона и не вполне подходит к контексту.

161. Паластол (ср. коммент. 118, 122) лежал возле устья р. Искыр, у важнейшей переправы через Дунай. Тем самым можно заключить, что Петр вел боевые действия в тех же славянских областях, что и в 594 г., когда за бездарное командование он был отстранен.

162. Армия двигалась маршрутом, обратным тому, который описан в рассказе о 594 г. (ср. коммент. 113, 114). Обычно в Секуриске никаких переправ не осуществлялось, но командиры явно спешили форсировать Дунай до начала осенних дождей.

Статья, перевод и комментарий С.А.Иванов. Текст воспроизведен по изданию: Свод древнейших письменных известий о славянах. Том 2. Москва, «Восточная литература» РАН, 1995.