Комментарии

1. Юань-цзи —старший сын Дао-цзуна, носил имя Цзюнь и детское имя Елуво. Его мать, императрица Сюань-и, происходила из рода Сяо.

В возрасте восьми лет Юань-цзи был объявлен наследником престола. В первом году эры правления Да-кан (1075 г.) начинает принимать участие в управлении государством, будучи назначен руководителем северного и южного управлений важнейших секретных дел. Занимая этот пост, проявил себя с лучшей стороны и сумел прекратить злоупотребления при дворе. Деятельность Юань-цзи вызвала недовольство многих сановников, стремившихся лишь к личному обогащению. Наиболее видное место среди них занимал Елюй Исинь, о жизни которого сохранилось довольно много сведении.

Достигнув зрелого возраста, Исинь поступил на службу и, отличаясь незаурядными способностями, быстро дослужился до должности начальника северного управления важнейших секретных дел, получив сначала титул Чжао-вана, а затем Вэй-вана. Так исполнились слова гадателей, предсказавших, что Исиня ждет титул вана. Император даже предоставил ему право действовать по собственному усмотрению в случае военных действий,добившись такого высокого положения, Исинь принимал отовсюду подарки, выдвигал по службе заискивающих перед ним лиц и устранял всех честных и преданных императору.

Действиям Исиня мешал умный и благородный Юань-цзи, поэтому он начинает изыскивать всяческие предлоги, чтобы устранить его. Первой жертвой явилась мать Юань-цзи —императрица Сюань-и. Исинь обвинил ее в незаконной связи с музыкантом Чжао Вэй-и. Поверив доносу, Дао-цзунприказал Сюань-и покончить жизнь самоубийством (ЛШ, гл. 71,л. 7а).

Смерть матери глубоко опечалила Юань-цзи, но и Исинь не чувствовал себя спокойным. Страшась возмездия, он решил окончательно устранить Юань-цзи. Вскоре после нескольких доносов он был убит подосланными Елюй Исинем лицами. Наместник Верхней столицы доложил, что Юань-цзи скончался от болезни.

Когда вскрылись обстоятельства, приведшие к гибели Юань-цзи, император пожаловал ему посмертный титул «наследник престола Чжао-хуай». С почестями, полагающимися для Сына Неба, его прах был перенесен на гору Юйфыншань. В эру правления Цянь-тун ему был пожалован титул «император Да-сяо шунь-шэн» и храмовой титул Шунь-цзун (см. ЛШ, гл. 72д л. 6а, 6б; гл. 110, л. 1а-3б).

2. В 1105 г. Тянь-цзо даровал Няньсянь, дочери своего четвероюродного брата, титул принцессы Чэнъань и выдал ее замуж за правителя государства Ся Ли Цянь-шуня (ЛШ, гл. 27, л. 4а).

3. Летом 1102 г. сунские войска напали на государство Ся. Боевые операции развернулись на всем протяжении китайско-тангутской границы.

Правитель Ся Ли Цянь-шунь направлял к киданям непрерывные посольства с просьбой о военной помощи. В частности, такие посольства имели место в 1102 г. (ЛШ, гл. 27, л. 26), в 1103 г. (ЛШ, гл. 27, л. 3а), в 1104 г. (ЛШ, гл. 27, л. 36) и в 1105 г. (ЛШ, гл. 27, л. 4а).

В 1105 г., после того как Тянь-цзо решил выдать замуж за Ли Цяньшуня дочь своего четвероюродного брата, он отправил к династии Сун посольство во главе с Гао Дуань-ли с предложением прекратить военные действия (ЛШ, гл. 27, л. 4а).

4. Перед поездкой к киданям Линь Шу получил тайное указание вызвать гнев киданей и создать повод для конфликта. Придерживаясь этого указания, Линь Шу держал себя надменно, всячески третировал встречавших его киданей, строго порицал их за малейшее отступление от принятого этикета (СШ, гл. 351, л. 18а).

Встретившись с Тянь-цзо, Линь Шу стал упрекать государство Си Ся в совершенных преступлениях, а государство киданей в потворстве этим преступлениям, что явилось для Тянь-цзо полной неожиданностью. Когда Линь Шу уезжал на родину, Тянь-цзо велел передать сунскому императору бумагу, в которой просил снести построенные в сяских землях укрепления, на что снова получил дерзкий ответ. Обиженные кидане три дня держали Линь Шу в подворье для послов без воды и топлива, а когда он выехал, не снабдили его пищей (СШ, гл. 351, л. 18б).

5. Тун Гуань — евнух, который после установления мира между Сун и Си Ся в 1107 г. стал готовить планы борьбы с киданями, в связи с чем просил отправить его послом в Ляо для ознакомления с обстановкой. В 1111 г., когда к киданям по случаю дня рождения императора было направлено посольство во главе с Чжэн Юн-чжуном, Тун Гуань был назначен его помощником. Некоторые из сановников возражали: «Мы посылаем помощником посла евнуха, разпе у нас в государстве нет никого другого?» Император ответил: «Кидане слышали, что Тун Гуань разбил цянов, поэтому хотят увидеть его. Используя посольство, он выведает обстановку в их государстве, поэтому посылка его является лучшим планом» (СШ,гл. 468, л. Юа).

6. Ма Чжи — китаец, уроженец уезда Хоинь, в землях Янь, поверхностно знал многие исторические труды, отличался красноречием,сам писал сочинения, обладал незаурядными способностями. Видя, что нюйчжэнн. восстают и нападают на киданей, обстановка на границах все ухудшается, я внутри то там, то здесь появляются шайки разбойников, он понял, что государству Ляо грозит неминуемая гибель, а поэтому задумал бежать на сторону династии Сун. Встретившись с Тун Гуанем, Ма Чжи рассказал ему о положении на границах киданьского государства. Тун Гуань имел секретное указание императора Хуэй-цзуна разведать положение в государстве киданей. Встреча с Ма Чжн, великолепно знавшим обстановку, явилась для него находкой, и он вместе с ним вернулся в Китай. Ма Чжи представил сунскому императору несколько докладов, рисуя положение вкиданьском государстве, причем Цай Цзин и Тун Гуань, мечтавшие об освобождении бывших китайских земель, всячески поддерживали его(СЧБМХБ, гл. 1, л. 16).

В первом докладе Ма Чжи говорил: «Нюйчжэни ненавидят киданей до глубины души, между тем как Тянь-цзо, погрязший в пьянстве и разврате, творит беззакония. Если династия Сун отправит из областей Дэн и Лай через море послов, которые установят дружественные отношения с нюйчжэнями и договорятся с ними о совместном нападении на Ляо, можно рассчитывать на успех в борьбе с государством кидапеи».

Сановники императора возражали: «Предлагаемы» для послов путь известен, начиная с родоначальника нашей династии, но, поскольку указанные области соприкасаются с различными племенами варваров, купеческим судам уже более ста лет запрещено пользоваться им. Мы опасаемся, что неожиданное открытие пути не принесет выгоды для Китая». Император снова вызвал Ма Чжи, который сказал: «Государство Ляо ждет неминуемая гибель. Если вы, ваше величество, беспокоясь о неимоверных страданиях своих бывших подданных и освобождении земель, издавна принадлежащих Китаю, захотите осуществить наказание, определенное Небом, с целью покарать бунтовщиков, то население встретит ваши войска с пищей в корзинах и вином в сосудах. Если же, паче чаяния, нюйчжэни сами достигнут своих целей, создастся совершенно иное положение». Император одобрил предложение Ма Чжи (СШЦШБМ, гл. 53, с. 426).

Намерения императора вскоре стали известны чиновникам, которые, стремясь выслужиться, начали представлять свои соображения о занятии земель Янь. Например, Хэ Шэнь, правитель области Сюнчжоу, представил карту занятия земель Янь, обозначив на ней пути движения войск. Правитель области Чжуншань Чжан Гао и начальник заставы Гаоянгуань У Цзе подали доклады, в которых утверждали, что земли областей Янь и Юнь могут быть успешно заняты (СЧБМХБ, гл. 1, л. 16).

Именно об этой активности сунского двора и хотел сказать Е Лун-ли фразой: «По-видимому, обсуждения об освобождении земель Янь начались с этого времени».

7. В Цзинь-ши («История династии Цзинь») приводятся некоторые детали, рисующие отношения между киданями и нюйчжэнями, предшествовавшие началу открытой вооруженной борьбы.

В конце 1113 г. скончался генерал-губернатор диких нюйчжэней Уяшу, и его место занял Агуда, О смерти вождя следовало сообщить киданям, но Агуда не сделал этого. Когда же явившийся киданьский посол Асибао спросил: «Почему не доложили о смерти вождя?» —Агуда ответил: «Неужели то, что я не явился сообщить о смерти, является преступлением?»

Следует сказать, что раньше" когда Уяшу и Агуда, готовясь к борьбе с Ляо, стали постепенно объединять соседние нюйчжэньские племена. Асу, принадлежавший к племени хэшиле, оказал сопротивление. Против Асу были посланы войска. Младший брат Асу доложил об этом императору киданей, и тот приказал прекратить военные действия. Приказ не был выполнен, в связи с чем Асу бежал к киданям.

Уяшу неоднократно просил выдать Асу, но каждый раз сталкивался с отказом. Тогда он стал чинить препятствия киданьским послам, приезжавшим за покупкой охотничьих соколов.

Когда пост вождя занял Агуда, он отправил к киданям сначала Пуцзяну, а затем Сигуная, требуя выдачи Асу, но оба раза снова встретил отказ. Вернувшись, Сигунай доложил, что император киданей держится высокомерно, не обращая внимания ни на чьи советы, и запустил дела управления. Агуда вызвал подчиненных, рассказал о желании начать войну против Ляо, приказал укреплять важнейшие стратегические пункты, строить обнесенные стопами крепостцы, готовить оружие и ожидать дальнейших приказании.

Тянь-цзо отправил Асибао выразнть нюйчжэням порицание за сооружение укреплений, по Агуда ответил: «Мое небольшое владение не смеет нарушать этикет в отношении великого государства. Однако ваше великое государство не оказывает милостси, я только занимается укрывательствомбеглых, поэтому, раз вы так заботитесь о маленьком владении, разве оно может не обращать на это внимания?! Если вы выдадите Асу, я буду предоставлять дань, но если не получу его, разве смогу сидеть сложа руки?!»

Вернувшись, Асибао доложил о результатах поездки, и Тянь-цзо распорядился о переброске войск в область Нинцзян. Узнав об этом, Агуда сказал приближенным: «Кидане знают, что мы готовимся выступить в поход, поэтому собирают против нас войска в разных районах. Мы непременно должны выступить первыми, чтобы захватить инициативу и не уступить ее врагу».

В девятой луне Агуда прибыл с войсками в г. Ляохуэйчэн, в то время как две с половиной тысячи воинов из различных племен собрались на берегу р. Лайлюшуй. Здесь, перечислив преступления государства Ляо, Агуда обратился к Небу и Земле: «Мы из поколения в поколение служили государству Ляо, почтительно предоставляли установленную дань, усмирили смуту, поднятую Учунем и Вомоуханем, разбили войска Сяо Хайли (см. гл. 9, коммент. 7), но наши заслуги не оценили, наоборот, чинимыенам притеснения и обиды усилились. Преступник Асу, которого мы неоднократно просили выдать, не выдан. Ныне мы хотимпривлечь государство Ляо к ответу за его преступления. Пусть Небо и Земля, наблюдая за нашими действиями, помогут нам!»

Затем Агуда дал вместе с вождями клятву: «Все должны сохранять единодушие и прилагать силы ,[в борьбе с киданями]. Совершившие подвиг, если они рабы или зависимые, станут свободными, свободные станут чиновниками, служилые будут повышены в должностях в зависимости от совершенного подвига. Нарушившие клятву будут забиты палками насмерть, причем кара не минует и членов их семей!»

Перейдя границу, нюйчжэни встретились с бохайским отрядом, высланным на помощь области Нинцзян, и разбили его наголову. После этого Агуда подошел к Нинцзяну и приступил к штурму, в результате которогогород пал (ЦШ, гл. 2, л. 4а-7а).

8. Государство Пяти племен состояло из пяти небольших племен: поуали, пэньнули, аолими, юэлиду и юэлицзи. Изъявило покорность киданям при императоре Шэн-цзуне и находилось в ведении управления областью Хуанлунфу. В 1037 г., после того как Шан-хай, принадлежавший к племени юэлицзи, обвинил вождя во взяточничестве, для управления государством кидане поставили генерал-губернатора (ЛШ, гл. 33, л. 9а, 96).

9. Е Лун-ли видит причины восстания нюйчжэней в жестокости и алчности киданей, приводя в подтверждение несколько примеров. Примеры подобного рода имеются и у других китайских историков. Сюй Мэн-синь, например, рассказывает, что в эру правления Чун-нин (1102 —1106) в Китае широко распространились предметы роскоши, и в частности появился большой спрос на «северный жемчуг». Этот жемчуг, привозимый с севера, из нюйчжэньских земель, продавался в большом количестве на монопольных рынках. Наиболее красивый жемчуг был величиной с шарик для самострела, а мелкие жемчужины — как семена тунга. Узнав об этом, Тянь-цзо хотел вначале запретить доставку жемчуга, но сановники сказали;

«Китай опустошает свои кладовые для покупки бесполезных вещей" что выгодно для нас. Чтобы довести Китай до нищеты, ему следует разрешить делать это». Хотя Тяпь-цзо и последовал предложенному совету, но, будучи сам жаден до роскоши, всячески стремился получать жемчуг для себя.

Между том добыча жемчуга, была связана с большими трудностями. Раковины собирались в десятой луне, когда побережье моря покрывалось слоем льда толщиной свыше одного чи. Лед приходилось долбить и спускаться в ледяную воду, поэтому ловцы жемчуга часто болели (СЧБМХБ, гл. 3, л. 9а).

Пограничные чиновники, например наместник Восточной столицы, правитель области Хуанлунфу и др., согласно установившемуся обычаю, каждый раз при назначении на должность получали от зависимых нюйчжэнь-ских племен подарки, причем местные органы власти допускали при этом самые разнообразные злоупотребления (СЧБМХБ, гл. 3, л. 96).

10. В тексте Е Лун-ли ошибка: вместо иероглифов "на расстоянии не более ста шагов» стоят иероглифы" «на расстоянии свыше ста шагов» (см. СЧБМХБ, гл. 3, л. 7а).

11. Начальник приказа охранной стражи. Приказ охранной стражи — один из девяти приказов, существовавших при династии Хань. Ведал воинами, охранявшими внешние ворота императорского дворца (ХШ, гл. 19а, л. 66). Начальник приказа охранной стражи следовал по занимаемому положению за начальником жертвенного приказа и начальником приказа по охране внутренних ворот дворца и объединялся с ними под общим наименованием сань-цин — «три сановника».

При династии Тан, точно так же как и при династии Ляо, начальник приказа охранной стражи лишился былого значения и его функции свелись к надзору за вооружением, хранившимся в императорском дворце (ЛДЧГБ, с. 189).

12. Описанные события рисуются в Цзинь-ши следующим образом:Династия Ляо послала главнокомандующего Елюй Элидо, левого помощника главнокомандующего Сяо Исе, правого помощника главнокомандующего Елюй Чжанну и главного инспектора Сяо Сефолю во главе двухсот тысяч всадников и семидесяти тысяч пехотинцев на охрану границы..

Услышав об этом, Агуда срочно выступил к городу Далугу, сделав остановку в пути к западу от города Нинцзян. Сюда к нему прибыл киданьский посол Сэнцзяну с предложением-заключить мир. В привезенной государственной грамоте Тянь-цзо упрекал Лгуду за принятие титула императора и настаивал, чтобы он признал себя зависимым владением (ЦШ, гл. 2, л. 86). О дальнейших событиях см.: ЦШ, гл. 2, л. 86, 9а.

13. Лотокоу —проход, лежавший на северо-западе Чжалаитского аймака Чжэримского сейма (ЛШЦШБМ, гл. 33, л. 66).

14. Описание похода Тянь-цзо не полно, страдает неясностями и значительно расходится с данными Ляо-ши и Цзинь-ши. Восстановить подлинную картину трудно, но, по-видимому, события развертывались следующим образом.

В первой луне 1115 г. Тянь-цзо издал указ о личном участии в походе, а затем повторил его в шестой луне. Однако только в восьмой луне, прервав охоту, Тянь-цзо выехал к войскам. По-видимому, он не спешил, рассчитывая на достижение мира. Достаточно сказать, что за первые восемь месяцев 1115 г. от киданей к нюйчжэням было направлено четыре посольства, а от нюйчжэней к киданям — лишь одно.

Только когда нюйчжэни представили глумливое письмо, содержание которого осталось неизвестным, Тянь-цзо выступил в восьмой луне в поход. Во время похода помощник главнокомандующего императорской ставкой Елюй Чжанну поднял мятеж и бежал в Верхнюю столицу, намереваясь возвести на императорский, престол Чуна, носившего титул Вэйго-вана. Бегство Елюй Чжанну Е Лун-ли почему-то связывает по времени с периодомпосле поражения Тянь-цзо.

По-видимому, неожиданный мятеж задержал продвижение войск, и только в одиннадцатой луне Тянь-цзо во главе огромной армии, насчитывавшей семьсот тысяч воинов, подошел к Томэнь,-в то время как два его военачальника, Сяо Тэмо и Сяо Чала, имевшие пятьдесят тысяч всадников и четыреста тысяч пехотинцев, подошли к Волиньлэ.

В двенадцатой луне главный инспектор Елюй Чжанцзяну поднял восстание, в связи с которым киданьские войска начали отходить назад, как об этом сообщает Е Лун-ли. Таким образом, еще до начала сражения в киданьских войсках произошло два мятежа, что, конечно, не могло не сказаться на боевом духе армий.

В это время Агуда устроил в местечке Яола совещание, на котором военачальники решили: «Ляоских воинов семьсот тысяч, им не легко противостоять. Наши же войска пришли издалека, воины и лошади устали, поэтому лучше оставаться здесь и ждать противника за глубокими рвами и высокими валами».

Через несколько дней Агуда, лично выехав на разведку, захватил неприятельского фуражира, от которого узнал, что Тянь-цзо два дня назад а связи, с мятежом Елюй Чжанцзяну повернул назад, на запад.

Узнав об отступлении Тянь-цзо, нюйчжэньскис военачальники заявили:«Поскольку ляоский император повернул обратно, следует догнать киданьские войска и, пользуясь их беспечностью, напасть на них». Агуда упрекнул военачальников: «Когда явился противник, вы не вышли навстречу, а когда он уходит, хотите преследовать его. Уже не показываете ли вы этим своюхрабрость?»

Смущенные вожди обещали отдать все силы ,в бою с киданями. Тогда Агуда, оставив запасы продовольствия, бросился преследовать отходящего Тянь-цзо, догнав его в местности Хубудаган.

Нюйчжэни, у которых было всего двадцать тысяч воинов, вачали сражение. правым крылом, а затем в бой было брошено левое крыло. Не выдержав стремительного натиска, киданьские фланги рассеялись, и тогда нюйчжэни ударили с обеих сторон по центру противника. Кидане потерпели поражение и бежали, побросав все снаряжение и обозы (ЛШ, гл. 28; ЦШ, гл. 2).

15. Великие поперечные юрты. По обычаям киданей, они обращались лицом па восток, а почетной считали левую сторону. Императорские юрты были обращены на восток, юрты девяти колен рода Яолянь — на юг, юрты родственников императора по боковой линии — на север. Поскольку линия с востока на запад считалась «основой», а с юга на север — «утком», поэтому императорские юрты называли поперечными юртами (ЛШ, гл. 45, л. 20а).

Судя по приведенному свидетельству Ляо-ши, Елюй Чжанну, живший в поперечных юртах, относился к императорскому роду.

16. Слова «бохаец Гао Юн-чан во главе» являются вставкой (см. ЛШ, гл. 28, л. 3а). В это время Гао Юн-чан, занимавший пост помощника военачальника, стоял с трехтысячным отрядом в Баданькоу (СЦЧТЦ, гл. 92, с. 2376).

17. Сяо Бао-сянь был убит бохайцами за крайнюю жестокость (ЛШ, гл. 28, л. 36).

18. Чангунь, или чанвэнь (ЛШ, гл. 45, л. 20а), является, по мнению Цянь Да-синя (1728 —1804), испорченной транскрипцией китайского термина сянгун, служившего "почетным обозначением высших чиновников (ЭШЭШКИ, т. 2, гл. 83, с. 1340).

19. Сыцзюнь тайши. В Ляо-ши упоминается управление главного командира четырех отрядов, составленных из киданей, сисцев, китайцев и бохайцев (ЛШ, гл. 46, л. 15а). Отсюда термин сыцзюнь тайши может быть переведен как «главный командир четырех отрядов» (из киданеи, сисцев, китайцев и бохайцев}.

20. Гао Яо-ши- один из китайце», бсжаншпх в область Дэнчжоу из охваченных смутой киданьских земель.

21. Начало грамоты, выпущенное Е Лун-ли, восстановлено по тексту Саньчао бэймэн хуэйбянь (см. СЧБМХБ, гл. 3, л.126).

22. Сушэни — древнее название народа тунгусской группы, населявшего северо-восток Китая. Этот народ становится известным в Китае начиная с периода Чунь-цю (770 —403 гг. до н. э.; см. ЧЦЦЧЧИ, т. 5, гл. 45, с. 1812).

При Поздней династии Хань на землях сушэней возникает государственное образование Фуюй (см. ХХШ, гл. 85, л. 4а —6а). Тянь-цзо упомянул о сушэнях и государстве Фуюй в связи с тем, что в данный момент на принадлежавших им землях жили нюйчжэни.

23. В тексте ошибка: вместо иероглифов — «не следует отказывать» стоят иероглифы (см. СЧБМХБ, гл. 3, л. 126).

24. Агуда требовал почетный титул «император Да-шэн да-мин». Однако иероглифы Да-шэн входили в посмертный титул Абаоцзи, основателя государства киданей.

25. В Шан-шу о чжоуском правителе Вэнь-ване сказано-«Большие владения боялись его силы, маленькие владения уважали его добродетели» (ШШЧИ, гл. 11, с. 384). По-видимому, исходя из этой фразы, Ян Пу воспринял название Дунхуай-го как «государство на востоке, уважающее добродетели» более сильного киданьского государства.

26. Чжоу-шу — имеется в виду раздел Шан-шу, посвященный династии Чжоу (см. ШШЧИ, гл. 14, с. 488).