Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ВТОРОЙ МЕНГЛИ ГИРАЙ

Хан Менгли Гирай II — сын хана Эльхадж Селим Гирая, родившийся во время ссылки отца на остров Родос. Несколько раз Менгли Гирай был назначен и служил сераскерач. При правлении брага Гази Гирая был нуреддином, а при Каплан Гирае — калгаем. После отставки Каплан Гирая Менгли удалился в деревню Кадыкёй в окрестностях Силури и жил там.

Уже с некоторого времени крымские эмиры, улемы и хан- заде, хорошо зная, что враги вокруг набираются сил и готовят планы захвата Крыма, вместо того, чтоб объединиться, дробили единую силу страны на части и применяли эту силу друг против друга из корыстных интересов, из-за взаимной неприязни. Османское государство, обеспокоенное тем, что раздоры в Крыму могут привести к гибели страны, стало задумываться над тем, чтоб назначить в Крыму такого хана, который смог бы подавить смуту. С этой целью в поселке Видуз около Стамбула собрались Каплан и Менгли Гираи, а также садразам Ибрахим паша и капудан Мустафа-паша.

Было признано, что политика Высокой Порты по поддержанию петиций военной верхушки, приведшей к смещению нескольких ханов, оказалась неправильной. Садразам сказал Каплан Гираю, что нужно решительно покончить с практикой, когда назначенный уже хан иногда отвергается эмирами, и что пощечина одному из представителей дома Гираев есть пощечина всему роду. Каплан Гирай ответил, что он согласен с садразамом, но в то же время, понимая смысл его обращения, должен сказать, что его слабое здоровье не даст ему возможности эффективно управлять страной. Поэтому он выражает уверенность, что подходящим кандидатом на крымский трон является Менгли Гирай, дважды бывший кал гаем. Если же Менгли Гирай не справится с трудной задачей наведения порядка в Крыму, то тогда он, Каплан Гирай, поневоле должен будет взвалить на себя эту трудную ношу. А пока же он будет помогать своему брату, пользуясь опытом двукратного правления крымским государством.

Эта рекомендация Каплан Гирая была принята садразамом, и он представил прошение падишаху. В месяце мухаррем 1137 [115] г. (сентябрь-октябрь 1724) Менгли Гираю было пожаловано крымское ханство. Хан оставил на должности калгая Сафа Гирая, а своего брага Селямет-султана назначил нуреддином.

К этому времени османское государство потребовало для участия в иранской войне 10 тысяч аскеров. Хан назначил башбугом над 5 тысячами аскеров калгая Сафа Гирая, приставил к нему также Азамат Гирай султана и отправил их в Стамбул. Еще 5 тысяч аскеров он отдал под командование нуреддина Селямет Гирая, приставил к нему своего сына Токтамаш Гирай султана и также направил в Стамбул. Эти две части, соединившись в Стамбуле, отправились под командование Хамаданского сераскера, чтоб совершить поход на Иран. С отъездом из Крыма калгая Сафа Гирай султана военные силы смутьянов несколько поубавились. И тогда хан приступил к усмирению оставшихся в Крыму.

Вот как описывает эти события "Умдет-уль-ахбар". "Сначала хан вызвал к себе Джантемур-мурзу и его окружение и смягчил их сердца сладкими речами и подарками. Кемаль-агу назначил везиром. Абдуссамед-эфенди из Кёлечского оджака поставил кадыаскером, так как последние двое были самыми отъявленными из поджигателей раздоров. В то же время хан, тайно встретившись с противником Джантемур-мурзы Муртазой, строил планы подавления Джантемура. Догадавшись об этих намерениях хана, Абдуссамед-эфенди и Кемаль-ага начали беспокоиться. Хан же, в свою очередь, узнав об их опасениях, вызвал их к себе и постарался успокоить следующими словами: "Цель моего назначения — освободить страну от грозящих бед путем устранения раздоров и распрей. Мое положение хана требует oт меня, чтобы я подходил ко всем сторонам беспристрастно. Пусть мои контакты с разными людьми не вызывают у вас опасений. На мой взгляд, вы все достойные люди, заслуживающие наград".

На самом же деле, посредством Муртаза-мурзы хан хотел разъединить ширинцев. Для этого он сначала внес холодок в отношения между Хаджи Джантемур-мурзой и самыми именитыми из ширинцев — Газишах и Сефергази мурзами. Он инспирировал судебную тяжбу между Джантемур-мурзой и последними двумя. Хан выступил посредником в тяжбе по заявлению истцов. Газишах и Сефергази утверждали, что нападение на племя Едилер было [116] совершено с ведома Джантемур-мурзы, и что поэтому это дело должно быть рассмотрено в ханском диване. Судьей, подходящим для рассмотрения этого дела, нашли кефинского муфтия Абусууд-эфенди. Но так как Абусууд-эфенди был другом Эльхадж Муртаза-мурзы, то кадыаскер и сторонники Джантемура отклонили этого судью. Хан, хотя на словах и поддержал их доводы, все же тайно вызвал в Бахчисарай Абусууд-эфенди, и тот в одну из ночей туда и прибыл.

Этот приезд Абусууда встревожил клан Джантемура. Хан успокоил их, сказав, что судья приехал с частным визитом и что он, хан, принял его лишь из уважения к обычаям гостеприимства.

В 1138 году (1725) хан фирманом вызвал всех эмиров в Бахчисарай. Пятого дня зу-ль-хидждже (8 октября), в пятницу, все мурзы должны были присутствовать в диване. Многие терялись в догадках о причинах такою генерального сбора. Джантемур и его сторонники в указанное время во дворец не приехали. Лишь после совершения пятничной молитвы Джантемур неуверенными шагами направился к ханскому дворцу. Там почти никого еще не было. Тут один из друзей Джантемура, служащий дворца, увидев его, сказал, что в этом сборе он видит какую-то скрытую цель. Джантемур, полный сомнений и опасений, туг же удалился. Когда об этом донесли хану, то он послал вдогонку за Джантемуром Али-пашу. Но тот не только не смог вернуть Джантемура, но даже чуть было не был убит молодыми мурзами из лагеря Джантемура. Их отговорил сам Джантемур-мурза.

Внушив себе, что хан собирается их казнить, капыкулу Хаджи-бек из потомков Азамат-бека, Кемаль-ага из потомков Ногай-аги, Мехмед-мурза сын Кантемира из Мансуровых сыновей со всем своим urug (родом) пустились бежать из Бахчисарая по Аккашской дороге. Известие об этом дошло до хана с запозданием. Сразу же были посланы в разные стороны отряды преследования. На Чонгарскую переправу послали двести аскеров, а в сторону Кубани с небольшим количеством войск Дели Вахт Гирай султана. Коменданту Азакской крепости Мустафа паше было велено воспрепятствовать переправлению бунтовщиков.

Беглецы достигли Великого Дона (Ulu Ton) и попросили переправить их. Мустафа-паша не только не разрешил им это, но даже задержал некоторых. Но тут успеху поимки помешали янычары, охранявшие переправу Мурзы, хорошо знакомые с нравами этих вояк, стали восхвалять их, говоря, что они, янычары, "принадлежат коджаку [117] святого Бекташа Вели». От этих слов их невежественные умы и сердца вскипели, и они, открыв переправу, пропустили бунтовщиков.

Здесь же, в Крыму, Абуссуд-эфенди издал фетву о конфискации имущества всех беглецов. Затем послали кадиев для исполнения решения. Для поимки беглецов на Кубань послали Салих Гирай султана.

Салих Гирай, дойдя до Кабарды, при помощи Азамат Гирая, сына Хаджи Гирая, поймал и безжалостно повесил Бахадыр-шах мурзу, сына Эльхадж-бека, слепого Кутлу Гирая и Айваз-мурзу из рода Азамат- бека, Мехмедшаха, сына Дюктемура, и других молодых мурз и разогнал остальных. Оставшихся освободил Дели Вахт Гирай султан, и в течение трех лет все они оставались под покровительством абазинских и калмыцких племен. Вахт Гирай еще до этого бежал к черкесам. Освобождение им некоторых из смутьянов было акцией против хана. Хан приказал поймать и его. Тогда Вахт Гирай попросил защиты у племен Кытай и Кыпчак, близких к трону. Но вскоре эти племена по прибытии калгая и нуреддина с войском подчинились хану. Вахт Гирай также был вынужден подчиниться и просить прощения. Он был прощен с условием впредь никого из клана Джантемура не поддерживать. Было совершено покушение на Эльхадж Джантемура. Но абазинец, пустивший в него пулю из-за двери дома Хаджи-бека, промахнулся, и Джантемур бежал".

Расправившись с бунтовщиками, хан Менгли Гирай добился затем ссылки на остров Сакыз калгая Сафа Гирая с помощью сераскера иранских походов Кёпрюлю-заде Ахмед-паши. На его место хан назначил другого своего брата Адиль Гирай султана.

В ] 140 г. (1727/8) хан уволил калгая Адиль Гирая. Кал гай некоторое время жил в Янболу. Затем, уйдя к буджакским татарам, он, в сговоре с Юсуф-мурзой, сыном Ормамеда, поднял восстание. Через коменданта крепости Бендеры они послали султану петицию с требованием уволить хана, а также разрешить возвратиться ногаям, ранее высланным из Буджака.

Когда весть о петиции ногаев дошла до Крыма, крымское население, отправив во главе с Муртаза-мурзой контр-петицию, выразило свою удовлетворенность ханом, "проявившим так много таланта в управлении государством и в подавлении бунтовщиков". Согласно этой петиции Стамбул склонился к репрессиям по отношению к ногаям. Хан, взяв с собой приданных к нему янычаров, пошел на Буджак и снова привел ногаев в подчинение крымскому [118] государству. Адиль Гирай, раскаявшись в содеянном, удалился в Румелию.

Устранив распри среди знати такими решительными мерами, хан заслужил одобрение султана. Его вызвали в Стамбул и вручили награды и подарки. Историк Асым приводит следующие подробности чествований Менгли Гирая в Стамбуле.

"В 1141 г. (1729) по приглашению падишаха Менгли Гирай приехал в Стамбул. С ним был Токтамыш Гирай, сын Халим Гирая, сына Саадет Гирая III. В ночь на двадцать первое шевваля (20 мая) дворцы около Саадабада (Кягыд-хане) были принаряжены и разукрашены, всюду пускали фейерверки, и люди веселились. В эту ночь крымский хан со своей свитой присутствовал на банкете, устроенном семьей хумаюна.

На второй день хан, проведя день с султаном и валиде султан, уехал с садразамом Ибрахим-пашой в Буюкдере, и вечернюю трапезу они устроили там..."

А. Ильми

В 1143 г. (1730), после того как по требованию восставших янычар турецкий султан Ахмед III с громким плачем уступил трон султану Махмуду I, хан Менгли Гирай был отстранен от крымского трона и сослан на остров Родос. Особых причин для увольнения хана не было — новый султан Махмуд I просто подчинился своему случайному настроению и невежественным желаниям вице-адмирала Халиль-паши и его приспешников.

Второго дня месяца джумади-уль-эввель 1150 г. (7 сентября 1737) Менгли Гираю вторично был пожалован берат на крымское ханство, и он оставил на должности кал гая Селямет Гирай султана, а нуреддином назначил Салих Гирай султана. Спустя некоторое время Салих Гирай умер, и на его место был назначен Халим Гирай султан из сыновей Саадет Гирая III.

Во второе правление хана Менгли Гирая Россия и Австрия, заключив союз против Порты и Крыма, начали войну. В 1152 г. (1739) Австрия заключила союз с Османским государством, когда русские снова напали на Крым. Менгли Гирай потратил много усилий, чтобы воспрепятствовать продвижению русских к Крыму, и по окончании войны был приглашен в Стамбул для обсуждения условий перемирия с русскими. Крепость Азак, [119] захваченная русскими в 1149 (1736) г., была оставлена им с условием не держать там флопга. После подписания мирного договора в Белграде Менгли Гирай вернулся в Крым и 29-го дня священного месяца рамазан 1152 г (30 декабря 1739) скончался. Останки его похоронены во дворе ханской мечети в Бахчисарае.

Менппи Гирай II прожил 60 лет. Первое его правление д лилось 6 лет и два месяца, второе — 2 года и пять месяцев. Менгли Гирай был умным, деятельным, любящим словесность человеком. После себя он оставил следующие постройки: в городе Карасу — мечеть "Минарели джами" с двумя минаретами и теше для дервишей ордена Хальветие; в Буджаке, в местности Татарпынары — Колонную медресе; в Топхане в Стамбуле — Гульшени-хане.


ПОЯСНЕНИЯ:

СЕРАСКЕР. В султанской Турции первоначально главнокомандующий армией; в кон. 16 — нач. 19 в. заместитель великого везира, руководивший войсками.

БЕКТАШ ВЕЛИ. Святой покровитель янычарского корпуса, мюрид Ахмеда Ясави (ок. 1105-1166) — среднеазиатского поэта-суфия и проповедника. Дервишский орден Хаджи Бекташи существовал в Турции с 15 в., официально закрыт в 1826 г.

ВАЛИДЕ-СУЛТАН. Официальный титул матери султана.