Отписка 1594 г. казачьего головы Б.Хрущева царю Федору Ивановичу о разных делах с жалобой на действия И. Кобякова и сотника М. Спыльного.

ЦГАДА, ф. 141, оп. 1, 1594 г., д. 1

/л. 4/ (в деле листы пронумерованы неправильно). Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всея Руси холоп твой Бориска Хрущов челом бьет. Велел ты, государь, быть на своей государеве службе на Воронежа в сотниках в козаков у меня в приказе Михаилу Спыльному и меня, холопа твоего, Михайла Спыльный не слушаит, напился пьян застрелил ис пищали торгового человеку Коншу Посекина и платье, государь, на нем ис пищали пробил. Да тот же, государь, Михайла Спыльной стоит на подворьи у воронежского козока в Богдана Шерстиного и напившийся пьян тот Михайла дрося в клеть к Богдановой дочери да к снохе и хотел их сильничети. Богдан Шерстяной за тое ему говорил, что он [376] пьян в клеть деретца, и тот, государь, Михайла того козока Богдана Шерстиного жену его бил до полусмерти и голову козаку пробил до крови, и тот, государь, Богдан [с] своею женою пришли ко мне, к холопу твоему, на Михайла Спыльного бить челом кровавы, и я Михайлу за то говорил, и он меня, холопа твоево, и лаел и бесченствовал, и козаком, государь, своей сотни ко мне, холопу твоему, к смотру ходить не велит, а велит, государь, козакам своим и смотру ходить к себе. А бьет, государь, козаков напившись пьян нетрезвый у государева дела. Милостивый государь, смилуйся, вели меня, холопа своего, от того Михайла боронити и свой государь указ учинить. Да збежали, государь, с Воронежа в Данков данковский атаман Иван Балавнев, а с собою с Воронежа збили беломестных /л.3/ Савку Железную Бабу, Демку Юши Попова, Омельянка Кузнеца. И ныне, государь, [они] живут в Донкове, а на твою государеву службу па Воронеже на житье не едут и дворов себе не ставят. А государево динежноя и хлебноя жалованья взяли, о том государь мне холопу твоему как укажишь. А беломестную государь слободу атаманам и козакам отвели, и под двары места раздали и их государь товарищи атаманы и казаки дворы поставили, а иные ставеюто. /л. 5/ Про твое государево городовое дело Ивану Кобякову говорил, что бы пушкари и затинщики возили лес и город рубили. И Иван Кобяков рняся писал к тебе государю на мене холопа твоего ложно. И мне бы холопу твоему по его ложному письму к твоей государевой опале не быти. Да приезжали государь с Резани на Воронеж с твоею государевой грамотой Михайловы люди Кошелева Иванка да Гришка для Михайловых беглых крестьян, и в мене холопа твоего у моем приказе в письменных казаках и у казаков в захребетниках Михайловых беглых крестьян не была ни одного человека. Да писал к тебе государь Иван Кобяков на [377] козака моего приказу на Руданка на Салманова ложно будто ся Руданко Михайловых людей Кошелева, Иванка да Гришу бил. И ко мне к холопу твоему Михайловы люди Кошелева Иванка да Гриша на того Руданка с жалобой не бывали. А писал Иван Кобяков на того козака Руданка рняся тому, что я холоп твой того казака Руданка посылал к тебе государю с отписками к Москве. /л. 6/ А сыскав обарону учинил. И Иван государь Кобяков пятидесятника Оксена Антипина бил и голову пробил до кровии и руку выбил не про твое государева дела, да на него ж государь Иван Кобяков писал ложно... (конец грамоты утрачен).