Список правой грамоты 1501—1505 (или 1510 г.) (дата правой грамоты определяется совместным пребыванием в Новгороде наместников кн. Данила Васильевича Щенятева и кн. Василья Васильевича Шуйского. Это имело место в августе — декабре 1501 г., в 1505 г. и в 1510 г.—см. А. А. Зимин. Список наместников Русского государства I половины 16 века, «Археографический ежегодник за 1960 г.», М., 1962, стр. 33—34. Установление даты правой грамоты определяет и время составления купчей, включенной в ее состав, которая может быть отнесена к 1-й четверти XV в.) суда новгородских наместников кн. Дан. Вас. Щенятева и кн. Вас. Вас. Шуйского.

/л. 77/ Список з грамоты, которую положил перед дияком перед Семейкой Емельяновым Александрова монастыря Свирскаго игумен Деонисей з братьею. А в грамоте пишет.

Сии суд судили Василей Ермолин Харламова да Иван [Брюхов]сын Резанова, став на спорной земли промеж Мандреги реки и Сары, Ширяй Завалишин, да Онтонко, да Гридя, да Климко Васильевы дети своеземцы, да Игнатко да Мина Михайловы дети своеземцы ж, так рек Ширяй Завалишин. Жалоба мне, господине, на Онтона, на Гридю, на Клима, на Игната, на Миню, пашют у меня, господине, землю сильно да пожни косят промеж Мандреги реки и Сары и на Великом острове пожню косят Кондушскую Настасьинской волости, а ставитца на тех пожнях срок воз сена. Запустили, господине, у меня три деревни Кондуские тое деле земли и пожен. А доспело, господине, убытка в тех деревнях денежного доходу на дватцать рублев новгородцкую, а тому, господине, три годы на четвертой. И судьи спросили Онтона и его братьи — отвечайте своему исцу. И Онтон з братьею тако ркли: нам, господине, в той земли половина и в пожнях промеж Мандреги реки и Сары. А на Великом, господине, острове пожня вся наша, а Ширяю в ней участка нет. И судьи спросили Ширяя — почему ты называешь ту землю и пожни и на Великом острове пожню своею. И Ширяй так [486] рек: то, господине, Кондуская земля и пожни промеж Мандреги реки и Сары и на Великом острове пожня Настасьинские волости пожаловал меня государь князь великий со всем по старине, как были Кондуши за Настасьею. А се во, господине, у меня грамота жаловальная. Да шлюсь, господине, на книги, что яз пожалован Кондушами со всеми по старине, что к ней ни потягло. И судьи спросили Ширяя — есть ли у тобя знахори старожильцы, что то земля твоя и пожни. /л. 78/ И Ширяй так рек: есть у меня на то знахори и старожильцы люди добрые Костя Ларев, да Гритька Овсеев, да Иванка Фларев, да Левошка Парфеев, тем то, господине, ведомо, что то земля и пожни и на Великом острове пожня моя Кондуская Настасьинские волости. И судьи спросили Ширяевых старожильцов Кости Ларева и его товарыщев — скажите, брате, в божью правду, чья та земля, гди мы стоим. И Костя [и] его товарищи, тако ркли: Скажем, господине, по крестному целованью, что то земля Настасьинская Ивановы жены Григорьева Кондушская. А я, господине, Костя, и мои товарыщи ту землю пашем, да и пожни косим промеж Мадреги реки и Сары и на Великом остро[ве] пожню косим. А яз, господине, Костя, да Гришка помним по штидесят лет. Иванко яз, господине, помню пятьдесят лет. Илевко яз, господине, помню тритцать лет. А наехали, господине, деды наши и отцы наши, да и мы ту землю до сех мест пашем, а участника, господине, в той земле и в пожнях и до сех мест не было. А при Ширяи, господине, семнатцать лет землю пашем, и пожни косим промеж Мандреги реки и Сары, и на Великом острове пожню косим, а участника ж мы в той земле не видали, и в пожнях и до сех мест. И судьи спросили Онтона и его братьи — почему называете вы в той земли себе половину и в пожнях, гди мы стоим, промеж Мандреги реки и Сары, и на Великом острове пожню зовете своею. [487] И Онтон з братьею тако рек: нам, господине, в той земли половина и в пожнях промеж Мандреги реки и Сары, гди вы стоите, то, господине, перестрада наша. А на Великом острове пожня вся наша, а участка в ней Ширяю нет. А во се, господине, грамота купчая на ту землю деда нашего Михайла и отца нашего Василья. И судьи возрили в грамоту, и в грамоте пишет:

Се купили Михайло Васильев сын и сын его Василей у Савелья у Богданова землю в Пиркиничях в Чимкинском селцы четвертую часть и в Колупове четвертую часть, и в Лахти в Сидорове селе четьвертью часть, и у святого Ильи полосной земли четверть, и на ручью в Лукине сиденьи осьмая часть, а тех сел полевая земля и лешя, и пожни, и по Лишойле, и ловища и в Большом колу в Пиркиничях тритцать сажен участка. А в Приколках в Лахтинских что ловил /л. 79/ Сидор Глухгов — ино во всем том четверть. И на ручью по Лукиным ловищам, и в колах и в озерах— осмая часть. А на Осиновом острове четверть ужища, а на Каноме реки страдомая земля, и пожни, на Клемцове наволоке страдомая земля и пожни, а на Яндебы реки по обе стороны страдомая земля, и пожни, и по лешой лес у Яндебского порога приколки — ино во всем том четверть. А по Мандреги реки страдомая земля и пожни, и по Саре реки страдомая земля, и на Тениньской наволоки пожни, и на Негимжимы реки по обе стороны страдомая земля и лешая, а в тое села и страдомая земля и пожни — осьмая часть. А в Шаменичах в Лявкоринской земли — осьмая часть. А на Пачине селищи — осьмая часть. А с тех сел ходила секира, соха, и коса, и ловища, и тонища, и лучевая вода поездная, и во всей Богданове части половина без вывета. Дал Михайло Васильев сын и сын его Василей Савелью Богданову на тех землях пол третьятцать рублев, да конь в два рубли. Купи себе и своим детем ввеки. А куды [488] владел Богдан и сын его Савелей, — туды владети Михаилу и сыну его Василью и детем ввеки. А на то послуси: Максим Ларивонов, Павел Тимофеев, Иван Федоров, Игнатей Васильев, Иван Онтонов.

И ищея Ширяй так рек: то, господине судьи, у них грамота лживая, а шлюсь, господине, на великого князя книги. И судьи спросили Ширяя: почему ты называешь Онтонову грамоту и его братьи лживой. И Ширяй так рек: владеет, господине, по той грамоте в Чимкиничах, а инде, господине, не владеет. Да ти, господине, земли у них в книгах не написаны, да и пожни, что у него в грамоте написано. И судьи спросили Онтона и его братьи: есть ли у вас на то знахори старожильцы, что вам в той земли и в пожнях половина, промеж Мандреги реки и Сары, и на которой стоим, и на Великом острове пожня ваша. И Онтон з братьею так ркли: есть, господине, у нас на то знахори и старожильцы, /л. 80/ люди добрые Гаврило Иванов, да

Павел Остафьев, да Гриша Павлов. И судьи спросили Онтоновых старожильцов и его братьи — Гаврила Иванова и его товарыщов: скажите в божью правду — чья то земля, где мы стоим. И Гаврило, и его товарыщи так ркли: скажем, господине, по крестному целованью, что в той земли, и в пожнях, промеж Мандреги реки и Сары, гди вы стоите, Онтону и его братьи половина. А на Великом острове пожня вся Онтонова и его братьи, та земля и пожни деда их Михаила и отца их Василья, да их до сих мест. А купил ту землю дед их Михайло и отец их Василей у Савелья у Богданова у Кавсково: Палка помнит деваносто лет, Гаврилко и Грихно помним по осьмидесят лет, и Гриша помнит сорок лет, кое то земля и пожни из старины деда их, да и отца их и до сех мест. И судьи спросили Гаврилка и его товарыщов: знает ли межю, отвести Онтонову от Ширяевы земли. И Гаврилко и его товарыщи тако ркли: меж, [489] господине, не знаем, то земля у [них] вопчая, а межа в ней не бывала истарины. А на том, господине, и крест животворящей целуем, что то земля вопчая. И о сем судьи рклись доложити наместников навгородцких князя Данила Васильевича и князя Василья Васильевича.

Перед наместники навгородцкими, перед князем Данилом Васильевичем, перед князем Васильем Васильевичем, став, судьи Василей Ермолин сын Харламова, да Иван Брюхов сын Резанова список суда своего положили, и обоих исцов, ищею Ширяя Завилишина, и ответчика Онтона Васильева сына и в братьи его место в Гридино, д[а] в Климово Васильевых детей, и в товарыщов его место, в Ыгнатово, да в Минино Михайловых детей, поставили. И князь Данило Васильевич, и князь Василей Васильевич, выслушав судной список, спросили обоих исцов, /л. 81/ ищеи Ширяя, и ответчика Онтона, и братьи его место (в тексте описка: «весто»), в Гридино, да в Климово, и в товарыщев его место в Ыгнатово да в Минино — был ли вам таков суд, как в сем списке написано. И обои исцы сказали, что нас таков суд был, как в сем списки написано. И по тому князь Данило Васильевич, и князь Василей Васильевич велели судьям Василью Харламову да Ивану Резанову обоим исцом, ищеи Ширяю Завалишину и ответчику Онтону и в братьи его место в Гридино, да в Климово, и в товарыщов его место, в Ыгнашово, да в Минино, присудите жеребей, чей ся жеребей вымет — того старожильцам крест целовав, и землю отвести. И судьи, став на земли, Василей Ермолин сын Харламова да Иван Резанов сын Брюхов, обоих исцов, ищею Ширяя Завалишина и ответчика Онтона и его братью Гридю и Клима Васильевых детей, да Игната да Миню Михайловых детей своеземцов, поставили, и обоих исцов старожильцы стали ж. И судьи жеребей кинули, и вынялсе жеребей [490] Онтоновым старожильцам крест целовати, и Онтоновы старожильцы Гаврило Иванов, да Павел Остафьев, да Гриша Еспов, да Гриша Павлов и кресть поцеловали, и межю отвели. И судьи Василей Харламов да Иван Резанов по княжь Данилову слову Васильевича, и по княжь Васильеву слову Васильевичи ищею Ширяя Завалишина обвинили, а Онтона и его братью, Гридю, и Клима, и Игната, и Миню оправили, потому что их жеребей вы-нялсе старожильцов. И став на земли крест поцеловали и межю отвели по рецы по Саре вверх д[а] в Авгев мох, да в Перетной мох, да в Остречей мох, да в Крестной мох, [да в... пивой] мох, да в Ольховое озеро. /л. 83/

И диак Семейка Емельянов, выслушав Александрова Сверского монастыря игумена Деонисия з братею, и Пиркинского погоста Кондушские волости дворцовых крестьян старосты Заветного Максимова с товарыщи и во все[х] Кондушских дворцовых крестьян место челобитной, да их меновных и межевальных полюбовных записей, и правую грамоту, велели тою землею и лесом, и угодьи всякими владети по их челобитью, и по меновным и межевальным полюбовным записем, и по правой грамоте, как у них в той их челобитной, и в меновных, и в межевальных полюбовных записех, и в той старой правой грамоте писано.

Июля в 4 день диаку Семейке Емельянову Александровы пустыни Сверскаго игумен Деонисий з братею подал челобитную и в челобитной пишет./л. 84/