АРХЕОГРАФИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕ.

Для издания Тысячной книги нами использовано 14 рукописных списков, большая часть которых помещается в разрядно-родословных сборниках, где встречаются иногда также Дворовая тетрадь, публикуемый в настоящем издании, Список стрелецких голов и другие документы Разрядного приказа. Поскольку Тысячная книга сохранилась не в подлиннике, а в списках, главным образом, конца XVII в., для изучения истории этого памятника необходимо представить себе состав и хотя бы в основных чертах происхождение сборников, содержащих ее текст.

Древнейший и лучший список Тысячной книги, положенный в основу настоящего издания, - Олонецкий (ниже обозначаем его О), находится в составе рукописи библиотеки Академии Наук (ниже БАН) 33.7.11 (или Сев. 553). Эта рукопись представляет собой сборник, написанный скорописью первой половины XVII в. на 525 листах в четверку. Сборник интересен еще и потому, что в нем мы встречаемся с наиболее ранним списком сочинений Ивана Пересветова и другими историко-литературными памятниками 1. Несмотря на то, что о рукописи знали уже давно 2, до настоящего времени она не вошла в широкий научный оборот. В 1913 г. сборник был тщательно описан В. И. Срезневским, что избавляет нас от [21] необходимости детально останавливаться на его составе 3. На основе изучения почерка, бумаги и содержания сборника В. И. Срезневский пришел к выводу, что перед нами сборная рукопись, содержащая восемь частей: 1) «летопись российского княжения», близкая по тексту к Синопсису, соединенная с рассказом, напоминающим вступительные статьи родословцев (лл. 4 - 27); 2) летописные заметки 6360 - 7121 гг. с приписками (лл. 28—75); 3) «летописец, списан вкратце», излагающий события, включая 7141 г. (лл. 76 - 91); 4) Тысячная книга (лл. 111 - 168) 4; 5) отрывок из Еллинского летописца II редакции (лл. 179—216); 6) сочинения Пересветова и Нестора Искандера (лл. 217 - 344); 7) посольский наказ царя Михаила Федоровича 30 июня 1613 г. Алексею Зюзину при отправлении в Англию (лл. 351 - 518); 8) описание дороги от Троицкого монастыря к Переяславлю Залесскому, составленное в сентябре 1638 г. по указу царя Михаила боярином кн. Алексеем Михайловичем Львовым и дьяками Гр. Нечаевым и Макс. Чирковым (лл. 519-525).

Время составления рукописи В. И. Срезневский указывает довольно неопределенно - первая половина XVII в. Анализ сборника позволяет дополнить выводы Срезневского. Прежде всего, следует полагать, что почти все отдельные части сборника были написаны, примерно, в одно и то же время, об этом свидетельствуют и близкие почерки и филиграни, встречающиеся обычно в одно время, и некоторые хронологические данные из сборника. Последние летописные заметки в III части сборника, написанные во время его составления, датируются 7141 годом 5.

Наиболее ранние датированные приписки относятся к июлю 7153 г. 6 Итак, сборник составлен между 7141 и 7153 гг. Последняя часть его повествует о событиях 7147 г. (лл. 519 - 522). Трудно сказать, была ли приписана эта часть позднее основных частей сборника или, примерно, в то же время.

Если мы обратимся теперь к тексту Тысячной книги, то убедимся, что наши наблюдения по вопросу о времени составления всего сборника совпадут с данными ее анализа. [22]

Филиграни IV части рукописи, содержащей Тысячную книгу, обычно, встречаются в рукописях второй половины 30-х годов - начале 40-х годов XVII в. 7 Это можно сказать и о кувшинчике с одной ручкой, буквами «РО» и полумесяцем под ним 8, о рожке на гербовом щите 9 и о вазе с цветком 10. Но этого мало: часть текста книги помещена на отдельном листке, оборотная сторона которого занята какой-то зачеркнутой росписью «жалованья» хлебного и денежного, выдававшегося приказным людям (л. 119 об.). Эта роспись датирована 145 годом 11.

Итак, Олонецкий список Тысячной книги составлен не ранее 145 г., очевидно, вскоре после него, а судя по вышеприведенным данным, не позднее 153 г., т. е. в конце 30-х - начале 40-х годов XVII в. Трудно сказать с точностью, кто составил этот список, как трудно определить лицо, для кого эта работа была произведена 12.

Тысячники расположены в списке в строгом порядке: каждый из них или группа ближайших родственников (отец и сын [23] или братья) помещаются с красной строки. Названия городов, по которым они служили, или чины (бояре и пр.) обычно даются посреди строки. В настоящем издании памятника мы руководились расположением тысячников именно по этому списку. Олонецкий список интересен для нас еще тем, что он сохранил не только текст своего протографа, который близок к протографу списков Архивского и Епархиального 13, но также и варианты другого, не менее интересного текста. Сверка, очевидно, была проведена довольно тщательно, поскольку исправлениям подверглись даже окончания фамилий отдельных лиц 14. Исправления производились частично в самом тексте, а частично разночтения выносились на поля со специальными указаниями 15. Правка производилась по тексту, близкому к протографу списка Ундольского 16. Она не только добавила варианты другой редакции Тысячной книги, но и уничтожила описки, встречающиеся в самом Олонецком списке 17. К важнейшим отличиям этого списка от других следует отнести также некоторые интересные добавления (напр. на л. 134 - «Петр... Болкунов»). Мало того, его составитель изредка прибавлял фамилии или отечества тех лиц, которые упомянуты лишь по именам и отчествам 18. В списке имеются почти все лица, упомянутые в других текстах Тысячной книги. Исключение составляют три лица, имеющиеся в протографе списков Архивского и Епархиального 19, отсутствует также «Иван Степанов [24] сын Хрущев» 20 (Тула, III статья детей боярских), вместо которого помещен «Адаш Степанов сын Хрущев». Вообще в списках Тысячной книги, имеющих «Адаша» Хрущева «Ивана» нет.

Никифоровский список, положенный в основу публикации Дворовой тетради 50-х годов XVI в. (ниже обозначаем его Н), находится в составе сборника № 330 собрания Никифорова рукописного отдела Государственной библиотеки им. В. И. Ленина. В этом же сборнике помещается Никифоровский список так называемого «Списка 100-го году», по которому также публикуется этот памятник, и Никифоровский список Тысячной книги (оба списка ниже обозначаем также Н). Сборник № 330 представляет собою рукопись, написанную скорописью второй половины XVIII в. на 259 лл. в большую четверку (20,5 х 16 см). На лл. 3 - 4 об. помещено заглавие сборника: «Реестр, что каких вещей иметца в сей книге, значит ниже сего имянно». Однако некоторые его части, очевидно, при переплетении в сборник не попали, что и помечено в реестре («в особливом переплете») 21. Содержание сборника может быть разделено на четыре основные части, причем единство их подчеркивается существованием особой нумерации для каждой из них 22. Первая часть (лл. 5 - 21) церковно-богослужебного характера 23. Вторая часть (лл. 22 - 29) написана, судя по почерку, несколько позднее основного текста всего сборника и состоит из двух разновременно составленных разделов: о рождении и о крещении Павла I («Прибавление к Санкт-Питербургским ведомостям во вторник сентября 27 дня 1754 году») и «дружески совет молодому человеку, находящемуся в отдаленности от родителей для упражнения в науках» (лл. 30 - 33). Третью – наиболее [25] обширную часть сборника (лл. 35 - 176, по особой нумерации лл. 1 - 142, или по сквозной нумерации XVIII в. лл. 62 - 203) составляют разрядно-родословные материалы. В реестре о них сказано глухо: «8. Выписано из гранографов и ис царьственных книг о российских великих князьях и о удельных князьях и от них фамилии; також и о дворянских фамилиях и о патриарших и о архиерейских дворянах». На самом деле, в третьей части сборника помещено:

1) «Выписано из гранографов из царственных книг» (лл. 35 - 40 об.) 24;

2) Оглавление родословной книги (лл. 40 об. - 42) 25 и ее сокращенный текст (лл. 42 - 61 об.) 26, где главным образом, даются указания, какие фамилии происходили из указанных в родословце родов 27;

3) Тысячная книга (лл. 62 - 85 об.);

4) Дворовая тетрадь (лл. 85 об. - 157 и текст на лл. 176 - 176 об.). Текст дается с соблюдением красных строк, для каждого из упомянутых лиц или для группы ближайших родственников.

5) «Список 100-го году» (лл. 158 - 176).

Последнюю (четвертую) часть сборника составляют разные церковно-нравоучительные «слова» (на лл. 179 - 257) 28.

Несмотря на разную нумерацию листов отдельных составных частей сборника, весь его текст, судя по чернилам, бумаге и почерку, написан одним лицом и, примерно, в одно время. Весь сборник оформлен однотипно: каждый лист обведен в рамку с оставлением значительных полей. Составитель его охотно применяет киноварь, в частности, для заглавных букв названия города в Тысячной книге и Дворовой тетради и начальных букв имен следующего за ним служилого человека.

О достоинствах уникального Никифоровского списка Дворовой тетради нами уже говорилось. Он сделан, очевидно, с подлинника. Список Тысячной книги также один из лучших, он довольно близок к О и, судя по всему, является копией [26] текста XVI в. (порядок расположения тысячников на листах обоих списков тоже сходен). Весьма значительно и наличие «Списка 100-го года» в полном составе только в Никифоровском 29 сборнике. К сожалению, мы ничего не знаем ни о составителе сборника, ни о цели, которую он преследовал. Судя по содержанию рукописи, написанной, очевидно, в 60-х годах XVIII в., она появилась в кругах, близких к высшим духовным кругам (см. наличие в сборнике церковно-нравоучительных произведений XVIII в).

Список Ундольского Тысячной книги (ниже обозначаем его Ун) находится в составе разрядно-родословного сборника № 84 Собрания Ундольского, рукописного отделения библиотеки им. В. И. Ленина, написанного скорописью второй половины XVII в. на 222 листах в четверку. Состав его типичен для сборников, содержащих Тысячную книгу. На лл. 1 - 176 помещен родословец 30. На лл. 176 - 205 об. Тысячная книга, начало которой отлично от всех известных нам текстов («лета 7081-го» и т. д.) 31. На лл. 205об. - 207 об. разрядные документы нач. XVII в. 32 На лл. 207 об. - 209 помещен список сотников и стрелецких голов, кончая словами «Гаврила Дементьев» 33. На лл. 209 об. - 211 об. находится список боярских послуживцев, испомещенных в 6991 г. в Новгороде 34. На лл. 211 об. - 220 список испомещенных Дм. Китаевым в Водской пятине. На лл. 220—221 об. рассказ Дмитрия Ласкирева 7004 г. о чуде образа Софии новгородской 35. Наконец, на л. 222 об. [27] позднейшие приписки: «1714-го году июля в... де. Сия книга, глаголемая летописец. Книга, глаголемая летописец Дмитрова города посадцкаго человека Алексея Никитина сына, а по прозванию Ушатина».

Список Ун Тысячной книги близок к тому протографу, имевшемуся уже в 30-х годах XVII в., которым пользовался для сверки своего текста составитель списка О (об этом см. выше). Он, таким образом, лучше других отражает вторую редакцию этого памятника, представленную еще описками Академическим и Архивским II 36.

Академический список Тысячной книги (ниже обозначаем его Ак) помещен в разрядной книге БАН № 32.5.1 (основной. № 333), написанной скорописью конца XVII в. на 694 + IV листах размером в лист. (Переплет XVIII в.). Рукопись была в свое время описана Ф. И. Покровским и В. И. Срезневским 37, которые, однако, не указали на наличие в ее составе Тысячной книги, очевидно, потому, что она там не выделена из разрядов. Из водяных знаков в первой половине сборника преобладает голова шута с семью бубенцами 38. Тысячная книга как раз и помещается в этой части рукописи (лл. 220 - 237). На втором ненумерованном листе пометы XIX в. «Разрядная книга по печатному каталогу Соколова № 43 библиотеки Академии наук» 39. [28]

Внизу карандашная запись: «Походит на № 13, но не совсем, кой-где полнее, а в родословной короче. К № 358 Цар... (далее неразборчиво) одного разбора с Карамзинскими».

Разрядная книга начинается родословными заметками, посвященными московским и литовским князьям (лл. 1 - 16 об.), вслед за которыми начинаются разрядные записи о походе на Новгород 6987 (лл. 16 об. - 17), 6990, 6992, 6995 и других лет. Последние записи датируются 138 - 143 гг. (лл. 693 - 693 об.) и, наконец, 170 г. (л. 694).

Несмотря на то, что весь текст написан одним почерком и, примерно, в одно время (в последней четверти XVII в.), полагаем, что протограф книги сложился около 143 г. Об этом говорит и перерыв в разрядных записях с 143 по 170 г.; об этом говорит и то, что после Тысячной книги в сборнике помечены записи 142 – 143 гг. (лл. 237—239).

Книга, несомненно, составлена в кругах, близких к Бутурлиным. Так, запись 170 г. говорит о назначении князя Семена Андреевича Хованского и Омельяна Ивановича Бутурлина «засек досматривать». Государева грамота 143 г., помещенная в книге, адресована к Федору Васильевичу Бутурлину в Торопец, причем ее подлинник хранился у Ив. Ив. Бутурлина (лл. 238 - 239). Здесь же встречаем запись 2 октября 142 г. о посылке десятни торопецких и холмских помещиков 141 года (лл. 237 - 238). В книге отмечено много местнических споров Бутурлиных, в частности, Ром. Дм. Бутурлина 7089 г. с Головиным и Турениным (лл. 471 - 472 об., 472 об. - 483). Книга имеет на полях пометы двоякого рода. Это, во-первых, вынесенные почерком XVIII в. фамилии всех упомянутых в ней лиц и, во-вторых, пометы местнического характера, сделанные при ее составлении, которые также указывают на связь книги с Бутурлиными. Напр. на л. 471 «Туренин да Головин меньши Бутурлина», на л. 637 об. «Бутурлин меньши Телятевского, а Бутурлина меньши Ромодановской».

Тысячная книга помещена в тексте сборника под 7059 г. (лл. 220—237) 40, быть может вставлена в него около. 143 г., поскольку после нее непосредственно идут записи 142—143 гг. (лл. 237 - 239), прерывающие последовательно хронологическое расположение записей всей разрядной книги. К тому же это единственный известный нам случай, когда октябрьский указ 1550 г. и список тысячников были внесены в разрядную книгу (она обычно встречается в родословных сборниках с [29] отрывками из разрядных книг). Следует полагать, что эти памятники в XVI в. в составе разрядных книг не находились.

Текст Тысячной книги по списку Ак очень неисправен, заимствован из протографа с перебитыми листами. Так, например, конец книги, начиная с раздела «новгородские помещики», помещен перед рубрикой «Ярославец» (дети боярские III статьи) на лл. 229 - 234. Итоговые данные о составе и размерах поместья тысячников в книге повторены дважды: в конце вставки и в конце всего текста на л. 237.

Текст в списке Ак сплошной, выделены только заглавия далеко не всех разделов («Вязьма», «князи Оболенские»), а заголовки разделов для новгородских помещиков из общего текста выделяются. Как указано было выше, список не Ак восходит к протографу Ун. Позднее с него были сняты копии - во второй половине XVIII в. (список Архивский II) и в XIX в. В. Преображенским; последняя положена в основу издания памятника И. Д. Беляевым 41.

Список Архивский II Тысячной книги (ниже обозначаем его Ар II) представляет собою рукопись, написанную полууставом конца XVII в. на 16 листах размером в лист (ЦГАДА, рукописные книги архива МИД, № 322/844). Рукопись на обложке имеет заглавие «1550 окт. 2. Из указа о даче боярским детем поместьев в окружности Москвы», написанное почерком редактора. Список, как указывалось выше, является копией с Ак, сделанной при подготовке к печати текста Тысячной книги в Древней Российской Вивлиофике (т. VIII, М., 1789, II изд.) 42. Список повторяет и систему расположения лиц списка Ак (почти отсутствуют красные строки и т. п.). Наряду с этим он имеет редакторскую правку, улучшающую чаще всего текст памятника. Возможно, что некоторые данные его редактор мог заимствовать из какого-то другого списка книги 43.

Список Епархиальный Тысячной книги (ниже обозначаем его Е) представляет собою рукопись Епархиального собрания государственного Исторического музея № 791, написанную скорописью и полууставом конца XVII в. на 39 пронумерованных листах 44. Переплет рукописи и филиграни, согласно наблюдениям М. В. Щепкиной, скорее всего говорят о 80-х - 90-х годах XVII в., как о времени ее составления 45. Рукопись содержит Тысячную книгу, в которой тысячники расположены с выдержкой красных строк для каждого лица или для группы [30] близких родственников. На третьем ненумерованном листе сначала имеется запись XIX в.: «Содержание рукописи видно из самого начала; содержит историческия обстоятельства с 7059 года (следственно от сего 1830 года 279 лет), относительно бояр и боярских детей при царе Иване Васильевиче». Рукопись первоначально находилась в Успенском монастыре г. Александрова 46. О существовании этой рукописи знали Н. В. Мятлев и Н. П. Лихачев, которые, однако, ею не воспользовались 47. В том же хранилище имелась рукопись XVII в., содержавшая Дворовую тетрадь 48, которая была положена в основу издания этого текста в 1901 г. 49 Можно совершенно определенно установить, что оба памятника попали в Успенский монастырь в качестве вклада «на помин души» Алексея Тимофеевича Лихачева, умершего до октября 1729 г. В самом деле, из 35 сборников, составивших библиотеку Успенского монастыря, минимум 13 прямо связываются с А. Т. Лихачевым 50. Думаем, что и разобранные выше две рукописи также когда-то входили в библиотеку Лихачева. Кому, как не любимцу царя Федора Алексеевича, участвовавшему в проведении отмены местничества, могли принадлежать указанные документы Разрядного приказа, получившие столь широкое хождение в конце XVII в.

Тысячная книга по списку Е представляет большой интерес, ибо последний сохранил ряд лиц, не вошедших во все другие известные нам тексты этого памятника (кроме Ар) 51. Протограф списка Е был с перебитыми листами, отчего нарушен порядок расположения листов и в тексте самого этого списка 52. Список Е чрезвычайно близок Архивскому списку. Оба они сделаны с протографов, восходящих к одной редакции Тысячной [31] книги 53. Эта редакция, лучше сохранившаяся в списке Е (он полнее списка Ар), чрезвычайно близка к тексту, положенному в основу списка О.

Список Архивский Тысячной книги (обозначаем его Ар) сохранился в составе родословного сборника № 222/383 среди рукописных книг архива МИД ЦГАДА, представлявшего собой рукопись, написанную скорописью конца XVII в. на 158 листах в четверку 54. Сборник состоит из трех частей. На лл. 1 - 7 об. дается краткое описание болгарской, сибирской и других земель; на лл. 8 - 30 помещена Тысячная книга; на лл. 30 -154 об. родословец, озаглавленный «Книга сия глаголемая родословие от патопа великим князем и государем царем и о их родстве и иных родом писано в сей книге порознь по статьям». Начинается родословие кратким введением о происхождении славян и русского государства (лл. 30 - 41 об.) 55. Вслед за этим дается оглавление родословца: «Начало государей и великих князей руских» (лл. 41 об. - 43) и, наконец, самый его текст: «Родословие великих князей руских. А се о них и писание положим от роду сущих Августа кесаря римского», насчитывающий 44 главы и кончающийся родом Адашевых (лл. 43 - 154 об.). Сборник составлен, судя по почерку, одним лицом и, примерно, в одно время (одна бумага, почерк, чернила, манера письма и т. д.). Датируем сборник 80-ми годами XVII в. на основании водяного знака - головы шута, встречающейся на рукописях 1668—1686 гг. 56

В списке Ар дается сплошной текст Тысячной книги, выделяются рубриками только города. Составитель, согласно своей манере подачи материала, характерной для всего сборника, охотно применяет киноварь. Киноварью написана начальная [32] фраза «Лета 7059-го октября в 1 де», названия городов, и первые буквы следующих за ними имен, киноварью выделяются некоторые категории служилых людей («бояре», «окольничие», «князи Оболенские», «Ярославские»). Киноварью даются некоторые итоги разных статей служилых людей. Список Ар кончается фразой: «Федор Микитин сын Качалов» (ср. О л. 162 об.). Составлен он по тексту с перебитыми листами и, как указывалось выше, близок к списку Е.

Уваровский список Тысячной книги (ниже обозначаем его У) помещен в родословном сборнике № 1513 (812) собрания Уварова ГИМ, написанном скорописью конца XVII в. на 153 листах в четверку 57. Здесь же находится и Уваровский список Дворовой тетради (также обозначаем его У). Сборник состоит из следующих частей:

1) лл: 1 - 2 об. Краткие хронологические выписки, сделанные, очевидно, на основании хронографов, переходящие в родословие великих князей 58;

2) лл. 2 об. - 19 «лествица, хто чей сын от царя Ивана Васильевича и до перваго князя Руского»;

3) лл. 19 - 65 об. родословец, начиная с рода Ростовских князей, включая род Загряжских;

4) лл. 66 - 119 об. Дворовая тетрадь 59;

5) лл. 121 - 150 Тысячная книга;

6) лл. 151 об. - 152 об. родословие Спасителевых («Выезд роду Спасителевых») 60.

Весь сборник составлен в 80-х - 90-х годах XVII в., очевидно, Михаилом Спасителевым 61. На л. 153 об. надпись: «Сей родасловец Тимафея Михайлова сына Спасителева и подписал сваею рукою 179-го году марта в 6 де. Своею рукою» и еще «1736-го году августа 31 де». Первая дата возбуждает сильное сомнение, она написана арабскими цифрами, а не буквенной цифирью. Очевидно, это описка и ее лучше читать «17/0/9». Сборник написан одним или схожими почерками 62. [33]

Списки У Тысячной книги и Дворовой тетради сделаны довольно небрежно, изобилуют описками. Однако список У Тысячной книги в целом довольно близок к О, хотя уже в нем иногда встречаются разночтения, характерные для Толстовского, Погодинского и сходных с ним списков 63.

Толстовский список Тысячной книги (ниже обозначаем его Т) является частью разрядно-родословного сборника О IV № 124 рукописного отделения Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, из собрания гр. Ф. А. Толстого 64. В сборнике помещены также Толстовские списки Дворовой тетради, «Списка 100-го году» (в краткой редакции) и «Список стрелецких голов», по которому мы публикуем этот памятник в приложениях к настоящему изданию (все три списка ниже обозначаются также Т). Сборник О IV № 124 представляет собой рукопись, написанную на 536 листах в четверку. Согласно палеографическим данным, его следует датировать началом 80-х годов XVII в. 65 Сборник был составлен в семье Супоневых 66 и некогда принадлежал стольнику Гр. Сем. Супоневу 67. Сборник состоит из ряда частей, написанных разными почерками. При переплетении эти части были перепутаны и, чтобы восстановить их первоначальный состав, необходим тщательный анализ.

Первую часть книги составляют явно фальсифицированные разрядные записи о походах на Казань и на Полоцк. На лл. 1 - 87 разряды похода 1544 г. на Казань («Книга чиновная, писаны походы на службу великого государя и великого [34] князя Ивана Васильевича всеа Росии на царьство великий град Казань» 68); лл. 87 - 95 об. - разряды похода 7053 г. на Казань 69; лл. 95 об., 104 - 111 об., 96 - «поход зимою» «на Свицкие земли» 7055 г. 70; лл. 96 - 103 об., 112 - 157 - «другой поход... под город Колывань» 7057 г. 71; лл. 157 об. - 242 - третий поход «на польского короля Степана Абатура» 7059 г. 72

Вторую часть сборника составляют документы конца XVII в., в основном, связанные с фамилией Супоневых: лл. 243 - 243 об. - список с «местнической» грамоты 7049 (1541) июля 11 «царя» [?] Ивана Васильевича, данной Федору Васильевичу Супоневу по местническому спору с Як. Ив. Сабуровым 73; лл. 244 - 245 - челобитье семьи Супоневых 74 царям Петру и Ивану Алексеевичам с просьбой присоединить к родословной росписи Супоневых, посланной по государеву указу в Разряд, список с упомянутой выше «местнической грамоты»; лл. 245 - 248 и 250 об. - 254 - родословные росписи Супоневых 75; лл. 248 об. - 250 об. - подложная грамота 7058 (1550) г. марта 7 царя Ивана Грозного «думному дворянину» [?] Ив. Мих. Супоневу о пожаловании ему дворцового села Ерапольского Суздальского уезда «в поместье и в вотчину» за верную службу с новгородским наместником кн. Мих. Мих. Глинским, при отражении нашествия «Калги-царевича» на Тулу и Серпухов и др.

Третью и четвертую небольшие части сборника составляют начало Дворовой тетради (лл. 255 - 259) и упомянутая выше [35] грамота 26 февраля 1697 г. (лл. 260 - 262 об.) окольничьему Протасьеву.

Пятая часть на лл. 263 - 492 об. образуется из различных родословных книг (одна из которых в оглавлении доведена до гл. 66, род Бибиковых).

Шестая часть на лл. 494 - 504 об. - комплекс документов, найденных в 151 г. (Список стрелецких голов и краткая редакция Списка 100-го года).

Последнюю часть на лл. 505 - 535 составляет Тысячная книга, обрывающаяся словами «Михайло Иванов сын Игнатьев».

Отрывок из Дворовой тетради, озаглавленный «7045-го году. Бояря», кончается Петром Даниловым сыном Щепиным (рубрика «князи Оболенские»). Два разночтения из него были использованы в издании этого памятника 1901 г. В целом же отрывок представляет ту же редакцию, что и списки А и У. Заголовок его ближе всего к списку У.

Однако в ряде случаев список Т приближается к Н, давая лучшие (сравнительно с А и У) варианты. Например:

Н и Т А и У
Михаил Васильевич Глинский.

Иван Дмитриевич Шеин.

Иван Фома Петрович Головин.

Михаил Михайлович Глинский.

Иван Андреевич Шеин.

Иван [да] Фома Петровичи Головины.

Имеется несколько ценных помет, которые сохранил список Т в отличие от всех других (напр., на полях рядом с Аф. Андр. Бутурлиным написано: «дмитровской» - имеется в виду, очевидно, «дворецкий»). Почти каждое лицо в списке Т написано с красной строки, а отдельные рубрики («окольничие» и др.) его составитель стремился четко разграничить, начиная их немного отступя друг от друга заголовками, написанными посреди строки.

Список Т Тысячной книги сборника выполнен довольно небрежно. На лл. 505 - 508 его составитель употребляет киноварь для заглавий рубрик и начальных букв; следующие после них рубрики выдерживаются до Новгорода, но не всегда, хотя красных строк для каждого нового лица составитель не соблюдает. Списки Т и Ф восходят, очевидно, к одному протографу 76, который имеет уже некоторые разночтения, характерные [36] для группы Погодинского и схожих с ним текстов, но в то же время они еще сохранили некоторые варианты, свидетельствующие о большей древности их протографа, сравнительно с названной группой 77. Впоследствии, однако, список Т был исправлен по какому-то тексту, восходящему к группе Погодинского и других списков 78, а в XVIII в. исправлен еще раз 79.

Погодинский список Тысячной книги (ниже обозначаем его П) находится в сборнике № 1572 из собрания Погодина Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Сборник, написанный скорописью разных почерков XVI—XVIII вв. на 136 листах 80 в четверку, состоит из пяти частей, собранных и переплетенных П. М. Строевым. Оглавление П. М. Строева помечено 23 апреля 1832 г. 81 Сборник хорошо описан А. Ф. Бычковым 82. Поскольку его отдельные части соединены были только Строевым, то и анализ их для цели изучения Тысячной книги не представляет какого-либо интереса. Тысячная книга написана очень четкой скорописью последней четверти XVII в. 83 Составитель ее охотно употребляет киноварь для начальных букв имен упомянутых лиц, которые он стремился писать с красной строки и для текстов рубрик «Калуга» и пр. (в этом случае, наоборот, первые буквы оставлены черными). Каждые 8 листов помечены в правом нижнем углу киноварными буквами «а», «в», «г», «д». В названии погостов черными оставлены только первые слова «из». В вводной части также киноварью написаны буквы «а», [37] начинающие фразы и начало «Лета 7059 октября в 1 де», кроме первой буквы и цифры «1», которая, очевидно, вставлена позднее основного текста (следы правки текста есть только в одном месте, над словом «тетюриневничих», поставлено «[тет]ере-вичех» быть может П. М. Строевым).

Список П является хорошей копией плохого списка Тысячной книги. Он вместе с протографом списков Толстовского II и Головинских I - II восходит к дефектному тексту Тысячной книги 84, который уже воспринял пропуски и некоторые неверные чтения протографа списков Т и Ф 85.

Списки Головинские I и II Тысячной книги (ниже их обозначаем Г I - II) находятся в составе сборника № 398/850 рукописных книг архива МИД ЦГАДА, написанного скорописью конца XVII в. на 146 пронумерованных листах 86 в четверку.

Первую часть сборника составляют выписки из разрядов за 7001 - 7056 гг. (лл. 1 - 60) 87, дающие часто лучшие тексты, чем в опубликованной «Древнейшей разрядной книге». Первая половина выписок обнимает 7001 - 7008 гг. (лл. 1 - 24 об.), причем датировка разрядов сбивчива. Так, на л. 1 говорится об основании Ивангорода и дается неверная дата - 7051 г.; впрочем, на л. 2 об. имеется уже дата 7001 г. 88 Вторую половину составляют разряды 1 декабря 7050 по 7056 г. (лл. 25 - 60) 89.

После разрядов в сборнике помещены на лл. 60 об. - 74 об. материалы, найденные в июле 1643 г. на Казенном дворе - [38] списки стрелецких голов, служивших при Иване Грозном и царе Федоре (лл. 60 об. - 64 об.), а также детей боярских 100 и 103 гг. Отдельные листы этих материалов перепутаны, и правильный порядок восстанавливается с трудом 90.

Далее на лл. 81 - 103 и 103 об. - 126 об. помещены два дефектных списка Тысячной книги, сделанные несомненно с одного протографа. В них пропущено около половины текста памятника 91. Порядок расположения тысячников на лл. списков Г I - II сходен с О.

Заключение сборника составляют заметки летописного характера (лл. 127 -133), посвященные, главным образом, царской семье (так, на л. 127, говоря о рождении в 137 г. царя Алексея, на л. 132 - о его смерти в 184 году). На лл. 134 - 146 об. помещена «История о царьском венчании на Росийское царство» Федора Алексеевича 18 июня 184 г. Последняя запись сборника «Переписася от смиренного черноризца Игнатия в лето 7184-го августа в 13 де, а во морьском плавании в пристанищи острова Жегжищна за семьдесят верст до острова Соловецкого, на чем же обитель Соловецких чюдотворьцов» (лл. 146 об. - 147). Судя по чернилам и по почерку, весь сборник составлен примерно в одно время, в последней четверти XVII в.

Списки Г I—II Тысячной книги являются отлично выполненными копиями дефектного текста. Их протограф, сильно попорченный, с перебитыми листами, позднее лег в основу Толстовского II списка (об этом см. ниже), сам восходя к протографу П.

Толстовский II список Тысячной книги (ниже обозначаем его Т II) находится в составе разрядного сборника № 34.5.15 (Толст. 61) БАН 92. Сборник написан скорописью последней четверти XVII в. 93 на 75 листах размером в лист. На [39] внутренней стороне верхней крышки переплета экслибрис «из библиотеки графа Ф. А. Толстова отдел 1 № 471». Однако книга в описании и в приложениях к описанию библиотеки гр. Ф. Толстого составленных П. Строевым и В. Калайдовичем, не упоминается.

Основная часть рукописи в точности соответствует первой половине рукописной книги № 398/850 архива МИД ЦГАДА (о ней см. выше), поскольку обе они списаны с одного сборника. Состав сборника БАН следующий: на лл. 1 - 17 помещены разряды 7001 - 7008 гг., начинающиеся сообщением: «Повелел князь Иван Васильевич всеа Русии поставити город против немецкого рубежа Ругодива, нарече имя ему Ивангород»; на лл. 17 - 42 - разряды 7050 - 7056 гг.; на лл. 42 – 54 - комплекс документов, найденных в 151-м году; в том числе на лл. 42 - 45 - списки стрелецких голов и детей боярских 100-го года (последний дан в сокращенной редакции). Эти списки (ниже обозначаем их Т II) восходят к тексту, в котором они были в дефектном виде (перебиты листы, отдельные его части повторяются дважды и др.).

Даем таблицу, указывающую соотношение листов рукописи Г, Т II в части комплекса документов, найденных в 151 г.

Г

Т II

 
60 об.-64 об. 42-45 Список стрелецких голов и сотников.
64 об.-67 об. 45-47 Начало списка детей боярских 100-го года, включая: «Лука Караулов, поместьем и деньгами не верстан» (городовые приказчики).
67 об. 47 Со слов: «Григорей да Иван да Иван да Агей Злобин», включая: «Матвей Котов» (в списке Н этот текст отсутствует).
68-69 об. 47-48 Со слов: «Степан Васильев сын Онучин» (митрополита ростовского), включая: «Михайло Михайлов сын Хохлов» (архиепископа смоленского). [40]
69 об.-70 48 «Богдан Бабин. Григорей Гребенников. Артемей Климов. Да преж сего взяты Иван Рудиментов Жук Андреев» (в списке Н отсутствует).
70-73 48-50 Со слов: «Алексей Бабин» (городовые приказчики), включая: «Второй Григорьев сын Языков» (архиепископа тверского).
73 об.-76 50-52 Со слов: «Решеточные прикащики», включая: «Александр Афонасьев сын Парфеньев» (митрополита ростовского).
76-77 52-52 об. Со слов: «Игнатий Савинов сын Челюсткин» (архиепископа тверского), включая: «Иван Ефимов сын» (архиепископа вологодского).
77-77 об. 52 об. Раздел «Дети боярские архиепископа рязанского» (в списке Н отсутствует).
77 об.-78 об. 53 Список детей боярских 7103 года (в списке Н отсутствует).
78 об.-79

об.

53-54 Со слов: «Виша Иванов сын Львов» (архиепископа тверского) до конца списка.

Изучение текста документов, помещенных в списках Г и Г II, позволяет утверждать, что оба они представляют собой довольно хорошие копии (поскольку большинство чтений отдельных фамилий, имен и т. п. у них совпадает), сделанные с плохой рукописи, хранившейся в Разряде (ср. искажения в обоих списках фамилий детей боярских 100-го и т. д.)

Полагаю, что Головинский сборник сделан с этой рукописи, когда она была в более исправном виде, чем тогда, когда ею пользовался составитель сборника № 34.5.15. Это особенно ярко видно при изучении второй части списка Т II Тысячной книги: как и списки Г I - II, он помещен в сборнике вслед за разобранным выше комплексом документов, найденных в 151 г. (лл. 54 об. - 67 об.). Списки Г I - II и Т II, как уже указывалось выше, в середине текста имеют большой пропуск. При этом составитель списка Т II пользовался общим протографом тогда, когда отдельные его листы уже находились не на своем месте, что видно из нижеследующей таблицы. [41]

О

Т II

 
134-135 64 об.-65 С начала раздела «Юрьев» (III статья), включая: «Планида... Прокудина» (Владимир. III статья).
135-136 66—66 об. Со слов: «Филипец... Кайсаров» (там же), включая: «Григорей... Петрова» (Коломна, III статья).
136-137 65—65 об. Со слов: «Ондрей Щепотьсв» (там же), включая: «Иван да Михайло да Федорец Меншой» (Рязань, III статья).
164 об.-165 об. 65—66 Со слов: «Псковские же помещики городовые», включая конец рубрики «Бельская Засада».
165 об. -166 об. 64—64 об. Раздел «Торопецкие помещики дворовые».
166 об.-168 66 об.- 67 об. С начала раздела «Лучане дворяне» до конца текста Тысячной книги.

Заключительную часть сборника № 34.5.15 составляют разрядные материалы, связанные с новгородскими служилыми людьми. Так, на лл. 68 - 72 об. помещена выпись 17 июля 6991 г. из новгородской писцовой книги Дмитрия Китаева с указанием служилых людей 27 погостов Водской пятины, причем на лл. 72 об. - 73 сказано: «И прислал тот список князь Семен Урусов по государеве грамоте в судной Володимерской приказ, во 157-м году, как тягались о безчестье новгородцы Семен Кашкаров с Семеном Муровьевым». Далее на лл. 73 - 75 об. различные списки детей боярских, недельщиков, губных старост и пр. по великому Новгороду (92-го г., 102-го г. и др.), заключающиеся замечанием: «А подлинные списки недельщиком земцом в Великом Новегороде за дьячьею прописью Василия Щалкалова лежат в Розрядном столе. А списывали подьячие книги... в прошлом во 171-м году да во 172-м году в Великом Новегороде».

Последний из числа использованных рукописных списков Тысячной книги - Эрмитажный (ниже его обозначаем Э) представляет собою рукопись № 388 Эрмитажного собрания Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, писанную скорописью середины XVIII в. на 30 листах (не считая первого и последнего ненумерованных листов) в четверку 94. На первом ненумерованном листе [42] надпись: «Книга о первой раздаче поместий», под которой приписано: «Итаго по сии 1758 год будет 207 лет», далее еще приписка: «По 1770 год прошло времени 219 лет» и, наконец, «Петра Жеребцова», «Тысещная книга». Размещение тысячников на листах книги обычно сходно с О. Список Э является очень плохой копией текста, имевшего много общего с протографом списков Т и Ф, а также частично с протографом Погодинской группы списков.

Нисколько не предвосхищая дальнейшего анализа списков Тысячной книги, все-таки хочется подвести некоторые итоги рассмотрению этого памятника в составе разрядо-родословных сборников XVII - XVIII вв.

После издания указа 1550 г. об испомещении 1000 человек «лутчих слуг» под Москвою был составлен их список, который в дальнейшем претерпел изменения: в него добавлялись новые лица, некоторые исключались и т. п. 95 В приказах, ведавших служилыми людьми, уже в XVI в. имелся, конечно, ряд списков книги, отличавшихся друг от друга и полнотой и порядком размещения лиц 96. Никаких данных за то, что в XVI в. списки Тысячной книги имели хождение среди [43] служилых людей, в настоящее время нет 97. Во время иностранной интервенции начала XVII в. и позднее, в московский пожар 3 мая 1626 г., уничтоживший массу приказной документации, погибла основная часть списков Тысячной книги. К 30-м годам XVII в. сохранилось всего, судя по позднейшим копиям, три-четыре текста этого памятника, образующие две его главные редакции: первая, положенная в основу списка О (конец 30-х годов - начало 40-х годов XVII в.), была также использована составителями списка Н и составителями протографов Ар и Е; вторая - послужила материалом для правки списка О, а также легла в основу протографов списков Ун и Ак (ок. 1634 - 1635 г.) 98. Сейчас трудно представить себе как общие очертания разновидностей указанных редакций, так и более точное время их сложения 99.12 января 1682 г. указ об уничтожении местничества предписывал приступить к пополнению старого государева родословца и к составлению новых Родословных книг 100. Для этой цели была создана специальная Палата родословных дел во главе с боярином кн. Вл. Дм. Долгоруковым. Представители дворянских фамилий должны были подавать родословные росписи с приложением документации, которые должны были учитываться при составлении официальных родословцев. Всего в 80-х годах XVII в. 101 было подано до 750 росписей служилых людей, основанных не только на документах семейных архивов (которые у основной массы феодалов был в плачевном состоянии), но и на материалах Разрядного приказа (разрядные книги, родословцы, десятни и т. д.) 102. Среди документации Разрядного приказа особенное внимание привлекала Тысячная книга, упоминаемая поэтому неоднократно в дворянских росписях 80-х - 90-х годов XVII в. 103 [44] Значительное число частных разрядно-родословных сборников служилых людей имеет в своем составе Тысячную книгу и датируется 80-ми годами XVII в. (ср. сборники, содержащие списки Ар, Е, Ак, Т, Т II, П, У и может быть Г I - II). Принадлежность этих сборников представителям дворянства также была установлена выше (списки Г I - II составлены для Головиных, Т - для Супоневых, Е - для Лихачева, У - для Спасителевых, Ак - для Бутурлиных). Связь появления этих списков с подачей росписей в Разряд можно проследить на списке Т, который помещен в сборнике Спасителевых, где также находится их родословная роспись с упоминанием Тысячной книги. Можно установить также, что большинство (если не все) из указанных выше списков возводится к текстам Тысячной книги, хранившимся в Разряде (ср. списки Т, Т II, Г I - II, П и др.) 104. Однако до нас эти разрядные списки XVII в., к сожалению, не дошли, пожары XVIII—XIX вв. истребили значительную часть приказной документации. Характерно, что в XVIII в. списков Тысячной книги сделано всего три: 1) со списка Ак (Ар II) для издания его Н. Новиковым [Д]; 2) с неизвестного списка XVII в. [Э]; 3) со списка XVI в. Последний список [Н] датируется 60-ми годами XVIII в., может быть, его появление в эпоху деятельности дворянской комиссии Екатерины II не случайно. К разрядным спискам XVII в. возводится только один текст - Э. Такова вкратце история дошедших до нас текстов Тысячной книги.

«Список 100-го году» нами публикуется по упомянутому выше списку Н. Это - единственно полная редакция памятника. Для подведения вариантов ее мы пользовались краткой редакцией по позднейшим спискам, в частности, по упомянутым выше Г, Т, Т II.

По тексту Т мы даем также «Список стрелецких голов», почти всегда встречающийся с краткой редакцией «Списка 100-го году». Кроме указанных, используются еще три сборника, где помещены эти памятники. Архивский III список так наз. «Списка 100-го году» и краткой редакции «Списка стрелецких голов» (ниже обозначаем Ар III) находится в сборнике рукописных книг архива МИД ЦГАДА под № 83/109, написанном скорописью конца XVII в. на 136 листах в четверку. В начале [45] сборника вклеены добавочные 2 листа, где изложено содержание книги и указано, что она «подарена в архив коллежским асессором Алексеем Малиновским 1794-го года». Вся книга написана одним почерком на бумаге с водяными знаками, встречающимися в последней четверти XVII в. (разные варианты головы шута). На л. 136 имеется приписка, написанная другими чернилами, но быть может того же почерка, «197 году верстан Иван Елизарьев сын Философов на Москве. Новищный ему окълат 309 четвертей с придачами шесот трицет четвертей; дене и [з] четверти 26 рублев. Служит по дворовому» 105. Эта приписка, как и весь текст сборника, указывает на связь его составителя с делами о верстании служилых людей.

Первую часть сборника составляет краткая справка из родословца («Выписано из летописца вкратце московских князей и бояр и приезжих князей и бояр и розных государств и дворян и детей боярских и приезжих и московских родов») 106, кончавшаяся краткими данными о роде Сорокоумовых (лл. 1 - 23). Далее помещен «Список с новгородцкой писцовой книге Дмитрея Китаева 27 погостом» 107 (лл. 23 об. - 34). Список Ар III так наз. «Списка стрелецких голов» и сокращенной редакции «Списка 100-го году» помещается на лл. 34 об. - 48 об. Список стрелецких голов и архиерейских детей боярских (небольшой отрывок из «Списка 100-го году» краткой редакции) по данному тексту был издан С. А. Белокуровым 108. Однако С. А. Белокуров издал «Список стрелецких голов» с пропусками; так, опущен был отрывок «Дмитрей Кожухов... Иван Малечкин» (лл. 40 - 40 об.), очевидно, отнесенный им к разделу «дети боярские 100-го году», который в целом был оставлен издателем без внимания. Список Ар III составлен по тексту с перебитыми листами. Так, на лл. 34 об. - 38 помещен список стрелецких голов, включая «Третьяк Ивашев». Продолжение списка встречаем на лл. 40 - 41 об. («Дмитрей Кожухов... Посник Сувор дьяк был»), тогда как его окончание и начало «Списка детей боярских 100-го году» находится на лл. 38 об. - 40 (со слов: «при царе Федоре был в Мещевску сотник у стрельцов у пятидесяти человек Перфилей Секирин», включая «Неустрой Землин»). Окончание списка «детей боярских [46] 100-го году» дается на лл. 41 об. - 48 об. (со слов: «при царе Иване Гриша Юрьев сын Полуцкой» до конца списка детей боярских владыки Коломенского).

Следующую часть сборника составляют разнохарактерные разрядные записи конца XV - начала XVII в. В том числе «Роспись, хто в которых годех были в губных старостах» (лл. 49 - 50) 109, «имена неделыциком и розсылыциком, приставом, которые были при царе Федоре Ивановиче всеа Русии и при царе Борисе и при царе Василье Ивановиче всеа Русии и при немцах и при царе и великом князе Михаиле Федоровиче всеа Русии» (лл. 50 об. - 52) 110; «выпись, хто, где, в котором чину были дворяне и дети боярские» (лл. 52 - 56) 111. Здесь же встречаются различные записи 7083, 7101,7103 гг. (лл. 56 - 59) 112; «роспись хто имяном и коей пятины ходили в неделях 120-м году» и далее 121-го году (лл. 59 - 62 об.); «роспись княженецким слугам и боярским, хто чей послуживец Вотцкие пятины, которых поместил по государеву указу Дмитрей Китаев» 7008 г. июля 14 (лл. 63 - 71); наконец, запись «В великом Новгороде в верстальных книгах наместника князь Григорья Ивановича Оболенсково да воеводы Семена Васильевича Тукунова да дьяка Тимофея Огинина лета 6905-го году написано... присланы и [с] Смоленска в Великий Новгород литовские даточные люди... И в лето 7004-го году по великого князя указу в Новгородцком уезде во всех пятинех писали писцы и поместьими княженетцких людей и боярских дворовых людей» (лл. 71 об. - 73 об.). Последняя часть книги - окладные списки служилых людей (лл. 75 - 136). Списки начала, очевидно, не имеют, но на л. 75 об, помечены «115-го и 116-го годов» 113.

Щедринский список так наз. «Списка стрелецких голов» и краткой редакции «Списка 100-го году» (ниже обозначаем Q), помещается в сборнике Q XV № 87 Государственной публичной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, написанном скорописью конца XVII в. на 166 листах в четверку. Список Q находящийся на лл. 102 - 107 об. сборника, [47] дает по существу только выборку из текста публикуемых памятников.

Уваровский II список так наз. «Списка стрелецких голов» и краткой редакции «Списка 100-го году» (ниже обозначаем его У II) помещен в составе разрядного сборника № 1497 (594) собрания Уварова ГИМ, написанного скорописью первой половины XVII в., на 874 пронумерованных листах размером в лист 114. На л. 874 об. сборника имеется помета «сия книга летописец древний». Основную его часть (лл. 7 - 874) составляют разряды с 1 октября 1577 по 1616 г. «Список стрелецких голов» и краткая расписка 100-го года помещены на лл. 1 - 5. У сборника первых листов недостает, отчего оба указанные памятника даны не полностью. При позднейшей подклейке сборника порядок начальных листов перепутан (нужно было бы расположить иначе: лл. 2 - 2 об.,3 - 3 об., затем 1 - 1 об., 4 - 4 об., 5). На лл. 2 - 3 об. помещен отрывок «Списка стрелецких голов» 115 с приписками, доходящими до 125 - 126 (1616 - 1618) гг. На лл. 3 об., 1 - 1 об., 4 - 4 об., 5 помещен Список патриарших детей боярских» 116. В конце его (л. 5) после заголовка «решотошные приказчики» идет вторая часть списка городовых приказчиков. Списком У II пользовался С. А. Белокуров при составлении вариантов, как к «Списку стрелецких голов», так и к «Списку патриарших детей боярских».

К сожалению, мы не смогли воспользоваться Сборником библиотеки Общества истории и древностей российских № 364, поскольку он не попал в библиотеку им. В. И. Ленина, куда переданы были рукописи этого собрания, и в настоящее время должен считаться утерянным. Этот разрядно-родословный сборник, хорошо и подробно описанный Е. И. Соколовым 117, был составлен, очевидно, во второй половине XVII в. для Богдана Клементьевича Пыжова-Отяева. На лл. 212 об. - 225 и лл. 382 - 392 помещались два экземпляра комплекса документов, найденных на Казенном дворе в 151 г., в который входили «Список стрелецких голов» и «Список 100-го году» в краткой редакции.

В заключение нужно сказать несколько слов о принципах публикации текстов в настоящем издании. При передаче текстов мы руководствовались правилами транскрипции, обычно [48] принимаемыми за основу при издании памятников XVII в. (передаются все буквы, кроме отсутствующих в современном алфавите, причем i передается через и, … через ф, ъ через е, … через кс, оу через у; ъ в конце слов не ставится и т д.).

При подведении вариантов к публикуемым текстам мы учитывали только разночтения смыслового характера, а не филологического, исходя из того, что имеющиеся в нашем распоряжении списки относятся сравнительно к позднему времени (XVII—XVIII вв.), а потому их филологические особенности не представляют интереса. Не отмечается в примечаниях и порядок следования листов в отдельных списках, если даже он не совпадает с порядком публикуемых текстов, поскольку в издании имеются на этот счет специальные таблицы.

Примечания с указаниями на варианты, встречающиеся в разных текстах публикуемых памятников, составлены, в основном, по материалам рукописных списков памятников. Исключение делается для тех опубликованных текстов, рукописные протографы которых до нас не дошли (Ф для Тысячной книги, А для Дворовой тетради). В примечаниях указываются также варианты списка В, которые отсутствуют в списке Ак, положенном издателем в его основу, и варианты списка Д, отсутствующие в Ар II, с которого Д был напечатан.

Поскольку в основу издания положены не подлинные тексты публикуемых памятников, а позднейшие списки (список первой половины XVII в. Тысячной книги, и список второй половины XVIII в. Дворовой тетради), постольку мы вынуждены были внести в них некоторые коррективы, исправляющие явные искажения, которых они не лишены. Эти коррективы, оговоренные всегда в примечаниях, могут быть сведены к следующему:

Несомненные пропуски, дефектные чтения исправляются согласно другим имеющимся в нашем распоряжении спискам. При этом восстановленный текст, пропущенный почему-либо в публикуемых списках, ставится в [ ] с соответствующим указанием в примечаниях на его отсутствие.

Пометы, имеющиеся на полях списка Н, оставлены в основном тексте издания, поскольку они отражают текст его протографа, а пометы — коррективы списка О, поскольку они появились в результате сверки одного списка с другим, учитываются при публикации основного текста с оговоркой в примечании (если они исправляют явные дефекты списка), или переносятся в примечания, если они отражают различные редакции Тысячной книги.

Согласно данным писцовых книг, вводятся также с соответствующими оговорками в примечаниях некоторые [49] коррективы в названия новгородских погостов, которые часто во всех списках Тысячной книги встречаются в явно искаженном виде.

В виду того, что в списках Тысячной книги и Дворовой тетради начальные буквы названий городов, погостов и других разделительных наименований обычно выделяются киноварью, мы сочли возможным давать эти наименования жирным шрифтом.

В целях сокращения в примечаниях употребляются следущие выражения: «так обычно», означающее, что помеченное им чтение имеется во всех списках памятника, кроме оговоренных в примечаниях; «зач.» означает зачеркнуто; «испр.» исправлено; «отс.» отсутствует.

Именной, географический и терминологический указатели, приложенные к настоящему изданию, имеют в виду, прежде всего, публикуемые тексты (из примечаний учитываются только важнейшие, главным образом касающиеся лиц, пропущенных в публикуемых списках). При передаче в указателе лиц, фамилии и имя которых в тексте памятников отсутствуют, а имеются лишь указания на их родственные отношения к иным лицам (сын или брат такого-то), эти фамилии и отечества восстанавливаются согласно имеющимся в тексте указаниям. В [ ] даются варианты имен, отечеств и фамилий, заимствованные из примечаний. Если лицо встречается в памятниках неоднократно и при этом имеются некоторые отличия в передаче его имени, отчества или фамилии, то встречающийся впервые вариант берется за основу, а вторичный ставится в скобки ( ). Если лицо в обоих памятниках служит по одному городу, то вторично при указании его служебного положения сведения о месте службы не повторяются. (Напр. Исаков, Афонасий Иванов сын, сын боярский III статьи по Торжку - л. 147; дворовый сын боярский - л. 149). Точно так же в случае службы того или иного лица по разным городам, по одному разряду, при вторичном его упоминании чин не повторяется (напр. Голостенов, Федька Афонасьев сын, дворовый сын боярский по Ржеву - л. 135 об.; но Старице - л. 137). Если на листах памятников сведения, отмечаемые в указателях, встречаются дважды и более, то они помечаются *. Листы Тысячной книги в указателях обозначаются жирным шрифтом, Дворовой тетради курсивом, «Списка стрелецких голов» и «Списка 100-го году» обычным. Если то или иное лицо помещено не из публикуемого текста, а из примечания, то указывается, к какому листу того или иного памятника это примечание относится (напр. к л. 96 и т. д.)

А. Зимин

Текст воспроизведен по изданию: Тысячная книга 1550 г. и Дворцовая тетрадь 50-х годов XVI в. М.-Л. АН СССР. 1950

© текст - Зимин А. А. 1950
© сетевая версия - Тhietmar. 2007

© OCR - Антов Д. 2008
© дизайн - Войтехович А. 2001 
© АН СССР. 1950