Явка и запись 1592 г. в Новгороде полюбовных межевых грамот дворцовых крестьян Кондушской волости Обонежской пятины и властей Александровского Свирского монастыря.

/л. 68/ И 100-го марта в 20 день дияку Семейке Емельянову били челом Александровы пустыни Сверского в ыгуменово в Деонисьево и во всей братьи место старец Герман да старец Иев, а сказали. По государеве, господине, [480] грамоте дана нам в Оштинском стану в государеве в дворцовом в Рожественском погосте в Пиркинском в волости в Кондушах пустых земель по деревням дватцать вытей, а четвертые пашни двесте чети, со всеми угодьи и с лешею пашнею и з сеном. И в той, господине, в пустой земле достались нам к Олександрову монастырю пустые земли, которые от нашего Александрова монастыря поотошли ко государевым к дворцовым деревням ко крестьянским пашням блиско. А дворцовые крестьянские пашни подошли к нашему к Олександрову монастырю блиско. И мы, господине, игумен Деонисей и вся братья со государевыми дворцовыми крестьяны Пиркинского погоста Кондуские волости, с старостой з Заветным с Максимовым да с волостными людьми с Тараском с Торховым да с Сенькою с Прокофьевым, да с Ыванком Яковлевым, да с Терехом с Кузьминым, да с Ваською Онаньиным, да с Гришкою с Карповым, да с Онтонком с Мелентьевым, да с Сенькою Юрьевым, и со всеми государевыми дворцовыми крестьяны Пиркинского погоста Кондуские волости в тех смежных землях зговорили меж собя полюбовно, х кому которая земля и лес и угодья подошли блиско и смежно, те земли и угодья меж собя поменяли и розмежевали сами ж меж себя полюбовно. И поменяв, и розмежевав, и полюбовные меновные и межевальные меж собя запись написали, кому которыми землями и лесом и угодьи владети. /л. 69/ А Кондуские волости государевы дворцовые крестьяне староста Васька Заветной, да волостные люди Тараско Торхов, да Сенка Прокофьев, да Иванко Яковлев [сын] Носов, да Терех Кузьмин, да Васька Онаньин, да Гриша Карпов, да Онтонко Мелентиев, да Сенька Юрьев, и во всех дворцовых крестьян место Пиркинского погоста Кондуские волости туто ж били челом. А сказали, что они теми смежными землями и лесом и угодьи с Олександровским игуменом з Деонисием з братьею [481] меж собя зговорили и поменяли. Да те земли и лес и угодья меж собя и розмежевали полюбовно ж, да и меновные, господине, и межевальные полюбовн[ые записи] в тех землях и в угодьях и в межеванье меж собя написали. Да подали дияку Семейки Емельянову Александровы пустыни Сверскаго в ыгуменово в Деонисьева место и во всей братьи старец Герман да старец Иев, да Оштинского стану Рожественского погоста Пиркинского Кондуские волости дворцовые крестьяне староста Заветной Максимов, да волостные люди Тараско Торхов, да Сенка Прокофьев, да Иванко Яковлев Носов, да Терех Кузьмин, да Васька Онаньин, да Гриша Карпов, да Онтонко Мелентиев, да Сенка Юрьев и во всех дворцовых крестьян место Пиркинского погоста Кондуские волости челобитную. Да те ж, государь, дворцовые крестьяне Заветной Максимов с товарыщи положили перед дьяком перед Семейкою Емельяновым на Олександровского игумена на Деонисья и на старцов на всю братью Олександровы пустыни Сверскаго, а старцы Герман да Иев в игуменово и во всей братьи место на старосту Пиркинского погоста Кондуские волости на Заветного Максимова /л. 70/ да на волостных людей на Ваську Онаньина с товарыщи и на всех крестьян Пиркинского погоста Кондуские волости меновные и межевальные полюбовные записи. Да старцы ж Герман да Иев положили о той ж спорной земле старую правую грамоту у ищеи Ширяя Завалишина с ответчики с Онтоном да з Гридею да с Климком с Васильевыми детьми своеземцы, да с Ыгнатком да с Минькою с Михайловыми детьми своеземцы ж. /л. 71/

И дьяк Семейка Емельянов велел с тех их с меновных и с межевальных полюбовных записей, и с правые грамоты списать списки слово в слово, да тое их челобитную, и с меновных и с межевальных с полюбовных записей, и с правые грамоты, списав в сем деле [482] вклеити списки. А подлинные меновные и межевальные полюбовные записи велел отдати на игумена на Деонисья з братьею Пиркинского погоста Кондуские волости дворцовым крестьяном Заветному Максимову с товарыщи. И на крестьян, на Заветного Максимова с товарыщи полюбовную их меновную и межевальную запись, да и старую правую грамоту отдати Александрова монастыря старцом Герману да Иеву. И с тех с меновных и с межевалных с полюбовных записей, и с правые грамоты в сем деле вклеены списав списки. А подлинные их меновные и межевальные полюбовные записи, и правая грамота отданы им же назад: на игумена з братьею отдана крестьяном Заветному Максимову с товарыщи, а на крестьян на Заветного на Максимова с товарыщи запись, да и та прежняя правая грамота отдана старцам Герману да Иеву. А в челобитной и в спискех с меновых, и с межевальных с полюбовных записей, и с правые грамоты пишет. /л. 72/

Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всея Русии бьет челом Александровы пустыни Сверскаго игумен Дионисей з братьею, да Оштинского стану Пиркинского погоста Кондуские волости староста Заветной Максимов, да волосные люди Тараско Федоров сын Торхов, да Сенька Прокофьев, да Иванко Яковлев сын Носов, да Терех Кузьмин сын, да Васюк Онаньин, да Гриша Карпов, да Онтон Мелентиев, да Сенька Юрьев и все государевы царевы и великого князя крестьяне дворцовые волости Пиркинского погоста Кондуские волости — променяли есмя, государь, полюбовно Живоначальной Троицы в Олександрову пустыню Сверскаго игумену Дионисью з братьею деревнишка свои посилья, что та наша земля царевых великого князя крестьян пришла к монастырской земли и к пашни смежно, а нам, государевым крестианом, их монастырская земля пришла смежко. А подати государевы всякие [483] платити нам, царевым великого князя крестьяном, самем с тое променные земли. Православный государь царь, вели наше челобитье и записи меновные написати в книги. Государь, смилуйся.