Отписка 1590 г. подьячего Т. Сергеева новгородским воеводам о неповиновении дворцовых крестьян Пиркинского погоста Обонежской пятины.

Государю царю и великому князю Федору Ивановичю всеа Русии холоп, твой подъячей Томилко Сергеев челом бьет.

Велено мне, государь, по твоему государеву наказу, за приписми твоих государевых дияков Ондрея Арцыбашева да Семейки Емельянова прие[хать] в твой государев в дворцовой в Рожественской погост в Пиркинской взяв с собою того погоста попов и дияконов и старост и целовальников и крестьян лутчих, да перед теми людми отделити Александровы пустыни Сверскаго игумену Деонисью з братьею в Пиркинском погосте из дворцовых из пустых земель, которые пустоши к тому монастырю блиско подошли, пашенные пустые земли на двесте чети со всеми угодьи. И я, холоп твой, приехав в твой [470] государев в дворцовой в Рожественской погост в Пиркинской волость в Кондушу мая в 20 день, да собрав старост и целовальников и волостных людей, да с теми людми приехав в твою государеву в дворцовую деревню в Назаровскую у часовни, а в той, государь, деревни по писцовым книгам написано в живущем выть без чети и пол-пол-полтрети выти, а впусте треть выти с получетью вытью. А к монастырю, государь, та деревня подошла блиско и от монастырские, государь, пашни первая деревня верстах за четыре. И я, холоп твой, учал тое пустую треть выти с получетью по твоему государеву наказу отделять и отводить Александровы пустыни игумену Деонисью з братьею в поле, а в дву потому ж. И того, государь, погоста староста Заветной Максимов, да твои государевы крестьяне Кондуские волости Гриша Карпов, да Другой Микулин сын Оглодов, да Федор Лутков, да Оникей Васильев, да Данилко Ребуев и все волостные крестьяне тое Кундушские волости тое пустые земли отделять и отводить Александровы пустыни не дали и меня, холопа твоего, лаяли всякою лаею, а сказывают, государь, что у меня, холопа твоего, наказ за поместных дияков руками, а не за дворцового, и мы де того наказу не слушаем, и в ыные, государь, деревни со мною не поехали. А сказывают, что деи велел государь дати Александровы пустыни пустые земли, а не пахотные, а у них, государь, та пустая треть выти с получетью, что в писцовых книгах написана впусте — пахана, а жильцов на ней нет. И я, холоп твой, говорил им, чтоб оне тое пустую пашню, которой оне не дадут отделять Александровы пустыни, написали в живущем на тех же крестьян, которые тое пустую землю пашут. И оне, государь, мне, холопу твоему, сказали перед александровским игуменом Деонисьем и перед соборными старцы, что оне твои государевы всякие подати платят с трехнатцати вытей, а те пустые [471] выти, которые у них в писцовых книгах написаны впусто, все пашут. И велят, государь, мне Александровы пустыни игумену Деонисью з братьею отделять по конец пашенных поль заполки и отход[ные] /л. 45/ нивы, а не в полях пахотную землю, а Деонисей велит мне отделять по твоей государеве грамоте пашенную пустую землю в полях, которые к монастырю пришли блиско, от твоей государевы от первые дворцовые деревни во всех трех полях, а не лешую пашню и в ыных деревнях потому ж, сколко им доведетца в полях пустые пашенные земли потому и в отхожих нивах пустых земель, которые издавна не паханы. А твои государевы дворцовые крестьяне, староста Заветной с товарыщи, велят мне, холопу твоему, отделять Александровы пустыни игумену Деонисью з братьею по конец пашенных поль заполки, а не в пашенных полях для того, что оне в пашенных полях по писцовым книгам пустые выти сами пашут и в пашенных, государь, полях на пустые выти отделяти Александровы пустыни мне, холопу твоему, пахотные земли не дали, для того что оне те пустые выти роспахали. И ты, государь, мне, холопу своему, о том как укажешь. /л. 46/

Майя в 27 день. Боярину ж и воеводам князю Василью Федоровичю Шуйскому с товарыщи да дьяком Ондрею Арцыбашеву да Семейке Емельянову подал челобитную дворцовые Пиркинские волости староста Заветной Максимов, а в челобитье пишет.