Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ВАЛАФРИД СТРАБ

ДЕЯНИЯ ИМПЕРАТОРА ЛЮДОВИКА

ПРЕДИСЛОВИЕ 1

Эту книжицу на манер анналов составил Теган, франк по происхождению, хорепископ Трирской церкви, правда кратко и более истинно, нежели изящно. Так как в некоторых своих суждениях, а это показалось бы (гораздо) более многословным и страстным, если бы было сказано, муж знатный и сурового нрава не мог смолчать, поскольку был весьма раздосадован подлостью презренных людишек. Кроме того, чрезмерная любовь к справедливости и ее вершителю, христианнейшему императору, возвеличила скорбь (его) естественной ревностности. Оттого труд его, (написанный) из добрых побуждений, не следовало бы слишком презирать из-за некоторой незначительной простоватости. И мы знаем, что муж сей был весьма начитан, но поглощен заботами проповедования и наставления. Этой книжице я, Страб, придал некоторые разделы и главы, чтобы желающим знать были бы более легко и быстро доступны отдельные титулы, поскольку я страстно желаю чаще слышать или даже являть (миру) деяния и подвиги священной памяти императора Людовика.

1. Ряд предков королевского рода франков от св. Арнульфа вплоть до Карла Великого, и его освящение.

2. О Хильтигарде и трех ее сыновьях. [37]

3. О юном Людовике и о его добродетельности, с примерами из древних.

4. О королеве Ирмингарде и сыновьях, рожденных от нее.

5. Смерть Пипина и Карла, сыновей императора Карла.

6. Каким образом император Карл с согласия франков вверил Людовику вершину королевства.

7. Что в самое последнее время совершил тот же самый император, и смерть, а также погребение его.

8. Каким образом наследовавший отцу Людовик разделил отцовское имущество.

9. Он принял и отпустил различных послов, и особенно (послов) от греков.

10. Каким образом он упрочил постановления своих предков.

11. Посольство от беневентцев обещало (платить) подать.

12. Бернард, сын Пипина (Италийского), подчинился дяде.

13. Каким образом при помощи посланцев, отправленных по всему королевству, он разузнал и исправил все, требующее улучшения.

14. Созвав (общегосударственное) собрание в Саксонии, он принял и отпустил обратно датских послов и Бернарда.

15. Он отправил войско против славян и победил.

16. Как папа Стефан, наследовавший (папе) Льву, прибыл во Франкию и повстречался в Реймсе с королем.

17. Каким образом тот же папа посвятил его в императоры и (как) они почтили друг друга взаимными дарами.

18. Умершему Стефану наследовал (папа) Пасхалий.

19. О нравах благочестивого императора и о повседневной его деятельности и многообразной славе. [38]

20. О неподобающем возведении незнатных в церковные звания и о пороках.

21. Отец определил Лотаря императором.

22. Раскрытый и окончательно побежденный заговор Бернарда против императора.

23. Покаяние императора по причине смерти Бернарда.

24. Император сделал своих братьев монахами.

25. Убит Мурманн Бретонец и умерла Ирмингарда.

26. Юдифь взята на царство.

27. Против Лидуита отправлено войско.

28. Когда Лотарь взял в жены Ирмингарду.

29. Лотарь отправлен в Италию.

30. Очищение папы Пасхалия от обвинений перед послами императора: после смерти ему наследовал папа Евгений.

31. Император снова опустошил Бретань.

32. Приняты и отправлены обратно послы от болгар.

33. Норманн Хериольд со своими сделан христианином.

34. Против сарацинов отправлено войско.

35. Император дал своему сыну Карлу Алеманнию и Рецию.

36. Какое насилие совершил по отношению к отцу Пипин (вместе) с вероломными аристократами, и обесчещение Юдифи и ее братьев.

37. Каким решением император одолел врагов и принял королеву.

38. Где Бернард (Септиманский) очистился от обвинений.

39. Первое выступление Людовика против отца, которое было улажено примирением.

40. Лотарь пожелал доказать свою непричастность в подстрекательстве к этому выступлению. [39]

41. Когда Пипин, которому отцом было велено идти во Франкию, исчез в бегстве.

42. Что произошло на Поле лжи.

43. Какое бремя вынес благочестивейший император, особенно в Компендиуме.

44. Нападки на Эбо (Реймсского) и ему подобных.

45. Послы Людовика отправляются к Лотарю (чтобы позаботиться) об отце.

46. Их (Людовика и Лотаря) разговор у Могонции.

47. Послы Людовика прибыли к отцу.

48. Как император был освобожден Лотарем, а Эбо схвачен.

49. О великодушии и снисходительности благочестивого императора.

50. О советниках неблагородного происхождения, которых следует избегать и сдерживать.

51. Повторное призвание императрицы Юдифи из Италии.

52. Содеянное Лотарем у города Каваллон.

53. Увещевание отца к Лотарю, направленное (ему) через послов.

54. Каким образом Лотарь согласился вновь возвратиться к отцу.

55. На каких условиях они расстались друг с другом и какое наказание (было установлено) для вероломных (сторонников Лотаря).

56. Эбо лишен епископского звания.

57. Послы императора отправляются к Лотарю из Лугдуна.

58. Смерть Беренгария и завершение книжицы. [40]

ТЕГАН

ДЕЯНИЯ ИМПЕРАТОРА ЛЮДОВИКА

1. Под властью Господа нашего Иисуса Христа, да продлится она вовеки. В году от Рождества Его 813, а это был 45 год правления преславного и правоверного императора Карла, того самого, который происходил из рода св. Арнульфа, епископа Христа, как мы узнали из отцовских преданий и как то свидетельствуют многочисленные истории 2. Св. Арнульф 3, который был в юности герцогом, родил герцога Ансгиза 4; герцог Ансгиз родил герцога Пипина Старшего 5; герцог Пипин Старший родил герцога Карла Старшего 6; герцог Карл Старший родил Пипина 7, которого римский понтифик Стефан 8 освятил и помазал королем 9; король Пипин Старший родил Карла 10, которого римский понтифик Лев 11 освятил и помазал императором в церкви, где покоятся блаженнейшие мощи князя апостолов Петра, в день Рождества Господа нашего Иисуса Христа 12.

2. Когда (император) был еще юношей, он обручился с девицей из благороднейшего швабского рода, по имени Хильдигарда, которая происходила из клана Готефрида, герцога аламаннов. Герцог Готефрид родил Хуохинга, Хуохинг родил Неби; Небе родил Имму; Имма же родила блаженнейшую королеву Хильтигарду. После того как упомянутый император взял ее в жены 13, он родил от нее трех [41] сыновей, один из которых был назван по имени отца Карлом 14, другой, который был королем Италии, Пипином 15, третьего же, ставшего королем Аквитании, нарекли Людовиком 16. Долго их отец жил вместе с ними счастливо и для пользы обучал их свободным искусствам 17 и мирским законам 18.

3. Однако тот, который по рождению был самым младшим, уже с детства научился всегда бояться и любить Бога и все, что имел, во имя Господне раздавал бедным. Поистине он был самым лучшим из его сыновей, как много раз от начала мира (случалось так, что) младший брат превосходил в добродетелях старшего. Впервые это обнаружилось на сыновьях прародителя рода человеческого (а именно на том), кого Господь в Евангелии своем называет АвелемСправедливым 19. Авраам имел двух сыновей, но младший был много лучше старшего 20. Исаак имел двух сыновей, но избран был младший 21. Иессе имел много сыновей, но самый младший, который пас овец, по велению Божьему был избран и помазан в цари для царствования над всем Израилем 22. Его семя было удостоено того, чтобы от него родился предвозвещенный Христос 23. Можно было бы долго перечислять такое и подобное этому.

4. Упомянутый Людовик, достигнув (совершеннолетнего) возраста 24, обручился с дочерью знатнейшего герцога Ингорамма, который был сыном брата св. епископа Хруотганга. Девица же эта, которую по совету и с согласия отца он сделал королевой, звалась Ирмингарда; и от нее еще при жизни отца он имел трех сыновей, из которых одного звали Лотарь 25, другого Пипин 26, а третьего так же, как и его, Людовик 27. [42]

5. Великий же император Карл правил хорошо и полезно и любил королевство свое. На 42 году его правления умер его сын Пипин 28 в возрасте 33 лет. На следующий годумер Карл 29, его первенец от королевы Хильтигарды. Только один Людовик остался для (принятия на себя) управления королевством.

6. Когда же император почувствовал, что приближается день его смерти, — он был уже очень стар 30, — он призвал к себе своего сына Людовика со всем войском 31, епископами, аббатами, герцогами, графами, наместниками 32: он с миром и честью держал всеобщий совет 33 с ними в аахенском дворце 34, призывал их пообещать быть верными егосыну и спрашивал их всех от мала до велика, будет ли им угодно, чтобы свой императорский титул он передал своему сыну Людовику 35. Все те отвечали радостным одобрением, что на то дело 36 есть Божья воля. После этого в ближайшее воскресенье он облачился в королевское одеяние и возложил на свою голову корону 37; он шествовал великолепно убранный и украшенный, как ему и приличествовало. Он направился к церкви, которую сам же возвел от основания 38, предстал перед алтарем, который был воздвигнут на более высоком месте, чем другие алтари и освящен в честь Господа нашего Иисуса Христа; на него он велел возложить золотую корону, иную, нежели ту, что носил на своей голове. После того как он сам и сын его долго молились, он обратился к нему в присутствии всего множества своих епископов и знатнейших аристократов, увещевал его прежде всего любить и 39 бояться всемогущего Бога, во всем следовать его заповедям, управлять церквями Божьими и защищать (их) от дурных людей. (По отношению) к сестрам своим и младшим по рождению братьям 40, и [43] племянникам, и всем своим родственникам он предписал ему всегда проявлять неизменное сострадание. Кроме того, он должен был почитать священников как отцов, любить народ как сыновей, принуждать заносчивых и дурных людей к следованию по пути спасения, быть утешителем для монастырей и отцом для бедных. Он должен был назначать верных и богобоязненных слуг, которым были бы ненавистны незаконные дары. Он не должен был никого лишать чести без разбирательства и сам во всякое время перед Господом и всем народом представал бы безупречным. После того как он сказал своему сыну эти и многие другие слова в присутствии множества (людей), он спросил его, желает ли он повиноваться его повелениям. И тот ответил, что охотно будет повиноваться и с Божьей помощью исполнит все предписания, которые дал ему отец. Тогда отец повелел ему, чтобы он собственными руками взял корону, которая стояла на алтаре, и возложил на свою голову, вспоминая все данные ему отцом повеления. Он же исполнил отцовское приказание 41. После этого они выслушали торжественную мессу и отправились во дворец 42. И сын поддерживал отца по дороге туда и обратно, (как и) все время, пока он был с отцом. Несколько дней спустя отец почтил его богатыми и многочисленными дарами и отпустил его в Аквитанию. Прежде чем расстаться, они обнялись и поцеловались и, радуясь (взаимной) любви, начали плакать. (Затем) тот отправился в Аквитанию, а государь император продолжал с честью держать королевство и титул свой, как то ему и подобало.

7. После того как они расстались, государь император ничем другим не занимался, кроме того, что проводил время в молитвах, раздавал милостыни и исправлял книги. [44]

И четыре Евангелия о Христе, которые названы именами Матфея, Марка, Луки и Иоанна, он в последний день перед смертью исправил наилучшим образом с помощью греков и сирийцев 43.

На следующий, а именно 46 год его царствования, в месяце январе государь император подхватил после бани лихорадку 44. Но поскольку болезнь день ото дня все усиливалась, так что он не ел и не пил ничего, кроме воды для освежения тела, на седьмой день 45, когда боли сделались невыносимыми, он повелел, чтобы к нему пришел наиболее близкий ему епископ Хильдибальд 46, чтобы тот причастил его телом и кровью Господа, дабы укрепить перед смертью. Сделав это, он прострадал еще этот день и следующую ночь. Но на следующее утро на рассвете, осознавая все, что намеревался сделать, он поднял правую руку и так сильно, как только мог, покрыл крестным знамением чело, грудь и все тело. Наконец он протянул ноги вместе, сложил на груди руки и кисти, закрыл глаза и едва слышно запел такой стих: “В руки твои, Господи, предаю я дух мой” 47. Вскоре после этого в глубокой старости 48, исполненный дней, он почил с миром: и в тот же день 49 его тело было погребено в церкви 50, которую он сам же построил в аахенском дворце, на 72 году его жизни в 7 индиктион 51.

8. После смерти славнейшего императора Карла его сын Людовик выступил из Аквитании, прибыл в аахенский дворец 52 и без всякого сопротивления 53 принял все королевства, которые Бог передал его отцу. Это был 814 год от Рождества Господа, первый год его царствования. После отца он расположился в упомянутом дворце и прежде всего повелел как можно скорее показать все отцовские сокровища в золоте, серебре, драгоценных камнях и всякой [45] утвари. Своим сестрам он передал их законную долю, а все, что осталось, отдал (за упокой) души отца. Самую большую часть сокровищ он послал в Рим во времена блаженнейшего папы Льва 54, и все, что осталось после этого, он распределил между священниками и бедными, странниками, вдовами и сиротами, ничего не оставив себе кроме треугольного серебряного стола, по форме (состоящего) как будто из трех щитов, соединенных вместе 55; он удержал его из любви к отцу, однако возместил его другими ценностями, которые отдал во (спасение души) отца 56.

9. После этого к нему пришли послы из всех королевств и провинций 57 и от других народов, и все, которые находились под властью его отца, объявили, что желают сохранить мир и верность по отношению к нему, и без (всякого) принуждения предложили добровольное повиновение. Среди прочих прибыли послы от греков 58 (вместе) с Амальгарием, епископом Трира, который был послом (еще при) блаженной памяти (императоре) Карле к князю Константинопольскому 59, чье имя сейчас не приходит на память 60. Когда они пришли, то обнаружили восседающим на престоле отца уже государя Людовика, как того восхотел Господь. Тот милостиво встретил их и с благодарностью принял от них дары и дружески обращался с ними до тех пор, покуда они были у него. Немного дней спустя он одарил их с большими почестями и отпустил на родину, и впереди них отправил своих посланцев, (чтобы) позаботиться обо всем, в чем будет необходимость, до тех пор пока они будут в его королевстве 61.

10. В том же году упомянутый император приказал возобновить все распоряжения для Божьих церквей, [46] сделанные со времен его предков, и сам скрепил их собственноручной подписью.

11. Между тем прибыли послы от беневентцев, которые передали под его власть весь Беневент 62 и обещали ежегодно платить подать в виде многих тысяч золотых слитков, что они делали до настоящего дня 63.

12. В это же время пришел Бернард, сын его брата Пипина 64, и подчинился ему как главному и клятвенно обещал (ему) верность. Государь Людовик охотно принял его и почтил его большими и знатными дарами; затем он позволил ему невредимым отправиться в Италию.

13. В то же самое время названный император отправил посланцев 65 своих по всем своим королевствам, чтобы обследовать и разузнать, не совершено ли по отношению к кому-либо какой-либо несправедливости, и повелел, что если бы они нашли кого-нибудь, кто это утверждал и мог удостоверить это вернейшими доказательствами, тотчас предстать с ними перед ним, (императором). Те, разъехавшись, обнаружили бесчисленное множество пострадавших или из-за потери отцовского наследства, или (вследствие) утраты свободы 66; это совершали несправедливые слуги, графы и наместники по причине (их) дурного нрава 67. Все эти распоряжения, что преступным образом были совершены руками несправедливых слуг еще при жизни его отца, упомянутый император повелел уничтожить. Притесненным он возвратил отцовское наследство, незаконно обремененных службой освободил (от нее), и обо всем (этом) велел составить (соответствующие) грамоты и собственноручно скрепил их подписью. Делал же он это довольно долгое время. [47]

14. На другой год 68 своего царствования он созвал в Саксонии всеобщее собрание (знати) 69 и постановил на нем много хорошего 70; и к нему прибыло посольство данов с просьбой о мире 71; и (посольства) пришли к нему от всех языческих народов, которые жили вокруг; и туда пришел к нему упомянутый выше Бернард 72, которого он вновь отпустил в Италию. После того как государь Людовик укрепил в тех областях границы своего королевства, он возвратился в свою резиденцию в аахенском дворце и провел там зиму.

15. На следующий год он отправил свое войско против славян, располагавшихся на востоке; и (франки) жестоко потеснили их и с Божьей помощью вышли победителями 73.После этого каждый возвратился к себе.

16. В том же году умер римский папа Лев 74 и ему наследовал Стефан 75. Тот, сразу после того как наследовал понтификат, повелел всему римскому народу принести Людовику клятву верности; и он направил к императору своих послов, извещая его, что непременно желал бы его видеть там, где ему было бы угодно. Когда (император) услышал это, то, преисполнившись большого веселия, начал радоваться и тотчас приказал, чтобы его посланцы отправились навстречу св. понтифику с многочисленными приветствиями и подготовили все к его услугам. Вслед за посланцами навстречу папе выступил сам государь Людовик, и когда они встретились на большой равнине у Реймса, то оба сошли с коней; император трижды простерся на земле всем телом у ног столь важного епископа, и, поднявшись в третий раз, он приветствовал понтифика такими словами:“Благословен грядущий во имя Господне, Бог есть Господь, и он осиял нас” 76. И папа ответил: “Да будет благословен [48] Господь наш Бог, сподобивший наши очи узреть второго царя Давида” 77. Потом они обнялись и поцеловались в мире; потом они направились в церковь; и, после того как они долго молились, понтифик поднялся и со (всем) своим клиром звучным голосом воздал ему подобающие королю восхваления 78.

17. Затем понтифик почтил его великими и многочисленными дарами, равно и королеву Ирмингарду и всех его знатнейших и слуг. И в ближайшее воскресенье 79 в церкви перед мессой в присутствии духовенства и всего народа он освятил его и помазал императором 80; и золотую корону удивительной красоты, украшенную драгоценными камнями, которую он принес с собой, возложил на голову его. И королеву Ирмингарду он приветствовал как императрицу и возложил золотую корону на ее голову. На протяжении всего времени, что папа был там, они ежедневно беседовали об улучшении святой церкви Божьей. После того как государь император почтил его великими и бесчисленными дарами 81, втрое больше тех, что получил от него, как он всегда имел обыкновение делать, (предпочитая) более дарить, нежели принимать, он позволил папе отправиться в Рим в сопровождении своих послов, которым повелел всюду на пути своем служить ему с полным почтением.

18. Через некоторое время после своего возвращения в Рим упомянутый папа умер 82. Позднее через откровение божье в разных чудесах обнаружилось, что тот при жизни был истинным почитателем Бога. Ему наследовал папа Пасхалий 83.

19. Возвращаясь оттуда, государь император прибыл в свою резиденцию в аахенском дворце. День ото дня он [49] укреплялся в святых добродетелях, которые было бы долго исчислять. Он был среднего роста, имел большие и светлые глаза, ясный лик, длинный и прямой нос, не слишком толстые, не слишком тонкие губы, крепкий торс, широкие плечи, очень сильные руки, так что никто не мог с ним сравняться ни в стрельбе из лука, ни в метании копья: руки его были длинны, пальцы прямые, ноги длинные и относительно тонкие, ступни большие, голос мужественный. В греческом и латинском языках он был весьма сведущ, впрочем, по-гречески он мог лучше понимать, нежели говорить 84; на латыни же он мог говорить так же, как на родном 85. Во всех Писаниях он превосходно изучил не только духовный и нравственный, но и внутренний (мистический) смысл. Языческие песни, которые узнал в юности, он с презрением отверг, не желая (более) ни читать, ни слушать, ни учить (их). Он был крепок в членах, подвижен и неутомим; тяжело поддавался гневу и легко состраданию. Во всякий день по утрам он отправлялся в церковь, чтобы помолиться, (при этом) опускался на колени и касался лбом пола, смиренно молясь долгое время, иногда и со слезами; и его всегда украшали всяческие добродетели. Он был настолько щедр, — как ни в старых книгах (не читали), ни в новые времена не слыхали, — что королевские виллы, которыми владели его отец, дед и прадед, он раздал в вечное владение своим верным и составил (соответствующее) предписание, и скрепил отпечатком своего перстня, а также собственноручной подписью. Так он поступал на протяжении долгого времени. В еде и питье он был умерен, в одежде прост. Он никогда не блистал золотым одеянием, кроме как на самых торжественных праздниках, подобно тому как это имели обыкновение делать его предки. В такие дни, кроме [50] рубахи и штанов, он носил только отделанную золотом ткань, золотую тунику, золотой пояс и сверкающий золотом меч, золотые поножи и выделанный золотом плащ; на голове он носил золотую корону, а в руке держал золотой жезл. Смеясь, он ни разу не возвысил свой голос, и когда на больших праздниках для народного увеселения перед его столом появлялись актеры, скоморохи и мимы с флейтистами и цитаристами и народ в его присутствии сдержанно смеялся, он ни разу не показал в смехе свои ослепительно белые зубы 86. Ежедневно перед обедом он раздавал нищим щедрую милостыню и всюду, где бы ни был, устраивал около себя странноприимные дома 87. В месяце августе, когда бывают самые жирные олени, он предавался охоте (на них), до тех пор пока не наступало время (охоты на) кабанов 88.

20. Он все делал благоразумно и осмотрительно, ни к чему не относясь с безразличием, разве что доверял своим советникам больше, чем было необходимо; причиной этого было его занятие пением псалмов и усердное чтение, но и другое (обстоятельство), что проистекало не от него. Поскольку уже давно существовал тот пагубный обычай, что из самых низших слуг 89 делали самых высших епископов: он не воспрепятствовал этому; а ведь это величайшее зло для христианского народа, как свидетельствуют истории царей от Иеровоама, сына Набада, который был слугой царя Соломона и после него получил высшую власть над десятью коленами детей Израиля. В Писании сказано о нем: “И после этого события не сошел Иеровоам со своей худой дороги, но продолжал ставить священников высот из самых незначительнейших из народа; кто хотел, того он посвящал и тот становился священником высот. И это [51] вело дом Иеровоамов ко греху, и к погибели, и к истреблению его с лица земли” 90. После того как такие люди достигают вершин власти, то прежде такие кроткие и услужливые, они тотчас начинают быть заносчивыми, сварливыми, злословными, упрямыми, дерзкими и угрожают всем подданным и желают таким образом (добиться) ото всех страха и подчинения. Своих презреннейших родственников они стремятся извлечь из-под ярма подобающего (им) рабства и дать (им) свободу. Потом некоторых из них они наставляют в свободных искусствах, других женят на знатных женщинах и принуждают сыновей благородных (фамилий) вступать в брак с их родственницами. Поэтому никто не может жить с ними мирно, кроме тех единственно, кто имеет с ними такую связь; прочие же проводят дни свои в великой печали, скорби и слезах. Родственники же упомянутых выше, когда они получают некоторое образование, насмехаются над старцами знатного происхождения и смотрят (на них) с презрением, они надменные, ненадежные, невоздержанные, бесстыдные, бессовестные: в каждом, таким образом, остается мало хорошего. После того как они отвергли священное благоговение перед Господом, они не желают (больше ничего) знать о каноническом предписании, которое называется апостольский собор; Он же там предписывает (следующее), говоря: если епископ имеет бедных родственников, пусть наделяет их наравне с прочими бедными, чтобы не растрачивалось бесцельно богатство церкви 91. Книгу святого Григория, которая называется “Пастырское правило”, они не желают принимать. Поэтому никто не может поверить, каким образом они ведут себя, кроме тех только, которые беспрерывно страдают от этого бедствия. Родственники же их, после того как [52] они чему-то научились — что есть великая опасность для дающих и принимающих, — привлекаются в духовное сословие. И даже несмотря на то что они в чем-либо сведущи, множество пороков превосходит их ученость. И часто случается, что пастор в церкви по причине порочности своих родственников не осмеливается наказать в соответствии с каноническим правом некоторых нерадивых грешников; и эта священная должность, поскольку она исполняется такими (людьми), многими сильно презирается. И да уничтожит и истребит всемогущий Бог в своем милосердии этот пагубный обычай у королей и князей отныне и вовеки, и да прекратится он в народе христианском. Аминь.

21. Вышеупомянутый император определил своего сына Лотаря, чтобы после его смерти он унаследовал все королевства, которые рукой отца передал ему Господь, а также имел бы титул и империю отца 92; другие сыновья были раздосадованы этим (обстоятельством) 93.

22. В том же году Бернард, сын Пипина, рожденный от наложницы, подстрекаемый дурными людьми 94, восстал против своего дяди и возжелал лишить его королевства 95.Имел же он вокруг себя неблагочестивых советников. Когда государь император услышал об этом, он выступил из аахенского дворца и отправился в город Кавиллон 96; туда пришел к нему Бернард со своими дурными советниками, и они предстали (перед ним) и были заключены под стражу. Там же император отпраздновал Рождество Господне.

Оттуда он возвратился в свою резиденцию в Аахен и после Пасхи созвал большое собрание народа 97 и расследовал по этому делу все недостойнейшие заговоры неверных. И обнаружилось, что в этом мятеже были задействованы некоторые как из франков, так и лангобардов, и все [53] они были осуждены на смерть, кроме епископов, которые после того как исповедовались, были низложены. Это были Ансельм Медиоланский, Теодульф Орлеанский 98 и Вольфолд Кремонский. Смертный приговор, висевший над остальными, император не желал приводить в исполнение; но (придворные) советники 99 ослепили 100 Бернарда, а также и его подстрекателей Эгиттео 101, Регинхарда 102 и Регинхария 103, который был сыном дочери Хардрада, невернейшего герцога Австрии, который в давние времена хотел восстать против государя Карла и уменьшить ему королевство 104 и который (после подавления мятежа) подвергся такому же наказанию, что претерпел сын его дочери вместе со своими сподвижниками 105.

23. Через три дня после ослепления Бернард умер. Когда император услышал об этом, он долго плакал в великой скорби и покаялся перед всеми своими епископами, и по их решению он принял епитимью (только) за то, что не воспрепятствовал своим советникам совершить это изувечение 106. По этой причине, для очищения своей души, он многое роздал бедным.

24. В то же время, чтобы уменьшить (впредь опасность) раздора 107, он приказал постричь в монахи своих братьев Дрого 108, Гуго 109 и Теодориха 110 и повелел наставить их в свободных искусствах; позднее он достойно о них позаботился, дал Дрого епархию 111, а Гуго многие монастыри 112.

25. Потом государь император выступил с войском в Бретань 113, и там был убит их герцог Муркоман 114, и всю ту землю он подчинил своей власти. Возвратившись оттуда, он нашел королеву Ирмингарду в лихорадке, и через несколько дней она умерла с миром. [54]

26. В следующем году он женился на дочери своего герцога Хвельфа, (происходившего) из знатнейшего баварского рода, по имени Юдифь, которая со стороны матери, Эйгильви, принадлежала к знатнейшему саксонскому роду, и сделал ее королевой. Была же она очень красива. В том же году он созвал всеобщее собрание в королевской вилле Ингельгейм.

27. На следующий год он послал свое войско против восточных славян 115, герцога которых звали Лидуит 116; они обратили его в бегство и опустошили ту страну. Оттуда они снова возвратились домой.

28. В следующем году он созвал всеобщее собрание, и там его сын Лотарь, первородный от королевы Ирмингарды 117, взял в жены дочь графа Гуго 118, который происходил из рода некоего герцога Этиха и был труслив как никто. Так его прославили его домашние, поскольку некогда он не осмелился поставить ногу перед своей оградой. Уже тогда он 119 склонялся к неверности, которую проявил по отношению к отцу по наущению названного своего тестя и многих других злопыхателей. Оттуда Лотарь вместе с женой отправился в Вормацию 120.

29. На следующий год он созвал всеобщее собрание во дворце в Аттиниаке 121. Оттуда он отправил своего сына Лотаря с женой Ирмингардой в Италию 122. Государь же император, выступив оттуда, направился во Франхоновурт 123, где и отпраздновал Рождество Господне.

30. После этого он отправил своих послов, почтеннейшего аббата и пресвитера Адалунга и Хунфрида, герцога Реции, в Рим из-за непристойных речей, которые римский народ вел о римском понтифике Пасхалии 124, обвиняя его в том, что тот якобы убил множество людей. Упомянутый [55] папа очистился клятвой в Латеранской патриаршей церкви в присутствии тех послов и римского народа, с 34 епископами и 5 пресвитерами и дьяконами. И вскоре после отъезда тех послов папа умер, и римский народ не желал хоронить его останки в церкви святого апостола Петра, до тех пор пока папа Евгений 125 не наследовал ему и сам не повелел похоронить его тело в том месте, которое он выстроил еще при жизни.

31. На следующий год 126 император вновь отправился в Бретань и по причине неверности (ее жителей) великим опустошением разорил всю ту землю.

32. В другой год 127 он с большим войском находился во дворце Аахена, и туда пришли к нему послы от болгар и принесли дары: он любезно принял их и снова отпустил на родину.

33. На следующий год он был в королевском дворце Ингельгейм, и туда пришел к нему от данов Хериольт, которого государь император поднял от святого источника крещения, и жену его подняла от источника госпожа августа Юдифь 128. Затем государь император передал ему большую часть Фризии и почтил его почетными дарами, и позволил идти с миром со своими послами.

34. На другой год 129 он отправил свое войско против сарацин. В следующем году после всеобщего собрания он отправился из Ингельгейма в Коммарциак 130.

35. На другой год 131 он пришел в Вормацию, где передал своему сыну Карлу, рожденному от августы Юдифи 132, Аламаннию, Рецию и часть Бургундии в присутствии своих сыновей — Лотаря и того, кто носил такое же имя 133; и они были возмущены этим обстоятельством, как и их брат Пипин. [56]

36. На другой год 134 государь император выступил из аахенского дворца и прибыл в Компендиум 135, и сюда навстречу к нему пришел его сын Пипин вместе с первыми магнатами своего отца, архикапелланом Хильдвином 136, Иессе, епископом Амбианенса 137, Гуго и Матфридом 138,аббатом Элизахаром 139, Готефридом и многими другими неверными, и они желали изгнать государя императора из королевства; но этому воспрепятствовал его любимый сын Людовик. Упомянутые нечестивцы предъявили ему многочисленные возражения, о чем повествовать и (чему) верить преступно. Они говорили, что королева Юдифь обесчещена неким герцогом Бернардом 140, который был из королевского клана и крестником императора, и что они, (королева и герцог), во всем лгут; они схватили королеву Юдифь, насильно спрятали ее и отправили в монастырь, ее братьев Конрада и Рудольфа они постригли и (равным образом) отправили в монастырь.

37. В том же самом году государь император прибыл в замок Нивимагум 141, расположенный на реке Валум 142, и множество людей из всех его королевств пришло (туда) к нему, среди них и его упомянутые выше враги, и государь император одолел их, разделил их и отдал (под стражу). И его сын Лотарь клятвенно обещал ему верность, (а именно) что он никогда после этого не осмелится совершить что-либо подобное. И там по решению епископов был низложен Иессе. Там был его сын, носивший одно с ним имя 143, который во всех делах выступал помощником своего отца 144. Оттуда государь император отправился в Аахен, в свою резиденцию, и туда пришла к нему упомянутая супруга, которую он с честью принял по повелению римского понтификаГригория 145 и по справедливому приговору других епископов. [57]

38. На следующий год 146 император вместе со своими сыновьями Лотарем и Людовиком находился во дворце Теодонис 147, и туда пришел к нему упомянутый герцог Бернард и (при помощи клятвы) очистился от того обвинения (в прелюбодеянии), так как не нашлось никого, кто осмелился бы с оружием в руках доказать ему это дело 148.

39. На другой год 149, после Пасхи, стало известно, что его сын, носивший одно с ним имя, по совету Лотаря во вражде хотел бы посетить отца, и он дошел до монастыря св. Назария и некоторое время оставался там, покуда его отец не пришел в Магонцию 150 и с собранным войском не преследовал его. Его упомянутый сын возвратился домой и ожидал прибытия отца и хотел защищаться. Отец же его по прибытии повелел прийти к нему; он любезно принялего 151, и они мирно беседовали (друг с другом) и несколько дней спустя расстались в большой любви. Сын остался дома, а отец возвратился во Франкию.

40. Когда же он прибыл во дворец Франхоновурт, туда пришел к нему его сын Лотарь и просил отца, чтобы ему было позволено самому очиститься, (и доказать), что не по его воле, не по его наущению брат причинил отцу такое беспокойство: но как это было (на самом деле), некоторым известно 152.

41. Между тем, пока король оставался там, пришло известие, что его сын Пипин пожелал выступить против отца. Он стремительно двинулся навстречу ему в город Лимодий 153 и повелел сыну вместе с женой и детьми отправиться во Франкию. Поначалу, услышав повеление отца, он предпринял путь вплоть до дворца Теотуадум 154, но оттуда поворотил назад и направился в Аквитанию; император же возвратился в свою резиденцию в Аахене и [58] некоторое время там оставался. Оттуда он пошел в город Вормацию накануне святого времени сорокадневного поста 155.

42. После Пасхи он услышал, что его сыновья снова хотели идти на него с враждебными намерениями: он собрал войско, выступил им навстречу на большое поле между Аргенторией и Базилей 156, которое и поныне зовется Полем лжи 157, где верность очень многих была предана забвению. Сыновья же его выступили против него с римским папой Григорием 158; и отец 159 не согласился ни на что из того, что они требовали 160. Несколько дней спустя император и упомянутый понтифик сошлись для беседы; они беседовали недолго, и понтифик почтил (императора) великими и многочисленными подарками. После того как они возвратились в свои палатки, император послал папе королевские дары через посредство Адалунга 161, почтеннейшего аббата и пресвитера. Между тем некоторые посоветовали оставить императора и перейти к его сыновьям, и (это сделали) прежде всего те, которые и раньше оскорбляли его; затем последовали и другие, и ночью большая часть покинула его 162; они оставили свои палатки и перешли к сыновьям. Наутро те, кто остался, пришли к императору; он сказал им, повелевая: “Ступайте к моим сыновьям. Я не хочу, чтобы из-за меня кто-либо лишился жизни или членов”. И те, обливаясь слезами 163, оставили его. Уже тогда (сыновья императора) отняли у него супругу, поклявшись, что они не желают ни убивать ее, ни калечить. Они без промедления отправили ее в Италию в город Тартуну 164, чтобы держать ее там в заточении. Некоторое время спустя они захватили отца и увели его с собой; после этого они расстались; Пипин отправился в Аквитанию, Людовик в Баварию. [59]

43. Лотарь же увел отца с собой во дворец 165 Компендиум 166 и там вместе с епископами и некоторыми другими подвергал его всяческим унижениям. Они повелели ему удалиться в монастырь и провести там все дни своей жизни 167. Он воспротивился этому и не покорился их воле. Все епископы притесняли его и больше всего те, которых он возвысил из ничтожнейшего рабского состояния, наряду с теми, которые, (происходя) из чужеземных народов 168, были возведены в это достоинство.

44. Они выбрали тогда одного отвратительного и невероятно жестокого (человека), которого звали Эбо, епископа Реймса, происходившего из первоначально несвободного рода 169, чтобы он свирепо терзал императора по измышлению других. Неслыханное они говорили, неслыханное делали, ежедневно порицая его. Они сняли меч с его бедра 170, и, по решению своих рабов, он был облачен во власяницу. Тогда исполнились слова пророка Иеремии, сказавшего: “Рабы наши будут нам господами” 171. О, как ты отблагодарил его! Он сделал тебя свободным, (но) не благородным, ибо это невозможно. Дав свободу, он облачил тебя в пурпур и паллий 172; ты же его во власяницу. Он возвысил тебя без заслуг твоих на епископский престол; ты по ложному приговору возжелал свергнуть его с престола его отцов. Жестокий, почему не внял ты повелению Господа: “Слуга не выше господина (своего)” 173. Почему презрел ты повеление того апостола, который был вознесен до третьего неба, чтобы учиться средь ангелов (тому), что он должен был повелеть людям? Он так повелел, сказав: “Всякий да будет покорен высшим властям; ибо нет власти не от Бога” 174. И также другой говорит: “Бога бойтесь, царя чтите. Слуги, со всяким страхом повинуйтесь господам, не [60] только добрым и кротким, но и суровым: поскольку это — милость” 175. Ты же ни Бога не убоялся, ни короля не чтишь. Ежели всякий выполняющий все это сможет обрести божью благодать, то пренебрегающий тем, конечно, вызовет (против себя) гнев Божий. Жестокосердный, кто был советчиком твоим или поводырем твоим? Не тот ли, кто есть царь над всеми детьми гордыни 176? Который говорил Господу, создателю своему: “Все это дам Тебе, если падши поклонишься мне!” 177 О Господи Иисусе Христе, где был ангел твой, который за одну ночь уничтожил все первородство Египта? И тот, который в лагере ассирийцев, возглавляемых Сенахерибом 178, царем неправедным, за одну ночь легко уничтожил 185 000 нечестивцев, как свидетельствует пророк Исаия 179? Или тот, что поразил младшего Ирода среди речи его, так что тот немедленно закишел червями 180? И ты, земля, когда носила его, почему не разверзла твою пасть, чтобы поглотить его, как прежде ты сделала это с Датаном и Абироном? (Разве) ты не знаешь своего тройного закона, который гласит: фураж, розга и ноша (подобают) ослу; хлеб, наказание и труд — рабу 181. (Это) тебе предрек пророк Захария, сказавший: “Тебе не должно жить, ибо ты говоришь ложь во имя Господне” 182. Господь обнаружил порочность твою и сохранил тому, (которого ты унизил), его королевство и его славу. Корыстью и ложью в великой нечестивости ты погубил себя. Погрязни теперь в позоре на все дни твоей жизни 183. От корысти и лжи увеличивается позор твой, день ото дня все возрастая, подобно тому как малое число от умножения возрастает в великое. Жестокий твой канонический приговор до сих пор не совершен: но следовало бы его исполнить к увеличению твоего позора. Твои предки не были [61] советниками князей, а пасли коз. По приговору других ты низложил Иессе со священства; теперь же ты снова призвал его на прежнее место. Или тогда, или теперь ты исполнил ложный приговор; ты уподобился тому, о ком поет в шестой книге Энеиды поэт 184:

Фесей несчастный, и самый из всех злополучнейший Флегий
Увещевает и гласом клянется великим меж теней:
“Не презирать богов на примере учитесь и правде!”
Продал за золото сей отчизну и предал владыке
Сильному; установлял и сменял за плату законы
185.

Что еще я могу сказать тебе? Даже имей я железный язык и медные губы, и то не сумел бы изобличить и исчислить все твои пороки. Но если бы нашелся кто-либо, пожелавший явить в поэтической песне все твои злодеяния, то он превзошел бы, пожалуй, провидца из Смирнама, старого Гомера 186, (а также) Марона из Минциана 187 вместе с Овидием 188. Но верится, что испытание благочестивейшего князя, которое он претерпел от недостойнейших, свершилось только затем, чтобы подтвердилась его доброта, как (тем же путем подтвердилось) терпение блаженного Иова. Хотя между их преследователями было большое различие. О тех, что глумились над блаженным Иовом, прочтено в книге блаженного Тобия, что они были королями: но те, которые унижали его (императора) больше всего, были законными рабами его и его предков.

45. Из Компендиума они привели благочестивейшего князя в аахенский дворец. Когда об этом услышал его сын, носивший с ним одно имя 189, он выступил из Баварии, побужденный великой скорбью из-за несправедливости, [62] (допущенной) по отношению к отцу. Прибыв во дворец Франхоновурт, он тотчас отправил оттуда своих послов аббата и пресвитера Гоцбальда 190 и пфальцграфа Морхарда, требуя и повелевая вынести отцу более снисходительный приговор. Но его брат Лотарь дурно принял это (предложение). После того как послы возвратились, (Лотарь) немедленно послал к отцу других людей, с тем чтобы никого не допускали видеться с ним.

46. После этого Лотарь выступил из аахенского дворца и направился в Магонцию, куда на встречу с ним при шел брат 191, и они имели горячий разговор (о случившемся) по той причине, что все, которых привел с собой Лотарь, были несправедливым образом противниками его отца; те, кого привел с собой Людовик, были верны его отцу и ему. Оттуда Лотарь возвратился в аахенский дворец и отпраздновал (там) Рождество Христово, в то время как его отец еще находился в заточении.

47. После праздника Богоявления Людовик вновь отправил своих послов к отцу — почтеннейшего аббата и пресвитера Гримальда 192, а также благороднейшего и преданнейшего герцога Гебаарда 193. Когда они пришли в Аахен, Лотарь позволил им увидеть отца (только) в присутствии соглядатаев, одного из которых звали епископ Отгар 194, а другого неверный Рихард 195. Когда послы предстали перед князем, они смиренно бросились к его стопам. Затем они приветствовали его от (имени) сына, носившего одно с ним имя. Из-за присутствия соглядатаев они не хотели передавать ему секретное поручение, однако при помощи некоторых знаков они. дали ему понять, что сын, который носит одно с ним имя, не одобряет такое наказание отца 196. [63]

48. После того как посланцы ушли, Лотарь немедленно принудил отца снова идти с ним в Компендиум, куда тот, уступая сыну, отправился с ним. Когда об этом услышал его сын, который носил одно с ним имя, он последовал за ними с собранным войском 197; когда он был недалеко от них, Лотарь отпустил отца и удалился от него со своими дурными советниками 198. Его сын, носивший одно с ним имя, пришел к нему, с почестями его принял и снова отвел в его резиденцию в Аахен и по велению Господа восстановил его на королевство и место свое 199. И там они вместе отпраздновали святую Пасху Господню. Когда это услышал Эбо, он тотчас ударился в бега; но схваченный, он насильно был приведен к князю, который отправил его в заточение.

49. В том же году 200, а это был 21 год его царствования, он дал прощение всем, кто вынужденно оставил его. И это не было для него, благочестивейшего из императоров, тяжело и обременительно, ведь он и прежде прощал врагам своим, исполняя то евангельское предписание, где сказано: “Прощайте и прощены будете” 201. Добрую и великую награду готовит ему Тот, кто дал это наставление: “Ибо Господь кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает” 202. Тот, кто по доброй воле не принимает наказания Господня, не сможет стать его сыном.

50. Но (теперь) ему всеми силами следует остерегаться, чтобы и далее рабы становились бы его советниками; поскольку если они могут, то больше всего стремятся к тому, чтобы притеснить знатных, и пытаются возвыситься через свое презреннейшее родство (с ними). Но это не приличествует и священническому достоинству, и во времена его священной памяти родителя редко случалось, чтобы кто-либо из таких (людей) возвысился до (таких) [64] почестей. Такого он строго поучал, чтобы он не превозносился. Теперь более чем когда-либо необходимо следовать этому примеру. В то время как снисходительнейший из князей был в искушении своем, такого рода люди были столь назойливы, что он без каких-либо заслуг с их стороны предоставлял им всяческие милости. А что они делают со своими подданными, (о том всякий знает), нет нужды кого-либо спрашивать.

51. После того как император снова оказался в силе, он отправил своих верных послов в Италию, чтобы возвратить свою супругу, столь часто терзаемую лжецами. Когда они пришли (туда), то с почетом приняли ее и с ликованием и радостью препроводили к князю, который был в то время в аахенском дворце 203.

52. Лотарь же находился в городе Кавиллонум, где со вершил много дурного, разорял церкви Божии и предавал мукам верных отца своего (всюду), где только мог их разыскать, кроме разве что послов 204. Более того, монахиню, сестру герцога Бернарда, по имени Гербирх, он приказал замуровать в винной бочке и бросить в реку Арарис 205, о которой поет поэт:

К Арару парф испить пойдет, а к Тигру германец 206.

Он долго истязал ее там, пока наконец по суду жен своих нечестивых советников не приказал ее убить, исполняя предсказание Псалмопевца: “С чистым ты чист, а с развращенным — развращен” 207.

53. После этого император отправил к нему своих по слов, почтенного аббата Марахварда 208 с другими своими верными, с увещевательными письмами, где он понуждал его прежде всего вспомнить о всемогущем Боге и заветах [65] Его, свернуть со своего дурного пути и осознать, какое суровое наказание ожидает его неповиновение заповедям Господним. Бог же среди прочих повелений говорит: “Почитай отца и мать” 209 и “кто злословит отца или мать, того должно предать смерти” 210. Эту заповедь Он дал не через пророков и не через апостолов, но сам Бог начертал и повелел ей повиноваться, а какой тяжкий грех пренебрегать ей, Он показывает затем в книге Второзаконие, когда говорит: “Если у кого будет сын буйный и непокорный, не повинующийся голосу отца своего и матери своей, и они наказывали его, но он не слушал их: то они пусть возьмут его и приведут к старейшинам города и к воротам судьи и скажут старейшинам: "Сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница". Тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти, и так истреби зло из среды себя. И весь Израиль да услышит и убоится” 211.

54. Когда Лотарь побеседовал с упомянутыми послами, он воспринял данное им поручение (от императора) с гневом и негодованием и грозился им, но (его угрозы) до сих пор не были выполнены, да и никогда не будут. Возвратившись от него, те пришли к императору и сообщили ему все, что услышали. Его отец был огорчен этим (обстоятельством), собрал великое множество (народа) и выступил против него туда, где, как он слышал, тот находится. К нему примкнули его сыновья, Пипин с запада и Людовик с востока, оба с большим количеством (народа) для услужения отцу. И когда они спешили к городу Аурелианенсиум 212, где неподалеку был Лотарь со своими нечестивыми совратителями, о которых речь велась выше, он не пожелал покориться увещеваниям отца; но воспользовался ночью, чтобы скрыться от него бегством. Тогда император отправил [66] за ним своих послов, саксонского епископа Бадарада 213, знатнейшего и наивернейшего герцога Гебехарда, а также мудрого Беренгария 214, своего родственника. Когда они пришли к нему, упомянутый епископ тотчас повелел ему во имя всемогущего Бога и всех его святых отвернуться от сообщества своих нечестивых совратителей, таким образом верные императора могли бы точно доказать, есть ли на то воля Божия, чтобы продолжался между ними раздор, или нет. За речью епископа названные выше герцоги изложили то, что им было поручено. Он тотчас попросил их ненадолго выйти и немедленно вновь позвал их обратно и просил их дать ему совет во всех его действиях. И, обещая ему мир, они наставили его, чтобы он с другими совратителями пришел (и предоставил себя) милосердию отца. И тот пообещал прийти со своими. Послы же возвратились к князю и сообщили ему все, что произошло.

55. Вслед за ними туда, где находился его отец, пришел Лотарь; император сидел в своей палатке, которая была установлена в широком поле на возвышении, где его могло видеть все войско 215, а рядом с ним стояли его верные сыновья. Лотарь пришел туда и бросился к стопам отца, а за ним и его тесть, трусливый Хуг. Затем Матфрид и все остальные, которые были главными виновниками того злодеяния, после того как поднялись с земли, признали, что они тяжко провинились. После этого Лотарь поклялся отцу в верности, что он будет послушен всем его повелениям и что он отправится в Италию, останется там и не покинет ее без повеления отца. Затем поклялись и остальные. И благочестивейший князь даровал им прощение, (при условии) если они сохранят эту клятву. Он позволил им владеть отцовским наследством и всем, что они имели, [67] за исключением того, что он собственноручно передал им 216. Там они разделились, и Лотарь отправился в Италию со своими недостойнейшими единомышленниками, и Матфрид, главный зачинщик всех тех злодеяний, вскоре умер, а также и некоторые другие. Те же, которые выжили, были поражены лихорадкой 217.

56. Император же отправился оттуда и пришел во дворец Теодонис, где провел всю зиму. После Рождества Господня на другой год 218 он держал большое собрание народов, и туда пришел к нему презреннейший крестьянин Эбо, которого епископы не осмелились окончательно сместить, поскольку опасались, что он мог бы их выдать. Поэтому они советовали ему объявить, что он не считает себя способным далее исполнять свои духовные обязанности 219; так он и сделал это и был свободно отпущен. Однако это следует полностью исправить, поскольку лучше было бы осуществить по отношению к нему справедливый приговор святых отцов, нежели показывать под покровом религии ложное благочестие.

57. На следующий год император отправился в Лугдунум 220, куда к нему пришли его сыновья Пипин и тот, что носил одно с ним имя, который поныне подобен упомянутым сыновьям, что были младшими по рождению 221. Там император оставался со своими сыновьями до тех пор, пока послы, которые отправились в Италию к Лотарю, не возвратились к нему. Тогда император вернулся в свою резиденцию в Аахен: Пипин вернулся в Аквитанию, а Людовик отправился в Австрию.

58. В том же году в пути скончался Беренгарий, верный и мудрый герцог, которого император вместе со своими сыновьями долгое время оплакивал. Это есть 22 год [68] царствования государя Людовика, благочестивейшего императора, да сохранит его надолго счастливым и защитит в этом мире Тот, кого прославляют во все века, и после завершения этого времени (в жизни будущей) да приведет Он его в сообщество всех своих святых. Аминь.

ДОПОЛНЕНИЕ В ВЕНСКОЙ РУКОПИСИ

На 23 год своего царствования в месяце мае император имел беседу со своими верными в королевском поместье Теодонис. И туда прибыли из Италии послы Лотаря, аббат Вала, неверный Рихард и верный Эбархард 222 с некоторыми другими, которые сообщили, что он охотно пришел бы к отцу, если бы мог (это сделать) мирно. Тогда некоторые епископы и другие знатные клятвенно заверили его (в этом, и тот обещал прийти), если его не задержит болезнь. Тогда государь император объявил, что в городе Вормация он будет держать всеобщий совет, и повелел, чтобы Лотарь пришел туда в середине сентября. И когда в установленный день император с великим множеством (людей) прибыл в Вормацию, а также и его сыновья Пипин и Людовик со своим войском, снова появились послы Лотаря и сообщили, что Лотарь между тем обременен тяжелой лихорадкой и не в состоянии прийти. В том же году умер упомянутый Вала и некоторые другие неверные. В том же году Хетти 223, блаженный архиепископ Треверенса, ведомый Божьим повелением, перенес мощи святого Кастора из Карадона 224, места, где они покоились раньше, в место, которое зовется Конфлюентес 225, где Мозела 226 впадает в Рейн, в [69] монастырь, который упомянутый епископ сам возвел от основания, как повелел ему в видении святой Матерн 227, третий архиепископ Треверенса. И в праздник святого Мартина 228 святые мощи с великим почетом прибыли в Конфлюентес; и на следующий день в воскресенье упомянутый понтифик освятил ту церковь в честь святого Кастора и всех святых исповедников. И после освящения он принял святое тело и с почтением поместил его в церкви, как то и подобало. Восемь дней спустя после освящения, за 14 дней до декабрьских календ 229, в воскресенье, пришел государь император с супругой и детьми и после торжественной мессы передал великие дары в золоте и серебре и оставался там два дня и две ночи; и упомянутый понтифик почтил его вместе с супругой и детьми и всем его домом бесчисленными дарами. Государь император возвратился в свою резиденцию в Аахен и оставался там всю зиму.

На 24 год император объявил, что хотел бы со всем войском идти в Рим со своими сыновьями Пипином и Людовиком, и в некоторых местах соорудил крепости против данов 230. Однако даны прибыли на корабле к одной крепости и убили там бесчисленное множество христиан; и там пал Хемминх, дан по происхождению, христианнейший герцог, и другой герцог, Эккихард 231, и многие знатные императора; и некоторые были захвачены и позднее освобождены. Услышав об этом, император отклонил объявленную поездку и возвратился в поместье Гундульфи 232; (оттуда) со всем войском он отправился в крепость Новиомагум 233, которая расположена на реке Валум 234.

(пер. А. И. Сидорова)
Текст воспроизведен по изданию: Теган. Деяния императора Людовика. СПб. Алетейя. 2003

© текст - Сидоров А. И. 2003
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Засорин А. И. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Алетейя. 2003