Комментарии

1. Обмен послами между династией Сун и нюйчжэнями начался в 1118 г.

Как уже говорилось (см. пер., гл. 10, с. 191), в 1117 г. в сунскую область Дэнчжоу прибыло свыше ста семей, бежавших от беспорядков, возникших в государстве киданей. Беглецы сообщили, что нюйчжэни уже захватили земли к востоку от р. Ляохэ и переправились на западный берег. Военный корабль, посланный для выяснения действительного положения, вернулся ни с чем, поэтому во второй луне 1118 г. к нюйчжэням был отправлен чиновник Ма Чжэн. Он должен был договориться с нюйчжэнями о совместном нападении на государство Ляо (СШ, гл. 21, л. 96), а за это нюйчжэни должны были отдать Китаю земли, захваченные кидаиями в период Пяти династий (ЦШ, гл. 2, л. 12а).

Для ведения дальнейших переговоров Агуда отправил к династии Сун Ли Шань-цина и Саньду. Ли Шань-цин вел переговоры очень инертно, поэтому к нюйчжэням было направлено новое посольство во главе с Ма Чжэном и Чжао Ю-каем. В пути Чжао Ю-кай умер. В это время из области Дэнчжоу поступило донесение, что кидане отказались от земель на восточном берегу р. Ляохэ и возвели Агуду на престол вновь созданного государства Дунхуай. Кроме того, сообщалось, что, хотя нюйчжэни ведут переговоры о дружбе, на самом деле у них нет желания устанавливать дружественные отношения с династией Сун. В связи с этим Ма Чжэну было приказано вернуться, а проводить нюйчжэньского посла Ли Шань-цина был послан мелкий военный чиновник Ху Цин.

Ху Цин пробыл у нюйчжэней шесть месяцев и несколько раз встречался с Агудой. Перед, отъездом Ху Цина Агуда сказал: «Посылать за море послов и добиваться дружественных отношений не входит в мои намерения.

Я уже отобрал у киданей несколько районов, а оставшиеся области и округа могут быть легко заняты. Для этого мне стоит лишь нагнуться и протянуть руку. Я отправляю послов только для того, чтобы установить отношения с соседним государством.

Я слышал, что при отправлении послов им была вручена не грамота, а императорский указ ко мне, чего не должно быть. Хотя посол умер в пути, естественно, следовало назначить нового, а прибыл лишь ты, что грубо нарушает положенный этикет и достаточно, чтобы вызвать раскаяние у династии Сун. Я хотел задержать, тебя, но подумал, что виноват не ты, а твоя династия. Когда вернешься и встретишься с императором, то, если он действительно хочет устаноичть дружественные отношения, пусть срочно присылает государственную грамоту. Если же он по-прежнему станет пользоваться императорскими указами, я никогда не подчинюсь его приказам.

Кроме того, в прошлом я направлял послов к императору Ляо с просьбой о возведении меня на престол и предоставлении императорских регалий. Мои послы еще не успели вернуться, как прибыл ты для установления дружественных отношений. В это время император Ляо назначил меня управлять государством Дунхуай и дал титул "император Чжишэн чжи-мин хуанди". Меня рассердило, что церемония возведения на престол не была достаточно полной, кроме того, я помнил, что уже вступил с вами в переговоры об установлении дружественных отношений, поэтому наказал киданьских послов ударами кнута и отказался принять посланный мне императорский выезд и другие предметы. Таким образом, когда я вел переговоры с двумя государствами, ваша династия совершенно неожиданно проявила ко мне такое пренебрежение! Скорее возвращайся и расскажи от меня, в чем дело» (СЦЧТЦ, гл. 93, с. 2416).

В ответ к нюйчжэням было отправлено новое посольство во главе с Чжао Лян-сы. Переговоры происходили в киданьской Верхней столице, занятой нюйчжэнями. Чжао Лян-сы предложил совместно напасть на Ляо, требуя за это уступки земель, подчиненных Яньцзину. Агуда приказал переводчику перевести: «Кидане держали себя крайне безнравственно, и сейчас их земли полностью принадлежат мне, так о чем же еще говорить! Однако, поскольку Южная династия ведет переговоры об установлении дружественных отношений, а земли вокруг Яньцзина являются китайскими, они должны быть отданы Южной династии».

Далее было достигнуто соглашение о количестве ежегодных подарков. Вначале Чжао Лян-сы предложил триста тысяч кусков серебра и шелка, но в конце концов согласился на количество, предоставлявшееся киданям, т. е. на пятьсот тысяч кусков.

В заключение Агуда вручил Чжао Лян-сы письмо, в котором говорилось, что войска нюйчжэней устремятся к Губэйкоу через Пиндисунлин, а сунские войска выступят из области Сюнчжоу и ударят на киданей у Байгоу. При нарушении этого условия династия Сун не получит земель (СЦЧТЦ,гл.93,с.24а1).

Чжао Лян-сы выехал обратно в сопровождении нюйчжэньских послов Сила и Хэлу. Однако совершенно неожиданно сунский император включил в число возвращаемых Китаю земель заставы Цзюйюн, Губэй, Сунтин и Юйгуань, т. е. земли, входившие в район Западной столицы киданей. Этотребование вызвало возражения Агуды, и он снова отправил к сунскому императору Хэлу. После долгих проволочек Хэлу доставил государственную грамоту, в которой сунскии император настаивал на своих требованиях.

Таким образом, когда Е Лун-ли говорит, что «послы привезли письмо, в котором династия Сун отказывала Агуде», он имеет в виду отказ сунского императора прислушаться к возражениям Агуды против присоединения династией Сун земель, подчинявшихся при киданях Западной столице.

2. Чжоу-гун — сын чжоуского Вэнь-вана, советник У-вана. После смерти У-вана на престол вступил малолетний Чэн-ван, при котором Чжоу-гун занимал положение регента, т. е. фактически управлял страной.

3. Цзи-чжа (561-515 гг. до н. э.) —младший сын Шоумэна, правителя царства У. После решительного отказа от настойчиво предлагаемого престола получил владение в Яньлине (современный уезд Уцзинь в пров. Цзянсу), поэтому известен в истории под именем яньлинского Цзи-цзы.

В качестве посла объехал владения Лу, Ци, Чжэн, Вэй и Цзинь. По пути ему пришлось проезжать через владение Сюй. Правителю этого владения понравился меч Цзи-чжа, но он не решился попросить его. Со своей стороны, Цзи-чжа, хотя и понял желание правителя Сюй, не посмел поднести меч, так как ехал послом в крупные владения. Он лишь пообещал в душе сделать этот подарок позднее.

Когда Цзи-чжа возвращался обратно, правитель Сюй уже умер. Тем не менее он снял с себя меч, повесил на дерево, росшее на могиле покойного, и поехал дальше.

За отсутствие честолюбия, выразившееся в отказе от престола, и верность обещанию, данному лишь в душе, Цзи-чжа считается достойным и мудрым человеком древности (ШЦ, гл. 31).

4. Пэн Чун жил при Поздней династии Хань и занимал должность начальника округа Юиян. Оказывал энергичное содействие в установлении Поздней династии Хань, но, не получив ожидаемого повышения по службе, в 27 г. и. э. поднял восстание и отправил к сюнну гонца с просьбой о помощи. На помощь были высланы восемь тысяч всадников. Эта поддержка позволила Пэн Чуну занять земли в районе современного Пекина и объявить себя Янь-ваном. В 28 г. Пэн Чун и его союзники сюнну были разбиты правительственными войсками под командованием Гэн Яня. Вскоре Пэн Чун был обезглавлен своим рабом Цзы-ми (ХХШ, гл. 12, л. 15а, 156;гл. 19, л. 7а).

5. Мэн ила сы — правильное название мэн ила сянвэньси (ЛШ, гл. 46, л. 12а). Поскольку ила на языке киданей означало воин-пехотинец, рассматриваемый термин может быть переведен как «управление сянвэня отважных воинов-пехотинцев».

6. См. гл. 4, коммент. 24.

500casino

500casino

500casinonews.com