Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

РАННИЕ ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ЛИССАБОНСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

История правовой основы университетской идеи ...Что может быть интереснее для нового университета, который стремится продолжить многовековую традицию? Учебное заведение, о котором пойдет речь в публикуемых документах, — первый университет Португалии. Он был основан в Лиссабоне, но в последующие времена не раз перебирался оттуда в Коимбру и обратно, пока наконец в XV в. не обосновался прочно в Коимбре. И хотя ныне в Лиссабоне свой университет, Коимбрский по праву считается наследником первого средневекового университета страны.

Пусть не удивляет появление университета в, казалось бы, далекой от образовательных центров Европы Португалии. Будучи географически удаленной от крупнейших университетских центров — Парижа, Оксфорда, она тем не менее была активно включена в жизнь континента. Вдоль ее берегов, через ее порты, проходили морские дороги с севера Европы на юг, в Средиземноморье. Вассальные связи с папским престолом, нередко вызывавшие недовольство внутри страны, в то же время служили еще одним фактором включенности Португалии в европейский контекст. Наконец, еще в ХIII в. многие португальцы отправлялись в иные земли, приобщаясь к европейской ученой культуре, не говоря уже о том, что двор короля Диниша был известным не только на Пиренеях центром поэтической и музыкальной культуры, складывавшейся в рамках традиции трубадуров. Стоит упомянуть о том, что в то время именно галисийско-португальский язык считался языком поэзии и в других пиренейских землях.

В публикуемых документах кроме самого факта образования университета обращает на себя внимание постоянно и настойчиво [93] подчеркиваемая связь и заинтересованность в его создании португальской церкви. Потребности духовного развития подкреплялись финансовыми возможностями церкви, которая, как мы видим, в лице крупнейших церковных организаций поддержала и приняла участие в учреждении университета. Документ 4 свидетельствует и о иных, более частных и локальных формах поддержки университетских учащихся. Грамота подобного рода — не единственная.

Позже, в начале XV в., будет предложен проект реформы университетского общежития. Автором его станет Педру, второй сын короля Жоана I. Ему не пришлось самому сидеть на португальском престоле: сначала правил его старший брат Дуарте, затем сын последнего Афонсу V, при котором Педру был регентом. Однако характер, кругозор, решительность, направленность политики, которые проявились в период его регентства, говорят о том, что именно ему стоило бы руководить жизнью Португальского королевства,

В юные годы он совершил, как подобало безупречному рыцарю, поездку по отдаленным странам, от Англии до Венгрии. С дороги он посылал письма, нередко отличавшиеся не только острым умом и наблюдательностью, но и заботой о государстве и его университете. В письме, посланном в 1426 г. из Брюгге, ссылаясь на то, что он видел в других странах и что ему предлагали и рассказывали люди, как он пишет, более сведущие, чем он, в университетских делах, Педру предлагает: "Во-первых, в указанном университете пусть будет десять или более коллегий, в которых пусть содержатся бедные школяры, а другие, богатые, могут там жить на своем коште, и все пусть живут внутри коллегии, и пусть ими руководит магистр, который держит от этой коллегии эту должность; устав его таков: в городе Лиссабоне и его округе есть пять или шесть церквей университета, и в них можно хорошо устроить другие такие коллегии, и пусть в каждом будет викарий... и пусть ему дают содержание, принадлежащее церкви; и сверх того содержания пусть будет выделено для школяров этой коллегии; а они пусть спять в доме, где есть кельи, и пусть трапезничают все вместе, и пусть заперты будут одним запором; и пусть, сеньор, после того как пробудут в университете два года, получат университетский диплом и принесут присягу, и получив такое образование, они, милостью Божией, станут вполне сведущими клириками; и, кроме того, епископы со своими капитулами могут устраивать каждый свою коллегию для уроженцев своих мест, и черные монахи — для себя, и регулярные каноники — свою, а белые монахи — свою, и пусть эти коллегии имеют порядок и управление по образцу Оксфорда и Парижа, и таким образом возрастет [число] образованных людей и науки, и сеньоры поймут, откуда брать честных и сведущих капелланов.., а [94] вы (брат Педру, наследный принц Дуарте. — Прим. перев.) приобретете образованных людей для отправления правосудия, и если будете кем-нибудь недовольны, вам будет откуда взять других, и они, опасаясь того, что это может с ними случиться, будут служить лучше и с большим прилежанием..." 1. В XVI в. программа Педру относительно создания коллегий была воплощена в жизнь в Коимбре. Но вернемся в XIII в.


1

Святейшему отцу и Господину, по промыслу Божию высшему понтифику святой Римской церкви. Мы, сыны ваши преданные, аббат Алкобасы 2, приор [монастыря] Святого Креста Коимбрского 3, приор монастыря святого Винсента Лиссабонского 4, приор святой Марии Гимарайншской, приор святой Марии Алкасова в Сантарене, ректоры церквей святого Леонарда в Атогийе, святого Юлиана, святого Николая, святой Ирины и святого Стефана в Сантарене, святого Климента в Луле, святой Марии... святого Михаила и святой Марии в Синтре, святого Стефана в Аленкере, святой Марии в Гайе, в Лауриане, в Вилла Висоза, в Азамбуе... в Эштремош, в Беже, в Мафре и в Могадору, преданнейшими устами припадая к святым стопам; поскольку королевскому величию не только оружием подобает быть украшенным, но и законами, дабы государством можно было надлежащим образом управлять и во время войны, и во время мира, поскольку мир наукой озаряется, и жизнь подданных полнее и вернее устраняется ради служения Господу и слугам Его, вера укрепляется, церковь возвеличивается, а мужи церкви обороняют ее от уничтожения ереси, то ввиду этого мы, вышеуказанные, вместе с духовными лицами, прелатами, и другими, как клириками, так и мирянами королевств Португалии и Алгарве 5, по тщательному обсуждению этого между собой, по божественному наущению и убежденные в нашей общей и частной пользе, полагаем, что весьма полезно для этих королевств и их жителей иметь там на каком-нибудь факультете общее обучение 6 наукам, ибо многие, желая учиться и стремясь быть приписанными к сословию клириков, из-за нехватки средств не отваживаются (предать себя) долгому пути и опасностям 7, страшась, что не смогут достичь отдаленных земель ради обучения, и так остаются, того не желая, мирянами, но им надлежит вернуться к своему доброму вышеуказанному намерению; таким образом, по этим причинам и из-за многих иных выгод и польз, которые, то те, то другие, было бы долго перечислять по одной, мы много раз обращались к величайшему королю нашему господину Дионисию 8, с неумеренной настойчивостью [95] прося его, чтобы он благословил устроить и учредить общее обучение в своем благородном городе Лиссабоне ради служения Богу и славы блаженнейшего мученика Винсента, в каковом городе по выбору Господа нашего Иисуса Христа находится его гробница; и приняв и выслушав эти наши мольбы, он благосклонно по согласию с нами, будучи истинным покровителем указанных монастырей и церквей, постановил, что плата (содержание) докторам и магистрам будет выплачиваться из доходов и сборов указанных монастырей и церквей; и было меж нами определено, сколько каждая церковь обязана платить, оставляя тем не менее подобающее и достаточное содержание из этих доходов. Посему припадаем к стопам вашего святейшества, святой отец, униженно моля, чтобы вы соизволили разрешить столь благочестивое и похвальное дело, задуманное ради служения Богу и украшения отечества, равно как и для пользы всех и каждого из нас, и подтвердить, милостиво и благосклонно, указанное распоряжение. Дано в Монтемор-у-Нову во вторые иды ноября в год эры СССХXVI 9.

2

Всех, кого достигнет это письмо, Дионисий, Божьей милостью Король Португалии и Алгарве, приветствует. Известно, что чудесное сокровище знаний, которое, все больше распространяясь, способствует увеличению богатства, озаряет мир духовным и земным (светом), ибо приобретя его, мы, католики, познали Бога, Создателя Нашего, и возлюбили католическую веру во имя Сына Его, Господа Нашего Иисуса Христа; а также поскольку нам, слугам Его, и другим государям, повинуются подданные, и повиновением их жизнь направляется к служению справедливости, которая передается посредством этого знания; итак, как повторяем за пророком: того бросили мы у Господа, к тому стремились, чтобы обитать в доме Господнем [Пс. 26:4]. И возжелав одарить наши королевства этим ценным сокровищем, мы повелели устроить в королевском городе Лиссабоне во славу Господа и святой Девы, матери Его, а также святого мученика Винсента, святым телом которого украшен этот город, общее обучение, так что не только обеспечили средства для докторов всех искусств, но и наделили многими привилегиями; однако, узнав из сообщений некоторых, что кое-кто собирается приять ради этого нашего обучения из разных стран, если сможет пользоваться здесь безопасностью личной и имущественной, и желая подкрепить это добрыми делами, всем, кто учится там или впоследствии захочет учиться, обещаем полную безопасность; и никому, какого бы он ни был достоинства, не дозволяем их обижать, но [96] будем защищать их от несправедливости и насилия с Божьей помощью; и прибывшие туда в том, что касается их удобства, найдут нас столь милостивыми, что они вполне заслуженно смогут и будут принуждены вверить себя многой благосклонности королевского величия. Дано в Лейрии в первый день марта в год эры тысяча триста двадцать восьмой.

По повелению короля. Алфонс Мартини записал.

3

Николай, епископ, раб рабов Божьих. Любезным сыновьям, сообществу магистров и школяров в Лиссабоне, приветствие и апостолическое благословение. Сколь велика забота, с которой мы помышляем о состоянии королевства Португалии, столь велико и желание. Чем настойчивее размышляем мы о состоянии королевства Португалии, тем с большим желанием склоняемся мы к тому, чтобы в этом королевстве, все преодолев, процветало уважение и почитание Божии, укрепляясь трудами во спасение, и чистота католической веры во славу Божьего имени и во спасение верных, в нем [королевстве] живущих, усиливалась. Воистину дошло до нас, что благодаря заботам сына нашего во Христе, Дионисия, славного короля Португалии, существует вновь в городе Лиссабоне, насажденное не без великой и достойной похвалы предусмотрительности обучение на всех дозволенных факультетах, и как говорят, его магистрам некоторыми прелатами, Цистерцианскими аббатами и приорами Орденов святого Августина и святого Бенедикта и ректорами некоторых церквей королевств Португалии и Алгарве 10 обещано определенное содержание и статус, чтобы они могли свободнее предаваться учению и обучению. Мы же, старательнейшим образом заботясь о том, чтобы посредством такого обучения с помощью Того, от кого проистекает всякое благо, почитание Господа множилось, благочестие росло, и последователи праведной веры были просвещены, украшены знаками отличия и приобрели сокровище знания; и потому ради расширения и укрепления этого обучения, заботливо стремясь и желая также, чтобы с помощью апостолической благосклонности это обучение держалось крепкими корнями, то, что было содеяно, мы утверждаем и одобряем, короля же просим весьма настойчиво и увещеваем, чтобы граждан Лиссабона заставил королевской властью сдавать пустующие [свободные] дома под жилье школярам, по удовлетворительным ценам, которые должны быть установлены двумя клириками и таким же числом мирян, сведущих, католиков и приведенных к присяге, избранных сообща вами самими горожанами; и чтобы заставил пообещать всех бальи, [97] официалов и должностных лиц этого города под клятвой безопасность и иммунитет самим школярам и их имуществу, а также их вестникам. Кроме того, мы постановляем, что все магистры, отправляющие свою деятельность в указанном городе, могут владеть и получать доход от своих пребенд и бенефициев... кроме ежедневных отчислений, предназначенных тем, кто участвует в службе. Далее, повелеваем, чтобы никто из магистров, школяров или их слуг не подлежал суду или каре какого-либо мирянина, если же — чего да не будет — случится, что они будут уличены в каком-либо злодеянии, если только не оставляются в ведении светской курии, будут осуждены церковным судом; и что школяры [факультетов] искусств, и канонического права, и гражданского, и медицины, которых магистры считают достойными, могут становиться лиценциатами по указанным наукам через посредство лиссабонского епископа, который тогда будет, а если лиссабонская кафедра будет свободна, — викарием, поставленным лиссабонским капитулом для [решения] духовных дел; и всякий магистр в этом городе будет экзаменован и проверен указанными епископом или викарием на любом факультете, кроме теологического, после которого можно свободно преподавать везде без дополнительного экзамена. И да не будет позволено никому из людей этот лист наших установлений порушить или с дерзкой безрассудностью противоречить им; если же кто попытается это [сделать], пусть знает, что на него падет гнев Всемогущего Бога, блаженных апостолов Петра и Павла. Дано в Древнем Городе, в пятые иды августа, в третий год нашего понтификата [1290].

4

Во имя Святой Единой Троицы, Отца и Сына и Святого Духа. Мы, Доминик, с соизволения Божьего епископ Лиссабонский, канцлер славного короля Португалии и Алгарве... во искупление грехов наших и некоторых, нам благоволящих, и особенно короля господина Алфонса III 11 и сына его короля господина Дионисия, от вторых, как мы знаем, мы получили много добра, мы соорудили [на землях наших и] из имущества нашего... приют в городе Лиссабоне, в приходе святого Варфоломея апостола; в домах наших, косыми владеем в указанном приходе, этому приюту, во славу святых Павла и Элигия и Климента, — все наше недвижимое имущего, а именно: наделы, виноградники, соляные копи, сад, огород, луга, рощи, масличные рощи, сады, фиговые посадки, каменоломни, мельницу, винные склады с бочками, чанами для вина, кадками и другими сосудами и давильными прессами, где бы оно ни [98] находилось — внутри или снаружи, а также движимое, например коровы или любой другой тягловый скот, [который там будет] к моменту нашей смерти, сервов и сарацинов 12, которыми будем владеть ко времени указанной смерти, и все остальное, чем будем обладать. И пусть [всем этим] пользуются десять пресвитеров, отправляющих божественную службу в церкви указанного приюта и еще несколько почтенных бедняков... [Далее следует регламентация повседневной жизни обитателей приюта, от количества ежедневно потребляемого мяса или рыбы до одежды и лечения, а также порядок церковных служб. — Прим. перев.]. Всем остальным в этом приюте пусть владеют сообща, ради пользы этого приюта. Кроме того, мы повелеваем, чтобы из доходов этого приюта или его монастыря каждый год в праздник святого Михаила выплачивались деньги шести школярам, того заслуживающим и к обучению способным, в таких долях: двоим, кто будет слушать право и одному — теологию — каждому из них по пятьдесят либр 13. Четверым же, слушающим грамматику, или логику, или естественную философию, или медицину — каждому по 25 либр. И эти деньги пусть получают каждый год в течение пяти лет, пока остаются в обучении. Если же кто покинет обучение или они умрут, или закончится пятилетие, на следующее пятилетие другим шести пусть указанные деньги выплачиваются, как было сказано. И мы желаем, чтобы то, что мы здесь сказали, вечно соблюдалось. Тем не менее если найдется кто-нибудь из моих родичей подобных [способностей], мы желаем, чтобы прежде для них, чем для чужих, это было сделано; если же не найдутся такие, пусть указанные деньги будут выплачены более достойным и более способным к учению, как выше было сказано... И мы стремимся к тому, чтобы без принуждения и весьма почтительно служили Спасителю нашему, его Матери и сподвижникам, и чтобы в указанном приюте были монахи, следующие утвержденным правилам [уставу], и там, живя и служа благочестиво, они бы слушали теологию и проповедовали, чтобы расширялись пути католической веры. И двое из этих монахов или трое, если так удобно будет сделать, пусть слушают каноническое право ради служения Богу и упомянутому приюту или монастырю, поддерживая его в его правах... Дано в Лиссабоне, в месяце апреле, в год эры тысяча триста двадцать девятый 14.


Комментарии

1. Boletim do Arquivo da Universidade de Coimbra. V. XI-XII. Coimbra, 1989-1992.

2. Алкобаса —один из крупнейших бенедиктинских центров Португалии, с давних пор обладавший богатейшей библиотекой и славившийся ученостью монахов.

3. Монастырь Святого Креста (Санта Круш) долгое время играл роль королевского монастыря: в него монархами Португалии и членами королевской семьи делались крупные вклады, в том числе и книгами, в нем же похоронено несколько португальских королей.

4. Святой Винсент считался покровителем Лиссабона. По преданию, к берегам у Лиссабона прибило барку с его телом, на бортах которой сидели вороны. Отсюда и герб Лиссабона — кораблик с двумя воронами.

5. Алгарве, южная часть территории, присоединенная в середине ХШ в., долгое время сохраняла статус особого королевства.

6. Общее обучение (studium generale) — широко распространенное название учебных заведений университетского типа.

7. В тексте букв.: "опасностей для людей".

8. Диниш правил Португалией с 1279 по 1325 г. Сам широко образованный, он приветствовал появление у себя в королевстве ученых людей. Широко известен прежде всего как поэт и государственный деятель, выведший Португалию на уровень европейских держав, с которыми приходилось считаться. При нем делопроизводство было переведено с латыни на португальский.

9. Так называемая "Испанская эра" на 38 лет отличалась от общеевропейского летосчисления от Рождества Христова, по которому данный документ датируется 1288 г.

10. Церкви и монастыри, принявшие участие в финансировании университета, составляли крупнейшие и наиболее славные церкви королевства. См. документ 1.

11. Афонсу III правил с 1245 по 1279 г. При нем закончилась для Португалии Реконкиста. Он известен как создатель большого числа законов, а также как "родоначальник" португальских кортесов. Интересно, что и он, как и другие португальские монархи, часто входил в столкновение с португальским клиром и самим папой. Тем не менее в грамоте он упомянут как король, благоволивший к церкви, что может объясняться: 1) принятым в документах клише; 2) особым отношением с лиссабонской церковью; 3) признанием приоритета его даров над его конфискациями.

12. Серв — несвободный христианин в хозяйстве средневекового человека, сарацин — мусульманин.

13. В начале XV в. из одной марки серебра чеканилось 2,2 тысячи либр.

14. То есть 1291 г.

(пер. О. И. Варьяш)
Текст воспроизведен по изданию: Ранние документы по истории Лиссабонского университета // Вестник университета российской академии образования, № 2. 1997

© текст - Варьяш О. И. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2014
© OCR - Станкевич К. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник УРАО. 1997