ЗАБЫТЫЙ КОМАНДОР

У Берегов Крафто

Итак, Фрис исследовал побережье Итурупа, обнаружил пролив, который отделяет этот остров от Кунашира, а затем, пройдя проливом своего имени и далее вдоль северного побережья Йезо открыл южную и юго-восточную части так называемого полуострова Сагалиен (Сахалин), который, по мнению фон Зибольда, благодаря важным исследованиям японца Мамиа Риндзо, в более поздний период истории географии стал всем известен как остров под его истинным названием Крафто.

И снова приходится возражать классику. По всей видимости, фон Зибольд не был знаком с российской картографией Сахалина. Бытует ошибочное мнение, что в 1808 году Мамия Риндзо прошел вдоль западного побережья Сахалина до устья Амура и открыл, что Сахалин является островом и отделен от материка узким проливом, а, дескать, Г. Невельской открыл его лишь в 1849 году.

Во-первых, на российских картах Сахалин изображался в виде острова задолго до экспедиции Мамия Риндзо, например, на «Генеральной карте России» И. К. Кирилова 1734 г., а эта карта составлена даже до экспедиции Шпанберга.

Во-вторых, на карте маньчжурского императора династии Цин — Канси (1661-1723) 1717 года Сахалин показан островом.

В-третьих, японские исследователи прекрасно об этом осведомлены. Например, в работах Акидзуки Тосиюки (1999) приведена карта императора Канси, а у ShinobuYamada-Komeie приведены фрагмент карты из Атласа Кирилова (1734), Атласа Академии Наук (1745), а также карты Чаплина (1752), где Сахалин показан островом.

В-четвертых, еще в 1931 году в Берлине в журнале «Ямато» (орган японо-германского общества) известный японист Л.С. Багров опубликовал статью под названием «Приоритет открытия Амура, Татарского залива и острова Сахалина», в которой показал, что открытие Татарского пролива никак нельзя относить к XIX в. поскольку русские знали о существовании этого пролива еще в XVII в (поход И.Ю. Москвитина). Отметим, что сведения о Сахалине, как об острове затем были повторены и в «Атласе Российской империи» 1745 года.

Великая заслуга Геннадия Ивановича Невельского в том, что он доказал, что устье Амура доступно для входа морских и, в особенности, военных, судов. Это открытие сыграло выдающуюся роль во время Крымской войны на Тихом океане, когда русская эскадра, уходя от союзников, прошла Татарским проливом и зашла в устье Амура. В результате, пришедшая из Хакодате англо-французская эскадра контр-адмирала Джеймса Стирлинга направилась к Де-Кастри с целью атаковать русские корабли, но не нашла их. Это исчезновение русских было непонятно, поскольку англичане считали Татарский пролив заливом, не имеющим выхода на север. Несмотря на предпринятые поиски русской эскадры, она обнаружена не была. В 1855 году «Таймс» была вынуждена объективно написать: «Русская эскадра под командой адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и потом из Де-Кастри нанесла нашему британскому флагу два чёрных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов во веки веков». Другие британские газеты подхватили: «Британский флаг был позорно унижен (miserably degraded), обесчещен. По всему явствует, что русская эскадра, оказавшаяся несравненно слабее эскадры, бывшей под начальством коммадора Эллиота, была с умыслом выпущена из залива Де-Кастри. Между тем, неприятельская эскадра цела и может в любое время выйти из Амура и броситься на наши богато нагруженные суда! Мы надеемся, что эти слова не ускользнут от внимания независимых и самостоятельных членов Парламента старых времен, и что сэр Джемс Стирлинг и Коммодор Эллиот будут отозваны и подвергнуты военному суду» (Ссылка на «United Service Gazette». Морской сборник. 1856. Фев. С. 109-112). Эти цитаты как раз и подтверждают заслуги Геннадия Ивановича перед Российским Флотом.

Но вернемся к путешествию. Покинув 11 июля якорную стоянку у острова Фоссен (Vossen) 326, Фрис взял курс на С-СЗ, но был настолько задержан «сильным бурным течением», что прошел совсем немного. Течение в восток-юго-восточном направлении, идущее к проливу, постепенно уменьшалось, и на расстоянии 9 миль на восток от Пика Антония уже не ощущалось. На расчетной широте 45° 26' с.ш. «они взяли курс на З-ЮЗ, чтобы посмотреть, не смогут ли они найти сушу, следуя этим курсом». Они получили замеры: на 80 саженях — твердая глина, затем на 60 саженях — черный песок; дальше на 50 саженях — мелкий серый песок и заметили некоторые признаки течения.

С 13 по 14 июля Фрис находился в середине пролива, отделяющего Йезо от Крафто, который был открыт Лаперузом только 144 года спустя (11 августа 1787 года) и назван в честь этого великого мореплавателя 327. Они «увидели какие-то признаки течения» и «казалось, что там было течение, идущее сюда, но из-за сильного шторма мало что можно было заметить о том, в каком направлении оно идет». Из-за тумана, укрывающего низкий берег и вершин некоторых гор на WtS, протягивающихся на N-NE, опытный моряк был введен в заблуждение и пришел к уверенности, что суша простирается к западу и нужно искать проход через залив, который глубоко вдается в сушу на север; «мы видели много тростника, плодов и стволов деревьев, плавающих вокруг; не знали, в судоходном ли мы проливе или в заливе» 328.

В полдень 14 июля они по расчетам были на широте 45°39', и предпринимали решительные попытки достичь суши, от которой, судя по мелководью, они не могли быть далеко. На протяжении 3 немецких миль они шли на север, на глубинах от 46 до 42 саженей дно было представлено мелким серым песком, а затем, в 4 часа дня они увидели высокую землю на WtS. Эта земля «простиралась с С-СВ на С-СЗ от нас, была в некоторых местах, возвышенности объединялись участками низкой суши; ближайшая точка лежала в 4 или 5 милях от нас: дно было на глубине 35 саженей, тонкий илистый песчаный грунт. Несколько позже увидел две высоких горы, и там располагалось то, что казалось островом на EtN около 10 1/2 миль от нас».

Согласно измерениям, сделанным в 4 часа пополудни 14 июля, Фрис уже находился в заливе Анива, в 4-5 милях к северо-востоку от высокой горы Хоробори (Horobori), которая выходит на мыс Ноторо (Notoro), названный Лаперузом мыс Крильон и образующий Западную и Южную границы залива Анива 329. На карте фон Зибольда Крафто (Atlas N°. 3) он опознал Хоробори как Блайдберг (Blydeberg) 330, который, должно быть, был горой, видимой Фрисом на WtS. Земля, которая простирается дальше к северу, с северо-запада на север-северо-восток, является горной цепью, называемой Портлант (Poortlandt) 331, а простирающаяся на запад от залива до пика Берниселя (Pic Bernicel 332) Лаперуза и направо от Залмбаи (Zalmbaai) 333 на север, и согласующийся на оригинальных картах Токнаи, с именами Окосё (Okosjo) 334 и Нивадземеси 335 (Niwajemesi)де Шпинберг или Шпенберг (de Speenberg, Spen-Berg) Фриса.

Две высокие горы увиденные вскоре после этого на EtN на расстоянии 10 с половиной миль, имеющие вид острова, являются коническими горами (вулканическими конусами) Хору (Horu) и Серикай (Serikai) 336, обе принадлежащие к цепи, формирующей восточную границу залива, и южная оконечность которого называется Сиретоко (Siretoko) (мыс Анива Фриса). Оба эти мыса, Мыс Крильйон (по фон Крузенштерну на широте 45°54'15" с. ш. и 141°58' в. д.) и мыс Анива (46°08'20 " с.ш. и 143°30'20" в.д.), являются северной, а мыс Соя (Soja) (45°31'15" с.ш. и 141°51' в.д.) южной границей пролива Лаперуза, ширина которого у западного входа составляет 23 английские мили.

Фрис замерял глубину 80 саженей с дном из твердой глины у восточного входа в пролив и далее — 70 саженей, дно — мелкий песок. Его результаты замеров глубин на подходе и в самом заливе Анива больше, чем те, которые опубликовал фон Крузенштерн. Поскольку эти наблюдения лежат на расстоянии полутора столетий друг от друга, фон Зибольд предположил, что это различие является следствием подъема дна пролива, разделяющего цепь постоянно действующих вулканов.

Восточный вход в пролив Лаперуза отмечен высокими горами восточного побережья Крафто, которое на 46°8'20" с.ш. и 143°30'20" в.д. образуют южную и восточную оконечности этого острова, Сиретоко 337, называемую Фрисом мысом Анива. Этот мыс имеет вид крутой, неровной скалы с глубоко разделенным острием 338. Согласно карте Токнаи, за мысом лежат скалы 339. Фон Крузенштерн, обогнувший мыс на расстоянии от 5 до 8 миль, обнаружил, что путь свободен, а глубина 75 саженей, дно — глина.

Предположив, что земля к западу тянется непрерывно и проход невозможен, Фрис продолжил свой путь на север на расстоянии 4 миль от берега, который он назвал Порт Ландт (Poort Landt — Земля Бухт или Земля Заливов) 340. Он предполагал, что находится на широте 46°30', по замерам глубина составляла 23 сажени, дно — плотная глина. Теперь он держал курс на север и, когда глубина уменьшилась до 16 саженей, дно — такая же плотная глина, бросил якорь. 16 июля «утром была туманная погода, но когда немного прояснилось, мы оказались в большом заливе» 341. Лодку отослали осмотреть якорную стоянку несколько ближе к берегу, когда на расстоянии 1/3 мили от берега была замерена глубина 10 саженей, дно — плотная глина. Сначала они бросили якорь ближе к берегу, на 6 саженях, дно — каменистое, но так как якорь не держал и его начало вырывать, они отошли назад и бросили якорь на глубине 9 1/2 саженей плотной глины, замерив расстояние до деревни Анива-Тамари 342 (Тамари — жилище) в 1/2 мили к северо-востоку. «Теперь мы на расчетной широте 46°40'». Этот залив назывался Салм Бэй (Salm bay) или Салмонбэй (Salmonbay) 343, потому что они здесь в достатке обеспечили себя лососиной. На вышеупомянутой карте «Gedaene Coursen» можно прочесть: «сюда на борт прибывает много туземцев, которые убеждают, что там, в горах, можно отыскать изобилие серебра; они также придают большую ценность железу, чем серебру». В дневнике также содержатся замечательные сведения о туземцах, с которыми мореплаватели вступили в контакт.

19 июля Фрис измерил широту — 46°27' с.ш. «крутой мыс к востоку от Тамари, на расстоянии 2 1/2 мили на NW1/2W, к северу суша лежит на расстоянии 2 1/2 мили, на северо-восток — 3 мили, на восток 5 миль, на SEtS самый дальний мыс, который мы могли видеть, в 8 милях от нас, и этому мысу мы дали название мыса Анива (Aniwa)» и из этого астрономического и геодезического наблюдения Фриса выясняется, что «крутой мыс к востоку от Тамари» лежит на 46°37'. Если принять во внимание широту, в следующий полдень (20 июля), когда, по расчетам Фриса, он отплыл на StE 6,5 миль и находился на 46°1'30", а мыс Анива находился к В-ЮВ на расстоянии 3-4 миль, то возможно установить географическое положение мыса Анива на 45°59' с.ш., что дает разницу в 3'20" с повторными астрономическими определениями фон Крузенштерна, по которому этот мыс находится на 46°2'20" с. ш. Залив или бухта, названный Тофутс (Tofuts) 344, на EtS от мыса Тамари (Tamary) 345, и крутая скала под названием Пирамида (Piramyda) на картах Фриса, и Такатсука (Takatsuka) 346 (т.е. высокий могильный холм) на карте Токнаи, которую фон Крузенштерн не мог видеть из-за густого тумана, являются свидетельствами точности наблюдений Фриса и в то же время верности японских карт. Справедливы поэтому слова Лаперуза, на критику наблюдений Фриса в заливе Анива: «удивительная точность для того времени, когда их делала команда Кастрикума» (Voyage de Laperouse I. c., Tom. III, page 93).

Путешествия Mamiya Rinzo на Сахалин и к устью Амура в 1808 и 1809 гг.

(Карта «Dale Martin» из статьи Brett L. Walker Mamiya Rinzo and the Japanese exploration of Sakhalin Island: cartography and empire / Journal of Historical Geography 33 (2007) p. 283-313)

Карта «Die Insel Krafto (Seghalien) und die Mundung des Manko (Amur) Nach Originalkarten von Mogami Tokunai und Mamia Rinzo», «Nippon» VII, Tab. XXV

Фрагменты карт: Лаперуза «Carte des Decouvertes Faites en 1787 dans les Mers de Chine et de Tartarie par les Fregates Francaises la Bousole et l’Astrolabe…» и Никитина «Карта острова Сахалина» (1885 г.)

Залив Анива, который простирается на 90 английских миль в ширину и на 70 миль в глубину и, насколько мы его изучили, свободен от опасностей и предлагает просторную и в то же время безопасную якорную стоянку вдоль берегов, окружающих его к западу и востоку и в так называемом Салм Бэй, которым он заканчивается. По промерам на глубинах от 45 до 10 саженей дно — плотная глина (steekgrond), постепенно мелеющее к берегу, где дно каменистое с небольшими камнями. Штурман Кун писал: «здесь вода поднимается на сажень (Салмбэй) несколько раз в день», а также регулярно дуют сухопутные и морские бризы вечером и утром. Фрис наблюдал ветры с суши, а фон Крузенштерн — свежий морской ветер. Течение, идущее на восток, в середине пролива Лаперуза не ощущается на побережье залива; так же, как и на северном побережье Йезо, кажется, что есть потоки восточного и западного направления, изменяющиеся с сезонами. Отклонение компаса на входе в залив (1805) составляло 1°11" В. Во время посещения Фриса залив был населен только айнами. В начале XVII века, действительно, князь Мацумае на Йезо неоднократно предпринимал экспедиции от мыса Соя до Крафто. Японцы зимовали там, но через несколько лет вернулись. Первые сообщения относительно Крафто, также называемого Кита-Йезo (Kita-Jezo) или Северный Йезо, мы обязаны японскому географу Фаяси Сивеи (Fajasi Sivei) 347. Из них явствует, что еще в начале XVIII века, было коммерческое сообщение из Йезо с этой страной, и что они тогда уже были знакомы с 22 деревнями Айно. Предполагалось, что эта земля отделена от Сантана 348 и Манчу 349 высокой горной цепью, и утверждалось, что быстрый поток, скалы и мели в проливе между Йезо и Крафто делают плавание туда очень опасным. Остров Сагалиен указан на карте Сивеи, как раз напротив устья Амура, так же, как этот остров изображался на китайских картах. На вышеупомянутой карте Фукуци Кенсок Крафто уже обозначен как остров, и проложен курс от Соя до Сирануси 350. Крафто стал известен японцам только после августа 1785 года, когда Могами Токнаи переправился из Соя с японским торговым судном в Сирануси, недалеко от мыса Крильон, и с тех пор его посещали купцы под контролем правительства.

Обогнув мыс Анива (21 июля), Фрис взял курс на север, затем на северо-запад и далее на NWtW, и «вскоре после на W-NW чтобы попытаться повернуть на запад; была плохая вода. По расчетам в полдень прошли на NW1/2W 11 миль, следовательно, были на широте 46°28'. Около 4 часов пополудни увидели берег Йезо, и там был крутой поднимающийся мыс, с низкой сушей, простирающейся на север, напоминающей голову тунца: дали этому пункту название мыс Тунца или Тунцовый (Tonyn's (Tunny)) 351. Означенный мыс находится на удалении 1 мили на З-ЮЗ от нас. Прошли с полудня 5 миль на северо-запад; по промерам дно на 44 саженях, плотная глина, а вскоре после — на 58 саженях». В это время Фрис находился на восточном побережье Крафто. От мыса Анива, который является как бы оконечностью языка суши, образованного высокой горной цепью, восточное побережье характеризуется четырьмя мысами, из которых самый южный и самый маленький назван Цисинодзе (Tsisinoje) 352 на карте Токнаи, следующий, побольше, Хонтоб (Hontob) (Мыс Левенорн — Lowenorn, Крузенштерн) 353, затем снова небольшой выступающий мыс Нитеози (Niteosi) 354 и большой [мыс], с оконечностью, простирающейся к северу, южный край которого носит имя Водзакутси (Wojakutsi), а северная — Адзеруб (Ajerub) 355. Фон Крузенштерн дал северной оконечности имя мыс Тонин (Tonyn) 356 и определил его географическое положение на 46°50' северной широты и 143°83' в.д., а также мыса Левенорн на 46°23'10" северной широты и 143°40 20" восточной долготы. Этот мыс представляет собой крутую выступающую скалу, отличающуюся по форме от других скал и отличающуюся от них своим желтым цветом. Судя по карте Янссона и карте «Гедене Онтдекингхе» («Gedaene Ontdeckinghe» в «Atlas von Land — und Seekarten», N°. 11, D), мыс Тонин должен лежать южнее, а его оконечностью должен быть мыс Хонтоб (мыс Левенорн (Lowenorn)) 357. Если, взять широту по состоянию на 23 июля, на борту «Кастрикума», 46°28' с.ш., прибавляя пять миль по курсу З-СЗ, и расстояние от мыса Тонин в 1 милю на З-ЮЗ, — этот мыс будет тогда на 46°47' северной широты и, следовательно, на 24' далее к северу, чем мыс Левенорн и на 3' далее к югу, чем мыс Тонин, Крузенштерна. На карте Крафто фон Зибольда (Атлас, N°. 3) он дал название мысу Тонин для южной оконечности Водзакутси, которая лежит примерно на 6' или 8' далее к югу, чем мыс Тонин фон Крузенштерна.

Низкая суша «в 8 или 4 милях к северу от мыса Тонин», несомненно, является заливом, который простирается в северо-западном направлении от Адзеруб (м. Тонин, Крузенштерна) до Нотсуитоко (Notsuitoko) (м. Сенявин, Крузенштерна) и назван Крузенштерном заливом Мордвинова 358. Фон Зибольд сообщал, что японские путешественники познакомили всех с этим заливом, и мы видим там глубокий ручей и большое озеро Омуто 359, впадающее в море по реке и открывающее сообщение с заливом Анива посредством другой реки и трех меньших озер к югу, Тсисикусито (Tsisikusito), Хотома (Hotoma) и Тофутс (Tofuts) 360. Это сообщение очень полезно для жителей всего восточного побережья Крафто до Bocht Patientie 361, потому что они освобождены от необходимости обходить мыс Анива своими малыми судами, когда они хотят отправиться туда для торговли. (Сравните Atlas, N°. 3.). 24 июля «Мы продолжили наш курс на С-СЗ. В полдень, по расчетам, мы прошли N1/2W 15 миль и, следовательно, должны быть на широте 47°27', но оказались на широте 47°49', так что течение унесло нас примерно на 3 мили дальше к северу, чем мы предполагали. А потом суша лежала на SWtW в 5 милях, а к западу в 6 милях от нас. На NW1/2W виднелась высокая гора с острой вершиной; мы дали ей имя Tepelberch 362, и она была на расстоянии 10 или 11 миль от нас. Можно было видеть сушу на NWtN, которая, казалось, тянется еще дальше на север. По замерам глубина 55 саженей, дно плотная глина (steekgront)».

Согласно этим наблюдениям и рекогносцировкам, мореплаватели находились между мысом Сенявин (Seniavin) 363 и мысом Мулоффский (Muloffsky) 364 Крузенштерна, которые на карте Токнаи носят названия Нотсуитоко (Notsuitoko) и Сёдзункотан (Sjojunkotan), причем координаты первого из них фон Крузенштерн установил на 47°16'30" северной широты 143° восточной долготы, а последнего на 47°57'40" с. ш. и 142°44' в.д. Примерно посередине этого отрезка побережья суша более низкая, обрывается к западу и образует залив, где самая большая река восточного побережья, Найфутс (Naifuts) 365, впадает в море, в то время как горная цепь, протянувшаяся с юго-запада на северо-восток, навела фон Крузенштерна на предположение, что там был проход, — это горный хребет, через долины которого протекает эта река. Гора, которую Кун назвал Тепельберх (Tepelberch), вероятно, та же самая, что на всех других картах Фриса называется Шпенберг (Speenberg). Фон Зибольд считал, что Шпенберг — это Нивадземеси (Niwajemesi) на правом берегу Найфутс. Фон Крузенштерн, который описывает её как высокую округлую гору и помещает её на 47°33' северной широты и 142°20' в.д., думает, что это может быть пик Бернизель (Bernizel) 366, замеченный Лаперузом на западном побережье, который, по словам Лаперуза, находится на 47°25' северной широты и 142°21'20" восточной долготы. Так как в дневнике расстояние до горы Тепельберх (Шпенберг) 367 указано в 10 или 11 миль, то это не может быть гора на восточном побережье, так как Крафто здесь (на широте 471/2° N) имеет ширину не более 30 английских миль.

На японских картах есть две особенно характерные горы — уже упомянутые Нивадземеси 368 и Токитаё (Tokitae). Не исключено, что первая — это круглая гора, которую фон Крузенштерн увидел, обогнув мыс Тонин (Tonyn — Ajerub), а вторая — та, о которой говорится в дневнике (24 июля в полдень): «На WtN мы видели несколько гор, у которых были вершины, похожие на плоские башни». Токитаё (Tokitae) 369, которая характеризуется двумя вершинами конической формы, находится примерно на 47°50' северной широты, как раз в бухте к югу мыса Мулоффского, где берег начинает простираться на NtE. На северо-западном побережье Крафто, вероятно, можно увидеть с восточной стороны конические горы Райтсиска 37 (Raitsiska), Дзесидзаран 371 (Jesijaran) (у Лаперуза dEftaing.- прим. автора) и Ридзонаи 372 (Rijonai). Первая из них была названа Лаперузом пик де Ламанон (Pic de Lamanon) и расположена на 48°45' северной широты и 141°56' восточной долготы, а последняя, пик де Монгез (Pic de Mongez), около 38' далее к северу. В этих морях низменность часто покрыта густым туманом, позволяющим видеть только самые высокие горные вершины, которые должны служить ориентирами.

Однако, прежде чем покинуть это побережье и войти в «большой залив Йезо» 373, который открывался для наших мореплавателей с С-СЗ на В-ЮВ, мы не можем не отметить, что Фрис заметил там течение, которое за 24 часа снесло его на 3 мили к северу. Нужно отметить и тот факт, что для фон Крузенштерна, когда он был у мыса Мулоффски, суша имела гораздо более приятный вид, чем более южные районы Крафто и Йезо. Хотя положение этой суши к востоку и её укрытость к западу и северо-западу и, включительно, к северо-востоку высокими горными цепями могут внести большой вклад в создание более мягкого климата, мы не должны забывать, что вода, текущая на север из более теплых областей — ветви вышеупомянутого Японского течения (Japanese stream) — оказывает столь же благоприятное влияние на этот берег, который он омывает, как и теплые струи атлантического Гольфстрима, которые проникают на север. Предполагается, что постоянные туманы, преобладающие в этих областях, вызваны дисбалансом между температурой морской воды и воздуха и продолжаются большую часть лета.

На расчетной широте 48°25' N, там, где Фрис видел бухту, ограниченную возвышенностью от З-ЮЗ до СВ, на WtN1/2N, на расстоянии 8 или 9 миль находился «высокий мыс, похожий на остров, который был довольно зазубрен на вершине и выглядел как пила». Эта оконечность, скорее всего, представляет собой мыс, образованный горным хребтом, который тянется с севера на юг, спускается к берегу моря и кажется совершенно изолированным и обозначенным на японских картах как Ури (Uri). Фон Крузенштерн назвал его мысом Далримпль 374 (Dalrymple) и поместил на 48°21' с.ш. и 142°50' в.д. Побережье, которое простирается от мыса Мулоффски на NtE, принимает северное направление от мыса Далримпль. Так как с 25 по 26 июля Фрис следовал курсом С-СВ, то он не мог отчетливо видеть Мыс Соймонов (Soimonoff) 375, высокий мыс, протянувшийся далеко к востоку, который можно было легко принять за остров. Земля, однако, которая была замечена в полдень 26 июля, в 6,5 милях к западу, когда Фрис был на широте 48°56', не может быть ничем иным, как этим мысом, который, по наблюдениям фон Крузенштерна, лежит на 48°52'30" с.ш. и 143°1'30" в.д.

От этого мыса побережье снова тянется к западу и образует залив, который на картах Янссона и «Gedaene Ontdeckinghe» назван Залив Святого Якова 376 (Bocht van Sainct-Jacob), однако в журнале он не упоминается. Великая река Боронай (Boronai) (ныне — р. Поронай. — прим. автора), которая проистекает из озера Санаи (Sanai) 377, затем формирует бассейн в центре самой широкой части Крафто на широте около 501/2°, окруженный высокими заснеженными горами 378, устремляется к северо-западной стороне этого залива в дельтовидное устье и питает два озера 379, которые широко раскинулись справа и слева; именно это и протяженное её русло издалека кажется глубокой бухтой. Устье этой реки было видно с борта «Кастрикума». Фон Крузенштерн более внимательно осмотрел устье этой реки: «Wir entdeckten zwei Muntdungen 380, von welchen die nordliche, welche auch die grosste war, in N. W. 72° lag. Die Mundung dieses Flusses, welche ich die Newa nannte, ist uber eine halbe Meile (English) breit. Sie liegt in 49° 14' 40' N. Br. und 143° 2' O. L.» 381. — «Мы открыли два устья 382, из которых северное, которое было также более крупным лежало по азимуту СЗ 72°. Устье этой реки, которую я назвал Невой, имеет ширину более полумили (английской). Оно расположено на 49°14'40' с. ш. и 143°2' в.д.».

Во второй половине дня 26 июля, отплыв 3 1/2 мили на EtS, Фрис встал на якорь в 6 часов на глубине 18 саженей, дно — жесткая глина (steekgrond), смешанная с небольшими камнями. Он находился примерно в полутора километрах от берега, на 48°54'. «Видели мыс, за которым не было видно суши, как маленький остров на SEtE в 5 милях от нас, и остров, который лежал на S-SE в 4 милях от нас. Суша от этого мыса простирается на северо-запад, насколько хватает глаз». Эта точка называлась мыс Патьенте (Patientie) 383, а остров Роббен (Robben) (тюлень). Фон Крузенштерн также, обойдя бухту на небольшом расстоянии, бросил якорь на восточной стороне, на глубине 11 саженей, дно — глина. На его карте (Атлас N°. LXXIII) якорное место 384 Надежды расположено на 49°11' с. ш. и 142°10' в.д.; следовательно, в 17' севернее и в 8' западнее, чем у «Кастрикума». По его наблюдениям, северная граница залива находится на 49°19' северной широты, в то время как, согласно определению стоянки Фриса, которая находилась в полутора милях от северного берега, она составляла 49°, и согласно карте Янссона она лежит на 49°15' северной широты. Из рекогносцировки, предпринятой на следующий день под командованием штурмана Янса Куна, выяснилось, что перешеек, простирающийся до мыса Патьенте, не шире мили, что с восточного берега слышен рев моря и видно его с высоты; можно было также ясно различить большое внутреннее озеро Тарайка (Taraika) 385, которое на карте Токнаи вдается глубоко в сушу, на заднем плане залива. Он также нашел жилища Айну вдоль северо-западного берега и посетил некоторые из них.

Отсюда мы можем заключить, что «Кастрикум» стоял на якоре гораздо южнее и восточнее, чем «Надежда», с которой лейтенант Ратманов обследовал северное побережье на лодке и обнаружил устье реки шириной в 15 саженей, глубиной в 7 футов, полное рыбы, по которой он поднялся примерно на 5 английских миль. Это река, которая берет свое начало в высокогорной цепи, простирающейся от 50 до 50 1/2 шир., является, после Боронай, самым большой из тех, которые впадают в залив. На карте Токнаи устье расположено между айнскими деревнями Нокоро (Nokoro) и Нификтои (Nifiktoi). Кун подумал, что это прекрасная страна, хотя на берегу еще лежал большой слой снега, а Ратманов нашел сушу частично грязной, частично покрытой жирной черной почвой. В конце мая во многих местах еще виднелся снег, и деревья едва начали распускаться. Русские нигде не видели никаких следов населения, кроме нескольких айнов, которые бежали от них. Напротив, голландцы нашли жилища, захоронения и гостеприимных жителей, с которыми они поддерживали дружеские отношения и которых они считали представителями той же расы, что и жители юга Йезо. Возможно, что население этой части Крафто сократилось за 170 лет, но на карте Токнаи 1786 года 96 населенных пунктов отмечены по названию, от западного устья Боронай, вокруг озера Тарайка до мыса Патьенте. Однако, в основном это кочевые племена, занимающиеся охотой и рыбной ловлей, которые обычно прибывают на побережье и в устья рек только с июня, чтобы собрать там запасы рыбы на долгую зиму.

Мыс Патьенте расположен фон Крузенштерном на 48°52' северной широты и 114°46'15" в.д. Согласно наблюдениям Фриса, он должен быть помещен примерно на 48°34'; на карте Янссона он расположен на 48°23', а на других картах — еще южнее. Этот мыс представляет собой низкий мыс, образованный двойным холмом и тянущимся к северу длинным плоским языком земли (перешейком), как это ясно показано на картах Фриса. К SWtS 26 июля с якорной стоянки Фриса в этом заливе, на расстоянии 5 миль, на Ю-ЮВ был замечен небольшой остров, а 28 июля он был обследован более тщательно. «Затем в качестве начальника, помощник Рулоф Зивертс, направился с лодкой на упомянутый остров, чтобы посетить его. Прибыв туда, мы обнаружили остров, окруженный затонувшими скалами, которые простирались в море на милю. Этот риф простирается от острова на север, до основной суши, а также по своей удлиненности на юг, в море, но имеет много выступающих рифов. На С-СВ рифа имеется также мыс, на котором находится еще одна большая скала или маленький остров. Эти рифы, кажется, тянутся почти до самой земли, хотя там, возможно, есть узкий проход. Кроме того, он тысячами наблюдал тюленей на скалах и в воде и нашел на острове две небольшие хижины с очагами. Мы дали ему название Тюлений (Robben (Seal)) остров».

Великий русский мореплаватель фон Крузенштерн писал: «Wir sahen in einer Entfernung von hochstens 3 bis 4 Meilen (Engl.) das gefahrliche Felsenriff, welches das Robben Eyland umgiebt. Es erstreckte sich von N. N. W. 1/2 W. bis N. O. Die Wellen brachen sich heftig. Ueberall im Norden sahen wir ein grosses Eisfeld, unter welchem wahrscheinlich die Klippen fortgingen , die wohl auch das weitere Treiben des Eises in dieser Richtung aufhielten. Einzelne Brundungen konnte man nach Osten zu, so weit das Auge reichte wahrnehmen «Die Nordost spitse liegt nach unsern Beobachtungen in 48°36' der Breite und 144° 33' der Lange, und derjenige Theil, den man fur die Sudwest Spitse ansehen kann, in 48° 28' und 144° 10', so dass der ganze Umfang des Riffs gegen 35 engl. Meilen ausmacht»«На расстоянии не более трех-четырех миль мы увидели опасный каменистый риф, окружающий Тюлений остров, который простирался с С-СЗ1/2З до северо-восточного побережья. Волны яростно разбивались об него, и мы видели повсюду на севере большое ледяное поле, под которое, вероятно, уходили скалы, что, вероятно, также остановило дальнейший дрейф льда в этом направлении. Отдельные обломки (льдин) можно было наблюдать на востоке, насколько хватало глаз. Северо-восточная коса лежит в соответствии с нашими наблюдениями на 48°36' с.ш. и 144°33' в.д. и та часть юго-западной косы, которую можно увидеть, на 48°28' и 144°10', так что вся окружность рифа составляет около 35 английских миль (Von Krusenstern, Reise um die Welt, Th. II, p. 98, 99)». На карте Янсона северо-восточный мыс рифа находится на 47°25' северной широты, а юго-западный на 47°8'. Небольшой остров на карте «Gedaene Ontdeckinghe» также лежит много южнее; на «Gedaene Coursen», однако его середина расположена примерно на 48°12' 386.

Согласно наблюдениям, сделанным на якорной стоянке Фриса, остров Роббен должен быть расположен на 48°31', что почти совпадает с тем, что получил фон Крузенштерн. Токнаи на своей карте называет остров Роббен — Вотамо Сири (Wotamo siri), а мыс Патьенте — Фумонотс (Fumonots). На борту «Кастрикума», промеры глубин составляли в основном от 60 до 34 саженей, дно — глина, вплоть до параллели острова Роббен, и дальше в заливе на расстоянии 1 1/2 мили от берега, они замеряли 18 саженей, дно — глина, смешанная с небольшими камнями. На борту «Надежды», которая иногда подходила к берегу на более близкое расстояние, а затем снова отходила, они получали от 95 до 20 саженей, дно — глина, а на северном краю бухты Патьенте (Bocht Patientie) — от 9 до 4 саженей на небольшом расстоянии. В миле к СЗ от острова Роббен Коэн обнаружил глубину в 35 саженей, дно — глина, на мелководье до 16 саженей, дно — ракушка и галька, а в 2 милях на StE1/2E от него — 10 саженей, грунт ракушечный. К востоку от мыса Патьенте глубины быстро увеличиваются до 80 и 95 саженей, — более-менее постепенно к северу, где на расстоянии 9 миль были замеры в 75 саженей, дно — глина.

Фон Крузенштерн, мало доверявший своим компасам, дает среднее отклонение на второй якорной стоянке (49°13' 53" с.ш. и 143°48'30" в.д.) в 0°38' к востоку. На борту «Кастрикума» оно было вычислено на 48°26' с.ш. 7°30' к В и «de compassen op 9° oostering gelegt» — «по компасам на 9° восточной долготы». 3 августа, при расчете широты 48°8 1/2' «Так как назначенное время, согласно указаниям генералов и советников Индии, истекло, было решено, что мы сделаем все возможное, чтобы снова войти в Южное море.; отсюда нужно было идти к проливу Фриса». Таким образом, мыс Патьенте получил второе название — Caep Keer Weer — Кэйп Кир Вир, или мыс Тёрн Эгейн — Возвращения (Turn Again) 387. Фрис приказал возвращаться домой.

5 августа «Кастрикум» был в проливе, имени их командора, с 16 августа по 1 сентября пребывал в бухте Гуде-хуп, подтверждая первоначальные наблюдения. Наконец, стоит упомянуть день, когда «Кастрикум» под командованием командора Мартена Герритсена Фриса благополучно прибыл в гавань Тайюань на Формозе, и повторим возгласы радости и благодарности, которыми заканчивается Дневник: «Пришли — 18 ноября 1643 года — отдали якорь на глубине 10 саженей, за что мы не можем не возблагодарить Всемогущего Бога, что он так милостиво сохранил нас во время этого опасного путешествия и доставил нас сюда в безопасности на Тайюань. Честь и слава ему, Аминь!»

В заключение фон Зибольд отметил, что целью его «Разъяснений…» было дать навигаторам некоторые полезные советы и замечания для расширения географии и искусства навигации в этих водах и закончил так: «Я написал это с главной целью передать его в руки офицеров Королевского Флота, людей, украшенных талантами и опытом и более чем когда-либо вдохновленных духом наших голландских мореплавателей XVII-го века и, особенно, из тех, кто теперь связан с Японией, кому доверена не только задача передачи научных знаний любознательному народу этой империи, но кому доверена особая задача — заложить там основы флота на европейских принципах и, прежде всего, открыть Японии мир, ее кораблям плавание по Великому океану, а для ее народа — всемирную торговлю. Если нидерландское влияние и доверие смогли устранить скалы предрассудков и подозрений правительства, которое на протяжении веков следовало системе исключения в качестве основы для сохранения мира и свободы, не по капризу, а по необходимости; если голландцы по рождению или люди с другими языками, привязанные к Нидерландам и натурализовавшиеся после многих лет верной службы — если такие люди с 1641 года умели, как бы втайне поддерживать в своей тюрьме на изолированном острове Десима (Decima) просветительный огонь науки — то какие же ожидания мы не можем теперь питать, когда нидерландским представителям европейской науки в Японии дозволено открыто и беспрепятственно показывать факел цивилизации и посредством наставления японцев, обучать и себя в отношении японских дел и науки; и там, где им представляется наилучшая возможность, под голландским и японским флагом, объединяясь, исследовать и расширять новыми наблюдениями и открытиями обширную область географии и гидрографии, за которой иностранец до недавнего времени мог только тайно следить».

Воистину, достойные слова! Также фон Зибольд отмечал, что самый длинный остров в мире согласно статье II договора Симодского трактата 388, заключенного между Россией и Японией, объявлен нейтральным и, таким образом, с этого момента не только открытым для торговли всего мира, но и предназначенным к колонизации посредством нового заселения. Здесь добавим, что не то, чтобы уж совсем нейтральным, а неразделенным между Россией и Японией. Об открытиее для торговли всего мира в трактате речь также не шла. Просто, фон Зибольд как истинный идеалист века XIX, желал этого всей душой.


Комментарии

326. Остров Пико.

327. Безусловно, пролив, получивший имя Лаперуза был известен японцам достаточно давно. На карте владений клана Мацумаэ 1644 года, составленной на основе отчета Хиранори Мураками, Сахалин уже фигурировал в качестве острова, хотя контура его были весьма приблизительными, а размеры незначительны. На российских картах Шантарские острова, Сахалин, Курилы и проливы меду ними впервые вместе показаны на рукописных картах Дальнего Востока из «Атласа Всероссийской империи: Собрание карт И. К. Кирилова» за номером 37 (1720) и 38 (без даты). Ту же ситуацию мы можем видеть на «Генеральной карте России» И. К. Кирилова 1734 г. и «Карте Морской академии» 1746 г., составленной под руководством А. И. Чирикова. Уже доказано, что при их составлении использовались данные с китайских карт императора Кан-Си. Во Францию эти сведения попали через Жозефа Николя Делиля и были отражены на «Генеральной карте открытий генерала де Фонте» (1752). Так что ко времени своего плавания (1785 г.) Лаперуз о проливе, конечно же, знал. Вероятно, первыми исследователями пролива были А. Шельтинг, В. Ртищев и М. Гвоздев, которые в 1742 г. были отправлены М. Шпанбергом для продолжения описи берегов от р. Уды до устья Амура, когда корабли экспедиции М. Шпанберга на обратном пути из третьего плавания к Японии собрались у первых Курильских островов. А. Шельтинг отправился 24 июля 1742 г. на дубель-шлюпке «Надежда» с штурманом В. Ртищевым и геодезистом М. С. Гвоздевым, а 1 августа оп подошел к восточному берегу Сахалина на широте 50°10’ и следовал вдоль него к югу до 45°34' (пролив Лаперуза) при постоянных противных ветрах и туманах, редко видя берег. 17 августа экспедиция повернула обратно и к 10 сентября была в Охотске. По словам А. Шельтинга, плавая у Сахалина, он побывал и у устья Амура, но видеть его не мог из-за тумана (Дивин, 1956, стр. 35). По отзывам позднейших исследователей, эти съемки производились поверхностно (Соколов, 1851в, стр. 422; Тебеньков, 1852, стр. 142). Ссылки в работе В.И. Грекова Очерки из истории русских географических исследований в 1725-1765 гг. М.: Изд-во АН СССР, 1960.

328. Пролив Лаперуза Фрис не увидел из-за тумана, хотя и вошел в него. С этого момента можно считать, что команда Фриса приступила к изучению Сахалина.

329. Поскольку в дневнике упомянуто, что «мы … не знали, в судоходном ли мы проливе или в заливе», фон Зибольд полагал, что это все-таки был мыс. Крильон. Хотя, у автора остались сомнения в том, что такой опытный моряк как Фрис, наверняка по всем признакам почувствовал бы пролив, даже не видя его в тумане. На наш взгляд, остается некоторая вероятность, что он понимал, под описанным им мысом, мыс Анастасии.

330. М.б. от нид. «Blijde» — радостный. Лоцiя Сbверо-западной части Восточнаго океана, Часть II-я, с. 173: «В 4-х милях к северу от мыса, за перешейком, находится заметный холм (в виде угла), поднимающийся круто от морского берега, поспускающийся отлого к мысу и достигающий на северной стороне высоты 1025 ф. Далее к NO-ту от холма, вдоль берега тянется хребет гор, высотою 800-1200 ф., между которыми есть гора, похожая на сахарную голову…». Поскольку, Blydeberg «выходит на мыс» и его высота в пересчете около 312 м, это вероятнее всего — г. Сторожевая (335 м). С моря она действительно похожа на сахарную голову. Для отождествления вершин нами использовалась программа «Peak6sor».

331. Хребет гор, тянущийся к NO-ту — Poortlandt – Южно-Камышовый хребет.

332. Ошибка в тексте у фон Зибольда. На самом деле на карте Лаперуза №46 из Атласа путешествия не «Bernicel», а «Bernizet» — г. Бернизет – 573,4 м.

333. Zalmbaai — искаженное «Salm Baey» Фриса – «Залив Лосося» или «Лососевый Залив». Так Фрис назвал северную часть залива Анива.

334. Что касается Окосё, глядя на карту фон Зибольда «Die Insel Krafto…» можно предположить, что имеется в виду господствующая высота в этом районе — г. Майорская (отм. 1023) или г. Высокая (1023м) (или обе вкупе).

335. фон Зибольд отождествляет Шпенберг и Нивадземеси (Nibajemisi). По Peak6sor это может быть гора Чехова (1045 м) или г. Пушкинская (1047 м). Мы склоняемся к последнему.

336. По положению могутт быть гг. Корнелия (отм. 544) и Крузенштерна (отм. 670) в Тонино-Анивском хребте.

337. На карте Сахалина 1885 г. — Серетоку.

338. Тот, кто видел мыс Анива, помнит, что оконечность мыса, на которой стоит маяк, представляет собой скалу, похожую на отдельный островок и соединенную с мысом низким, заливаемым водой каменистым штрандом – абразивным берегом, сложенным коренными породами.

339. Скала Сивучья и др.

340. Западный берег залива Анива.

341. Залив Анива.

342. Ныне г. Корсаков.

343. Бухта Лососей. Ранее, например, на карте Сахалина 1885 г. — Губа Лососей.

344. Бухта Тофутс — залив Буссе она же бухта Буссе, мыс Тофутс, вероятно южный входной мыс лагуны Буссе.

345. Мыс Томари-Анива.

346. Вероятно, одиночная скала в районе мыса Грина, между устьями рр. Игривой и Островной.

347. В его вышеупомянутой работе «San-kok-tsu-ran-dsu-ki».

348. Сантан — это старинное название для народов, населяющих бассейн р. Амур — ульчи, нивхов и других.

349. Манчжурия.

350. Сирануси. По сообщению Сергея Вячеславовича Горбунова, одного из старейших сахалинских археологов крепость располагалась примерно в 2,7 км севернее южной оконечности мыса Крильон. По его мнению, это крепость чжурчженьская XI-XIII века. Чжурчжени, в свою очередь, были на службе у монголов. Археологи считают, что Сирануси это конечная станция «Великого шелкового пути». Максимально южная точка, до которой доходили сантаны, которые занимались «сантан-торговлей».

351. На карте Сахалина 1885 года — мыс Тонинъ, современное название мыс Свободный.

352. Мыс Евстафия.

353. То ли мыс Менапуцы, то ли мыс Левенорн, то ли мысы Менапуцы и Левенорна вкупе.

354. Мыс Веселый.

355. Мыс Свободный.

356. Мыс Свободный.

357. То ли мыс Менапуцы, то ли мыс Левенорн, то ли, что скорее всего, мысы Менапуцы и Левенорна вкупе.

358. Сохранил название залив Мордвинова, данное Крузенштерном. Расположен к северу от озера Тунайча.

359. Озеро Тунайча.

360. Озера Большое и Малое Чибисанские, озера Большое и Малое Вавайские и озера Буссе и Выселковое. Поскольку все перечисленные озера двойные они были охарактеризованы японскими картографами, как три.

361. Залив Терпения.

362. Вероятно, то же, что и Шпенберг. См. ниже.

363. Сохранил название мыс Сенявина.

364. Мыс Муловского.

365. Река Найба, на дореволюционных картах — Найбучи.

366. На карте Лаперуза — Bernizet. Бернизет — гора, расположенная вблизи села Яблочное (Садовники) Холмского района Сахалинской области. Ее высота — 573,4 м. Это самая высокая точка Холмского района, популярная у туристов.

367. Вероятно, г. Спамберг в верховьях р. Найбы (отм. 1021).

368. Вероятно, г. Пушкинская (1047 м).

369. М.б. Токитаё это г. Черкес (отм. 578 м), которая характеризуется двумя вершинами.

370. Райтсиска или де Ламанон — г. Ичара (отм. 1022 м) в горах Ламанон.

371. Дзесидзаран, у Лаперуза — dEftaingг. Орлова (отм. 867 м).

372. Ридзонаи или де Монгез – вероятно, г. Свободная (отм. 727 м).

373. Залив Терпения.

374. Ури или Дальримпль — на карте 1885 — Дихрюмпело, ныне мыс Дальримпля.

375. Мыс Соймонова (на карте 1885 г. м. Нонету). Однако смущают слова фон Зибольда: «протягивается далеко к востоку, который можно было легко принять за остров». Мыс не выглядит таким образом. Здесь какая-то ошибка.

376. Вероятно, часть залива Терпения в районе устья р. Поронай, вблизи рейда Поронайска.

377. М.б. имеются ввиду заболоченные верховья р. Поронай.

378. Вероятно Urunsiri.

379. Относительно нынешнего устья р. Поронай, слева, т.е. северо-восточнее, крупное озеро Невское, справа крупных озер нет.

380. Или в другом написании- Mundungen.

381. Со ссылкой на Крузенштерна (Von Krusenstern, Reise um die Welt, Th. II, p. 95), фон Зибольд отмечает: «Примечательно, что полвека спустя эта река была впервые обнаружена в пределах Крафто и описана русским путешественником доктором Л. Шренком. После того, как доктор покинул континент (Нижний Амур) 30 января 1856 года, он прошел вдоль западного побережья Крафто до залива Де ла Жонкьер, по Лаперузу (на широте 50о54'N и долготе 142°10'E), где к северу от мыса Дуи (Итои, по Токнаи) обитает народ Гиляков, и который является северной границей Айну. 8 февраля, недалеко от деревни Аркей (Arkei) (Ар'кой (Ar'koi), по Токнаи) он пошел в диагональном направлении через остров к его востоному побережью, которое омывается великим океаном. По сведениям туземцев, ему предстояло пересечь три горные цепи, пока он не достигнет реки Пим (Pym). Это тот самый Боронай (Boronai), которому фон Крузенштерн дал имя Нева (Newa). Пим (Pym), который протекает через множество селений Гиляков от истока до устья (в районе залива Патиенти — Bay Patientie), Шренк называет артерией острова. Эта река имеет быстрое течение, так что она напоминает горный поток, верхнее течение никогда не замерзает, несмотря на сильные холода, во время которых температура иногда опускается ниже точки, в которой замерзает ртуть. Воды здесь чрезвычайно богаты рыбой и, иногда, осенью лососем, среди разновидностей которого salmo lagocephalus (кета), как и в Амуре, находится в наибольшем количестве. Большинство Гиляков обеспечивает её легкую жизнь для себя и своих собак в течение долгой зимы. Из-за этого также каждую зиму в долину Пима приходят многие соседние племена, такие как: Айну из залива Патиенти с японскими товарами; Ороки (Ороцко, по Токнаи) с мехами, добытыми на охоте; Гиляки с обоих берегов, с тюленьими шкурами и мясом, вместе с некоторыми племенами с континента, такими как Мангуны с Амура (Мауко, по Ринзо), с манджурскими и русскими продуктами, которые приходят к Пиму — Гилякам, отчасти для того, чтобы обеспечить себя рыбой и юкколой (рыбой), отчасти ради иностранных товаров, доставляемых туда со всех краев. После того, как он по реке вышел к восточному побережью (бухта Патиенти), температура 18 февраля в 7 часов утра упала до — 42° R., а на следующее утро до — 31° R. «такой чрезмерный холод, говорит доктор Шренк, заставляет нас предположить, что внутренняя часть острова имеет климат, более похожий на климат континента, чем можно было бы ожидать от острова».- Это также подтверждается характером растительности. В верхней части долины Пим, можно видеть ель (саянскую) (Abies jezoensis ?), в то время как лиственница (Larix leptostachys) на морском побережье вытесняет все остальные деревья. Здесь нет ни благородных оленей, ни антилоп, но есть мускусные (Likonkamui, на языке Айну) и северные олени. Кроме того, на Крафто до сих пор существует племя оленеводов — Тунгусов, в то время как Тунгусы на Амуре давно отказались от разведения северного оленя. 20 февраля Шренк добрался до восточного побережья острова и вернулся той же дорогой). (Bulletin de la Classe Physico-mathematique de l'Academie Imperiale des Sciences de St. Petersbourg, Tome XIV. 1856.).

382. Вероятно устье Таранки (северо-восточное) и Поронай — юго-западное.

383. Мыс Терпения.

384. (Anchoring place, anchorage) —место, в котором отдан якорь корабля (судна). Рекомендованные якорные места обозначаются на навигационных картах.

385. Озеро Невское.

386. Вероятно, этот небольшой остров, судя по положению, и есть настоящий остров Тюлений.

387. Вопрос, что считать мысом Патьенте или Терпения в понимании Зибольда и Фриса — мыс Георгия или нынешний мыс Терпения, не такой простой. Во всех описаниях, рядом с ним — риф, который имеется у мыса Георгия. Судя по снимкам Google Earth этот мыс в значительной степени намывной, скорее всего на северо-восточную часть рифа. На всех картах времен Зибольда мыс Патьенте цельный не раздвается, как мы видим в современной ситуации (на мысы Георгия и Терпения). В то же время по описанию «низкий мыс, образованный двойным холмом и тянущимся к северу длинным плоским языком земли (перешейком)», больше подходит мыс Терпения, там имеется двойной холм — г. Терпения и риф вокруг мыса. По снимку Goofle Earth расстояние от о. Тюлений до м. Терпения 16,7 км (9 англ. миль). По карте 1885 года — 36 верст = 38,4 км (20,7 англ. миль). Глядя на карты Фриса, Лаперуза, Зибольда, обобщившего данные Ринзо и Токнаи, и совсем уже позднюю карту Никитина 1885 г. создается стойкое впечатление, что изображенный на них мыс Терпения находится где-то в районе мыса Попова, т.е. гораздо севернее нынешнего мыса Терпения и гораздо ближе к широте фон Крузенштерна (48°52') или карты Никитина, чем к нынешней (48о 38’ 35”). Отрезок полуострова от бухты Низменной до нынешних мысов Терпения и Георгия на картах предшественников как бы «выпадет» из общей картины.

Есть данные геоморфологов о том, что подрайон полуострова Терпения, находится в стадии интенсивного неотектонического подъема и представляет собой систему низких и средневысотных морских террас, поднятых недавно на разную высоту в виде островов, позднее соединенных песчаными пересыпями, хотя четких временных оценок ими не дается («Геоморфология Сахалина и Курил» http://www.sknc.narod.ru/files/map2.html. 21.02.2021 г. ).

388. 26-го января 1855 года между Его Величеством Императором Всероссийским и Его Величеством Великим Повелителем всей Японии был заключен Трактат о торговле и границах, т.н. «Симодский трактат». Ст. 2 Договора гласила: «Отныне границы между Россией и Японией будут проходить между островами Итурупом и Урупом. Весь остров Итуруп принадлежит Японии, а весь остров Уруп и прочие Курильские острова к северу составляют владение России. Что касается острова Крафто (Сахалина), то он остается неразделенным между Россией и Японией, как было до сего времени».

Текст воспроизведен по изданию: Забытый командор (Книга о Мартене Герритсене де Фрисе ван Харлингене). 2021. Электронная некоммерческая версия

© текст - Бражник А. В. 2021
© сетевая версия - Тhietmar. 2021
© дизайн - Войтехович А. 2001