Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

«ПОУЧЕНИЕ» ЗАКАВКАЗСКОГО МУФТИЯ И ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЗАКАВКАЗСКОГО МУСУЛЬМАНСКОГО ДУХОВНОГО ПРАВЛЕНИЯ СУННИТСКОГО УЧЕНИЯ (1892) 1

Утверждение российской власти в Закавказье в первой трети XIX в. и включение в состав Российской империи территорий со значительным мусульманским населением потребовало от правительства разработки мер по осуществлению государственного контроля над новыми мусульманскими подданными и мусульманской духовной элитой. Одним из первых стратегию действий правительства в этой сфере определил главноуправляющий в Грузии генерал от инфантерии А. П. Ермолов (1816-1827). В 1824 г. в предписании кубинскому коменданту К. К. фон-Краббе он рекомендовал установить точное число духовных лиц и круг их обязанностей, чтобы впоследствии ограничить их численность теми, кто лоялен к российской власти, и исключить из разряда «духовенства» 2 сейидов 3, шейхов и дервишей 4.

Разработка проектов учреждения в Закавказье мусульманских духовных правлений началась с создания в 1828 г., по распоряжению главноуправляющего в Грузии графа И.Ф. Паскевича-Эриванского (1827-1831), специального Комитета об устройстве магометанских провинций 5. В 1837 г. разработанный Комитетом проект был дополнен новым главноуправляющий в Грузии бароном Г. В. Розеном (1831-1837), а еще год спустя представлен третий вариант. Однако в 1839 г., в связи с подготовкой административной реформы, дальнейшее продвижение этого вопроса приостановилось 6 и возобновилось лишь в 1842 г. 7 Существенную поддержку осуществлению проекта организации муфтиятов Закавказья оказал [329] кавказский наместник великий князь Михаил Николаевич (1862-1881). Для пересмотра прежних и составления новых предложений об устройстве закавказского мусульманского «духовенства» в 1864 г. при Совете главного управления наместника в Тифлисе была сформирована специальная Комиссия, в состав которой вошли, помимо чиновников царской администрации, представители мусульманской духовной элиты 8.

По итогам длительной подготовительной работы 5 апреля 1872 г. были официально утверждены «Положение об управлении закавказского мусульманского духовенства суннитского учения» и «Положение об управлении закавказского мусульманского духовенства шиитского учения», а 2 января 1873 г. торжественно открыты Закавказское мусульманское духовное правление шиитского учения и Закавказское мусульманское духовное правление суннитского учения с центрами в Тифлисе 9. Их юрисдикция распространялась на мусульман Бакинской, Елисаветпольской, Тифлисской и Эриванской губерний. Все прочие территории Закавказья и Северного Кавказа, не имевшие общероссийского гражданского управления, находились вне юрисдикции Закавказских муфтиятов 10. Тем не менее, архивные документы свидетельствуют, что на основании особых инструкций или с разрешения главноначальствующего гражданской частью на Кавказе Духовное правление суннитского учения могло рассматривать дела, поступившие из районов, неподведомственных данному правлению 11. Проект отдельного северокавказского муфтията, предложенный в 1889 г. главноначальствующим на Кавказе князем А. М. Дондуковым-Корсаковым (1882-1890), реализован не был 12.

Согласно материалам архивных источников, Закавказские мусульманские правления (шиитское и суннитское) являлись средством надзора и контроля за «неблагонадежными» духовными лицами, в том числе теми, кто поддерживал связи с «духовенством» Ирана и Османской империи. Так, в «Положениях» об управлении Закавказского мусульманского духовенства от 1872 г. отмечено, что «мусульманские духовные лица подчиняются единственно властям, установленным Российским правительством. Им воспрещается, без особого дозволения главного управления Наместника Кавказского, обращаться к иностранным духовным или иным [330] властям за какими-либо наставлениями и разъяснениями; а в случае получения таковых они обязаны немедленно представлять оные местному гражданскому начальству, под опасением, за сокрытие их, взыскания по ст. 257 улож. о наказ., изд. 1866» 13. Кроме того, «в случае обнаружения между мусульманами вредных и нетерпимых правительством толкований и учений или неблагонамеренных разглашений каждое духовное лицо обязано отвращать от оных вразумлениями и увещеваниями и немедленно доносить о том местному начальству» 14. В данном случае речь идет об идеях мюридизма 15, распространившихся среди мусульман Бакинской и Тифлисской губерний в 70 — 80-х гг. XIX в. 16 Показательным в этой связи является «наставление» закавказского муфтия Гаджи-Гамид-Эфенди Мустафы-Эфенди-заде 17 от 1873 г., в котором содержатся выдержки из религиозных книг мусульман-суннитов, осуждающих суфийскую практику и опровергающих мюридизм 18.

Организация духовных правлений Закавказского края имела трехчастную структуру. На местах- на уровне селений, городов и уездов-духовные дела мусульманских общин были переданы выборному мечетскому «духовенству»-муллам, которые совершали богослужения в мечетях и мечетских обществах, исполняли религиозные обряды и требы, заведовали работой приходских школ (мектебов) и вели метрические книги. Надзор за деятельностью мечетского «духовенства», а также разбор по шариату семейных и имущественных споров, оформление брачных договоров принадлежал суцъ-ям-кади (казиям). На двух высших уровнях мусульманское «духовенство» было построено по коллегиальному принципу. Для контроля над мусульманскими «приходами» учреждались губернские меджлисы (собрания), во главе духовных правлений в Тифлисе стояли суннитский муфтий и шиитский шейх-ул-ислам, которые, по представлению наместника кавказского, утверждались в должностях императором 19. Жалобы на действия мулл и апелляции решений кади разбирались в меджлисах, а заключения последних, в свою очередь, могли быть опротестованы в духовных правлениях. Меджлисы и правления также ведали вакфами 20 и прочими имуществами общин, школами и экзаменами на занятие духовных должностей 21.

После учреждения Закавказских мусульманских духовных правлений был введен мечетско-приходской учет населения [331] мусульманского вероисповедания. Мечетское духовенство обязывалось вести метрические книги, в которых записывалось количество новорожденных, умерших, сочетавшихся браком и разведенных. Годовые отчеты о деятельности духовных правлений передавались в Главное управление Кавказского наместничества и содержали, помимо движения текущих дел, ведомости о числе приходов, мечетей и духовных лиц, а также об общем числе мусульманских жителей Закавказских губерний обоего пола. Большинство подобных отчетов Закавказского мусульманского духовного правления суннитского учения хранятся в фондах Центрального государственного исторического архива Грузии (ЦГИАГ) в Тбилиси. В одном из таких отчетов за 1892 г. удалось выявить публикуемый ниже документ 22.

«Поучение закавказского муфтия и председателя закавказского мусульманского духовного правления суннитского учения» публикуется впервые. Его выбор обусловлен прежде всего характером самого текста. В сборниках документальных источников по истории ислама в Российской империи акцент преимущественно делался на законодательных актах, всевозможных инструкциях и материалах из судебно-бытовой практики 23. Мы, в свою очередь, посчитали интересным представить документ из сферы религиозной обрядности закавказского мусульманского «духовенства». Текст «Поучения» составлен на азербайджанском языке (тюрки), поскольку он был официальным языком делопроизводства и школы мусульман Закавказья, в арабской графике (‘аджам) с переводом на русский язык.

В 1892 г. закавказский муфтий и председатель Закавказского мусульманского духовного правления суннитского учения Гусейн-Эфенди Гаибов 24 предпринял ревизионную поездку по краю 25, во время которой обратился к мусульманам с наставлением. Оно составлено по традиционным канонам хутбы (проповеди) и содержит все необходимые компоненты: приветствие собравшихся, воздание хвалы Аллаху, благословения пророку Мухаммаду, чтение отрывков из Корана, молитва за верующих и наставление их в благочестии 26. Подбор молитв, коранических цитат и увещеваний определен задачей самого «Поучения», направленного на поучение мусульманского населения Закавказского края к лояльности и [332] преданности царским властям. Политическое значение хутбы связано также с той частью, где произносится молитва за верующих, в которой полагается упомянуть имя здравствующего правителя, в данном случае российского императора Александра III (1881 — 1894), и царствующего дома (л. 37).

«Поучение» состоит из 7 частей, заключения и составленной муфтием благодарственной молитвы в честь императора и его семьи. После традиционного приветствия следует первая часть, называемая «О повиновении властям». Ее содержание полностью соответствует задачам, поставленным российским правительством перед мусульманским «духовенством», а именно «поучениями своими внушать единоверцам непоколебимую верность и преданность Государю Императору и послушание установленным властям» 27. Вторая часть касается обязанностей «духовенства» как перед мусульманской общиной, так и перед царским правительством. В третьей части муфтий остерегает закавказское мусульманское «духовенство» от связи с духовными лицами Ирана и Османской империи, а рядовых мусульман от проявления доверчивости к пришлым дервишам и шейхам, т.е. тем, кто был исключен из числа утвержденных властями мусульманских служителей культа. Четвертая часть посвящена проблеме мухаджирства (вынужденной эмиграции мусульман Кавказа из пределов Российской империи во владения турецкого султана) 28. В духе наставлений в вере и благочестии построены пятая, шестая и седьмая части («Об обязанности человека в отношении друг к другу», «Об обязанности человека лично в отношении самого себя» и «Обязанности человека в отношении своего отечества»), В последней части муфтий отдельно подчеркивает, что «отечеством считается не только то место, где родился человек, но и все государство, к которому принадлежит родина человека и все население одного государства, без различия религии и национальности, считается между собою соотечественниками» (л. 36 об.).

Примечательно, что годом позже, в 1893 г., текст «Поучения» и благодарственной молитвы были переведены на арабский язык, размножены и распространены среди горского населения Кубанской и Терской областей 29.

При подготовке документа к публикации оставлены без изменений присущие ему формы написания имен, названий и [333] терминов, которые исправлены и прокомментированы в примечаниях. Особенности пунктуации и орфографии, характерные для конца XIX в., были по возможности сохранены, за исключением очевидных несоответствий с нормами современного русского языка. Автор публикации выражает глубокую благодарность сотрудникам Центрального государственного исторического архива Грузии за помощь в выявлении этого и других документов по истории духовных правлений мусульман Закавказья.


От Закавказского Муфтия и Председателя Закавказского Мусульманского Духовного Правления Суннитского учения Гусейна Эфендия Гаибова

ПОУЧЕНИЕ

О братья-мусульмане! Да осчастливит вас Бог в обоих мирах! Цель настоящих разъездов моих с разрешения высшего Начальства, по местам, населенным мусульманами, состоит главным образом в том, чтобы, познакомившись с духовенством вообще, лично удостовериться в достоинствах каждого из них и составить себе понятие об их деятельности и способностях к точному выполнению возлагаемых на них положением обязанностей соответственно званию каждого из них.

При этом случае я считаю своим священным долгом сообщить и внушить всем и каждому:

I. О повиновении властям (Улюль-Амр 30)

Повиновение и послушание царям и установленным властям (Улюль-Амр) будь они правосудные или неправосудные, мусульмане или немусульмане, обязательно, ибо Бог повелевает:

«О, верующие! Повинуйтесь Богу, его посланнику и тем, которые имеют между вами власть» (Коран глава 4 стих 57) 31. Это подтверждается и следующими словами нашего пророка Магоммеда: «Кто повинуется мне, тот повинуется и Богу, а кто восстанет против меня, тот восстанет и против Бога; равным образом кто повинуется своему государю, тот повинуется и мне, а кто восстанет [334] против своего государя, тот восстанет и против меня. Послушание своему государю и повиновение воле его обязательно для каждого мусульманина, хотя бы государь был раб из Габеша (Абиссинии)» 32. Далее пророк повелевает: «Не будь царей, одни народы уничтожались бы другими», т.е. одни народы посягали бы на жизнь, честь и имущество других. Как всем известно, что в подобном положении находилось население Кавказа до времени господства в нем Великого Русского Правительства. Кроме того, в книге, сочиненной Имам-Азамом-Ханифа 33, под заглавием «Таалими-Тарик» сказано: «Человек достигнет своей цели только тогда, когда будет питать уважение и почтение к своему начальству, и он не подвергнется унижению, пока не допустит неуважения в отношении своего начальства» 34. Также Бог повелевает: «Кто творит добро, тот делает это для своей выгоды; кто творит зло, тот делает это для своего разорения» (Коран глава 41 ст. 46) 35.

Близкое отношение христианской нации с мусульманской доказывается Божиим поведением: «Пища получивших писание дозволена вам и ваша равномерно им» (Коран глава 5 стих 6) 36. Близость и любовь христианской нации к мусульманской подтверждается еще следующим:

Когда пророк Магоммед в начале своего пророчества пригласил племя Курейш 37 и других жителей Мекки принять религию Ислам, они отвергали такое приглашение и начали подвергать последователей пророка разным притеснениям, так что сии последние, доведенные до крайности подобными притеснениями, нашлись вынужденными переселиться, оставив свою родину-Мекку. Хотя сам Магоммед, благодаря покровительству и защите своего дяди Абу-Талиба 38, находился в безопасности, но он не в состоянии был ограждать своих последователей от обид и притеснений со стороны племени Курейш и населения Мекки.

Поэтому он нашел удобным, во всех отношениях, переселиться во владения царя Хабеша 39 (Абиссинии) Асхама Наджаши 40, исповедовавшего христианскую религию, почему и приказал Осману Ибн Аффан 41 и Джафару Тайяр Ибн Абу Талиб 42 переселиться туда вместе с девятью мужчинами и четырьмя женщинами, в числе которых находилась и дочь пророка-жена Османа, Ракия 43; при чем пророк сказал им, что в Хабеше есть праведный царь, который не [335] допускает притеснений в отношении кого бы то ни было и при нем никто не может подвергаться притеснениям. Узнавши о подобном переселении, племя Курейш и жители Мекки отправили послов к царю Асхаму Наджаши и его министрам с большими подарками, с целью возвратить переселенцев и тем препятствовать распространению исламизма в разных местностях. Царь Наджаши потребовал к себе обе стороны, т.е. послов и переселенцев, и по внимательном выслушании их объяснений с начала до конца предложил одному из переселенцев Джафар Тайяру, известному своим красноречием, в присутствии собравшихся здесь духовных лиц, вельмож и народа христианского исповедания прочесть что-либо из Корана, ниспосланного Магоммеду, Когда Джафар прочел с начала до конца 19-ю главу Корана о Марьям (Марии) 44, то Асхама Наджаши и все присутствовавшие пролили слезы умиления. Об этом Бог повелевает, обращаясь к пророку Магоммеду: «О Магоммед! Ты узнаешь, что питающие сильнейшую ненависть к верным, это Иудеи и язычники, а более расположенные любить верных, это люди, которые называют себя христианами; это оттого, что у них есть священники и монахи, и оттого, что у них нет гордости. Когда они услышат стихи Корана, то увидишь, как у них в изобилии польются из глаз слезы, ибо они узнают истину». (Коран глава 5 стихи 85 и 86) 45. После того послы племени Курейш и жители Мекки были отпущены, без успеха, обманутые в надеждах. Царь же Асхама Наджаши обратился к переселенцам с приветливыми словами, предоставить им выбрать для себя место жительства в его владении, где им угодно, и жить спокойно. Все это подробно изложено в разных местах священного писания.

О, братья-мусульмане! Из вышеприведенного вам сделалось известным, что 1316 лет тому назад, т.е. в такую эпоху, когда в мире существовали, во всех отношениях, совершенно другие взгляды и потребности, чем в наше время, наш пророк Магоммед счел удобным для своих последователей переселиться во владения царя-христианина Асхама Наджаши, убедившись в том, что там можно провести жизнь в спокойствии и что действительно царь Асхама Наджаши оправдал мнение Магоммеда, приняв переселенцев под свое покровительство; что дружественные отношения христиан к нам-мусульманам и то, что во время нахождения ислама в самом [336] слабом состоянии христианская нация оказала ему помощь и покровительство, чего нельзя было ожидать от других наций,-все это ясно доказано Божием словом 46. Вследствие этого люди, одаренные чувством справедливости и благодарности, не должны отрицать подобных благодеяний христианской нации и забывать их.

И так обратитесь к совести и здравому рассудку: есть ли какие либо причины, по шариату или обычаю, чтобы мы лишили себя счастья жить в благоденствии в нашей родине под сенью милости нашего Милостивого и Правосудного ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА? Есть ли возможность допустить мысль к непризнанию ЕГО многочисленных милостей и благодеяний и в состоянии ли мы отблагодарить ЕГО за эти милости и благодеяния? Не обязаны ли наши светские и духовные дела своим процветанием отеческим заботам Великого Монарха и Его Августейших Родителей и Дедов? Не учредил ли Он, для улучшения наших шариатских дел, духовные правления, губернские меджлисы и должности Муфтия, Шейх-Уль-Ислама и казиев на Кавказе, в Оренбурге и Крыме 47, отпуская на содержания их значительные средства из своей казны? Не Он ли заботится постоянно о благосостоянии своих верноподданных? Не открыты ли во всей России, в особенности на Кавказе, училища, исключительно для воспитания детей мусульман? В какие, вообще, учебные заведения не принимаются без различия вероисповеданий и национальности дети мусульманские? В какие училища не назначены учителя из мусульман для преподавания мусульманским детям закона Божия и родного языка 48? Какие мусульмане не пользуются правами и преимуществами наравне с другими верноподданными Русского Правительства? Ввиду всего этого, а также ввиду столь многочисленных милостей и благодеяний Августейшего Монарха шариатский долг заставляет нас служить усердно и ревностно ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ и во всех отношениях без малейших упущений действовать согласно ЕГО царской воле, оказывать повиновение установленным властям и тем осчастливить себя в обоих мирах. В случае же если обнаружатся с нашей стороны какие-либо поступки, несогласные с ЕГО царскою волю (чего не дай Бог!), то это будет противодействием самим шариатским правилам, и мы лишим себя счастья в обоих мирах. [337]

II. Об обязанностях духовенства

Казии и приходские моллы обязаны неуклонно и с особенным усердием исполнять возложенные на них положением о Закав. мус. духов, обязанности. Независимо сего они должны по мере возможности и силы стараться распространять догматы религии между своими единоверцами и поощрять в них чувство уважения к ней. Они должны объяснять мусульманам дозволенные и недозволенные шариатом предметы, отправлять совместно с ними пятикратные молитвы, внушать им условия истинной веры: необходимость поста, намаза, поездки в Мекку, закята и проч. 49 Имамы 50 же должны в пятницы и праздничные дни читать проповеди и делать добрые и полезные наставления. Кроме того, духовные лица должны направлять народ на путь истины, стараясь вселять в него отвращение от предосудительных поступков вроде убийства, грабежа, воровства и захвата чужих имуществ и склонять его к возведению в каждой деревне мечети и устройству разных богоугодных заведений.

Духовные лица должны и обязаны избегать действий и слов, могущих иметь дурные последствия, и, придерживаясь прямых указаний шариата, вразумлять и отклонять массу населения от доверия лицам, заявляющим себя боговдохновенными и обладающими сверхъестественными силами. Такие личности никогда не были свободны от честолюбивых и эгоистических целей. Благовидные действия их, клонящиеся лишь к достижению личных целей, причиняют народу вред и убытки. Лица эти не включены в число признанных Правительством в положении должностных лиц. Они именуются: шейхами, софитами 51, дервишами и зачидами 52.

III. Об отношениях к духовенству иностранных государств

Духовные лица иностранных государств прибывают к нам в Закавказский край в виде софитов и дервишей и бродят между нашими сельскими жителями. Сии последние, видя их в чалмах и ведущими себя подобающим образом, слушают их соблазнительные речи, всею душою и сердцем предаются им и отдают им: свои фитры 53, закяты и прочие приношения, никак не думая о том, что если бы лица эти были люди достойные, то они в своей таковой же мусульманской стране заслужили бы подобные приношения и, покинув свою родину, не приходили бы сюда нищенствовать, ибо [338] истинные дервиши всегда отказывали себе во всем. Лица эти кажутся нашему народу святыми оттого, что наши видят их только первый раз, не зная о поведении и образе жизни их на своей родине, почему, увлекаясь лишь наружным видом их, принимают их за достойных людей. Но стоит только вникнуть, дабы убедиться, что наши самые последние нищие и духовные лица в тысячу раз, во всех отношениях, выше их, и потому как пред Богом, так и пред самим пророком они больше заслуживают подаяний.

По сему каждый должен стараться устранять из среды своей иностранцев не давая им фитры, закята и прочих приношений: духовные же лица специально обязаны всеми мерами стараться удалять из среды общества прибывающих сюда с целью наживы иностранцев, а в случае невозможности доводить о том немедленно до сведения казия или местного начальства.

IV. Об эмиграции

Некоторые из невежд, превратно поняв вопрос об эмиграции, думают, что переселение с места жительства необходимо для нас, тогда как шариат наш не только не отнимается от нас, но напротив, как яснее солнца видно, еще более укрепляется и улучшается 54.

При неприкосновенности шариата, как видно из постановлений самого шариата, эмиграция уже не является необходимостью. Неприкосновенность же шариата очевидна и неоспорима.

И так да поймут заблаговременно те, которые решаются на эмиграцию, что они: во 1) действуют против самого шариата и во 2) сами собственными своими руками ввергают себя в погибель, бросая своих родных (что также воспрещается шариатом), движимые и недвижимые имущества, как перешедшие к ним от отцов и дедов, так и приобретенные ими при больших трудах и расходах. Все это лишь для того, чтобы осудить себя на вечную нищету и бедствия на чужбине.

Хотя эмигранты эти вскоре после того и раскаиваются в своем поступке, но раскаяние уже не приносит им пользы. Некоторые из них, [побуждаемые любовью к отчизне, возвращаются в самом жалком и бедственном положении, а многим при всем старании и этого не удается 55.

Посему духовные лица обязаны отеческими и братскими проповедями и наставлениями отклонять подобных людей от эмиграции. [339]

V. Об обязанностях человека в отношении друг к другу

Так как весь человеческий род происходит от одних прародителей Адама и Евы, то существующие между отдельными племенами отношения и связи не должны быть прерваны, и, будучи созданиями и рабами одного Всемогущего Творца, мы обязаны сохранить между собою добрые отношения и, в случае нужды, оказывать друг другу помощь. Из этого видно, что никто из человеческого рода не имеет права и не должен посягать на жизнь, честь и имущество людей, не говоря уже о том, что подобные поступки заслуживают кару Божью, последствием чего является то, что совершающий такие поступки подвергается разным бедствиям в здешнем мире и его ожидает еще более горькая участь в том свете, чему явным доказательством служит следующее изречение Корана: «Кто убьет верующего намеренно, тот будет иметь в награду ад; он проживет там вечно. Бог, разгневанный на него, проклянет его и осудит на страшное наказание 56». Кто допустит в отношении кого-либо презрение и жестокость, то подобные действия его не прощаются, хотя бы он оказался не знающим содержания Корана и постановлений шариата, ибо Бог в сердце каждого человека начертал свою Божью волю. Например, когда человек, намеревающе сделать кому-либо зло, обратится сам к себе с вопросом: согласился ли бы я на такое зло по отношению меня со стороны другого? Тогда он получит « отрицательный ответ. Человек, не допускающий какого либо зла в отношении себя, должен воздерживаться от совершения подобного же зла и в отношении других. Также человеческая совесть не позволит отказать в помощи тому, кто находится в бедственном положении. А потому следует оказывать помощь и милость людям подобного рода, за что получится вознаграждение от Бога, как он повелевает в Коране: «Кто сделал доброе дело, получит награду вдесятеро» 57.

VI. Об обязанностях человека лично в отношении самого себя

Бог создал человека наивысшим существом в мире, как об этом повелено в Коране: «Мы прославили детей Адама» (глава 17 стих 72) 58 и для отличия его от других одушевленных созданий одарил его разумом, т.е. духовною силою, которая указывает человеку дорогу и служит для него орудием для защиты себя от [340] всяких опасностей. При этом Бог возложил на человека некоторые важные обязанности. К числу таких обязанностей принадлежит и обязанность человека в отношении самого себя. Разум, или духовная сила, которым Бог одарил человека, подобен лампе, которая будет освещать ярче тогда, когда по временам будешь наливать в нее масло и отрезывать кончик фитиля. Точно так же для подкрепления и развития духовных сил нужно заниматься умственными упражнениями, т.е. научным образованием, каковое приобретается благодаря ревности и усердию учащихся и учащих. Очевидно, что стремление к изучению наук и ремесел есть в высшей степени дело полезное для человека как в сем, так и в будущем мире, а равнодушие к такому делу-чего не дай Бог-влечет за собою последствия, лишающие человека всех благ в обоих мирах. Человек, равнодушный к приобретению наук и полезным ремеслам и занятиям, и не трудящийся для доставления средств к поддержанию себя с семейством, действует против воли и желания Бога и Его пророка, ибо Бог повелевает: «Скажи, которые знают и которые не знают будут ли суждены одинаковым образом» (Коран глава 39 стих 4) 59. Также пророк повелевает: «Приобретайте знания хотя бы в Китае (чин)» 60. Далее Бог повелевает: «Когда молитва окончена, то идите куда хотите и снискивайте дары благословения Божия.» (Коран глава 62 ст. 10) 61. Это повеление Бога еще подтверждается тем, что однажды пророк Магоммед после свершения намаза, обращаясь к народу, сказал, что «Мы, совершив намаз, исполнили первый свой долг, а теперь нам следует исполнить второй наш долг, заключающийся в приобретении средств к жизни» 62; причем пророк и произнес вышеприведенное изречение Корана.

А потому необходимо: 1) заботиться об открытии новых медресе и училищ, 2) отдавать своих детей в открытые уже училища, дабы наши дети обучались татарскому языку и шариатским наукам и познакомились, по мере возможности, с правительственным языком и грамотою и 3) заниматься полезными ремеслами и работами для поддержания жизни.

VII. Обязанности человека в отношении своего отечества

Придерживаясь изречения нашего пророка: «Любовь и привязанность к отечеству есть признак любви к вере» 63, каждый должен [341] любить свое отечество как родную мать и, по мере силы и возможности, заботиться о благосостоянии его, ибо благосостояние каждого человека зависит от благосостояния его отечества и наоборот. Сколько необходимо для населения, в мирное время, всячески стараться к поддержанию спокойствия и тишины и препятствовать к проявлению разных раздоров и беспорядков, столько же оно обязано, ввиду угрожающей со стороны врагов опасности, с оружием в руках защищать свое отечество; причем или победить врага и жить покрытым славою, или пожертвовать жизнью за возлюбленное отечество. Отечеством считается не только то место, где родился человек, но и все государство, к которому принадлежит родина человека и все население одного государства, без различия религии и национальности, считается между собою соотечественниками. Все они обязаны повиноваться своему Государю, как это изложено в книгах Макасидуль-Ислам 64 и Тафсир-Такмил 65.

Заключение

О, братья мусульмане! Человек должен слушать полезное наставление и дать ему место в своей душе, ибо подобно тому, как семя пока не останется в продолжение известного времени в земле не принесет плодов и пока капля апрельского дождя не останется внутри раковины некоторое время, не получит значения драгоценного жемчуга, точно так же наставление не принесет никакой пользы, пока оно не вкоренится в душе и сердце человека. Итак, я надеюсь, что вы с благословения Божия не забудете настоящее отеческое мое наставление и тем будете снискивать себе счастья в обоих мирах.-Помолимся Богу указать нам путь истинный с спасением и удалением нас от всякого беспутства.

Благодарственная молитва

О, единоверцы-мои братья-мусульмане! Милость, щедрость и благодеяния Всемогущего, Всевышнего и Всесвятейшего Бога ко всем творениям, в особенности к роду человеческому, простираются до такой степени, что если допустим, что у нас было бы столько языков, сколько волос, то и тогда мы не могли бы хоть по величине кончика одного волоса отблагодарить Его! Из обильных нам даров Всемогущего и Всеблагодетельного Бога, в числе которых бывают [342] и редкие, самым высоким и самым первым из них должно считать щедрую, великодушную, благодетельную сень милости на земле Всесохраняющего Бога, Всемилостивейшего и Правосудного ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА Самодержца Всероссийского АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, под сенью милости которого все ЕГО верноподданные вообще и мы, мусульмане, в особенности, благоденствуем, и все наши светские и духовные дела, благодаря ЕГО же попечениям и заботам, находятся, во всех отношениях, в самом цветущем состоянии, как об этом было подробно изложено выше. И так мы мусульмане, по изречению: «Облагодетельствованный должен отблагодарить благодетеля» должны отблагодарить, ибо в Алкоране написано: «Если вы отблагодарите, то я без сомнения возвеличу». А потому я молюсь о ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМ ВЕЛИЧЕСТВЕ и об Августейшем Его Семействе; молитесь же и вы, чистосердечно произнося: «Аминь».

О, Всемогущий, Всещедрый, всех питатель, Всемилостивый, в обилии дарующий блага и многочисленные благодеяния. Боже, молимся, просим Тебя, чтобы Ты сохранил помазанника Твоего над нами во всем величии Отца Отечества, Царя Могущего и Великого АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА, Самодержца Всероссийского и прочая, и прочая, продлил ЕГО царствования на многие лета, ниспослал счастье всем верноподданным по многим ЕГО деяниям, дабы сохранил ЕГО в высоком сане и степени царства ЕГО и удвоил дни ЕГО жизни с здравием и величием без недостатков, с счастливою судьбою. Соделай ЕГО победителем врагов, умножи количество ЕГО любящих и союзников, уничтожь ЕГО врагов и ненавистников в силу заповедей Алкорана; осчастливь мусульман продлением ЕГО жизни, чтобы исполнились ЕГО желания, цели и намерения как дома, так и в походе. Боже! молимся, чтобы Ты сохранил Ее Императорское Величество Государыню Императрицу МАРИЮ ФЕДОРОВНУ и Его Императорское Высочество Государя Наследника Цесаревича НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА и всех членов Августейшего Дома.

Молим Тебе, о Боже, о милосердный всех милосердных. Аминь.

С отчетам Закавказского Мусульманского Духовного Правления Суннитского учения о деятельности Правления за 1892 год // ЦГИАГ, ф. 12, оп. 7, д. 929, л. 34-37.

Текст воспроизведен по изданию: "Поучение" закавказского муфтия и председателя Закавказского духовного правления суннитского учения (1892) // // Актуальные проблемы истории и этнографии народов Кавказа. Сборник статей к 60-летию В. X. Кажарова. Нальчик. Институт гуманитарных исследований правительства КБР и КБНЦ РАН. 2009

© текст - Ганич А. А. 2009
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Институт гуманитарных исследований правительства КБР и КБНЦ РАН. 2009