Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ВТОРАЯ. ТАЙ-ЦЗУН,

ИМПЕРАТОР СЫ-ШЭН ХУАНДИ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Тай-цзун, носивший табуированное имя Дэ-гуан, был вторым сыном Тай-цзу. Его мать происходила из рода Шулюй. Он родился в императорской юрте, в тысяче ли к востоку от большего кочевья. Во время рождения черное облако накрыло юрту, сверкал огонь и были слышны звуки, напоминавшие удары грома.

Выросши, Тай-цзун отличался красивой наружностью, мужественностью и стремлением к большим целям. Искусно ездил верхом и стрелял из лука. Участвовал в покорении государств Си и Бохай

Тай-цзу, любивший Тай-цзуна, поставил его главнокомандующим наследником престола. Как-то, когда Тай-цзун, сопровождая Тай-цзу, прибыл в Силоу, над ним появились красный спет и багровые облака 1, что изумило всех окружающих.

Особенно любила Тай-цзуна императрица Шулюй. После кончины Тай-цзу в городе Фуюй она хотела возвести Тай-цзуна на престол, а поэтому, приехав в Силоу, приказала Тай-цзуну и Туюю (старший сы.н Тай-цзу. —Е Лун-ли) сесть на коней и стать перед юртой. Затем, обратившись к вождям, сказала: «Я люблю обоих сыновей и не знаю, кого из них возвести на престол. Выберите того, кого следует поставить у власти, и возьмите под уздцы его коня».

Вожди, зная желание императрицы, поспешили взять под уздцы коня Тай-цзуна. Императрица, сказав: «Разве я посмею нарушить желание всех?» — поставила Тай-цзуна Тяньхуан-ваном и объявила его императором, после чего он вступил на престол.

В следующем году наименование эры правления было изменено на Тянь-сянь.

Обиженный Туюй хотел бежать к позднетанскому двору, но был снова послан императрицей в государство Дундань.

Вступив на престол, император пожаловал матери титул вдовствующей императрицы, и она решала все государственные дела. Вдовствующая императрица выдала замуж за императора свою племянницу, которая стала императрицей.

По характеру император отличался большой сыновней почтительностью. Когда мать. болела и не ела, он также не ел. Если ответ императора, прислуживавшего матери, приходился ей не по душе и она бросала нахмуренный взгляд, император сразу пугался и спешил скрыться, не смея возвращаться обратно до тех пор, пока его снова не позовут.

Он назначил Хань Янь-хуэя на должность начальника политических дел 2. Яо Куню, позднетанскому послу, прибывшему сообщить о смерти императора [Чжуан-щзуна], разрешил вернуться на родину, а Асы Могунэю приказал выехать к позднетанскому двору сообщить о смерти Тай-цзу. Это произошло в первый год правления позднетанского императора Мин-цзуна.

926 год

Шестой год эры правления Тянь-цзань. (Первый год эры правления Тянь-чэн, установленной Мин-цзуном, императором Поздней династии Тан.)

В девятой луне император вступил на престол, продолжая правление под шестым годом эры Тянь-цзань.

Зимой, в десятой луне, позднетанский двор прислал гонца к Лу Вэнь-цзиню, генерал-губернатору Лулуна с местопребыванием в Пинчжоу, сообщить, что после смены императора исчезла старая вражда 3. Поскольку подчинявшиеся Лу Вэнь-цэиню китайцы хотели вернуться на родину, он во главе свыше ста тысяч человек перешел на сторону Поздней династии Тан 4.

927 год

Первый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, и первой луне, позднетанский император Сы-юань изменил свое имя на Дань. В восьмой луне, первого числа, было затмение солнца. Кидане прислали к позднетанскому двору послов для установления дружественных отношений.

928 год

Второй год эры правления Тянь-сянь. (Третий год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, первого числа второй луны, было затмение солнца.

Летом, и четвертой луне, позднетанский Ван Ду, управлявший генерал-губернаторством Иу с резиденцией н области Чжэньчжоу, задумал поднять мятеж. Император приказал Ван Янь-цю 5, назначенному на должность воеводы-усмирителя 6, и другим лицам двинуть войска нескольких генерал-губернаторств и совместными действиями покарать область Динчжоу.

Ван Янь-цю взял приступом северную заставу, [прикрывавшую путь к Динчжоу], после чего Ван Ду обратился за помощью к Тунэю — нождю [племени си, отправив ему дорогие подарки.

. В пятой луне Тунэй по главе десяти тысяч всадников вторгся в область Динчжоу. Ван Янь-цю отступил, расположившись в Цюйяне 7. Ван Ду и Тунэй напали на Цюйян. В происшедшем сражении Ван Янь-цю нанес им поражение.

Кидане также послали войска на помощь Динчжоу. Все воины Ван Ду и пять тысяч киданьских всадников, всего свыше десяти тысяч человек, выступили навстречу [Ван Янь-цю].

Ван Янь-цю собрал всех военачальников, которые поклялись отдать все силы служению родине, отложить луки и стрелы и ударить на врага коротким оружием. Бегущие назад подлежали смерти.

Первой, размахивая плетками и мечами, вперед двинулась конница, которая ворвалась в ряды неприятеля и нанесла ему полное поражение. Вся земля покрылась трупами. Более половины киданьских воинов были убиты, а остальные бежали на север. Ван Ду и Тунэю удалось спастись бегством только с несколькими десятками всадников.

Отступавшие киданьские войска снова попали под ударгенерал-губернатора Лулуна Чжао Дэ-цзюня и были почти все истреблены.

В седьмой луне кидане снова отправили на помощь Динчжоу своего вождя, занимавшего должность тииня 8, но в происшедшем сражении он был разбит Ван Янь-цю, который преследовал его до Ичжоу. Кидане потеряли огромное количество воинов, которые были взяты в плен, убиты или утонули.

Военачальник Чжао Дэ-цзюня, У Цун-цзянь, перехватил отступавших киданей и захватил в плен несколько сот человек, в том числе тииня. Остальные [в поисках спасения] разбежались по деревням, где на них нападали крестьяне с простыми дубинами. Спастись удалось лишь нескольким десяткам человек. С этого времени из-за понесенных поражений кидане упали духом и больше уже не нарушали границ.

В восьмой луне кидане прислали послов к позднетанскому двору.

929 год

Третий год эры правления Тянь-сянь. (Четвертый год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, во второй луне, позднетанский [военачальник] Ван Янь-цю занял Динчжоу. До этого Ван Ду и Тунэй хотели прорвать окружение и бежать, по не смогли пробиться. Главный командир войск области Динчжоу Ма Жан-нэн открыл ворота города и впустил императорские войска. Ван Ду сжег себя со всей семьей, а Тунэй был захвачен в плен и. отправлен в Далян 9, где его обезглавили.

930 год

Четвертый год эры правления-Тянь-сянь. (Император Поздней династии Тан Мин-цзун изменил наименование эры правления на Чан-син.)

Летом, в шестой луне, первого числа, было затмение солнца.

В одиннадцатой луне Туюй, киданьский правитель государства Дундань, не смогший занять престол и в связи с этим считавший себя обиженным, переплыл через море и бежал к позднетанскому двору во главе своих приближенных в количестве сорока человек. Позднетанский император пожаловал ему фамилию Дундань, имя Му-хуа (в следующем году фамилия была изменена на Ли, а имя —на Цзань-хуа. —Е Лун-ли} и назначил на должность генерал-губернатора Хуайхуа.

931 год

Пятый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

В одиннадцатой луне, первого числа, было затмение солнца.

932 год

Шестой год эры правления Тянь-сянь. (Третий год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

Воспой, и третьей луне, кидане прислали к позднетанскому двору послов с просьбой вернуть захваченных в плен шэли 10 Цюйгу, Шили и тииня. Позднетанский император выдал (только) шэли Цяньгу, который вернулся на родину вместе с послами 11. Кидане, не получив Шила, нападали после этого несколько раз на область Юньчжоу и военный округ Чжэнъу 12.

Зимой, в одиннадцатой луне, позднетанский император назначил Ши Цзин-тана (Ши Цзин-тан был женат на дочери императора Мин-цзуна, принцессе Юнънин. —Е Лун-л»} на должность генерал-губернатора Хэдуна. Чжан Янь-чао, правитель области Юйчжоу, находился во враждебных отношениях с Ши Цзин-таном, а поэтому, узнав, что его назначила генерал-губернатором, поднял восстание и перешел на сторону киданей.

933 год

Седьмой год эры правления Тянь-сянь. (Четвертый год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

Зимой, в одиннадцатой луне, скончался позднетанский император Мин-цзун в возрасте шестидесяти семи лет. По характеру Мин-цзун был лишен подозрительности, не боролся с другими за первенство. После вступления на престол он каждый вечер возжигал во дворце благовония и, молясь Небу, говорил: «Я —варвар, выдвинутый народом во время царивших беспорядков. Хочу, чтобы Небо скорее послало мудрого человека, который бы правил народом». В годы иго правления несколько раз были обильные урожаи, он редко прибегал к военным действиям, а поэтому в эпоху Пяти династий его правление было сравнительно спокойным.

В двенадцатой луне на престол вступил позднетанский император Цун-хоу (это был император Минь-ди. —Е Лун-ли), похоронивший императора Мин-цзуна в уезде Лоян, в области Хэнань.

934 год

Восьмой год эры правления Тянь-сянь. (В четвертой луне первого года эры правления Ин-шунь, установленной императором Поздней династии Тан Мин-цзуном, носившим имя Цун-хоу, на престол вступил Лу-ван, по имени Цун-кэ, который изменил наименование эры правления на Цин-тай.)

Весной, в первой луне, позднетанский Лу-ван, по имени Цун-кэ, поднял мятеж и прибыл в Чаньань.

Позднетанский император назначил Кан И-чэна на должность воеводы-усмирителя и послал его руководить войсками против Лу-вана. Однако, куда бы ни приходил Лу-ван, все позднетанские военачальники, в том числе и Кан И-чэн, сдавались ему. Испуганный император Минь-ди, не зная, что делать, бежал, сопровождаемый лишь пятьюдесятью всадниками. Доехав до пункта, находившегося в нескольких ли к востоку от Вэйчжоу, он встретился с Ши Цзин-таном и попросил у него совета. Услышав об измене Кан И-чэна и других военачальников, Ши Цзин-тан опустил голову и глубоко вздохнул. Через некоторое время он приказал Лю Чжи-юаню, занимавшему должность главного командира войск при управлении генерал-губернатора, перебить всех воинов, сопровождавших Минь-ди, после чего Минь-ди был помещен на почтовом подворье. Вслед за этим Ши Цзинтан поспешил в Лоян.

Летом, в четвертой луне, позднетанский Лу-ван, по имени Цун-кэ, въехал в Лоян. Когда он доехал до моста Цзянцяо, все чиновники во главе с Фэн Дао 13 вышли навстречу, выстроившись рядами в соответствии с занимаемым положением. Лу-ван объявил, что не может встретиться с ними, так как еще не совершил поклонение гробу с телом покойного императора.

Затем Лу-ван представился вдовствующей императрице, жене покойного императора, прошел в Западный дворец, упал там на гроб покойного императора и, горько рыдая, изложил причины своего прибытия в императорский дворец.

Все чиновники во главе с Фэн Дао представились Лу-вану, совершив перед ним поклон. Лу-ван сделал ответный поклон. Фэн Дао и другие бывшие с ним чиновники подали Лу-вану представление, убеждая его вступить на престол. Лу-ван ответил: «Я приехал сюда не для извлечения выгоды. Когда император возвратится во дворец и будет окончена церемония погребения на императорском кладбище, ядолжен вернуться в свое владение, служащее оплотом для императора».

На следующий день вдовствующая императрица издала указ о низведении императора Минь-ди до титула Ао-вана и о предоставлении Лу-вану права управлять всеми военными и государственными делами.

Затем на следующий день вдовствующая императрица приказала Лу-вану вступить на императорский престол перед гробом покойного.

Лу-ван послал Ван Хун-чжи переселить императора Минь-ди в здание управления областью Вэйчжоу, а Ван Луаню, сыну Ван Хун-чжи, приказал отравить его там. Император Минь-ди отказался выпить [предложенное вино], и Ван Луань задушил его.

Когда Минь-ди находился в Вэйчжоу, только один Сун Лин-сюнь, правитель области Цычжоу 14, отправил к нему гонца справиться о здоровье. Услышав об убийстве Минь-ди, Сун Лин-сюнь долго и горько плакал, а затем повесился.

В одиннадцатой луне позднетанский двор похоронил Ао-вана к югу от стены кладбища Хуэйлин (Хуэйлин —название кладбища императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли). Высота могильного кургана была всего несколько чи, поэтому все, кто видел его, жалели императора.

935 год

Девятый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Цин-тай Поздней династии Тан.)

Летом, в шестой луне, кидане несколько раз нападали на северные границы. В это время Ши Цзин-тан во главе крупных войск стоял в области Синьчжоу   15. Лу-ван отправил юнца раздать солдатам летнюю одежду и объявить манифест с ласковыми наставлениями. Солдаты несколько раз прокричали «десять тысяч лет жизни императору». Это напугало Ши Цзин-тана, а поэтому, когда чиновник его ставки Дуань Си-яо предложил казнить кричавших, он приказал Лю Чжи-юаню обезглавить тридцать шесть человек в назидание другим. Услышав об этом, Лу-ван стал с еще большим подозрением относиться к Ши Цзин-тану.

936 год

Десятый год эры правления Тянь-сянь. (После одиннадцатой луны третьего года эры правления Цин-тай Поздней династии Тан первый год эры правления Тянь-фу, установленной императором Гао-цзу династии Цзинь, носившим имя Ши Цзин-тан.)

Летом, в пятой луне, позднетанский император назначил Ши Цзин-тана на должность генерал-губернатора Тяньпина. Ши Цзин-тан отказался от назначения и поднял мятеж. Позднетанский император отправил войска для его усмирения.

Осенью, в седьмой луне, позднетанский император убил четырех сыновей и братьев Ши Цзин-тана. Ши Цзин-тан приказал своему секретарю Сан Вэй-ханю написать киданьскому императору представление, в котором называл себя вассалом и, кроме того, просил разрешения относиться к нему как к отцу. Он обещал также после победы уступить земли генерал-губернаторства Лулун и все области к северу от заставы Яньмыньгуань.

Получив представление, крайне обрадованный киданьский император обещал в ответном письме прийти на помощь силами всего государства в середине осени.

В девятой луне киданьский император во главе пятидесяти тысяч всадников двинулся на юг через ущелье Янъугу  16. Дойдя до Цзиньяна 17, он расположился в Хубэйкоу, на северном берегу реки Фэнь. Отсюда он прежде всего послал к Ши Цзин-тану гонца передать: «Я хочу сегодня же немедленно дать бой. Можно ли это?» Ши Цзин-тан срочно отправил гонца с ответом: «Южных войск очень много, подождите до завтра». Однако гонец еще не прибыл, как кидане уже вступили в бой с Гао Син-чжоу и Фу Янь-цином, командовавшими позднетанской конницей. Тогда Ши Цзинтан отправил к ним на помощь войска под командованием Лю Чжи-юаня.

Позднетанские военачальники Чжан Цзин-да, Ян Гуан-юань и Ань Шэнь-ци стояли во главе пехоты, у подножия горы, к северо-западу от города. Кидане послали три тысячи легковооруженных всадников, без лат, которые напали на. ряды позднетанской пехоты. Позднетанская пехота преследовала их до излучины реки Фэнь, но в это время из засады выступили киданьские воины, которые разрезали позднетанские войска на две части — [отделили конницу от пехоты], воспользовавшись чем киданьский император бросил в бой всю свою армию.

Позднетанские войска потерпели сильное поражение, потеряв убитыми несколько десятков тысяч человек. Чжан Цзин-да и другие военачальники, собрав разбитые остатки войск, укрылись в крепости Цзиньань. Кидане также отвеливойска обратно в Хубэйкоу. Ши Цзин-тану сдалось в плен более тысячи позднетанских солдат, которых он всех перебил по совету Лю Чжи-юаня.

Вечером Ши Цзин-тан, выехав повидаться с киданьским императором, спросил: «Вы прибыли издалека, воины и лошади устали, но тем не менее вы поспешили вступить в бой с позднетанскими войсками и одержали крупную победу. В чем дело?»

Император ответил: «Вначале я говорил, что позднетанские военачальники обязательно закроют все дороги в округе Яньмынь, а в важных стратегических пунктах устроят засады, с тем чтобы я не мог двигаться вперед. Однако, когда я послал людей на разведку, ничего этого не оказалось. Поэтому я смог пройти большое расстояние и глубоко вторгнуться в китайские земли. Дух моих войск был высок, пользуясь чем я ударил на позднетанские войска и одержал победу». Ши Цзин-тан восхищенно вздохнул.

Затем они окружили крепость Цзиньань, расположив лагерь к югу от нее. В длину лагерь занимал более ста, а в ширину пятьдесят ли. Было протянуто много веревок с колокольчиками, и имелось большое количество собак, так что ни один человек не мог пройти незамеченным ни одного шага. У Чжан Цзин-да и других военачальников оставалось еще пятьдесят тысяч воинов и десять тысяч лошадей, но, в какую сторону ини ни смотрели, им некуда было идти. [Чжан Цзин-да] отправил к Лу-вану гонца с донесением о поражении.

Сильно встревоженный, Лу-ван.-издал манифест, объявляя о личном выступлении в поход. Когда Лу-ван прибыл в область Хуайчжоу, то, беспокоясь о положении в крепости Цзиньань, обратился к сановникам за советом. Лун Минь, занимавший должность начальника отдела чинопроизводства  18, предложил поставить императором киданей Ли Цзаньхуа и приказал генерал-губернаторствам Тяньсюн и Лулун выделить для него солдат, под охраной которых он выступит из области Ючжоу на Силоу. Двор должен широко разгласить об этом, в результате чего у императора киданей неизбежно возникнет беспокойство о положении на родине, после чего следует собрать отборные войска и ударить на него. Это один из способов снять осаду с Цзиньаня.

Лу-ван нашел совет весьма правильным, но сановники, стоявшие у власти, опасались, что его не удастся осуществить, и таким образом окончательное решение не принималось.

Опечаленный и упавший духом, Лу-ван днем и ночью пил вино до полного опьянения и грустно пел. Некоторые из сановников уговаривали его двинуться на север, но он отвечал: «Не говорите, Ши Цзин-тан вынудил меня пасть духом!»

Зимой, в десятой луне, позднетанский император издал указ о большом наборе лошадей, принадлежащих чиновникам и населению, и о наборе среди населения воинов. Каждые семь дворов должны были выставить одного воина и снабдить его панцирем и вооружением. Набранные таким образом войска назвали «армия, борющаяся за справедливость». Всего было собрано более двух тысяч лошадей и пять тысяч воинов. Это вызвало среди населения большие волнения.

В одиннадцатой луне киданьский император, обратившись к Ши Цзин-тану, сказал: «Я прошел три тысячи ли, чтобы помочь тебе в беде, и непременно добьюсь успеха. Судя по твоей внешности и знаниям, я вижу, что ты действительно можешь быть правителем Центральной равнины. Хочу поставить тебя Сыном Неба». Ши Цэин-тан несколько раз отказывался, но военные и гражданские чиновники стали уговаривать его вступить на престол, и он в конце концов согласился на их просьбы.

Император киданей написал грамоту о возведении Ши Цзин-тана на престол, повелев именоваться императором Да-шэн 19, снял с себя одежду и головной убор и вручил их ему. Был построен жертвенник, и Ши Цзин-тан вступил на престол 20.

Ши Цзин-тан уступил киданям шестнадцать областей: Ю, Цзи, Ин, Мо, Чжо, Тань, Шунь 21, Синь, Гуй, Жу, У, Юнь, Ин 22, Хуань 23, Шо 24 и Юй, согласился ежегодно предоставлять триста тысяч кусков шелка. Он указал изменить седьмой год эры правления Чан-син на первый год эры правления Тянь-фу и приказал, чтобы установления и законы, существовавшие при императоре Мин-цзуне, соблюдались по-старому. Были назначены: Чжао Ин — на должность председателя ученой палаты 25, Сан Вэй-хань —на должность члена ученой палаты с временным совмещением должности председателя верховного военного совета 26, Лю Чжи-юань — на должность главного командира конной императорской гвардии, посольский воевода Цзин Янь-туан — на должность главного командира пеших войск. Принцесса Цзинь-го была объявлена императрицей.

Кидане осаждали Цзиньань несколько месяцев. В крепости истощились запасы зерна, лошади падали от голода, а войска на помощь не подходили.

Позднетанские военачальники Ян Гуа,н-юань и Ань.Шэньци убеждали воеводу-усмирителя Чжан Цзин-да сдаться. Чжан Цзин-да ответил: «Я пользовался щедрыми милостями как императора Мин-цзуна, так и нынешнего императора. Будучи главнокомандующим, я потерпел поражение. Эта вина и так уже велика, тем более она будет велика, если я сдамся врагам. Рано или пюздно на помощь подойдут войска, а пока следует ждать их. Если у нас истощатся силы и положение станет безнадежным, вы еще успеете убить меня и сдаться врагам.

Через некоторое время все военачальники собирались вместе. Ян Гуан-юань убил Чжан Цзин-да, взял его голову и вышел во главе всех военачальников из крепости, чтобы сдаться киданям. Император киданей с похвалой отозвался о верности, проявленной Чжан Цзин-да, приказал похоронить его и принести жертвы. Обратившись к своим подчиненным и цзиньским военачальникам, он сказал: «Вы, являющиеся слугами, должны подражать Чжан Цзин-да 27».

Киданьский император и цзиньский император Гао-цзу хотели двинуться во главе войск на юг. В связи с этим Гао-цзу назначил Чжун-гуя, носившего титул Ци-вана (Чжун-гуй —сын Ши Цзин-жу, старшего брата императора Гао-цзу. Считался его приемным сыном. —Е Лун-ли), наместником Северной столицы, а начальником авангарда был поставлен киданьский военачальник Гао Мо-хань 28, который выступил вместе со сдавшимися позднетанскими солдатами. Дойдя до Туаньбо 29, он вступил в бой с позднетанскими войсками, которые все разбежались, потеряв десятки тысяч человек.

Когда цзиньский император Гао-цзу собирался выехать в Лучжоу  30, император кнданси, подняв кубок вина, обратился к нему с наставлением: «Если я двинусь на юг, это неизбежно вызовет большую тревогу среди населения, живущего к югу от реки Хуанхэ, Лучше тебе одному идти на юг во главе ханьских поиск. Я же прикажу великому сянвэню  31 проводить тебя с пятью тысячами всадников до моста в Хэяне 32, а сам пока останусь здесь, ожидая от тебя вестей. Если создастся опасное положение, я сразу же спущусь с гор [Тайханшанъ] и выступлю на помощь, а если в Лояне будет наведен порядок, возвращусь на север».

Взявшись за руки, они со слезами простились. Киданьский император снял с себя шубу из белых соболей и надел ее на цзиньского Гао-цзу. Кроме того, он подарил ему две тысячи отличных 33 и тысячу двести боевых лошадей, сказав: «Пусть наши дети и внуки никогда не забывают друг друга». Далее киданьский император сказал: «Лю Чжи-юань, Сан Вэй-хань и Чжао Ин — сановники, имеющие заслуги в основании государства, поэтому не отказывайся от них без серьезных причин».

Когда цзиньский император Гао-цзу выступил из Тайюаня в Лоян, киданьский император лично проводил его до Лучжоу. Находившиеся в Лучжоу позднетанский председатель верховного военного совета Чжао Дэ-цзюнь 34 и его сын Чжао Янь-шоу (Чжао Янь-шоу был женат на дочери императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли) вышли из города и сдались [киданьскому императору].

Следует сказать, что ранее Чжао Дэ-цзюнь тайно отправил к киданям гонца с просьбой возвести его на императорский престол. Император киданей, показав на огромный камень, лежавший перед юртой, сказал гонцу Чжао Дэ-цзюня:

«Я уже обещал Ши Цзин-тану и изменю это обещание только тогда, когда этот камень сгниет».

Вступив в Лучжоу, киданьский император заковал Чжао Дэ-цзюня с сыном в кандалы и отправил к себе на родину.

Когда вдовствующая императрица встретилась с Чжао Дэ-цзюнем, она спросила: «Почему ты вместе с сыном просил поставить тебя Сыном Неба?» От стыда Чжао Дэ-цзюнь не мог ничего ответить, а только поднес списки всех своих земель и домов. Императрица спросила: «Где это находится?» Чжао Дэ-цзюнь ответил: «В Ючжоу». Императрица, смеясь, сказала: «Ючжоу и так принадлежит мне, зачем же дарить?» Чжао Дэ-цзюню стало еще более стыдно.

С этого времени от огорчения Чжао Дэ-цзюнь мало ел и через год умер. После его смерти император киданей освободил Чжао Янь-шоу и использовал его на службе.

В другом источнике говорится  35: «Однажды император киданей Дэ-гуан спал днем и увидел во сне святого. На голове святого был головной убор с украшениями, он отличался прекрасной наружностью, а его колесница была роскошной. Неожиданно святой спустился вниз с неба. Он был одет в белые одежды, подпоясан золотым поясом, а в руках держал гудо 36. За ним следовало двенадцать необыкновенных животных, одно из которых —черный заяц —вошло в грудь Дэ-гуана и исчезло там. Святой сказал Дэ-гуану: "Ши Цзин-тан пришлет за тобой гонца, ты должен пойти". Проснувшись, Дэ-гуан рассказал сон своей матери, но та не обратила внимания и не сочла сон за необычный.

Через некоторое время Дэ-гуан снова увидел во сне того же святого. Одежда, головной убор и его наружность были такие же, как и в первый раз. Он сказал: "Ши Цзин-тан уже послал за тобой гонца".

Проснувшись, удивленный Дэ-гуан снова рассказал сон матери. Мать ответила: "Можно приказать погадать". Для гадания был позван киданьский шаман, который сказал;

"Это приходил из Силоу Тай-цзу и говорил, что в Китае будит поставлен император, которому ты должен помочь. Тебе нужно идти".

Не прошло и десяти дней, как позднетанский Ши Цзин-тан, поднявший восстание и генерал-губернаторстве Хэдун, но разбитый военачальником Чжан Цзин-да, спешно послал к Дэ-гуану Чжао Ина. с письмом и дорогими подарками. обещая уступить земли Янь и Юнь, прося за это военную помощь.

Император киданей, сказав: "Я выступаю в поход не ради Ши Цзин-тана, а по приказу Небесного императора", устремился по главе стотысячной армии прямо к Тайюаню. Позднетанские воийска потерпели поражение, и он поставил Ши Цзин-тана императором династии Цзинь.

Через некоторое время Дэ-гуан прибыл в Ючжоу, где увидел изображение бодисатвы Да-бэй 37. Изумленный, он сказал своей матери: "Это тот святой, которого раньше я видел во сне. Головной убор на нем такой же, как и раньше, но цвет одежды другой". В связи с этим Дэ-гуан построил на горе Муешань молельню и назвал ее Пусатан — [Храм бодисатвы]».

Дэ-гуан родился в год под циклическими знаками гуй-мао, и черный заяц, вошедший в его грудь, являлся для него предзнаменованием 38. В это время беспорядки на Центральной равнине значительно превосходили беспорядки, поднятые Лю Юанем  39 и Шилэ 40, и, может быть, Небо ниспослало на земли к северу от гор Иньшань предзнаменование, сообщая о наступающем для них благоденствии.

Позднетанский император Лу-ван приказал генерал-губернатору Хэяна Чан Цун-цзяню и правителю области Чжао-чжоу  41 Лю Цзай-мину оборонять южную часть города Хэян, сломал плавучий мост и вернулся в Лоян, после чего убил Ли Цзань-хуа, бывшего правителя государства Дундань.

Когда цзиньский император Гао-цзу подошел к Хэяну, Чан Цун-цзянь сдался, заранее приготовив суда и весла [для переправы]. Лу-ван стал обсуждать вопрос о возвращении к Хэяну, но все его военачальники уже отправили срочные донесения цзиньскому императору Гао-цзу с приглашением прибыть в Лоян.

Гао-цзу, опасаясь, что Лу-ван может бежать на запад, отправил тысячу киданьских всадников занять Мяньчи 42.

Лу-ван вместе с вдовствующей императрицей Цао, императрицей Лю, сыном Чжун-мэй, носившим титул Юн-вана, Сун Шэнь-цянем и другими лицами, взяв с собой императорскую печать, поднялся на башню Юаньулоу и сам сжег себя. В это время ему был пятьдесят один год.

Императрица Лю хотела сжечь дворцовые здания, но Чжун-мэй, убеждая ее не делать этого, сказал: «Когда приедет новый Сын Неба, он, несомненно, не станет жить под открытым небом, поэтому впоследствии вновь будут утруждаться силы народа. Таким образом, умерев, мы оставим после себя злобу». Императрица отказалась от своего намерения. Императрица и Чжун-мэй —оба сгорели.

В этот день вечером цзиньский император Гао-цзу въехал в Лоян. Все позднетанские воины, сняв панцири, стояли в ожидании наказания. Гао-цзу приказал Лю Чжи-юаню принять меры по поддержанию порядка в столице. Лю Чжи-юань велел китайским войскам вернуться в лагеря, а войска киданей поместил в храме Тяньгунсы. В городе воцарилось спокойствие, и никто не смел нарушать распоряжений. В двенадцатой луне цзиньский император посмертно низвел Лу-вана на положение простолюдина. Фэн Дао был назначен государственным советником.

937 год

Первый год эры правления Хуэй-тун. (Второй год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, в первой луне,-было затмение солнца. В этом году кидане изменили наименование эры правления на Хуй-тун, а государство назвали Да Ляо —[Великое Ляо] 43 В нем по образцу Китая были поставлены высшие сановники и различные чиновники, а на службе стали использоваться китайцы. Чжао Янь-шоу получил назначение на должность председателя верховного военного совета, а вскоре по совместительству — на должность начальника политических дел (впоследствии был возведен в титул Янь-вана. —Е Лун-- ли). Император Ляо отправил послов, в Лоян, которые взялитам жену Чжао Янь-шоу, сестру позднетанского императора, и вернулись с ней обратно.

Во второй луне, когда император Ляо, возвращаясь на север, проезжал через область Юньчжоу, генерал-губернатор Ша Янь-сюнь вышел навстречу и изъявил покорность. Император Ляо оставил его при себе. Находившийся в городе делопроизводитель У Луань, обратившись к населению» сказал: «Мы принадлежим к народу, обычаи которого связаны с вежливостью и чувством долга, как же мы можем быть слугами киданей!».

Население выбрало У Луаня управлять делами области, закрыло городские ворота и отказалось подчиняться императору киданей.. Кидане напали на город, но не смогли его взять.

Инчжоуский Го Чун-вэй, также стыдившийся признать себя слугой киданей, бросил все и бежал на юг. Другой беглец, Чжан Ли, был схвачен всадниками, посланными за ним в погоню.

Когда император киданей стал упрекать его [за бегство], Чжан Ли ответил: «Я —китаец, наши пища, напитки и одежда отличаются от ваших. Жизнь здесь для меня тяжелее смерти. Скорее убейте меня!»

Император Ляо, посмотрев на переводчика Гао Тан-ина, сказал: «Я всегда предупреждал тебя хорошо обходиться с этим человеком, почему ты довел его до того, что он бросил свой кров и бежал? Если бы мы лишились его, то как бы обрели вновь?!» Затем он наказал ударами палкой Гао Танина и простил Чжан Ли.

Чжан Ли отличался большой преданностью и честностью. Когда что-нибудь случалось, он сразу же говорил об этом, ничего не скрывая, поэтому в государстве Ляо его очень ценили.

В третьей луне цзиньский император нашел спинной хребет и бедренные кости Лу-вана и при-казал похоронить их с княжескими почестями к югу от кладбища Хуэйлин (место погребения императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли).

Летом, в четвертой луне, цзиньский император перенёс столицу в Бяньчжоу 44.

В пятой луне уский Сюй Гао 45, желавший с помощью киданей захватить Китай, прислал морем послов с дарами виде красивых женщин и драгоценных вещей для установления дружественных отношений. Император Ляо отправил к Сюй Гао ответных послов.

Осенью, в седьмой луне, уский Сюй Гао объявил себя императором, назвав династию Нань Тан —[Южная Тая]. Впоследствии, однако, он восстановил свою фамилию и имя Ли Шэн.

[Император] Ляо сделал Ючжоу Южной столицей, Великую столицу —Верхней столицей, а город Фуюй в [государстве] Бохай — Восточной столицей.

938 год

Второй год эры правления Хуэй-тун. (Третий год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, первого числа первой луны, было затмение солнца.

Осенью, в седьмой луне, цзиньский император сделал государственную печать, текст которой гласил: «Небо ясно выразило свою волю, только добродетель доставит процветание».

В восьмой луне цзиньский император поднес императору Ляо и вдовствующей императрице почетные титулы 46, назначив для проведения церемонии подношения Фэн Дао 47, занимавшего должность государственного советника, и Лю Сюя, занимавшего должность начальника государственной канцелярии. Это подношение очень обрадовало императора Ляо.

Цзиньский император относился к государству Ляо с большой почтительностью. Он представлял челобитные, в которых называл себя слугой, а императора Ляо — отцом-императором. Всякий раз, когда приезжали ляоские послы, он с поклоном принимал указы [императора киданей], в отдельном зале. Каждым год помимо отправки трехсот тысяч кусков шелка во все времена и сезоны по дорогам непрерывно следовали подарки в связи с поздравлениями или соболезнованиями но случаю счастливых и печальных событий. Подарки посылались всем, включая вдовствующую императрицу, главнокомандующего — наследника престола, различных князей и сановников. Однако количество посылаемых золота и шелка не превышало налогов и податей, собираемых только в нескольких уездах. В дальнейшем император Ляо несколько раз говорил цзиньскому императору, чтобы тот прекратил представлять челобитные и называть себя слугой, велев ему представлять письма и называть себя сыном-императором, как это положено между членами одной семьи.

Зимой, в десятой луне, из Ляо прибыли послы, которые доставили свидетельство на титул, согласно которому титулимператора Гао-цзу стал Ину минъи хуанди — [«доблестный в военном деле, проявляющий верность император»].

939 год

Третий год эры правления Хуэй-тун. (Четвертый год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Осенью, в седьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

В восьмой луне цзиньский император пожаловал сыну императора Мин-цзуна бывшей Поздней династии Тан, Цун-и, носившему титул Сюй-вана, титул Сюнь-гогун, с тем чтобы он приносил, жертвы умершим императорам позднетанской династии.

940 год

Четвертый год эры правления Хуэй-тун. (Пятый год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Следует сказать, что, после того как династия Цзинь уступила киданям земли к северу от заставы Яньмынь, все туюйхуни оказались в подчинении Ляо. Страдая от алчности и жестокости киданей, они мечтали о подчинении Китаю. К тому же их склонял к этому Ань Чжун-жун 48, генерал-губернатор Чэндэ. В связи с этим в первой луне этого года вождь туюйхуней во главе более тысячи юрт бежал в цзиньские земли. Разгневанный император Ляо прислал к Гао-цзу послов с упреками, и тот отправил войска пригнать бежавших на старые места.

941 год

Пятый год эры правления Хуэй-тун. (Шестой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Цзиньский генерал-губернатор Ань Чжун-жун, стыдившийся быть слугой киданей, при встрече их послов обязательно сидел с поджатыми ногами и поносил их. Иногда же он тайно подсылал людей убивать послов. В связи с этим летом, в шестой луне, император Ляо сделал за это выговор цзиньскому императору Гао-цзу, который извинился в почтительных выражениях.

Через некоторое время Ань Чжун-жун задержал киданьского посла Села и послал легковооруженную конницу ограбить южные границы области Ючжоу. Он представил цзиньскому императору челобитную, в которой говорил, что туюйхуни, восточные и западные туцзюэ, хуни, циби и шало выражают желание изъявить покорность Китаю. Правитель дансянов и [правители] других государств также сдали грамоты о назначении на престол, полученные ими от киданей, и все они говорили, что государство Ляо угнетает их, а поэтому они хотят подготовить стотысячное войско, чтобы совместно с династией Цзинь напасть на Ляо. Гао-цзу не согласился с этой челобитной.

942 год

Шестой год эры правления Хуэй-тун. (Седьмой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Летом [прошлого года], в шестой луне, от династии Ляо прибыли послы с упреком, что династия Цзинь приняла туюйхуней. Это настолько опечалило и встревожило Гао-цзу, что он заболел. Однажды утром, находясь наедине с Фэн Дао" Гао-цзу приказал малолетнему сыну Чжоу-жую войти и совершить перед Фэн Дао поклон. Затем он велел евнуху поднять сына и положить на руки Фэн Дао, ибо желал, чтобы Фэн Дао помог вступить ему на престол.

В этом месяце Гао-цзу скончался в возрасте пятидесяти одного года.

Фэн Дао посоветовался с главным судьей конных и пеших войск императорской гвардии Цзин Янь-гуаном, и они решили, что из-за многочисленных трудностей, переживаемых страной, лучше возвести на престол старшего сына Гао-цзу. В связи с этим они объявили наследником Чжун-гуя, носившего титул Ци-вана. В этот же день [Ци-ван] вступил на престол (это был император Чу-ди. —Е Лун-ли).

После смерти цзиньского императора Гао-цзу сановники советовали известить о происшедшем печальном событии императору Ляо челобитной, в которой новый император назвал бы себя слугой. Цзин Янь-гуан предлагал отправить письмо, где император именовал бы себя внуком, но не. слугой 49

Во время обсуждения [этого вопроса] Ли Сун сказал:

«Если ваше величество поступит так, в будущем вам придется надеть доспехи и воевать с Ляо. Раскаиваться тогда будет бесполезно».

Цзин Янь-гуан продолжал упорно настаивать на своем предложении. Фэн Дао склонялся то на ту, то на другую сторону. В конце концов цзиньский император Чу-ди последовал совету Цзин Янь-гуана. Получив письмо, император Ляо пришел в страшный гнев и отправил послов с выражением порицания. Однако Цзин Янь-гуан снова ответил им в непочтительных выражениях.

Чжао Янь-шоу, генерал-губернатор Лулуна, хотел сменить династию Цзинь и стать императором Китая. Он неоднократно убеждал императора Ляо напасть на Цзинь, и тот считал это, весьма правильным.

943 год

Седьмой год эры правления Хуэй-тун. (Восьмой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, во второй луне, цзиньский император, услышав, что кидане готовятся к вторжению, возвратился в Восточную столицу. Однако не проходило и месяца, чтобы обе стороны не обменивались послами.

В этом месяце умер император Южной династии Тан [Ли] Шэн и на престол вступил его сын [Ли] Цзин, носивший титул Ци-вана.

Летом, в четвертой луне, первого числа, было затмение солнца.

Следует сказать, что в прошлом Цяо Жун, командир войск генерал-губернаторства Хэян, попал вместе с Чжао Янь-шоу в империю Ляо. Император Ляо сделал его хуэйтуши 50, и он ездил взад и вперед по торговым делам в Цзинь, учредив торговое подворье в Даляне. Осенью, в девятой луне, Цзин Янь-гуан убедил цзиньского императора заключить Цяо Жуна в тюрьму, убить ляоских купцов, торговавших в Цзинь, и отобрать их товары. Все сановники говорили, что нельзя проявлять такую неблагодарность к государству Ляо, а поэтому Цяо Жуна освободили и отправили обратно, выразив ему сочувствие и одарив подарками.

Когда Цяо Жун прощался, Цзин Янь-гуан хвастливо заявил: «Вернись и скажи своему господину, что покойный император был поставлен Северной династией, поэтому он представлял челобитные и называл себя слугой. Нынешний император поставлен Китаем, поэтому проявляемая перед Северной династией уступчивость вызвана только тем, что он не может забыть договора, заключенного покойным императором. В отношении соседнего государства достаточно называть себя внуком и нет оснований называть слугой. Если дедушка рассердится, пусть приходит воевать, у внука есть сто тысяч остро отточенных мечей, которых достаточно для встречи. Пусть потом он не раскаивается, когда внук разобьет его и над ним будет насмехаться вся Поднебесная».

Цяо Жун ответил: «Вы сказали очень много, боюсь, что я что-нибудь забуду. Желательно, чтобы вы написали это на бумаге». Цзин Янь-гуан приказал чиновнику записать его слова и вручить Цяо Жуну. Цяо Жун доложил обо всем императору Ляо. Это разгневало императора Ляо, и в нем окончательно окрепло решение напасть на Цзинь. Все цзиньские послы, находившиеся в Ляо, были схвачены.

Сан Вэй-хань неоднократно просил императора извиниться в почтительных выражениях перед Ляо, но Цзин Янь-гуан каждый раз мешал осуществлению этой просьбы. Цзиньский император считал, что Цзин Янь-гуан помог ему вступить на престол, кроме, того, он командовал императорской гвардией, а поэтому никто из сановников не смел с ним спорить.

Генерал-губернатор Хэдуна Лю Чжи-юань знал, что действия Цзин Янь-гуана неизбежно вызовут нападение Ляо, но не смел ничего говорить, а только усиленно набирал воинов и дополнительно создал более десяти армий в качестве меры предосторожности.

В двенадцатой луне цзиньский генерал-губернатор Пинлу Ян Гуан-юань отправил в Ляо конного гонца с секретным сообщением о том, что в землях Цзинь большой голод и если, воспользовавшись этим, напасть на Цзинь, можно захватить все одним ударом. Чжао Янь-шоу также уговаривал напасть на Цзинь. Послушав эти уговоры, император Ляо собрал пятьдесят тысяч воинов, повелев Чжао Янь-шоу командовать ими в нападении на Китай, сказав: «Если захватишь Китай, поставлю тебя императором». Поверив этому, Чжао Янь-шоу старался изо всех сил.

Цзиньский император, хорошо знавший о замыслах императора Ляо, разослал гонцов для набора солдат в близлежащих округах, чтобы быть готовым к встрече.

944 год

Восьмой год эры правления Хуэй-тун. (Первый год эры правления Кай-юнь, установленной цзиньоким императором Чу-ди.)

Весной, в первой луне, император Ляо, используя в авангарде войска Чжао Янь-шоу и Чжао Янь-чжао, вторгся в Китай и подошел к главному городу цзиньской области Бэйчжоу 51. Ранее династия Цзинь, поскольку Бэйчжоу являлся важным пунктом на пересечении речных и сухопутных путей, собрала в нем много фуража и провианта, сделав запасы, достаточные на несколько лет для большой армии. В Бэйчжоу находился один командир, по имени Шао Кэ, отличавшийся непокорным и дерзким характером, за что генерал-губернатор Ван Лин-вэнь прогнал его со службы. Считая себя обиженным, Шао Кэ тайно послал к киданям гонца сказать, что Бэйчжоу легко взять.

В это время Ван Лин-вэнь уехал к императорскому двору, поэтому временно управлять делами области был назначен У Луань.

Когда император Ляо лично повел войска на штурм Бэйчжоу, У Луань оказал упорное сопротивление и сжег почти все штурмовые орудия нападавших. Однако Шао Кэ пропустил ляоские войска через южные ворота города, после чего У Луань покончил жизнь самоубийством, бросившись в колодец. Бэйчжоу был взят киданями, которые перебили в нем около десяти тысяч человек.

Цзиньский император назначил Гао Син-чжоу главнокомандующим 52, приказав ему вместе с Фу Янь-цином, Хуанфу Юем и другими военачальниками отражать киданей.

Цзиньский император отправил к императору Ляо посла с письмом, но в это время последний уже стоял лагерем около Еду  53, а поэтому посол, не доехав до него, возвратился обратно.

Цзиньский император прибыл в Чаньчжоу  54. В это время император Ляо стоял в Юаньчэне 55, а его военачальники напали на область Тайюань. Цзиньский император приказал военачальникам Лю Чжи-юаню, Ду Вэю, Ма Цюань-цзе и Чжан Янь-цзэ отражать их у Лияна 56. Затем с переводчиком Мэн Шоу-чжуном он снова отправил к императору Ляэ письмо, в котором просил о восстановлении прежних дружественных отношений. В ответном письме император Ляо сказал: «Свершившееся уже не может быть изменено».

В это время ляоский Вэй-ван потерпел неудачу в уезде Сюжун, и киданьские войска отошли обратно через долинуЯгу 57.

Чжоу Жу, правитель области Бочжоу 58, поднял мятеж и сдался киданям. Во второй луне Чжоу Жу указал дорогу Мада (двоюродный брат Тай-цзуна. —Е Лун-ли), который переправился через Хуанхэ у Мацзякоу, стал лагерем на восточном берегу и напал на Бэйцзин, в области Юнь-чжоу 59.

Цзиньский император взял на себя командование войсками, одновременно приказав Ли Шоу-чжэню и другим военачальникам напасть по разным направлениям на Мада. Ляоские войска потерпели поражение.

В третьей луне император Ляо, [задумав военную хитрость], притворно покинул город Юаньчэн, спрятав в старом городе Дуньцю засаду из отборных всадников в ожидании цзиньских войск, с тем чтобы ударить на них, когда они соединятся с войсками областей Хэн и Дин. Крупные цзиньские войска хотели преследовать киданей, но в это время пошли затяжные дожди, и они отказались от преследования.

Находившиеся в засаде ляоские воины и кони устали и страдали от голода, и Чжао Янь-шоу сказал: «Все цзиньские войска находятся на берегу реки и, несомненно, не посмеют двинуться вперед, страшась острия нашего оружия. Лучше подойти к занимаемому ими городу, напасть на них с четырех сторон и захватить плавучие мосты, что решит судьбу Поднебесной».

Последовав совету Чжао Янь-шоу, император Ляо, лично командуя войсками численностью свыше ста тысяч человек, расположился к северу от города Чаньчжоу и завязал сражение с цзиньским военачальником Гао Син-чжоу. Сражение продолжалось с одиннадцати часов утра до трех часов дня с переменным успехом. На поле боя появился император Ляо во главе отборных всадников, составлявших ядро его армии. Цзиньский император также выступил ему навстречу. Увидев издали многочисленные цзиньские войска, император Ляо сказал своим приближенным: «Ян Гуан-юань говорил, что половина цзиньских солдат уже умерла от голода, почему же сейчас их так много!»

Отборные киданьские всадники, напали справа и слева на позиции цзиньских войск. Цзиньские войска твердо стояли на своих местах, стреляя из самострелов по нападающим. Стрел было выпущено так много, что они покрыли собой землю. Император киданей немного отступил. Как та, так и другая армия потеряла неисчислимое количество убитыми. С наступлением сумерек оба императора отвели свои войска.

Затем император Ляо начал отступление из пункта к северу от города Чаньчжоу, разделив свои войска на две армии, одна шла через области Цан и Дэ, а другая — через области Шэнь и Цзи. В это время на сторону Цзинь перебежал низший командир, служивший при походной ставке императора Ляо, который сообщил, что император Ляо уже разослал написанный на деревянной дощечке приказ собрать войска для отхода на север. Однако Цзин Янь-гуан, заподозрив обман, закрыл ворота города и не посмел преследовать отступавших киданей.

Во время отступления на север император Ляо ограбили сжег все поселения, через которые проходил, так что население лишилось почти всего имущества.

Летом, в четвертой луне, цзиньский император, в связи с тем что государственная казна совершенно иссякла из-за вторжения киданей, отправил в разные области тридцать шесть чиновников для сбора средств у населения, причем каждому из них был вручен меч. Чиновников сопровождало большое количество солдат с ручными и ножными кандалами, мечами и палками, так что, когда они входили в дома, их пугались и дети и взрослые, а доведенные до отчаяния люди молили для себя лишь смерти; пользуясь случаем, областные и уездные чиновники [тоже] творили беззакония.

Можно, [например], сказать, что в прошлом, когда цзиньский Ян Гуан-юань поднял мятеж, император приказал усилить оборонительные сооружения в главном городе области Янь. Генерал-губернатор Ань Шэнь-синь под предлогом постройки зубцов на крепостных стенах собирал среди населения средства, пополнив ими только свое состояние, в то время как население находилось в крайне тяжелом положении,

Цзиньский император приказал Ли Шоу-чжэню покарать Ян Гуан-юаня, находившегося в Цинчжоу. Кидане безуспешно пытались оказать Ян Гуан-юаню помощь.

В девятой луне, первого числа, было затмение солнца. [В этом месяце] ляоские войска напали на города Суйчэн и Лэшоу. Правитель области Дайчжоу Бай Вэнь-кэ сразился с киданями у Цилифэна и нанес им поражение.

В двенадцатой луне в Цинчжоу, который цзиньские войска осаждали долгое время, истощились запасы продовольствия и большая часть населения умерла от голода. Поскольку помощь от киданей не приходила, Ян Гуан-юань, поклонившись в сторону государства Ляо, сказал: «Император, император, ты обманул Ян Гуан-юаня!»

Сын Ян Гуан-юаня, Ян Чэн-сюнь, уговаривал отца сдаться, надеясь таким образом сохранить свой род, но Ян Гуан-юань нс соглашался. Тогда Ян Чан-сюнь обезглавил делопроизводителя Цю Тао, убедившего отца поднять мятеж, и послал его голову Ли Шоу-чжэню. Затем, устроив в городе пожар и большие беспорядки, он схватил отца, поместил его в частном доме, представил челобитную, признавая свою вину, и, открыв городские ворота, впустил в город цзиньские войска.

В добавочной луне цзиньский император, учитывая, что, хотя вина Ян Гуан-юаня и велика, его неудобно открыто казнить, так как сын изъявил покорность, приказал Ли Шоу-чжэню действовать по собственному усмотрению. Ли Шоу-чжэнь послал людей, которые убили Ян Гуан-юаня  60, а императору было доложено, что он умер от болезни. Сын Ян Гуан-юаня, Ян Чэн-сюнь, несмотря на траур по отцу, был назначен командующим обороной области Жучжоу.

В этой луне [династия] Ляо снова напала крупными силами на Цзинь, и ее войска, впереди которых шел Чжао Янь-шоу, подошли к области Синчжоу.

(пер.  В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

© текст - Таскин В. С. 1979
© сетевая версия - Тhietmar. 2001
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1979