Комментарии

1. Красный свет и багровые облака рассматривались как счастливое предзнаменование.

2. Начальник политических дел — должность у киданей, введенная Абаоцзи. В 950 г., при императоре Ши-цзуне, было создано управление политических дел, —чжэншишэн (ЛШ, гл. 5, л. 2б), —которое в 1043 г. было переименовано в чжуншушэн — «управление дворцового секретариата» (ЛШ, гл. 19, л. 5а). Переименование не было случайным, поскольку функции управления политических дел у киданей совпадала сфункциями управления дворцового секретариата в Китае (ЛШ, гл. 47, л. 36, 4а).

3. Погибший император Чжуан-цзун был зол на Лу Вэнь-цзиня за то, что тот допустил убийство его младшего брата Ли Цунь-цзюя (см. гл. 1, коммент. 25) и перешел на сторону киданей (ЦЧТЦ, гл. 275, с. 8894, примеч. Ху Сань-сина).

4. По свидетельству Сюэ Цзюй-чжэна, толпы перебежчиков, пригнавших с собой скот, растянулись приблизительно на семьдесят ли. Они были освобождены на три года от уплаты налогов, и каждому из них выдали до пять доу зерна (ЦУДШ, гл. 37, л. 6а, 7а).

5. Ван Янь-цю (872-932). В детстве остался сиротой и был усыновлен богатой семьей Ду, жившей в Кайфыне, в связи с чем стал носить фамилию Ду. Сначала служил династии Лян, занимая различные военные должности, но в 923 г. перешел на, сторону позднетанского императора Чжуан-цзуна, который пожаловал ему фамилию и имя Ли Шао-цянь. Однако вскоре Ван Янь-цю представил прошение с просьбой вернуть ему его настоящую фамилию.

В 927 г. получил назначение на должность помощника воеводы-усмирителя Северной походной ставки с местопребыванием в г. Маньчэн. Когда Ван Ду поднял мятеж в Динчжоу, император Мин-цзун назначил Ван Янь-цю на должность воеводы-усмирителя Северной походной ставки и приказал ему покарать мятежника. На помощь Ван Ду явился вождь племени си. Тунэй, и тогда Вань Янь-цю отступил в Цюйян, преследуемый противником. Сражение произошло у горы Цзяшань. Ван Ду потерпел поражение и отошел обратно в Динчжоу, который был затем окружен Ван Янь-цю.

На выручку Динчжоу кидане выслали отряд в пять тысяч всадников. Ван Янь-цю отвел основные силы от Динчжоу и направлении Ванду, а часть войск во главе с Чжан Янь-ланом направил в Синьлэ. Кидане неожиданно напали на Синьлэ, Чжан Янь-лан потерпел поражение и бежал с остатками войск и Цюйян, где соединился с подошедшим туда Ван Янь-цю.

Стремясь использовать одержанную победу, Ван Ду и Тунэй повели вместе с киданями наступление на Цюйян, но понесли поражение и снова закрылись в Динчжоу. Новый, семитысячный киданьскийотряд, посланный во главе с тиинем на выручку Динчжоу, был разбит Ван Янь-цю на северном берегу р. Танхэ, причем сам тиинь во время бегства был захвачен в плен Чжао Дэ-цзюнем (см. гл. 2, коммент. 34) и отправлен в столицу,

Ван Янь-цю осадил Динчжоу, но штурма не предпринимал. Когда в городе вышло продовольствие, Ма Жан-нэн, один из военачальников Ван Лу, открыл городские ворота и впустил в город войска противника. Ван Ду покончил жизнь самоубийством, а Тунэй был взят в плен.

За успешные действия против Ван Ду Ван Янь-цю был сначала назначен генерал-губернатором Тяньпина, а затем переведен в область Цинчжоу с присвоением звания начальника дворцового секретариата. Умер в 932 г. в возрасте 60 лет (ЦЧТЦ, гл. 276; ЦУДШ, гл. 64, л. 2б-5а; УДШЦ, гл. 46, л. 7б-10а).

6. Воевода-усмиритель (чжаотаоши) — название должности,. установленной при династии Тан, в конце эры правления Чжэнь-юань (785-804), для пограничных районов (ЦТШ, гл. 44, л. 32а). Как указывает термин чжаотао, функции лиц, занимавших эту должность, состояли в привлечении на свою сторону соседних народов, что передается иероглифом чжао, и в наказания непокорных, о чем говорит иероглиф тао.

В Китае при династиях Тан и Сун рассматриваемая должность носила временный характер. Воеводы-усмирители, как правило, назначались только на период военных кампаний, по окончании которых лишались своей должности. Фактически они выполняли обязанности главнокомандующих действующей армии.

В государстве киданей должность воеводы-усмирителя являлась постоянной. Воеводы-усмирители стояли во главе учреждений, называемых чжаотаосы — «управления по делам привлечения и наказания». Таких управлений было три: юго-западное управление по делам привлечения и наказания, созданное Абаоцзи в 916 г. (ЛШ, гл. 46, л. 18а); северо-западное управление воеводы-усмирителя (ЛШ, гл. 46, л. 19а) и Западное управление воеводы-усмирителя (ЛШ, гл. 46, л. 21а). Перечисленные учреждения предназначались для контроля над государством Си Ся и различными племенами, жившими на западных и северо-западных границах киданьской империи.

7. Цюйян — современный уездный город Цюйян в пров. Хэбэй.

8. Тиинь — отождествляется с тюркским tegin или tigin (ИКОЛ, с. 432), означающим в орхонских памятниках титул, присоединяемый к именам младших членов ханской семьи (ДС, с. 547). В словаре киданьских слов объясняется как «чиновник, ведающий членами императорского рода» (ЛШ, гл. 116, л. 3а). Рассматриваемая должность впервые была введена Абаоцзи в 910 г. (ЛШ, гл. 1, л. 3а), причем выражение впервые указывает лишь на то, что на тииня были возложены новые для него функции, связанные с делами членон императорского рода. Сам же термин тиинь существовал среди кидансй задолго до образования государства и соответствовал китайской должности сыту (ЛШ, гл. 46, л. 16) —букв. «ведающий народом» или, как обычно переводится на русский язык, «блюститель. нравов». Сыту, одна из наиболее древних должностей в Китае, упоминается еще в Шан-шу (ШШЧИ, гл. 1, с. 103). Обязанности сыту состояли в распространении среди населения, пяти принципов в отношениях между людьми, согласно которым отцы должны быть справедливыми, матери — любящими, старшие братья — дружественно относиться к младшим, младшие братья — уважать старших и дети — проявлять почтение к родителям.

В служебной иерархии киданей должность тииня стояла очень высоко.

Во всяком случае, она указывается сразу же после должности великого юйюэ, который, хотя и не нес официальных обязанностей, считался выше всех других чиновников (ЛШ, гл. 45, л. 76).

9. Далян — современный город Кайфын в пров. Хэнань.

10. Шэли —должность и титул у киданей, о которых говорится: «Богатые кидане, желавшие обматывать голову платком, вносили десять голов крупного рогатого скота и верблюдов и сто лошадей, после чего им давался чиновничий титул шэли» (ЛШ, гл. 116, л. 56). Отождествляется со словом salla, которое на языке чагатайцев и таранчей означает тюрбан (ИКОЛ, с. 290).

11. Согласно Ляо-ши, в плен был взят военачальник Чала (ЛШ, гл. 3, л. 26), названный в Цидань го чяси Шила. Когда кидане потребовали выдачи пленных, в том числе Шила, Чжао Дэ-цзюнь сказал императору: «То, что кидане в течение нескольких лет не нападали на границы и неоднократно добивались мира, объясняется тем, что эти лица находятся у нас на юге. Если их отпустить, на границах снова возникнут бедствия». Еще определеннее высказался Ян Тань, правитель области Цзичжоу: "Шила, храбрый киданьский военачальник. В прошлом он помогал Ван Ду, стремясь погубить наше государство. К счастью, Шила взяли в плен, и то, что ваше величество не предало его казни, само по себе является слишком большой милостью. Кидане, потеряв Шила, лишились как бы рук и ног. Он пробыл при дворе несколько лет, поэтому знает сильные и слабые стороны Китая. Если Шила вернется на родину, то, несомненно, причинит нам большие бедствия. Едва он выедет за границу, как сразу же начнет посылать стрелы в направлении юга. Боюсь, что раскаиваться тогда будет поздно» (ЦЧТЦ, гл. 277, с. 9067). В связи с этим император отпустил лишь одного шэли Цяньгу, чтобы как-нибудь успокоить киданей (ЦЧТЦ, гл. 277, с. 9072).

12. Военный округ Чжэнъу —современный уезд Хэлиньгээр в пров. Суйюань.

13. Фэн Дао (881-954). Занимал высшие должности при Поздних династиях Таи, Цзинь, Хань н Чжоу, состоял на службе у десяти сменивших друг друга императоров. Многочисленные посты, которые довелось занимать Фэн Дао, он сам перечисляет в написанной им работе «Собственное предисловие старца из Чанлэ».

Столь необычная даже для смутного периода Пяти династий служебная карьера заставила Оуян Сю предпослать биографии Фэн Дао небольшое предисловие, в котором он упрекает его в отсутствии честности и стыда. Тем не менее в самом жизнеописании ничего не говорится о каких-либо поступках, которые бросали бы тень на доброе имя Фэн Дао. Наоборот, отмечается, что, когда Фэн Дао умер в возрасте семидесяти трех лет, современники превозносили его и говорили, что он прожил столько же лет, сколько и Конфуции. Уже одно сравнение с возрастом Конфуция является, с точки зрения китайца, высшей похвалой.

Чжао И (1727-1814) объясняет подобное отношение к Фэн Дао тем,что он проянлял заботу и народе, и приводит ряд мелких примерен, свидетельствующих об этом (ЭШЭШЧЦ, гл. 22, с. 440).

Крайне резко критикует Фэн Дао другой выдающийся историк Китая —Сыма Гуан (1019 —1086). Его критика любопытна тем, что выражает в концентрированном виде традиционные взгляды китайцев на верного чиновника, поэтому приводим ее полностью: «Небо и Земля установили для всего места, исходя из чего при выработке ритуала и установлении законов мудрые определили в семье отношения между мужем и женой, а вне семьи отношения между государем и слугами. Жена должна следовать за мужем, не изменяя ему, в продолжение всей жизни, слуга должен служить государю, не изменяя ему даже под угрозой смерти. Такова великая основа человеческих отношений. Если нарушить ее, возникают величайшие смуты.

Фань Чжи восхваляет Фэн Дао, говоря, что он обладал огромными добродетелями, равные которым можно встретить только в древности, отличался большими талантами и способностями, и хотя служил различным династиям, никто не осудит его. Он величественно стоит, как огромная гора, которую не сдвинешь с места.

Я же, по своему неразумению, считаю, что женщина достойного поведения не имеет двух мужей, а верный слуга не служит двум господам. Женщину недостойного поведения нельзя назвать добродетельной, если она обладает даже поразительной красотой и умеет искусно ткать. Неверного сановника нельзя высоко ставить, если даже он имеет большие таланты и знания, обладает огромным искусством управления. Почему? Потому что они утратили высокое чувство долга.

Фэн Дао являлся помощником императора при пяти династиях и восьми правителях, к которым относился так, как относится проезжий постоялец к гостинице. Утром он являлся врагом нового правителя, а к вечеру становился его сановником, меняя свои чувства и слова, никогда не чувствуя стыда. Таково было его отношение к великому, долгу, и хотя он творил мелкие добрые дела, разве его можно превозносить за это!

Некоторые считают, что после гибели династии Тан началась упорная борьба между выдающимися личностями. Императоры появлялись и свергались сначала через каждые десять с небольшим лет, а позднее через каждые три-четыре года, так что же могли поделать отдельные лица, даже отличавшиеся верностью и умом! И то время долг чиновника нарушил не один Фэн Дао, и как можно обвинять только его одного!

Я же, по своему неразумию, считаю, что верный слуга беспокоится о государе, как о своей семье; при встрече с опасностью отдает свою жизнь; если государь совершает ошибку, упорно увещевает его и изо всех сил борется с [ ошибкой]; если государство терпит поражение и гибнет, —умирает, выполняя до конца свой долг.

Мудрые мужи появляются, когда государство идет по правильному пути, и скрываются, когда государство идет по неправильному пути, либо удаляясь в покрытые лесами горы, либо проводя время на должности мелкого чиновника. Фэн Дао же пользовался большим почетом и любовью, чем три наставника наследника престола, обладал большей властью, чем все помощники императора, причем, когда государство существовало, он в нерешительности безмолвствовал, напрасно получая жалованье за занимаемую должность, когда же государство гибло, то, чтобы сохранить жизнь и как-то избежать опасности, встречал нового правителя и убеждал его вступить на престол. Поэтому, хотя правители непрерывно сменяли друг друга, Фэн Дао сохранял в неприкосновенности богатство и знатность, т. е. коварством превосходил всех дурных чиновников, и как его можно сравнивать с другими!

Некоторые говорят, что Фэн Дао смог сохранить жизнь и избежать опасности в смутное время, а это доказывает, что он был мудрым. Я же скажу, что благородный человек согласится быть убитым, лишь бы не нарушить принцип человеколюбия, но не будет стремиться сохранить жизнь путем нарушения этого принципа. Как же можно принимать за мудрость сохранение жизни и избежание опасности! Ведь разбойник То умер от болезни, а Цзы-лу был изрезан на куски, но кто из них действительно был мудрым?» (ЦЧТЦ, гл. 291, с. 9511-9512).

14. Область Цычжоу. Областной центр —г. Фуян, современный уездный город Цысянь в пров. Хэбэй.

15. Область Синьчжоу. Областной центр — г. Сюжун, современный уездный город Синьсянь в пров. Шаньси.

16. Ущелье Янъугу — в сорока ли к востоку от современного уездного города Утайсянь в пров. Шаньси.

17. Цзиньян —современный город Тайюань в пров. Шаньси..

18. Либу —отдел чинопроизводства, впервые появившийся в царстве Вэй в эпоху Троецарствия (220 —280), существовал при всех последующих династиях. При династии Тан являлся одним из шести отделов, входивших в состав государственной канцелярии. Состоял из четырех отделений:

1) либу —отделение чинопроизводства, ведавшее назначениями столичных и провинциальных чиновников; 2) сыфын — отделение, ведавшее пожалованиями титулов; 3) сысюнь — отделение, ведавшее пожалованием почетных званий за заслуги перед императором; 4) коагун —отделение, занимавшееся проверкой деятельности чиновников. Первое отделение, являвшееся главным, называли тоусы —«отделение-глава», а три остальных —цзысы — «отделения-сыновья».

Среди других отделов отдел чинопроизводства занимал главенствующее положение, что было связано с принадлежащим ему правом назначать чиновников (ЛДЧГБ, с. 54-55).

19. Император Да-шэн. В тексте ошибка, нужно Да Цзинь хуанди, т. е. «император великого государства Цзинь» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9154; ЦУДШ, гл. 75, л. 96). Титул Да-шэн являлся посмертным титулом Абаоцзи и не мог быть пожалован Ши Цзин-тану. 

20. Возведение Ши Цзин-тана на престол сопровождалось для Китая не только уступкой территории и предоставлением ежегодной дани, но и унизительным признанием господствующего положения киданей. Как более сильный, Дэ-гуан диктовал свои условия.

Прежде всего, китайский император официально признавал себя сыном киданьского императора. Затем, он вступил на престол, одетый в киданьскую одежду, а это издавна рассматривалось в Китае как признание своей зависимости. Еще Конфуций, говоря о нападении шаньжунов на Китай в 662 г. до н. э., отметил, что, если бы не Гуань Чжун, советник Хуань-гуна, правителя царства Ци, китайцам пришлось бы ходить с неуложенными волосами и запахивать полы одежды на левую сторону (ЛЮ, гл. 17, с. 314). По мнению Конфуция, Китаю угрожало иноплеменное господство и связанный с ним отказ от национальной одежды как символа независимости.

Наконец, подчиненное положение, в котором оказался Китай, подчеркивается грамотой, написанной Дэ-гуаном в связи с объявлением Ши Цзин-тана императором. В этой грамоте, обильно украшенной выдержками из классической книги Шан-шу, Дэ-гуан, выставляющий себя исполнителем воли Неба, не только подробно оценивает достоинства Ши Цзин-тана, но и бесцеремонно наставляет его как старший в правилах поведения, заканчивая свои наставления фразой: «Предостерегаю тебя, помни об этом!»

Сохранился текст этой любопытной грамоты: «В девятом году эры правления Тянь-сянь, в год под циклическими знаками бин-шэнь, в одиннадцатой луне, первый день которой приходится на знаки бин-сюй, двенадцатого числа, обозначенного знаками дин-ю, император великих киданей сказал так: "О! Когда впервые начались изменения в природе, вызванные взаимодействием темных и светлых сил, под их влиянием появились и правители. Однако воля Неба на царство непостоянна, она поддерживается добродетельными деяниями самих правителей. Поэтому, когда добродетели правителей династии Шан ослабли, засияли добродетели династии Чжоу; когда добродетели династии Цинь пришли в упадок, возвысилась династия Хань. Как в древности, так и в настоящее время нет разницы в связях между действиями людей и волей Неба.

О! Ты, Цзинь-ван (титул Ши Цзин-тана. —В. Т.), одарен духами глубокой мудростью, обладаешь полученной от Неба смелостью, наши сны, совпадающие с гаданиями, каждый день приносят счастливые предзнаменования, указывающие, что ты должен очистить воды Хуанхэ и положить начало новой династии. Ты служил нескольким императорам, испытал всякие трудности, совершил по воле Неба различные военные и гражданские подвиги, соблюдал от рождения законы верности императору и правила сыновнего послушания, за что смиренно владел северными землями.

Когда государством управлял император Мин-цзун, он соблюдал с нашим мудрым покойным правителем ясный договор. Они надеялись, что их дети и внуки будут смиренно выполнять его и приходить друг другу на помощь во время бедствий. Киноварь, которой были написаны императорские повеления, еще не высохла, при ясном солнце трудно кого-нибудь обмануть, поэтому Мы, следуя полученному завещанию, не смеем позволить тебе упасть. Тем более ближайшие родственники по женской линии (Ши Цзин-тан был женат на дочери императора Мин-цзуна. — В. Т.) фактически относятся к основному роду, из-за чего Мы смотрим на тебя как на сына, а ты относишься к нам как к отцу.

Оказавшись в одиночестве, Цун-кэ, собственно говоря не принадлежащий к императорскому роду (Цун-кэ был приемным сыном императора Мин-цзуна. —В. Т.), воровски захватил священную землю, забыл о долге и об оказывавшихся ему милостях, восстал против воли Неба, причинял вред всем живущим, казнил своих близких, отстранял верных и добрых, потворствовал коварным и льстивым, запугивал и угнетал мудрых из народа. Своими, действиями он привел в трепет как китайцев, так и чужеземцев, вызвал смятение и раскол как при дворе, так и вне его. Зная, что за тобой нет вины, он решил причинить тебе вред и посмел собрать войска, которые напали на твой обнесенный прочными стенами город. Хотя у него было сильное желание захватить город, разве он мог бороться с тайной и явной волей Неба!

Когда нам доложили об этом, Мы, глубоко рассерженные и встревоженные, приказали двинуть войска, чтобы избавить тебя от бедствий. Лично командуя многочисленными отрядами, Мы отправились в дальний поход, чтобы уничтожить причинявшего всем зло, и, выступив на помощь, не страшились ни трудностей, ни естественных преград. Действительно, с помощью небесных и земных духов, а также планов, единодушно принятых сановниками, едва Мы взмахнули флагом, как брошенные неприятелем доспехи устлали горы, едва трижды прозвучал барабан, как трупы врагов докрыли степь. Таким образом, Мы выполнили свое намерение и принесли радость народу. Когда наступит срок, Мы распряжсм коней па берегах реки Цзиньхэ, вернем войска за укрепленную линию.

Однако на Центральной равнине нет правителя, земли, лежащие между четырьмя морями, еще не успокоены, бесчисленное население испытывает страдания,словно оно лежит в грязи или на раскаленных углях. К тому же нельзя ни на мгновение забрасывать огромное количество государственных дел, священный престол не может быть долго свободным. Оказать помощь тонущим и спасти горящих следует сегодня.

Ты наделен добродетелями, которые простираются от земли до неба и позволяют заботиться о народе; ты совершил подвиги, свет которых озарил всю землю, — они были связаны с подавлением беспорядков; ты совершил бескорыстные действия, которые могут тронуть духов; ты обладаешь невыразимой правдивостью, которая сияет перед глазами великого множества людей. Мы видим, как велика твоя добродетель, как прекрасны твои великие заслуги, жребий Неба пал на тебя, а поэтому нужно выполнить его волю. Ты должен вступить на императорский престол, и поскольку тывпервые поднял знамя борьбы за правое дело здесь, государству следует называться Цзинь.

Мы вечно будем относиться к этому государству как отец к сыну и клянемся соблюдать эти отношения до тех пор, пока существуют горы и реки.

О, чтобы восполнить то, чего недостает всем князьям, и проводится эти торжественная церемония, в результате которой будет выполнен тысячелетний великий долг и наше первоначальное намерение. Охраняй вечно народ, неизменно придерживайся чистой добродетели, с осторожностью относись к своему положению, крепко держись золотой середины, за что тебя ожидает безграничное счастье. Предостерегаю тебя, помни об этом"(ЦУДШ, гл. 75, л. 9а-11а).

21. Шунь —название области. Областной центр —г. Биньи, современный уездный город Шуньи в пров. Хэбэй.

22. Ин —название области. Областной центр —г. Цзиньчэн, лежавший к востоку от современного уездного города Инсянь в пров. Шаньси.

23.Хуань —название области, современный уезд Маи в пров. Шаньси.

24. Шо — название области. Областной центр — г. Шаньян, современный уездный город Шосянь в пров. Шаньси.

25. Председатель ученой палаты (ханьлинь сюэши чэнчжи). Название ханьлинь — букв. «лес кисточек для письма» или, переносно, «собрание выдающихся литераторов» —возникло при династии Тан и имеет долгую предысторию. По установившемуся, обычаю, танские императоры окружали себя писателями, поэтами, философами, артистами, гадателями, врачами, обязанными развлекать Сына Неба. Тай-цзун (627-650) первым начал поручать составление императорских манифестов и указов известным ученым-конфуцианцам из своего окружения, и так как последние обычно находились у северных ворот дворца, позднее, в эру правления Цянь-фэн (666-667), их неофициально назвали бэймынь сюэши, т. е. «ученые у северных ворот».

Император Сюань-цзун (712-756) впервые ввел название ханьлинь дайчжао — «выдающийся литератор, ожидающий издания императорских манифостов», функции которого состояли в стилистическом редактировании ответов на поступающие ко двору представлсния. Сами же ответы составлялись специальными чиновниками из дворцового секретариата. Поскольку из-за обремененности делами дворцовый секретариат не справлялся с большим количеством поступающих бумаг, было введено новое название — ханьлинь гунфэн — «выдающийся литератор, представляющий [императору] предложения», функции которого состояли уже в самостоятельном составлении императорских распоряжений.

В 738 г. термин «представляющий [императору] предложения» заменили на «ученый», одновременно с чем было создано специальное учреждение ханьлинь сюэши юань — «палата ученых из выдающихся литераторов». Особенность нового учреждения состояла в том, что оно непосредственно подчинялось императору. Отсюда исходили все важнейшие указы, связанные, например, с назначением наследника престола, высших гражданских и военных сановников, объявлением войны, амнистии и т. д. Как деталь, в отличие от дворцового секретариата, пользовавшегося желтой бумагой, указы из палаты ученых писались на белой бумаге. В связи с тем, что деятельность палаты ученых оказалась тесно связанной с политикой, она стала играть ведущую роль в жизни, страны и оказывать непосредственное влияние на императора.

Во главе палаты стоял ханьлинь сюэши чэнчжи —«ученый из выдающихся литераторов, принимающий секретные повеления императора», для какового термина принят перевод «председатель ученой палаты» (СТШ, гл. 46, л. 2а, 26; ЛДЧБГ, с. 184-187).

26. Шумиши —председатель верховного военного совета, букв. «чиновник для важнейших секретных дел». Первоначально, при династии Тан, на эту должность назначались евнухи, ведавшие секретными дворцовыми делами. Поскольку евнухи, принимали также участие в обсуждении военных дел, значение этой должности постепенно все возрастало, и в период Пяти династий появляется самостоятельное учреждение, называвшееся шумиюань. Это учреждение, возглавлявшееся теперь уже не евнухами, ведало исключительно военными делами. Особенно большое значение оно приобрело при династии Сун, занимаясь разработкой вопросов, связанных с армией и военными планами. Исходя из этих функций, для термина шумиюань принят перевод «верховный военный совет». Во главе совета стоял шумиши — «председатель верховного военного совета», которого называли также чжиюаньши —«ведающий делами совета» и шпмифуши — «заместитель председателя верховного военного сонета», называемый также тунчжиюаньши —«совместно подающий деламн совета».

Насколько велика была роль верховного военного совета, видно из того, что при династии Сун его ставили наравне с управлением дворцового секретариата и называли эти учреждения «два управления».

Верховный военный совет занимался только разработкой планов, не касаясь непосредственного руководства армией. Это, с одной стороны, позволяло династии Сун держать отдельных военачальников в узде, но, с другой стороны, слишком мелочная опека сковывала действия последних, что довольно часто приводило к поражениям (ЛДЧГБ, с. 23).

27. Чжан Цзин-да (?-936). Состоял на мелких военных должностях при императоре Поздней династии Тан Чжуан-цзуне, а при императоре Мин-цзуне был назначен главным командиром конных и пеших войск генерал-губернаторства Хэдун. Постепенно продвигаясь по службе, занимал должности генерал-губернатора различных районов. В 936 г., когда Ши Цзин-тан поднял восстание в Тайюане, Чжан Цзин-да, назначенный на пост главного воеводы-усмирителя северной походной ставки, был послан на подавление, мятежа. Он окружил Тайюань, но осада города проходила неудачно. Построенные для штурма сооружения были разрушены неожиданно налетевшей бурей. На помощь Ши Цзин-тану подошли киданьские войска. Чжан Цзин-да потерпел поражение и отступил в окруженную частоколом крепостцу Цзиньань. У него оставалось около пятидесяти тысяч воинов и десять тысяч лошадей. Император приказал Чжао Янь-шоу (см. гл. 4, коммент. 5) и Фань Янь-гуану выступить на помощь, но как тот, так и другой остановились в ста ли от Цзиньаня, не предпринимая дальнейших действий.

Вскоре в Цзиньане начался голод. Лошадей кормили древесными стружками и зерном, выбранным из навоза, а когда они падали от истощения, их съедали. Военачальник Ян Гуан-юань (см. гл. 2, коммент. 60), считая сопротивление бесполезным, убил Чжан Цзин-да и сдался киданям.

Дэ-гуан высоко оценил верность, проявленную Чжан Цзин-да по отношению к своему императору, поставил его в пример своим приближенным и сдавшимся китайским военачальникам и приказал похоронить с почестями СЦУДШ, гл. 70, л. 8б-10а; УДШЦ, гл. 33, л. 6б-8а).

28. Гао Мо-хань (?-959) — бохаец по национальности. После уничтожения киданями государства Бохай бежал в Гаоли, правитель которого отдал ему в жены свою дочь. Позднее вернулся на родину, где попал в тюрьму за убийство, совершенное в пьяном виде. Однако вскоре был освобожден и использован на службе Абаоцзи, хорошо знавшим его смелость и способности.

Насколько высоко кидане ценили Гао Мо-ханя, видно хотя бы из того, что в 936 г., после поражения Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27), киданьский император Дэ-гуан сказал, обращаясь к Гао Мо-ханю: «Я провел более ста сражений, с тех пор как начал воевать, но из всех ты совершил наибольшие подвиги, и даже известные военачальники древности не могут сравниться с тобой». В 938 г. был устроен пир по случаю поднесения династией Цзинь почетного титула киданьскому императору, на котором Дэ-гуан, указав на Гао Мо-ханя, заявил собравшимся сановникам и послам различных владений: «Это смелый военачальник в нашем государстве. Я объединил Поднебесную благодаря его усилиям».

В дальнейшем Гао Мо-хань отличился в боях с войсками династии Цзинь, что дало Дэ-гуану новый повод сравнить его с известным ханьским военачальником Ли Линем.

Гао Мо-хань неоднократно занимал высокие посты. В 951 г. его направили в Восточную столицу, созданную на бывших бохайских землях, где он занимал высшие государственные должности. Умер в 959 г. (ЛШ, гл. 76, л. 4а-5б).

29. Туаньбо —населенный пункт в шестидесяти ли к юго-востоку от современного уездного города Цисянь в пров. Шаньси. В Туаньбо стояли китайские войска под командованием Чжао Дэ-цзюня, Чжао Янь-шоу, Фу Янь-жао и других военачальников (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9159).

30. Лучжоу — название области. Областной центр — г. Шандан, современный уездный город Чанчжи в пров. Шаньси.

31. Великий сянвэнь. Этот титул, впервые упоминаемый под 938 годом (ЛШ, гл. 4, л. 26), давался начальникам различных правительственных органов. Его носили также командующие армиями и вожди племен. По мнению Цянь Да-синя (1728-1804), термин сянвэнь является испорченной транскрипцией китайского термина сянгун, служившего почетным обозначением высших чиновников (ЭШЭШКИ, т. 2,. с. 1340).

В данном случае титул великий сянвэнь, по-видимому, носил Гао Мо-дань.

32. Хэян —город, лежавший в тридцати пяти ли к западу от современного уездного города Мэнсянь в пров. Хэнань.

33. В тексте ошибка: нужно не «две тысячи», а «двадцать» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9162; ЦУДШ, гл. 76, л. 2а).

34. Чжао Дэ-цзюяь (?-937). Служил Лю Шоу-вэню, правителю области Цанчжоу. Отец Лю-Шоу-вэня, Лю Жэнь-гун, занимал должность генерал-губернатора Лулуна. В 907 г. другой сын Лю Жэнь-гуна, Лю Шоу-гуан, отстранил отца от власти. Лю Шоу-пэнь вступился за отца, но в конце концов Лю Шоу-гуан взял его в плен, а затем убил. После убийства Лю Шоу-вэня Чжао Дэ-цзюнь перешел па службу к Лю Шоу-гуану, которыйв 911 г. объявил себя императором, назвав государство Да Янь (Великое Янь).

Когда Ли Цунь-сюй, будущий император Поздней династии Таи, послал против не в меру честолюбивого Лю Шоу-гуана войска, Чжао Дэ-цзюнь, предвидя неизбежное поражение своего господина, сразу же перешел на сторону Ли Цунь-сюя. Найдя нового хозяина, Чжао Дэ-цзюнь принимал активное участие в борьбе против династии Лян, за что сначала был назначен генерал-губернатором Цанчжоу, а в 925 г.-- генерал-губернатором Ючжоу. На этой должности он пробыл свыше десяти лет, снискав славу талантливого администратора. За достигнутые успехи Чжао Дэ-цзюню был даже пожалован титул Бэпннн-напа —«ван, умиротворявший север».

В 928 г., во время восстания Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36), кидане отправили ему на помощь семитысячный отряд во главе с тишем. Ван Янь-цю (см. гл. 2, коммент. 5) разбил этот отряд на северном берегу р. Танхэ. Рассеявшиеся киданьские воины во время бегства на север были перехвачены Чжао Дэ-цзюнем, который захватил в плен тииня и доставил его в столицу. В связи с этим он получилдолжности начальника придворного управления и воеводы-усмирителя северо-восточного направления.

Когда в 936 г. Ши Цэин-тан поднял восстание, а явившийся на помощь киданьский император окружил Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27) в крепостце Цзиньань, Чжао Дэ-цзюнь получил приказ выступить против киданей во главе войск генерал-губернаторства Ючжоу. Чжао Дэ-цзюнь двинулся в поход с трехтысячным отрядом, состоявшим из перебежавших на его сторону так называемых сереброседельных киданей, соединился с Хуа Вэнь-ци, генерал-губернатором Чжэньчжоу, и пошел дальше в область Лучжоу, где встретился в местечке Ситандянь с войсками, которыми командовал его приемный сын Чжао Янь-шоу. Отсюда Чжао Дэ-цзюнь пошел на север и остановился, в Туаньбо, лежавшем всего в ста ли от крепостцы Цзиньань.

Несмотря на неоднократные приказы императора, Чжао Дэ-цзюнь ничего не предпринимал против киданей. Наоборот, он отправил к киданьскому императору гонца с просьбой возвести его на престол, обещая за это богатые подарки. Вначале Дэ-гуан был готов согласиться на. эту просьбу, но затем благодаря уговорам Сан Вэй-ханя (см. гл. 3, коммент. 33) ответил отказом.

После капитуляции крепостцы Цзиньань Чжао Дэ-цзюнь и Чжао Янь-шоу бежали и Лучжоу. Вскоре туда же прибыл Гао Син-чжоу (см. гл. 3 коммент. 34), посланный Ши Цзин-таном заготовить провиант для войск.Увидев на городских воротах Чжао Дэ-цзюня, он закричал: «Я и вы, ван, — земляки, поэтому я должен честно предупредить вас, что в городе нет никаких запасов зерна. Прошу, выходите скорее встретить императора, чтобы сохранить себе жизнь и не раскаиваться в дальнейшем».

Последовав этому совету, Чжао Дэ-цзюнь сдался киданям. Дэ-гуан прежде всего узнал, где находится отряд из сереброседельных киданей, а затем перебил всех входивших в него воинов. Посде этого он заковал Чжао Дэ-цзюня в кандалы и отправил в киданьские земли, где тот умер в 937 г. (ЦУДШ, гл. 98, л. 8б-10б).

35. Под другим источником имеется в виду сочинение Лочжун цзии (ЛШШИ, гл. 2, л. 216, 22а).

36. Гудо — старинное китайское оружие, представлявшее собой короткую палку с шарообразным утолщением на конце, что вызывает ассоциацию с булавой. У киданей булава служила орудием наказания: ею били преступников (ЛШ, гл. 61, л. 2а). Судя по сочинению Яньбэйлу, булава, называемая по-киданьски фаду, делалась из восьми полос железа, соединяемых на концах и образующих пустотелый шар. К шару прикреплялась ивовая палка длиной около трех чи (ЛШШИ, гл. 15, л. 5а). Преступников, приговоренных к наказанию булавой, подвергали незначительному количеству ударов, не свыше семи, что объясняется, скорее всего, тем, что удары железными полосами были весьма мучительны.

37. Бодисатва Да-бэй —буддийская Авалокитешвара. Обыкновенно изображается в белом платье, с младенцем на руках.

38. Как у китайцев, так и у других народов Центральной и Восточной Азии для летосчисления использовался двенадцатилетний животный цикл. Суть этой системы состояла в том, что каждому знаку двенадцатеричного. цикла, служащего для обозначения года, соответствовало определенное животное. В частности, циклическому знаку мао соответствовал заяц (ДЖЦЦА).

39. Лю Юань (? —310) —сюннусец по происхождению, основатель династии Хань (Ранняя Чжао), существовавшей с 304 по 329 г. Носил фамилию Лю, считая себя потомком шаньюя Маодуня, которому в прошлом ханьский император Лю Бан дал в жены девушку, выдав ее за свою старшую дочь (ШЦ, гл. 99, л. 4а, 46). Его отец Лю Бяо занимал при шаньюе Хучуцюане пост левого сянвана, а позднее был поставлен начальником левых сюннуских кочевий. Мать происходила из рода Хуянь.

Лю Юань получил китайское образование, глубоко изучив литературу, философию и военное дело. После смерти отца он занял по наследству его должность. В конце эры правления Тай-кан (280 —289) был назначен сначала окружным воеводой северных сюннуских кочевий, а затем главным начальником над всеми сюннускими кочевьями. Во время междоусобной борьбы, вспыхнувшей, в империи Цзинь после смерти Сыма Яня (290 г.), Лю Юань сначала примкнул к Сыма Ину, но вскоре отошел от него, занял пост великого шаньюя и в 304 г. объявил себя Хань-ваном, открыто выступив против династии Цзинь. Титул Хань-вана он принял, считая себя преемником династии Хань.

В 307 г. Лю Юань перенес столицу в захваченный у династии Цзинь уездный город Пуцзы (к северо-востоку от современного уездного города Шисянь в пров. Шаньси). В следующем году он объявил себя императором, а еще через год перенес столицу в Пинъян (современный уездный город Линьфэнь в пров. Шаньси). В этом же году предпринял неудачное нападение на столицу династии Цзинь —г. Лоян. Умер в 310 г. (ЦШу, гл. 101).

40. Шилэ (274-333) —основатель династии Поздняя Чжао. Происходил из сюннуского племени цянцзюй. Его дед и отец занимали посты мелких племенных вождей. В возрасте около двадцати лет во время сильного голода был пойман наряду с другими сюннусцами правителем области Бинчжоу и продан и рабство. Вскоре сумел бежать, сколотил небольшую шайку и занялся разбоем.

Когда Лю Юань (см. гл. 1, коммент. 39) выступил против династии Цзииь и объявил себя Хань-наном, Шилэ присоединился к нему, получив за это титул «военачальник, помогающий династии Хань». В ходе многочисленных сражений значительно укрепил свои войска. Затем, когда Лю Яо, император династии Хань, перенес в 319 г. столицу в Чанъань и объявил о создании новой династии Чжао (Ранняя Чжао), Шилэ, под контролем которого находилось двадцать четыре округа, в свою очередь, основал династию Чжао, вошедшую в историю под названием Поздняя Чжао. Междувновь созданными династиями вспыхнула ожесточенная война, в ходе которой победа склонялась то на одну, то на другую сторону. В 328 г. в сражении под Лояном Лю Яо попал в плен и был казнен. Земли, находившиеся под контролем династии Ранняя Чжао, Шилэ присоединил к своим владениям, а в 330 г. официально вступил на императорский престол (ЦШу, гл. 104, 105).

41. Чжаочжоу —название области. Областной центр —г. Пинцзи, современный уездный город Чжаосянь в пров. Хэбэй.

42. Мяньчи —современный уездный город Мяньчи в пров. Хэбэй.

43.Как отмечает Е Лун-ли, созданное киданями государство четыре раза меняло свое название. Вначале оно называлось государство киданей, в 937 г. получило название Великое Ляо, в 1013 г. —Великое государство киданей и в 1063 г. — снова Великое Ляо.

. Происхождение названия Великое государство киданей понятно и не требует пояснений, чего не скажешь о названии Великое Ляо. Существуют два объяснения, почему кидани назвали так свое государство. Одно из них основано на данных официальной истории чжурчжэньскои династии Цзинь,. в которой говорится, что Агуда при вступлении на престол сказал: «Государство Ляо взяло для своего названия слово "железо", так как оно прочно. Однако, хотя железо и прочно, оно в конце концов изменяется и разрушается, не изменяется и не разрушается только золото» (ЦШ, гл. 2, л. 8а, 86). Таким образом, для государства чжурчжэней было принято название Великое Цзинь, где цзинь по-китайски означает «золото», в то время как, судя по приведенной цитате, ляо означало «железо».

Второе объяснение производит название Ляо от р. Ляошуй. Разбирая происхождение названий Ляо и Цзинь, Сюй Мэн-сднь пишет: «[Чжурчжэ-ни] взяли для названия государства их собственное слово Алуцзу. Алуцзу на языке чжурчжэней означает "золото". Поскольку, в их реке добывалось золото, они и назвали государство Великое Цзинь, подобно тому как кидане назвали свое государство по реке Ляошуй» (СЧБМХБ, гл. 3, л. 11а).

Разбирая оба объяснения, современный китайский ученый Фэн Цзя-шэн приходит к выводу, что второе объяснение более правильно. Его аргументы сводятся в основном к следующему. Название р. Ляошуй издавна входило в названия округов Ляодун и Ляоси, названных так потому, что первый из них занимал земли к востоку (дун), а второй —к западу (си) от этой реки. Вполне возможно, что кидане использовали существовавшее древнее название.

Прародителями киданей считались мужчина и женщина, которые встретились при слиянии рек Тухэ и Хуанхэ, образующих р. Ляошуй. В память этого и было принято названиес Ляо.

Название Ляо было установлено Дэ-гуаном, когда он находился в китайских землях. Это было сделано потому, что китайцы хорошо знали это название и оно не казалось для них странным (ЦДМХЦЮ, с. 30).

В объяснении Фэн Цзя-шэна, на наш взгляд, выпущено самое главное. Дэ-гуан принял название Ляо, имея в виду, что, как реки Тухэ и Хуанхэ, сливаясь вместе, образуют одну реку Ляошуй, точно так же составляют одно целое государство киданей и созданная ими династия Цзинь. Такое толкование хорошо согласуется с установленной эрой правления Хуэй-тун. Судя по комментарию к Лун-юй, иероглиф хуэй означает встречу двух правителей, в то время как иероглиф тун имеет в виду заключение между ними союза (ЛЮ, гл. 14, с. 254-255). Объяснение слов «встреча» и «союз» отвечает фактической обстановке и четко показывает отношение Дэ-гуана к Китаю —он рассматривал Китай как одно целое со своим государством.

44. Бяньчжоу — современный Кайфын в пров. Хэнань.

45. Сюн Гао, или Сюй Чжи-гао —основатель династии Южная Тан (937-975). Вступил на престол в 937 г. Считая себя продолжателем династии Тан, мечтал об объединении Китая под своей властью, рассчитывая осуществить это с помощью киданей. Именно этим объясняются довольно частые посольства, которыми он обменивался с киданями в период своего правления.

В 943 г., после смерти Сюй Чжи-гао, принявшего к этому времени свое настоящее имя Ли Шэн, на престол вступил его сын — Ли Цзин. Ли Цзину, продолжавшему политику экспансии, удалось захватить соседние государства Минь (892-946) и Чу, что значительно усилило его позиции Начиная с 955 г. династия Южная Тан подвергается нападениям со стороны Поздней династии Чжоу, с которой в 958 г. заключает мир. По условиям мирного договора Ли Цзин отказался от титула императора, уступил четырнадцать областей и согласился на выплату огромной контрибуции.

При династии Сун Южная Тан ежегодно выплачивала ей большую дань, до тех пор пока в 975 г. последний правитель, Ли Юй, окончательно не признал власть сунского императора.

46. Дэ-гуану был поднесен длинный титул Жуй-вэнь шэнь-у фа-тянь ци-юнь мин-дэ чжан-синь чжи-дао гуан-цзин чжао-сяо сы-шэн хуанди, а вдовствующей императрице —титул Гуан-дэ чжи-жэнь чжао-ле чун-цзянь ин-тянь хуантайхоу (ЛШ, гл. 4, л. 2а).

47. Юань Юэ. В сочинении Шихуа цзунгуй коротко рассказывает о посольстве Фэн Дао. Перед выездом посольства император устроил угощение и объяснил, что ему приходится отправлять престарелого Фэн Дао в дальнее путешествие, руководствуясь исключительно интересами государства. Затем он лично налил и поднес ему чашу вина.

Кидане тепло встретили Фэн Дао. Дэ-гуан относился к нему как к своим высшим сановникам. Он пожаловал Фэн Дао дощечку из слоновой кости для записи императорских распоряжений и бычью голову, что рассматривалось у киданей как исключительный знак внимания. Императорские подарки Фэн Дао использовал на покупку топлива, говоря, что в его преклонном возрасте он не может выносить лютых морозов, стоящих в киданьских землях. Вернувшись обратно, Фэн Дао написал стихотворение из пяти частей с описанием своего посольства. В первой части говорилось:

В этот день в прошлом году получил приказ

выехать послом в далекую страну,

Я ехал в интересах двора, а не в интересах своей семьи.

Сын Неба заплакал, когда во дворце я осушил чашу вина,

Соотечественники тяжело вздыхали, видя перед воротами  дворца

два верительных знака. Я отправился в пустынные степи императора киданейзимой,

когда все время шел снег, А вернулся в сад Туюань весной, когда кругом

цвели цветы.

Все члены посольства относились друг к другу

как родные. Несколько человек умерло, мы погребли их

в желтых песках. В землях варваров сильные морозы, мне пожаловали

парчовый и соболиный халаты, А также по одному одеялу на бараньем, лисьем

и соболином меху. Каждый раз, являясь на аудиенцию, я накидывал на себя

четыре халата, А ночью, во время сна на подворье, накрывался

одновременно тремя одеялами.

В стихотворении сказано: «Утром накидывал на себя четыре халата», — это для того, чтобы спрятать руки от холода

«Ночью накрывался тремя одеялами», — это из-за того, что боялся высунуть голову наружу (ЛШШИ, гл. 3, л. 3а, 3б).

48. Ань Чжун-жун (?-941). При Поздней династии Тан занимал должность командующего пограничными войсками генерал-губернаторства Чжэнъу. В 936 г. Ши Цзин-тан, поднявший восстание в Цзиньяне, направил к Ань Чжун-жуну гонца, желая привлечь его на свою сторону. Ань Чжун-жун разрешил вставшую перед ним проблему с помощью гадания. Он поставил в ста шагах от себя две стрелы и начал стрелять в них из лука. Попадание в первую стрелу должно было ответить на вопрос, станет ли Ши Цзин-тан императором, а попадание во вторую — сможет ли он сам стать генерал-губернатором. Сделав всего два выстрела, Ань Чжун-жун поразил обе мишени, после чего без дальнейших колебаний присоединился к Ши Цзин-тану. За оказанную поддержку Ши Цзин-тан после вступления на престол назначил Ань Чжун-жуна генерал-губернатором Чэндэ.

Хотя Ань Чжун-жун был военным, он хорошо разбирался в делах гражданского управления. В его жизнеописании приводится довольно интересный случай. Как-то одни родители обвинили своего сына в непочтительности. Ань Чжун-жун дал отцу меч и приказал убить сына. Отец отказался, в то время как стоявшая рядом мать схватила меч и хотела сама лишить сына жизни. Поведение матери удивило Ань Чжун-жуна. В результате тщательного допроса было установлено, что мать не родная. Ань Чжун-жун приказал женщине выйти, а когда она повернулась спиной, убил ее выстрелом из лука.

Будучи военным, Ань Чжун-жун отличался смелым и дерзким характером. Он видел, что первые императоры Поздних династий Тан и Цзинь занимали в свое время, как и он, должности генерал-губернаторов, а поэтому, мечтая стать императором, часто говорил: «В нынешнее время Сыном Неба становится тот, у кого сильные войска».

Возможность стать императором Ань Чжун-жун видел в столкновении-Китая с киданями. Играя на национальных чувствах китайцев, он резко критиковал Гао-цзу за то, что тот признал себя сыном киданьского императора и посылает ему унизительные для страны щедрые подарки. Сам Ань Чжун-жун держался в отношении киданей вызывающе. Он не только задерживал и убивал проезжавших по территории генерал-губернаторства киданьских послов, но даже посылал войска, которые нападали на уступленную киданям область Ючжоу. Стремясь спровоцировать в личных целях конфликт, Ань Чжун-жун представил императору обширный доклад, в котором предлагал начать с киданями войну в союзе с племенами туюйхунь, туцзюэ, хунь, циби и шало, страдавшими от притеснений киданей.

Встревоженный император, получивший также доклад от Сан Вэй-ханя, предостерегавшего об опасностях войны, ответил Ань Чжун-жуну специальным указом, в котором говорилось: «Вы являетесь крупным сановником, у вас престарелая мать, но в гневе, нс думая об опасностях, вы хотите погубить и своего государя, и своих родственников. Я приобрел Поднебесную с помощью киданей, вы же благодаря мне стали богатым и знатным, но если я не забываю об оказанных мне милостях, почему же забываете о них вы? Сейчас я во главе всей Поднебесной являюсь слугой киданей, а вы хотите бороться с ними во главе одного генерал-губернаторства, разве это не будет трудным!? Подумайте тщательно об этом, чтобы не раскаиваться в дальнейшем!»

Получив такой ответ, Ань Чжун-жун в 941 г. поднял восстание, надеясь собственными силами захватить императорский престол. Собрав несколько десятков тысяч голодных крестьян, пострадавших, от сильной засухи, он устремился к Еду, заявляя, что хочет представиться императору. К юго-западу от г. Цзунчэн он столкнулся с цзиньскими поисками под командованием Ду Чжун-вэя.

В самом начале разыгравшегося сражения Чжао Янь-чжи, один из военачальников Ань Чжун-жуна, перешел на сторону цзиньцев. Это вызвало среди солдат панику, я они стали разбегаться. Ань Чжун-жун бежал в Чжэньчжоу в сопровождении всего десяти всадников. Подошедший к Чжэньчжоу Ду Чжун-вэй легко занял город, обезглавил Ань Чжун-жуна и отправил его голову императору Гао-цзу, который, в свою очередь, переправил ее к киданям (ЦУДШ, гл. 98, л. 1а-4б; УДШЦ, гл. 51, л. 12а-15б).

49. Разница во мнениях состояла в том, что, посылая письмо и называя себя внуком, поскольку его отец признал себя сыном киданьского императора, новый император выступал как независимый правитель, соблюдающий только правила поведения, предусмотренные для членов одной семьи, между тем как выражение «челобитная и слуга» говорило о полной. зависимости китайского императора от киданей.

50. Хуэйтуши — термин, состоящий из киданьского слова хунту и китайского ши, — «посол», «посланец». Судя по тексту, хуйтуши вели торговые дела в чужих странах. Это вызывает ассоциацию с термином уртак в монгольских государствах XIII-XIV вв., которым обозначали купца, торговавшего в качестве ханского торгового агента, по большей части остававшегося участником этой торговли (ЗОП, с. 154). Возможность отождествления хунту с уртаком усиливается и тем, что, как известно, в монгольском языке среднемонгольской эпохи в начале многих слов употреблялся спирант h. Поскольку в дальнейшем этот спирант исчез, могла появиться форма уйту, фонетически близкая к уртаку.

51. Бэйчжоу —название области. Областной центр — г. Цинхэ, современный уездный город Цинхэ п пров. Хэбэй.

52. Дубушу. Иероглиф ду означает «главный», а бушу — «решать, устраивать, принимать меры». Отсюда весь термин ду бушу может быть переведен как «главнокомандующий».

53. Еду —город, лежавший в сорока ли к юго-западу от современного уездного города Линьчжан в пров. Хэнань.

54. Чаньчжоу —современный уездный город Пуян в пров. Хэбэй.

55. Юаньчэн —город, лежавший к востоку от современного уездного города Дамин в пров. Хэнань.

56. Лиян — название уездного города, лежавшего к северо-востоку от современного уездного города Жуйсянь в пров. Хэбэй.

57. Сюжун — название уезда, входившего в состав области Тайюань. Уездный город лежал на месте современного города Синьсянь в пров. Шаньси. В Цзычжи тунцзянь долина Ягу названа Ямингу (ЦЧТЦ, гл. 283, с. 9263). Потерпев поражение, кидане отошли по ней на соединение с главными силами.

58. Бочжоу —название области. Областной центр — г. Ляочэн, современный уездный город Ляочэн в пров. Шаньдун.

59. Юньчжоу — название области. Областной центр г. Дунпин, современный уездный город Дунпин в пров. Шаньдун.

Перед Мада стояла задача соединиться с Ян Гуан-юанем, поднявшим восстание в Цинчжоу (современный, уездный город Иду в пров. Шаньдун). Против него были посланы войска под командованием Ли Шоу-чжэня, Хуанфу Юя, Ляп Хань-чжана и Сюэ Хуай-жана, которые двигались вдоль Хуанхэ по воде и по суше. Когда они подошли к Мацзякоу, десять тысяч киданьских пехотинцев под прикрытием конницы занимались сооружением укреплений на восточном берегу, в то время как основные силы еще не успели переправиться. Сбив прикрытие, китайские военачальники легко заняли недостроенные укрепления. Несколько тысяч киданей утонуло в Хуанхэ во время бегства, и несколько тысяч было убито или взято в плен. После этого находившиеся на западном берегу главные силы киданей почли за лучшее отступить. В результате Ян Гуан-юань не получил поддержки, что привело к его поражению (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9265, 9266).

60. Ян Гуан-юань (?-944) происходил из тюркского племени шало. Начал службу с. должности командира конного отряда у позднетанского императора Чжуан-цзуна. В одном из сражении с киданями ему сломали руку, и он долго не использовался на службе. Только по прошествии длительного времени его назначили главным командиром конных и пеших войск генерал-губернаторства Ючжоу.

Несмотря на неграмотность, Ян Гуан-юань отличался умом, большим красноречием и ловкостью, что позволило ему занимать должности правителя областей Гуй, Ин, Цзи и И.

Случай помог его дальнейшему выдвижению. В 927 г., во время военных действий против Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36), были захвачены в плен несколько киданьских военачальников, в том числе Шила. Кидане неоднократно просили освободить пленных, и большинство сановников Поддерживали эту просьбу. Против выступил Ян Гуан-юань. Он считал, что Шила — опытный военачальник, хорошо знает положение в Китае и, если его освободить, в дальнейшем он сможет причинить Китаю вред. Доводы Ян Гуан-юаня показались императору Мин-цзуну убедительными, и он в награду перевел его с должности правителя области Ичжоу на пост генерал-губернатора Чжэнъу.

В 936 г., когда Ши Цзин-тан поднял восстание, Ян Гуан-юань вместе с Чжан Цзин-да был послан на его усмирение. После поражения укрылся в крепостце Цзиньань. Затем, когда истощилось продовольствие и были съедены даже лошади, убил Чжан Цзин-да и сдал крепость киданьскому императору Дэ-гуану. Обращаясь к сдавшимся позднетанским военачальникам, Дэ-гуан сказал: «В моем государстве нет земли, чинов и титулов, которые я мог бы дать вам, служите усердно династии Цзинь». В связи с этим Ши Цзин-тан назначил Ян Гуан-юаня на должность генерал-губернатора Сюаньу и поставил главным командиром конных и пеших войск императорской гвардии.

В 937 г., во время восстания Фань Янь-гуана Ян Гуан-юань командовал войсками, посланными против мятежника. Сосредоточив в своих руках большую власть, он стал активно вмешиваться в политику и оказывать давление на императора. В частности, на основании его жалоб был снят с высших государственных постов Сан Вэй-хань.

Ши Цзин-тан, опасавшийся усиливающегося Ян Гуан-юаня, перевел его в 940 г. иа должность генерал-губернатора Пинлу и пожаловал, чтобы «позолотить пилюлю», титул Дунпин-вана. Считая себя обиженным новым назначением, Ян Гуан-юань задумал поднять восстание. Вскоре представился я подходящий случай.

В 943 г., во время обострения отношений с киданями, среди населения производился набор лошадей, нужных для армии. Цзин Янь-гуан потребовал, чтобы Ян Гуан-юань вернул триста лошадей, которые когда-то Ши Цзин-тан предоставил ему. Используя это как повод, Ян Гуан-юань поднял восстание и обратился за помощью к киданям. Незамедлившие явиться кидане заняли г. Бэйчжоу. Кроме того, на их сторону перешел Чжоу Жу, правитель области Бочжоу. Опасаясь, что Чжоу Жу поможет киданям переправиться через Хуанхэ и даст возможность соединиться с Ян Гуан-юанем, цзиньский император послал военачальников Ли Шоу-чжэня и Хуанфу Юя, которые напали на киданей, когда те действительно готовились к переправе у Мацзякоу. Потерпев поражение, кидане отошли на север, так и не сумев соединиться с Ян Гуан-юанем.

Цзиньские войска окружили Ян Гуан-юаня в Цинчжоу. Сыновья Яч Гуан-юаня уговаривали его сдаться, но, встретившись с решительным отказом, связали отца и сдали город. Император приказал Ли Шоу-чжэнго поступить с Ян Гуан-юанем по собственному усмотрению. Ли Шоу-чжэнь убил Ян Гуан-юаня, доложив, что тот умер от болезни.

Интересна характеристика, которую Оуян Сю дал Ян Гуан-юаню: «Ян Гуан-юань был лысым, а его жена —хромой. Народ говорил о них: "Разве начиная с древности был когда-нибудь лысый Сын Неба и хромая императрица!" Хотя это говорилось со смехом, однако именно Ян Гуан-юань призвал варваров,положив начало бедствиям в Поднебесной, в результате которых династия Цзинь погибла, а Китай испытывал страдания более тридцати лет» (УДШЦ, гл. 52,."л. 17б-21б; ЦУДШ, гл. 97, л. 5б-9а).