Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ТИТМАР МЕРЗЕБУРГСКИЙ

ХРОНИКА

CHRONICON

«ХРОНИКА»

(1012-1018 гг.)

Титмар, родившийся в 975 г., происходил из знатного восточносаксонского рода графов Вальбек (между Магдебургом и Брауншвайгом), с 990 г. учился в школе при магдебургском кафедральном соборе, а в 1009 г. занял епископскую кафедру в Мерзебурге, став одним из приближенных германского короля (затем императора) Генриха II.

Над «Хроникой» Титмар работал до последних дней жизни (он умер 1 декабря 1018 г.), оставив труд незаконченным. «Хроника» была чаду-мини как история Мерзебургской церкви, но быстро разрослась до общегерманских, и даже более того, масштабов. Охватывая события от начали X столетия (времени восшествия на престол Саксонской династии германских королей в лице Генриха I) до 1018 г., сочинение мерзебургского епископа является главным, а порой и единственным источником по истории Центральной Европы первых двух десятилетий XI в. Географическое положение Мерзебургской епархии и ее преимущественно славянский этнический состав обусловили пристальный интерес хрониста к славянам. Особую ценность представляют детальные сведения современника событий о польско-немецких войнах 1003-1018 гг., а также по древнерусской истории конца княжения Владимира Святославича и времени междоусобия его сыновей, так как в древнерусских источниках этот период отражен скупо и заметно затемнен агиографической стилизацией в связи с рано развившимся церковным почитанием младших сыновей Владимира – свв. Бориса и Глеба.

Хронология работы автора над «Хроникой», весьма важная в ряде случаев для правильной оценки содержащихся в ней сведений (в том числе и о Руси), восстанавливается с достаточной определенностью (Kurze 1889, S. 59 ff.; Holtzmann 1935. S. 159-209). Титмар приступил к своему эпохальному труду, вероятно, осенью 1012 г., и к лету 1013 г. в целом были завершены первые три книги. После этого в руки хрониста попал список «Кведлинбургских анналов» (см. № 12), который послужил для него источником при работе над IV и последними главами VI книги. Книги IV-V были написаны, насколько можно судить, во второй половине 1013 г., а работа на VI книгой пришлась примерно на первое полугодие 1014 г. Особенно важные для истории Руси книги VII-VIII создавались и течение 1014-1018 гг. непосредственно по следам описываемых событий. [64]

Письменные источники Титмара немногочисленны; помимо названных «Кведлинбургских анналов», это главным образом знаменитая «История саксов» Видукинда Корвайского (применительно к эпохе Оттона I: Wid.) и хронологические данные из синодика Мерзебургской церкви; в основном же Титмар опирался на устную информацию. Сама «Хроника» мерзебургского епископа активно использовалась в последующей историографии, особенно в XII в., когда обширные выдержки из нее были включены в «Деяния магдебургских архиепископов» (в Хрестоматию не вошли) и гигантскую компиляцию так называемого «Саксонского анналиста» (№ 45).

Текст «Хроники» дошел до нас в авторском оригинале (cod. Dresdensis R 147), что бывает очень редко и усугубляет ее ценность как исторического источника. Рукопись написана несколькими почерками, причем в качестве добавлений, иногда достаточно пространных, в ней имеются собственноручные приписки самого Титмара. Поскольку оригинал «Хроники» в том виде, в каком он был использован уже первыми издателями, имел лакуны (в настоящее время утрачено 15 листов из 207), то сохраняет свое значение и переработка «Хроники», предпринятая в 1120 г. в саксонском монастыре Корвай и сохранившаяся в списке XIV в.

Издания: Приведем только последние критические издания. Образцовым на настоящий день является издание Р. Хольцманном параллельно Дрезденской и Корвайской рукописей: Thietm. 1935. Для этого издания свойственно новое, сравнительно с предыдущей издательской традицией, разбиение на главы; поэтому при отсылках на книги и главы «Хроники» в историографии нередок разнобой. Сильно упрощенными вариантами издания Р. Хольцманна служат польское издание М. 3. Едлицкого (Thietm. 1953), ценное своим подробным комментарием, и немецкое – В. Трилльмиха (Thietm. 1957). Ввиду того, что оригинал «Хроники» сильно пострадал во время Второй мировой войны, особое значение приобретает факсимильное воспроизведение Дрезденской рукописи: Thietm. HS. Издание подборки фрагментов о Руси см.: Свердлов 1. С. 60-64; Назаренко 1993. С. 134-137 (сравнительно с этим изданием подборка в Хрестоматии расширена за счет фрагментов о Бруно Кверфуртском).

Переводы: Приводим только последние по времени; на немецкий язык: Thietm. 1939; Thietm. 1957 (a latere); на польский язык: Thietm. 1953; на русский язык: Титм. (перевод во всех деталях ориентирован на издание В. Трилльмиха). Фрагменты, касающиеся Руси, чаще всего выборочно, переводились на русский язык многократно; их более или менее полную подборку см., например: Рапов, Ткаченко 1980. С. 57-67 (этой работой пользоваться не следует из-за обилия ошибок как в переводе, так и в комментарии); Свердлов 1. С. 64-69; Назаренко 1993. С. 138-143 (здесь также обширный комментарий, к которому в целом и [65] отсылаем читателя); для настоящей Хрестоматии перевод заново сверен но изданию Р. Хольцманна и существенно исправлен.

Литература: Кроме работ, названных выше, а также обширных введений к указанным изданиям «Хроники», см.: Фортинский 1872 (приводим эту во многом устаревшую книгу как единственное монографическое исследование труда Титмара на русском языке); Fickermann 1959. S. 21-76; Wattenbach, Holtzmann 1. S. 52-58; Lippelt 1973; Schroeder 1974; Свердлов 1976. С. 102-112; Назаренко 1993. С. 143-205; более обширную библиографию см.: Назаренко 1993. С. 133-134; RFHMAe 11. Р. 163-165.


1.

[II, 21. Удрученный мыслями о смерти, германский император Оттон I спешит с исполнением своих планов создания Магдебургскои архиепископии 1. Он вызывает в Рим новоизбранного хальберштадтского епископа Хильдеварда и утверждает его в сане не прежде, чем тот выражает согласие уступить будущей архиепископии часть своего диоцеза 2.]

II, 22. Император призвал к себе Рихара (Richarius), третьего аббата магдебургской (Magadaburgiensis) церкви 3 – ибо ранее ее возглавляли Аннон (Anno) и Отвин (Otwinus), к тому времени епископы 4 – желая почтить его епископским достоинством. Но прочитав какое-то тайно доставленное ему письмо, он передумал 5 и 18 октября в лето от Воплощения Господня 6 970-е 7 апостолической властью (auctoritas) 8 возвел на вершину архи [66] епископства Адальберта (Aethelbertus) – трирского монаха, ранее, однако, назначенного епископом Руси (Ruscia) и изгнанною оттуда язычниками 9, отца известного и во всех [отношениях] испытанного. Затем с большими почестями он отправил его в его епархию, повелев всей саксонской знати (principes) провести с ним (Адальбертом. – Сост.) ближайшее Рождество Господне. [Адальберт прибывает в Магдебург, где рукополагает епископов в новооснованных подчиненных ему епископствах – Мерзебургском, Майсенском и Цайцском; под его начало переходят также уже существующие епархии в Хафельберге, Бранденбурге 10 и Познани 11.]

(Thietm. 1935. Р. 64)

2.

IV, 58. [Смерть 25 мая 992 г. польского князя Мешка I. Его сын Болеслав I изгоняет мачеху и братьев 12 и захватывает единоличную власть; его жены: первая – дочь маркграфа Рикдага 13, вторая – венгерка, от которой у него сын Бесприм 14.] Третьей стала Эмнильда (Emnildis), дочь почтенного сениора (senior) Добромира (Dobremirus) 15. Твердая во [67] Христе, она склоняла непостоянную душу своего супруга ко всякому благу, не уставая в искуплении грехов их обоих неистощимой щедростью милостыни и поддержанием. Она родила двух сыновей: Мешка (Miseco) 16 и другого, которого отец назвал именем своего возлюбленного сениора 17, и также трех дочерей, из которых одна аббатиса 18, вторая вышла замуж за графа Херманна (Hirimannus) 19, третья за сына короля Владимира (rex Wlodemirus) 20, о чем я еще скажу 21.

(Thietm. 1935. Р 196, 198)

3.

VI, 91. [Праздник Пасхи 22 германский король Генрих II провел в Падеборне, а Пятидесятницу 23 – в Мерзебурге.] Накануне этого [праздника] прибыл Болеслав (Bolizlavus) 24, оставив ради безопасности у себя заложников, и был принят как нельзя лучше. В святой день (в Пятидесятницу. – Сост.) по возложении рук он становится вассалом (miles) [короля] и после присяги сопровождает короля, в торжественном облачении направляющегося в церковь, в [68] качестве оруженосца (armiger) 25. В понедельник [Болеслав], умиротворив короля многими дарами от себя и от своей супруги 26, получил затем от королевских щедрот [дары еще] более превосходные и значительно более многочисленные вместе с давно желанным бенефицием (beneficium) 27 и, довольный, с честью отпустил заложников. Вслед за тем он с нашей в том помощью 28 напал на Русь (Rucia) и разорил большую часть этой страны (regio) 29. Когда между его [воинами] и пришлыми (hospites) 30 печенегами (Pezineigos) случился раздор, он приказал этих последних всех перебить, хотя они и были с ним заодно 31.

(Thietm. 1935. Р. 382)

4.

VI, 94. Но прежде чем приступить к [рассказу об] этом 32, постараюсь присовокупить к сказанному выше то, о чем по забывчивости упустил сказать ранее. [69]

Был некто по имени Бруно (Brun) 33, мой сверстник и однокашник 34, отпрыск славнейшего рода 35, но по милосердию Божию избранный среди сынов Божиих перед всеми предками. Будучи исключительно любим своей матерью, досточтимой Идой (Ida), он был отдан в обучение философу Геддону (Geddo), и все, что было положено, получил с избытком. Его отцом был Бруно, сениор 36 превосходный и во всех отношениях достохвальный; мне дружественный по-родственному 37, со всеми он был короток по-семейному. Сын же его и тезка, когда по утрам должен был отравляться в школу, прежде чем уйти из госпиция 38, просил прощения и пребывал в молитве, пока мы играли 39. Труд он предпочитал досугу и, столь плодотворно [используя время], достиг зрелости. Его пожелал [видеть] и принял к себе Оттон Третий 40, которого тот недолго спустя оставил, ища уединения и живя своими трудами 41. По смерти же славнейшего императора, в правление милостию Божией Генриха Второго, он прибыл в Мерзебург (Mersburg) и испросил у него, с разрешения господина папы 42, поставление в епископа. По его повелению он здесь же получил от архиепископа Тагинона (Tagino) рукоположение 43 и паллий, который сам сюда доставил 44. После этого ради пользы для души он взял на себя труд многосложного и дальнего странствия 45, укрощая [70] плоть голодом и распиная бдением. От Болеслава 46 и других богатых людей он получал многое имение, которое тут же, ничего не оставляя себе, раздавал церквям, своим близким и беднякам.

VI, 95. На двенадцатый год своего пострижения 47 и славного подвизания, направившись в Пруссию (Prucia) 48, он старался оплодотворить божественным семенем эти бесплодные поля. Но нелегко взрыхлить землю грубую, заросшую тернием. И вот, проповедуя на пограничье названной страны и Руси (Ruscia) 49, поначалу он встречал помехи со стороны жителей, а когда продолжил благовествование, был схвачен и затем, в любви ко Христу, Главе церкви, кроткий, как агнец, обезглавлен в 16-е календы марта 50 вместе с 18 своими товарищами. Тела стольких мучеников лежали непогребенными, пока Болеслав, узнав об этом, не выкупил их, снискав своему роду будущее утешение 51. Случилось же это во времена сиятельнейшего короля Генриха 52, которого всемогущий Бог почтил подвигом столь великого предстоятеля и даровал, на что я очень надеюсь, спасение. А отец названного епископа спустя долгое время захворал и, как он сам мне рассказывал, по завещанию сына облекшись в монашескую ризу, упокоился в мире в 18-е календы ноября 53.

(Thietm. 1935. Р. 586, 588)

5.

VII, 65. [Осенью 1017 г. после очередного похода против Болеслава I император Генрих II через союзную Чехию возвращается в Саксонию, в Мерзебург, куда прибывает посол польского князя.] Он [71] (Болеслав. – Сост.) настойчиво расспрашивал императора, позволено ли ему будет прислать посла, чтобы снискать его (Генриха. – Сост.) благорасположение. После того как его князья решительно поддержали все эти [предложения] 54, цесарь (cesar) выразил согласие и только тогда узнал, что король Руси (Ruszi) 55, как обещал ему через своего посла 56, напал на Болеслава, но, овладев городом, ничего [более] там [72] не добился 57. Названный князь (dux) 58 (Болеслав. – Сост.) вторгся затем с войском в его королевство, возвел на престол его брага, а своего зятя, долго пребывавшего в изгнании 59, и довольный вернулся 60.

(Thietm. 1935. Р 478)

6.

VII, 72. Продолжу рассказ и коснусь несправедливости, содеянной королем Руси (Rusci) Владимиром 61. Он взял жену из Греции по [73] имени Елена (Helena) 62 ранее просватанную за Оттона III, но коварным образом у него восхищенную 63. По ее настоянию он (Владимир. – Сост.) принял святую христианскую веру 64, которую добрыми делами не украсил, ибо был безудержным и жестоким распутником 65 и чинил великие насилия над слабыми данайцами (Danai) 66. Имея троих сыновей 67, он дал в жены одному из них дочь нашего притеснителя князя Болеслава 68, вместе с которой поляками был послан Рейнберн (Reinbernus), епископ Соли Колобжегской (Salsae [74] Cholbergensis) 69. Он родился в округе, что зовется Хассегау (Hassegun) 70, опытные учителя обучили его свободным искусствам, и епископского сана он удостоился, надеюсь, заслуженно 71. [Поведать] о всем его радении в деле, ему порученном, не достанет у меня ни знаний, ни умения. Он разрушил и сжег языческие капища, а море, почитавшееся из-за демонов, очистил, сбросив [туда] четыре камня, помазанных священным елеем, и [окропив его] святой водой 72. Всемогущему Господу он взрастил новую отрасль на древе бесплодном, или иначе: святая проповедь дала ростки в народе чрезвычайно грубом. Усердными бдениями, воздержанием и молчанием изнуряя свою плоть, он превратил сердце в отражение [своего] божественного созерцания. Упомянутый король, узнав, что его сын по наущению Болеславову намерен тайно против него выступить, схватил того [епископа] вместе с этим [своим сыном] и [его] женой и заключил в темницу, каждого по отдельности 73. В ней святой отец, прилежно восхваляя Господа, свершил втайне то, чего не мог открыто 74: по слезам его и усердной молитве, исторгнутой из кающегося сердца, [как] по причастии, отпущены были ему грехи Высшим Священником. [Душа] его, вырвавшись из узилища тела, ликуя перешла в свободу вечной славы. [75]

VII, 73. Имя названного короля не по праву толкуют как власть мира 75. Ибо не тот вечно непостоянный мир зовется истинным, который царит меж нечестивыми и который дан детям сего века, но действительного мира вкусил лишь тот, кто, укротив в своей душе всякую страсть, снискал царствие небесное в награду за смирение, побеждающее непогоды. Сей епископ, обретший в двоякой непорочности 76 прибежище на небесах, смеется над угрозами беззаконника, созерцая пламя возмездия, терзающее этого распутника, так как, по свидетельству учителя нашего Павла 77, Господь наказует прелюбодеев 78. Болеслав же, узнав обо всем этом, не переставал мстить, чем только мог 79. После этого названный король умер 80, исполнен днями 81, оставив все свое наследство двум [76] сыновьям, тогда как третий 82 до тех пор находился и темнице. Впоследствии, сам ускользнув, но оставив там жену, он бежал к тестю 83.

VII, 74. Упомянутый король носил венерин набедренник 84, усугублявший врожденную склонность к блуду. Но Спаситель наш Христос, заповедав нам препоясывать чресла 85, обильный источник губительных излишеств, разумел воздержание, а не какой-либо соблазн. Услыхав от своих проповедников о горящем светильнике 86, названный король смыл пятно содеянного греха усердной щедростью милостыни 87. Ибо написано: «Подавайте милостыню, тогда все будет у вас чисто.» 88 Он умер, будучи уже в немощной старости 89 и долго правив упомянутым королевством 90, и похоронен в большом городе Киеве (Cuiewa) 91 в церкви [77] мученика Христова папы Климента 92 рядом с упомянутой своей супругой 93; саркофаги их стоят на виду посреди храма 94. Власть его делят между собой сыновья 95, и во всем подтверждается слово Христово, ибо, боюсь, последует то, чему предречено свершиться устами нелживыми – [78] ведь сказано: «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет» 96 и проч. Пусть же молится весь христианский мир, да отвратит Господь от той страны [свой] приговор.

(Thietm. 1935. Р. 486, 488, 490)

7.

[VIII, 1. 30 января 1018 г. в Баутцене (Будышине) заключен польско-немецкий мир. Он скреплен браком польского князя Болеслава I с Одой, дочерью майсенского маркграфа Эккехарда 97. (...)]

VIII, 31. Не следует умолчать и о достойном сожаления бедствии, постигшем Русь 98, ибо с нашей помощью 99 Болеслав напал на нее с великим войском, нанеся ей большой урон. 22 июля названный князь, подойдя к некоей реке 100, приказал своим воинам разбить там лагерь и навести необходимые переправы. Король Руси 101, расположившись со своими [войсками] близ той же реки, с нетерпением ожидал исхода предстоявшего по взаимному соглашению сражения. Между тем поляки, дразня близкого врага, вызвали столкновение, [завершившееся] нечаянным успехом, так что охранявшие реку были отброшены. Узнав об этом, Болеслав ободрился и, [79] приказав бывшим с ним немедленный сбор, стремительно, хотя и не без труда, переправился через реку. Вражеское же войско, выстроившись напротив, тщетно старалось защитить отечество, ибо, уступив в первой стычке, оно не оказало более серьезного сопротивления. Тогда пало там бесчисленное множество бегущих, победителей же – немного. Из наших погиб славный рыцарь 102 Херик, которого наш император долго держал в заточении 103. С того дня Болеслав, [добившись] желанного успеха, преследовал разбитого врага, а жители повсюду встречали его с честью и большими дарами.

VIII, 32. Тем временем Ярослав (Iarizlavus) 104 силой захватил какой-то город, принадлежащий тогда его брату, а жителей увел [в плен] 105. На город Киев (Kitawa) 106, чрезвычайно укрепленный, по наущению Болеславову часто нападали враждебные печенеги (Pedenei) 107, пострадал он [80] и от сильного пожара 108. Хотя жители и защищали его, однако он быстро был сдан иноземному войску: оставленный своим обратившимся в бегство королем 109, [Киев] 14 августа принял Болеслава и своего долго отсутствовавшего сениора Святополка (Zentepulcus) 110, благорасположение к которому 111, а также страх перед нашими 112 обратили [к покорности] весь тот край. В соборе святой Софии (sancte monasterio Sofhiae) 113, [81] который в предыдущем году по несчастному случаю сгорел 114, прибывших с почестями, с мощами святых и прочим всевозможным благолепием встретил архиепископ этого города 115. Там же была мачеха упомянутого короля 116, его жена 117 и девять сестер; на одной их них, которой он и раньше добивался, давний распутник Болеслав беззаконно, забыв о [82] своей супруге, женился 118. Там ему были показаны немыслимые сокровища, большую часть которых он раздал своим иноземным сторонникам 119, а кое-что отправил на родину. Среди вспомогательных сил у названного князя было триста человек с нашей стороны, а также пятьсот венгров и тысяча печенегов (Petinei). Все они были отпущены по домам 120, когда вышеупомянутый сениор (Святополк. – Сост.) с радостью [стал принимать] местных жителей, приходивших к нему с изъявлением покорности 121. В этом большом городе, являющемся столицей того королевства, имеется более четырехсот церквей 122 и восемь рынков, народу же неведомое множество. До сих пор этот [город], как и весь тот край, силами спасающихся бегством рабов (servi), стекавшихся сюда со всех сторон 123, а более всего [силами] стремительных данов (Dani) 124 [83] противостоял весьма разорительным [набегам] печенегов (Pecinegi), побеждал также и других.

VIII, 33. Гордый этим успехом, Болеслав послал к Ярославу архиепископа названного города с просьбой вернуть его дочь 125, обещая выдать его (Ярослава. – Сост.) жену, мачеху и сестер. Своего любимца Туни 126 он отправил затем с великими дарами к нашему императору 127, чтобы и далее заручиться его благосклонностью и поддержкой, уверяя, что все будет делать согласно его желаниям. В близкую Грецию он также отправил послов, обещая ее императору 128 выгоды, если тот будет верным другом; в противном же случае – так они должны были заявить – он станет неколебимым и неодолимым врагом [греков]. [Положимся] во всем этом на помощь и поддержку всемогущего Господа, да милосердно явит нам, в чем его воля и что нам во благо 129.

(Thietm. 1935. P. 528, 530, 532)

(пер. А. В. Назаренко)
Текст воспроизведен по изданию: Древняя Русь в свете зарубежных источников. Хрестоматия, Том 4. Западноевропейские источники. М. Русский фонд содействия образованию и науке. 2010

© текст - Назаренко А. В. 2010
© сетевая версия - Strori. 2011
© OCR - Рогожин А. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Русский фонд содействия образованию и науке. 2010