Судебное дело 1601 г. между дворцовыми крестьянами Шелонской пятины Вышегорского погоста и помещиком В. Г. Скобельцыным.

ЦГАДА, ф. 1209, стлб. 42760, д. 2, лл. 1—7.

/л. 1/ Государю царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии бьют челом и докладывают твои государевы дворцовые крестьяни ис Шелонские пятины ис Порховского уезда Вышегороцского погоста Бориско Михайлов сын Марковской да целовальник Онтонко Огафонов сын Тимонинской и во всех крестьян место Вышегородцкого погоста на сына боярского на Василья на Григорьева сына Скобельцына в том. Преж, государь, сего того Василья Скобельцына племянница его вдова Опросенья Жданова дочь Скобельцына владила по дачи в твоей государеве деревни в Олухове полавиною пашнею, а другая половина пашни лежала в пусте твоей государеве земли и в дворцы. И тот, государь, сын боярской Василей Скобельцын поели племянницы своей живота завладил (в тексте описка — «давладил») он насильством, без дачи племянницы своее половиною деревнею, да и твоею государевою половиною деревнею другою, да и нынеча владиет и по ся миста, а не видаем почему. И на сторону, государь, он ту деревню пахать отдает и отписи им на пахоту дает пахотником. А нынеча, государь, тот же Василей Скобельцын твою государеву деревню Олухово и в приданые дал зятю своему Казарину Турову. [422] А та, государь, деревня стоит в нашем в Вышегоротцком погосте в твоем государеве в дворцовом сели, а преж, государь, сего посли литовские войны имали подмогу ис твоей государеве казны на ту деревню. И как, государь, с той деревни крестьяне розбежалися и ту, государь, подмогу на нас, на твоих государевых дворцовых крестьянех доправили.

Милостивый царь государь и великий князь Борис Федорович всея Руси, покажи милость, пожалуй нас, сирот своих, вели, государь, про ту деревню в писцовых книгах сыскати и ис писцовых, государь, книг вели мам на ту деревню выпись дати в волость, за ким, государь, та деревня в писцовых книгах стоит — за тобою ли, государем, или за тим сыном боярским, чтобы, государь, тот сын боярской твоею государевою деревнею за посмих не владил без дачи, а мы бы, сироты твои государевы, дворцовые крестьянишка от того сына боярского насильства напрасно от него вконец не погибли. Государь, смилуйся. /л. 2/

Государю царю и великому князю Борису Федоровичю всея Руси бьет челом холоп твой (в документе «холоп твой» написано дважды) Шелонские пятины Васюк Злоказов сын Скобельцын. Жалоба, государь, мне на твоих государевых крестьян Вышегороцкого погоста на старосту на Бориска на Михайлова да на целовальника на Онтонка на Огафонова, да на крестьян на Коверю да на Васька на Прибыткова, да на Мишку да на Бушка на Островенских, да на Филипка на Онаньина, да на Офоньку на Михайлова на Филиповских, да на Васька на Опалева, да на Максимка на Гороньского, да на Сеньку на Морозовского в том. Деялось, государь, нынешнего сто девятаго году в Великий пост на шестой недели в среду: приезжали, государь, те крестьяне на мою деревню на Олухово, да вывезли крестьян Трушка Степанова [423] да его детей Куземку да Гришку, да Тараску да Федьку Михайловых детей, да Тараскова сына Гаврилка со всем их животом, да моево хлеба пятиныново десять коробей ржи, десять коробей овса, пять коробей жита, две коробьи пшеницы. И я посылал к ним с ызветом человека своего Ивашка Шишкина о том говорить, и они, государь, его били и грабили, а грабежю взяли: мерин карь, с седлом и с уздою, а цена мерину и седлу и узде пять рублев; да платья сняли однорятку лазореву еренок, да кафтан зелен аглинской, а цена однорятке и кафтану три рубли с четвертью. А хлебу цену и человека моего безчестье — что ты, государь, укажешь. Да те же, государь, крестьяне Вышегороцкого погоста, которые в сей челобитной имяны писаны, вывезли у меня в прошлом в сотом году крестьян моих Прошка з братьею с Тараском да с Федьком, да Ромашка Ерзовкина, и я, холоп твой, бил челом блаженные памяти государю царю и великому князю Федору Ивановичю всея Русии, и государь меня пожаловал, велел мне дать грамоту к Федору Турову и велел тех крестьян отдать. И Федор Туров мне тех крестьян отдал. И после, государь, того те крестьяне вывезли Прошка да Ромашка во сто пятом году и я, холоп твой, бил челом тебе, государю царю и великому князю Борису Федоровичю всея Руси в нынешнем сто в девятом году и грамота, государь, грехом моим осталась на Москве. А ты, государь, меня, холопа, пожаловал, отпустил домой для пожару. А наперед того те крестьяне били челом Володимеру Безобразову, и Володимер был, ту деревню отнял у мене и со крестьяны. И как, государь, Порхов был отписан ко Пскову от Новгорода, и сыскав, государь, псковские дьяки по Володимеровым же книгам Безобразова, что та деревня в порозжих землях, а не в дворце, и дьяки псковские Сулмен Булгаков да Иван Ондреев отдали ту деревню нам и со крестьяны и ввозную дали. [424] Милостивый государь царь и великий князь Борис Федорович всея Ру[сии], покажи милость, пожалуй мне на тех крестьян в том свою государеву грамоту, и вели их дать на поруку, и в Новегороде поставите. Государь царь, смилуйся, пожалуй.

/л. 3/ А о чем государю царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии Порховского уезда села Буреска Вышегородцкого погоста крестьяне — староста Бориско Михайлов Марковской, да целовальник Онтонко Агафонов Тимонинской во всех крестьян место бьют челом — и в писцовых книгах князя Василья Звенигородцкого с товарищи 92-го году тое деревни Олухова не сыскано.

И государю царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии бьют челом староста Бориско с товарыщи, чтоб государь пожаловал, велел им указ учинить. А в писцовых книгах Володимера Безобразова с товарыщи 84-го году написано: в Шелонской пятине в [Вы]шегородцком погосте за детьми боярскими и за помещики, которые осталось деревни за государьскою десятиною и за крестьянскою пашнею Ивановского помесья Назимова деревня Олухово, а в ней 3 дворы: двор Михалко Ульянов, двор Гриша Ульянов да брат его Максимка Ульянов, двор Рошко Ондреев, пашни в поле /л. 4/ пол 2 выти, а в дву потому ж; земля добра, сеетца на выть по 7 чети, сена копна. А во ввозных книгах, какова ввозная грамота дана Василью Скобельцыну в 92-м году августа в 7 день за приписью дияка Ивана Ондреева написано: в Шелонской пятине в Вышегородцком погосте за Васильем за Скобельцыным Иванова поместья Назимова деревня Олухово, на Васильев жеребей 7 чети с осьминою. А в писцовых книгах письма и дозору Григорья Бундова с товарыщи 93-го году написано: в Шелонской пятине в Вышегородцком погосте за Васильем за Злоказовым сыном Скобельцына да за Ждановою дочерью Скобельцына за [425] Офросеньею вопче, что было поместье Ивана Назимова деревня Олухово, а в ней крестьян: двор Прошко Михалев да братья его Тарас[ко] да Фешко, пашни в поле добрые земли полобжи, живущего за перелогом обжа, а в дву потому же, сена копна. /л. 5/ Да во ввозной грамоте, какова ввозная грамота дана Василью Скобельцыну в нынешнем во 109-м году декабря в 28 день, за приписьми дияков Дмитрея Алябьева да Фторово Поздеева написано: в [Вы]шегороцком погосте за Васильем за Скобельцыным Иванова помесья Назимова деревня Олухово, на Васильев жеребей 7 чети с осьминою. А в дозорных книгах подьячего Пятого Киршина 109-го году в Шелонской пятине в Вышегородцком погосте в деревне в Олухнове в порозжих землях не написано (Далее в деле на лл. 6—7 помещен дефектный (без начала и конца) текст царской грамоты, во многом повторяющий сведения приказной справки (лл. 3—5)).