Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

НИХОН СЁКИ

АННАЛЫ ЯПОНИИ

СВИТОК XV

Небесный повелитель Сирака-но такэ-пиро-куни-оси-вака-ямато-нэко-но сумэра-микото. Государь Сэйнэй

Небесный повелитель Вокэ-но сумэра-микото. Государь Кэндзо:

Небесный повелитель Окэ-но сумэра-микото. Государь Нинкэн

НЕБЕСНЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ СИРАКА-НО ТАКЭ-ПИРО-КУНИ-ОСИ-ВАКА-ЯМАТО-НЭКО-НО СУМЭРА-МИКОТО. ГОСУДАРЬ СЭЙНЭЙ

[1. Злокозненные действия принца Посикапа]

Небесный повелитель Сирака-но такэ-пиро-куни-оси-вака-ямато-нэко-но сумэра-микото 1 был третьим сыном государя Опо-патусэ-но вака-такэ. Мать его звалась Кадураки-но кара-пимэ. Государь родился с седыми волосами [яп. сирака]. Став взрослым, он жаловал народ своей милостью. Среди всех сыновей его чудесные свойства особенно восхищали государя Опо-патусэ. Он был провозглашен наследным принцем на 22-м году правления государя.

В 8-м месяце 23-го года государь Опо-патусэ скончался. И вот, Киби-но вака-пимэ 2 потихоньку сказала младшему сыну, принцу Посикапа: «Если ты хочешь взойти на престол в Поднебесной, возьми сначала в свои руки казну». Старший сын, принц Ипаки-но мико, слыша эти слова поучения, сказанные его матерью юному принцу, поведал: «Хоть наследный принц приходится мне младшим братом, допущу ли я, чтобы его так обманули? Этому быть не должно».

Принц Посикапа, не слушая, последовал желаниям матери. И взял в свои руки казну. Запер там внешние ворота, чтобы обезопасить [373] себя на случай каких-либо происшествий. Присвоил себе полную власть над казной и тратил все, что там было.

Сказал тогда Опо-томо-но муроя-но опо-мурази, обратясь к Ямато-но ая-но тукаса-но атапи: «Приходит время исполнить предсмертное повеление государя Опо-патусэ. В соответствии с этим его завещанием мы должны служить наследному принцу». И он поднял войско и окружил с ним управу казны. Устроил с внешней стороны управы засаду и поджег дом, так тот и сгорел. Вместе [с принцем Посикапа] погибли в огне Киби-но вака-пимэ, Э-кими, старший брат принца Ипаки от другого отца, Ки-но вокасаки-но кумэ (имя же его отсутствует).

А Капути-но минэ-но агата-нуси Вонэ в страхе и ужасе выбежал из огня. Он обнял ноги Кусака-бэ-но киси Ая-пико и стал молить, чтобы тот упросил Опо-томо-но муроя-но опо-мурази сохранить ему жизнь, говоря так: «Я, недостойный Вонэ, Капути-но минэ-но агата-нуси, и правда служил принцу Посикапа. Однако я не противник наследного принца. Прошу тебя, яви великую милость, спаси человеческую жизнь».

Ая-пико подробно доложил все обстоятельства Опо-томо-но муроя-но опо-мурази, и Вонэ не была предъявлена смертная вина. Тогда Вонэ? через Ая-пико, передал Опо-томо-но муроя-но опо-мурази: «Опо-томо-но опо-мурази, мой господин, ты явил мне великое милосердие, продлил чуть не оборвавшуюся жизнь, и я снова могу видеть солнечный свет». И немедленно поднес Опо-мурази десять тё: рисовых полей в Опо-випэ, в селении Кумэ-но мура в Нанипа. И подарил рисовые поля Ая-пико, чтобы отплатить ему за такую милость.

В том месяце оми верхних земель в Киби, узнав о том, что при дворе случились беспорядки, захотел помочь своему единоутробному [брату] и вышел в море на сорока военных кораблях. Услышав же о том, что [бунтовщики] уже погибли в огне, повернул назад.

Государь тут же послал гонцов призвать оми верхних земель Киби к ответу и отобрал у него род-корпорацию Яма-бэ, которой он владел.

Зимой, в день Мидзуноэ-сару 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но-ми, Опо-томо-но муроя-но опо-мурази, взяв с собой разных оми и мурази, поднес наследному принцу знаки [императорского достоинства].

Весной начального года [правления нового государя], в день Мидэуноэ-нэ начального месяца года, когда новолуние пришлось на день Цутиноэ-ину, был отдан приказ управам возвести Небесный престол в Ипарэ, в Микакури, и там возвести государя на престол. Так определили [место] дворцу. [374]

Почтили Кадураки-но Кара-пимэ, возведя ее в ранг государыни-супруги. Опо-томо-но муроя-но опо-мурази был произведен в опо-мурази, Пэгури-но матори-но опо-оми был произведен в опо-оми, то есть оба они сохранили свое прежнее положение. Оми, мурази, томо-но миятуко все получили прежние ранги по своим приказам.

Зимой, в день Каното-но уси 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуното-но ми, государь Опо-патусэ был похоронен в гробнице на поле Тадипи-но такаваси-но пара 3.

Возле гробницы тогда днем и ночью рыдал [человек из племени] паяпито 4. Ему приносили еду, но он и крошки в рот не брал. Через семь дней он умер. Приказные сделали ему могилу к северу от гробницы и похоронили с соответствующими обрядами. Шел тогда год Каноэ-сару Великого цикла 5.

Весной 2-го года, во 2-м месяце государь, омраченный тем, что у него нет детей, послал Опо-томо-но муроя-но опо-мурази по всем провинциям основать роды-корпорации Сирака-бэ-но тонэри, Сирйка-бэ-но касипадэ, Сирака-бэ-но юкэпи 6. Этим он хотел оставить след, чтобы он был приметен и будущим [поколениям].

Зимой, в 11-м месяце понадобилась провизия для подношений во время [ритуала] Великого урожая 7, и Водатэ, из рода-корпорации Иё-но кумэ-бэ, дальний предок Яма-бэ-но мурази, наместник государя в провинции Парима, был послан туда за этой провизией.

Там, [на праздновании по случаю нового жилья] Посомэ, Сизимэ-но миякэ-но обито из уезда Акаси, Осинуми-бэ-но миятуко, он увидел владык Окэ и Вокэ, сыновей принца Ити-но пэ-но осипа 8. Он почтительно обнял обоих и решил служить им впредь, как своим владыкам.

Об их воспитании и пище он стал заботиться с почтительным тщанием, доставлял еду из своих собственных запасов. Построил дворец в Сиба и пока поселил принцев там. А потом сел на коня и поскакал доложить государю.

Государь удивился, опечалился, сокрушался какое-то время в сердце своем, а потом сказал: «Ах, как хорошо! Как радостно! Небо, в великой милости своей, послало мне двух сыновей!»

В том же месяце государь отправил Водатэ с государственной биркой, в сопровождении чиновников Левого и Правого приказов, выйти навстречу [обоим юношам] в Акаси. Рассказ об этом содержится в свитке о государе Вокэ. [375]

Весной 3-го года, в день новолуния Хиноэ-тацу начального месяца Водатэ и его спутники, сопровождая Окэ и Вокэ, добрались до Ту-но куни. Тогда Оми и Мурази с государственными бирками были посланы встретить их и сопроводить во дворец в государевой колеснице из зеленого камыша.

Летом, в день Каното-но у 4-го месяца, когда новолуние пришлось на день Киното-но тори, владыка Окэ был провозглашен наследным принцем. Вокэ стал принцем.

Осенью, в 7-м месяце принцесса Ипи-доё-но пимэ во дворце Ту-но саси-но мия вошла в телесную близость с мужчиной. И потом сказала кому-то: «Чуть-чуть познала я Путь женщины. И что в нем такого особенного? Впредь я не хотела бы иметь сношений с мужчинами».

Неизвестно, был ли это ее муж или нет.

В день Мидзуното-но уси 9-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуноэ-нэ, Оми и Мурази были посланы для инспекции жизни народа. 9

Зимой, в день Киното-но тори 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Мидзуноэ-ума, государь огласил повеление: «Собак, коней и игрушки государю не подносить» 10.

В день Цутиноэ-тацу 11-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но и, для Оми и Мурази был устроен пир при Великом дворе. Был пожалован хлопок и шелка. Всем было разрешено взять, сколько они хотят, и все разошлись [после пира], с превеликим трудом неся [набранные дары].

В том месяце все заморские провинции одновременно прислали послов с данью.

Весной 4-го года, в день Хиноэ-тацу начального месяца, когда новолуние пришлось на день Каноэ-ину, послам заморских провинций был дан пир в зале дворца. Им было пожаловано много разнообразных даров.

Летом, в добавочном 5-м месяце 11, в течение пяти дней пили рисовое вино.

Осенью, в день Мидзуното-но уси 8-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но хицудзи, государь самолично проинспектировал узников. В тот день эмиси и паяпито вместе подтвердили свою преданность.

В день новолуния Хиноэ-нэ 9-го месяца государь отправился в павильон для стрельбы из лука. Там он распорядился, чтобы чиновники [376] ста управ и послы из заморских провинций начали стрельбу. Им было пожаловано много разнообразных даров.

Весной 5-го года, в день Киноэ-ину начального месяца, государь скончался во дворце. Лет ему тогда было много.

Зимой, в день Цутиноэ-тора 11-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каноэ-но ума, он был похоронен в гробнице на поле Сакато-но пара в Капути.

НЕБЕСНЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ ВОКЭ-НО СУМЭРА-МИКОТО. ГОСУДАРЬ КЭНДЗО:

Небесный повелитель Вокэ-но сумэра-микото 12 (еще одно его имя — Кумэ-но вакуго) был внуком государя Опо-э-но изапо-вакэ 13 и сыном принца Ити-но пэ-но осипа. Мать его звалась Паэ-пимэ.

В «Генеалогиях» 14 сказано: принц Ити-но пэ-но осипа взял в жены Паэ-пимэ. И она родила троих сыновей и двух дочерей. Первую из них зовут Вина-ту пимэ. Второго — Окэ-но мико. Еще одно его имя — Сима-но вакуго. Еще одно имя — Опо-си-но микото. Третьего — Вокэ-но мико. Еще одно его имя — Кумэ-но вакуго. Четвертую — Ипи-доё-но-пимэ-мико. Еще одно ее имя — Оси-нуми-бэ-но пимэ-мико. Пятого — Татибана-но мико. В одной книге сказано, что принцесса Ипи-доё-но пимэ-мико родилась раньше Окэ-но мико. Ари-но оми был сыном Асида-но сукунэ.

Государь, долгое время проживший на окраине, хорошо знал о печалях и горестях ста родов. Всякий раз, когда он видел, как они согнуты под бременем своих тягот, ему казалось, что это его руки и ноги мокнут в канавке для орошения полей. И он, управляя страной, всегда и всюду являл свою праведную добродетель и милость. 15 Он помогал беднякам, поддерживал вдов, был нераздельно близко связан со всей Поднебесной.

На 1-м месяце 3-го года правления государя Анапо отец [нынешнего] государя, принц Итипэ-но осипа, а также тонэри Сапэки-бэ-но накатико были убиты в поле Каяно государем Опо-патусэ. Их тогда и похоронили в одной могиле.

В то время [нынешний] государь и владыка Окэ [его брат] пришли в страх и трепет, убежали и спрятались 16. Оми тонэри, Кусака-бэ-но мурази Оми (Оми — это личное имя Кусака-бэ-но мурази), вместе с Ата-пико (Ата-пико — сын Оми), тайно послужили тогда государю и владыке Окэ и скрыли их от беды в провинции Нанипа, в уезде Ёза.

Оми переменил имя и стал зваться Татоку. Из страха, что его убьют, он бежал и повесился в пещере на горе Сизими-но яма в провинции Парима. [377]

Государь же не ведал о том, что произошло с Оми. Он предложил старшему брату, владыке Окэ, отправиться в уезд Акаси, в провинцию Парима. Они оба переменили имена, и стали называться Танипа-но варапа, Дети из Танипа. И поступили на службу к Сизими-но миякэ-но обито.

Сизими-но миякэ-но обито, то есть обито государевых рисовых складов в Сизими, был Посомэ, Оси-нуми-бэ-но миятуко.

Ата-пико и теперь не покинул их и верно и преданно продолжал служить [владыкам].

Зимой, в 11-м месяце правления государя Сирака, Водатэ, из рода-корпорации Иё-но кумэ-бэ, дальний предок Яма-бэ-но мурази, наместник государя в провинции Парима, заготовлял подношения для Праздника вкушения риса нового урожая 17.

В одном [толковании] сказано: он обходил уезды и угодья, чтобы собрать подати с рисовых полей.

И вот как-то, приняв участие [в праздновании по случаю] нового жилья Сизими-но миякэ-но обито, он с вечера остался там на следующий день и случайно встретил [принцев].

В то время [нынешний] государь сказал старшему брату, владыке Окэ: «Много лет уже прошло с тех пор, как мы сокрылись здесь, избегая бед. Сегодня пришло нам время открыть наши имена и благородное происхождение».

Владыка Окэ, вздыхая и печалясь, ответил: «Что лучше — самим открыться и погибнуть за это или же сохранить тело в неприкосновенности и избежать злосчастья?»

[Нынешний государь] сказал: «Я — внук государя Изапо-вакэ. И при этом вынужден прислуживать, ходить за быками и коровами. Может, лучше погибнуть, но объявить всем свое имя?» — и заплакал тут младший брат, обняв владыку Окэ. Он уже более не мог выносить молчания.

Молвил тогда старший брат, владыка Окэ: «Ну, коли так, то кто, если не младший брат, сумеет объявить всем о [нашем] великом назначении?»

Государь же решительно отказался, возразив: «Я, недостойный, не одарен способностями. Как это я вдруг дерзко возьмусь говорить о деяниях добродетели?» Сказал на это владыка Окэ: «Мой младший брат и блестящими способностями одарен, и обладает мудростью и добродетелью. Нет здесь никого, кто мог бы его превзойти».

Так трижды они уступали друг другу [слово].

Наконец [нынешний] государь согласился говорить сам, они вдвоем подошли к новому жилью и пристроились в самом скромном месте. [378] Миякэ-но обито распорядился, чтобы они стояли у рисового котла и держали слева и справа светильники. Наступила ночь, пир был в разгаре, все танцевали по очереди.

И Миякэ-но обито сказал Водатэ: «Вот смотрю я, недостойный на тех, кто держит светильники, [и думаю] — они людей величают, а себя принижают, других вперед пропускают, сами сзади остаются. Их самоумаление говорит о споспешествовании правильному поведению, почтительность говорит о владении ритуальными правилами. 18

Споспешествование значит помогать, следовать чему-то, держаться чего-то.

Надо полагать, они — отпрыски знати».

Тогда Водатэ, играя на кото, повелел, обращаясь к держащим светильники: «Встаньте и танцуйте!» Младший и старший брат стали уступать друг другу [эту честь] и долго не поднимались с мест. Тогда Водатэ сказал им настойчиво: «Что вы так мешкаете? Быстро вставайте и танцуйте!»

Вот, владыка Окэ встал и протанцевал. А [нынешний] государь, в свою очередь встав, сам оправил свою одежду и пояс и, славя жилье, сказал:

Плющовые корни

Нового жилья,

Что только построено,

Опоры-столбы,

Что только построены, —

Усмирение сердца

Хозяина этого дома.

Балки и карнизы,

Что подняты вверх, —

Роща сердца

Хозяина этого дома.

Опоры крыши,

Что подставлены, —

Упорядочение сердца

Хозяина этого дома.

Рамы,

Что вставлены, —

Покой сердца

Хозяина этого дома.

Веревочный плющ, [379]

Что увязан, —

Твердость жизни

Хозяина этого дома.

Тростник,

Что настелен, —

Изобильное богатство

Хозяина этого дома.

Изумо —

Это страна новых полей.

И вино из рисового колоса,

С десять кулаков величиной,

Что растет в стране новых полей,

[Вино это], в узком кувшине сбраживаемое,

Пейте, весело, мои ребята!

Ребята — это обращение к молодым мужчинам.

На этих горах

Распростертых

Рога оленьи подняв,

Я танец танцую.

Такого отменного сакэ

На торжище в Вэга

И за большие деньги не купишь.

В ладоши звонко хлопайте в лад,

Мои [долгожители] из [Вечной] страны Токоё! 19

Окончив славословия, он, подладившись под музыку, сказал в песне так:

Ива,

Растущая у берега реки, —

Где тростник, что идет на циновки,

Даже если вода прихлынет,

И [ветки] начнут клониться и подниматься,

Корни ее останутся в неизменности. 20

«Интересная песня. Прошу, спой еще», — сказал на это Водатэ.

[Нынешний] государь исполнил особый танец.

В старину он назывался «танец туду-но мапи» 21. Танцевали его, то вставая, то садясь.

И очень громким голосом 22 сказал: [380]

Ямато —

[Страна, где] на равнинах тростник — шурх-шурх!

На равнинах мелкий тростник.

А я, недостойный раб, —

Младший брат. 23

Водатэ очень удивился. И попросил спеть еще. Государь очень громким голосом сказал:

У криптомерии богов

[В храме] Исо-но ками-пуру

Ствол срублен,

Ветви отсечены начисто.

Из дворца Ита-но пэ-но мия

Мириадой Небес, мириадой стран

В Поднебесной правившего

Принца Осипа-но микото

Я — отпрыск! 24

Водатэ был крайне поражен. Он встал со своего места и, тая горе в сердце, дважды поклонился. Он поднес им разные вещи и созвал свою свиту, чтобы простерлась перед ними ниц. Затем поднял народ со всей провинции, чтобы построить им дворец.

Не прошло и дня, как он почтительно перевел их во временное обиталище. После чего возвратился в столицу и попросил, чтобы двум принцам был оказан надлежащий прием.

Государь Сирака радовался, вздыхал и говорил: «У меня нет детей. Теперь у меня будет наследник» 25.

Вместе с Опо-оми и Опо-мурази он, находясь в Месте Запрета 26 (во дворце), составил план. И распорядился, чтобы Водатэ, из рода Кумэ-бэ, государев наместник в провинции Парима, отправлялся в Акаси им навстречу, имея при себе государственную бирку и взяв с собой придворных Левого и Правого приказов.

Весной 3-го года правления государя Сирака, в начальном месяце, [будущий] государь, сопровождаемый [своим старшим братом] принцем Окэ, прибыл в провинцию Ту-но купи. Оми и Мурази, с государственными бирками в руках, торжественно внесли во дворец колесницу принца из зеленого тростника 27.

Летом, в 4-м месяце, владыка Окэ был провозглашен наследным принцем.

Весной 5-го года, в начальном месяце, государь Сирака скончался. [381]

В том месяце наследный принц Окэ и [нынешний] государь уступали друг другу пост [государя]. Долгое время престол пустовал. И государственные дела временно вершила старшая сестра государя, принцесса Ипи-доё-но аво-но-пимэ, установив временное правление из дворца Оси-нуми-но ту-но саси-но мия. Она сама назвала себя Оси-нуми-но ипи-доё-но аво-но микото.

Один человек того времени, [искусный] в словесности, сказал в песне так:

В стороне Ямато

Этот дворец Ту-но саси,

В Оси-нуми,

На холме стоящий замок

Хотел бы увидеть. 28

Зимой, в 11-м месяце Оси-нуми-но ипи-доё-но аво-но микото скончалась. Ее похоронили в гробнице на холме Кадураки-но пани-куги-но вока.

В 12-м месяце собрались чиновники всех ста управ. Наследный принц Окэ взял священные знаки Сына Небес и положил к сиденью [нынешнего] государя. Он дважды поклонился, затем встал между министрами и рек: «Пост Сына Небес должен принадлежать человеку, наделенному всяческими доблестями. Наше благородное рождение открылось благодаря замыслу младшего брата, благодаря ему за нами послал государь» 29.

И уступил Поднебесную [нынешнему] государю.

Государь, тоже желая уступить, не принимал поста, говоря, что он-то ведь — младший брат. Помимо того, государь Сирака, по всему вероятию, намеревался сделать наследником старшего брата, и потому провозгласил того наследным принцем, так что [нынешний] государь по этим двум причинам твердо стоял на своем и отказывался от поста, говоря: «Когда являются солнце и луна, и при этом не гасят светильники, разве не становятся светильники причиной бедствий? Когда идет сильный дождь, и при этом еще льют воду [в канавки] рисовых полей, то разве это не [лишние] мучения? Благородство младшего брата в том, чтобы служить старшему, думать о том, как ему избежать несчастий, являть добродетель и разрешать затруднения, самому оставаясь в тени. Выпячивать же себя — означает противоречить принципу почтительности, приличествующему младшему брату. Вокэ не может выпячивать себя. Неизменный принцип состоит в том, что старший брат являет дружественность, младший — почтительность. [382] Все это я узнал от старейшин древности. Зачем же мне идти на столь легковесный поступок?»

Наследный принц Окэ рек: «Поскольку я был старшим братом государь Сирака вручил мне дела Поднебесной и вначале изволил назначить меня. Я же стыжусь этого. Ведь это ты, великий владыка действовал обдуманно и с большим искусством, чтобы мы могли избежать [злосчастий нашей тогдашней жизни]. Все слушавшие тебя горестно вздыхали. Когда ты открывал людям, что мы — царские внуки, все видевшие тебя проливали горькие слезы. Сочувствующие люди из числа знати обрадуются, что поддерживать Небо будут вместе с тобой. Сочувствующие черноголовые [простой народ] обрадуются твоим милостям, что покроют Землю. Ведь будут укреплены четыре стороны света, и благоденствие продлится десять тысяч поколений. Ведь мощь твоих деяний подобна [первоначальному] сотворению вещей [богами], твои светлые замыслы освещают весь мир. Как это величественно! Как далеко простирается! Этому всему трудно подобрать имена. Потому, хоть я и зовусь старшим братом, но могу ли оказаться впереди? А если, не обладая такой мощью, вступить на престол, то неминуемо грядет раскаяние. Я слышал, что Небесный престол не должен долго пустовать. И Небесный мандат нельзя отвергать ради самоумаления. Пусть же средоточием замыслов твоих, великий владыка, станут святилища предков и храмы земли и злаков, а средоточием сердца — люди ста родов».

Он говорил с таким жаром, что слезы полились из его глаз. [Нынешний] государь же, хоть и по-прежнему считал, что [на престол] всходить не будет, но, чтобы не противоречить воле старшего брата, наконец дал согласие. Однако на престол все не всходил. [Люди] того века, видя, как с подлинностью сердца и серьезностью мыслей уступают они друг другу престол, радовались и говорили: «Ах, как это хорошо! Когда старший и младший между собой живут в радости, то и в Поднебесную вернется добродетель. Когда в семье [государя] согласие, то и среди народа распространится принцип человечности».

Весной начального года [правления нового государя], в день новолуния Цутиното-но ми начального месяца 30, опо-оми и опо-мурази, собравшись, сказали: «Наследный принц Окэ, в своей мудрости, добродетели и свете, соизволил уступить тебе Поднебесную. Ты, повелитель, истинный наследник. Прими же наследные деяния, стань хозяином государева двора, наследуй безграничную мощь своих прародителей; обращаясь вверх, следуй сердцу Неба, обращаясь вниз, [383] удовлетворяй желания народа. Ты все не соглашаешься занять престол. Нельзя, чтобы из-за этого обманывались в своих надеждах сановники и вельможи всех богатых золотом и серебром соседних стран и провинций, далеких и близких. Небесный мандат принадлежит тебе. Наследный принц настаивает на том, чтобы уступить его тебе. Твоя мудрость и добродетель расцветают все пышнее, твоя благая судьба становится все явственней. Еще когда ты был совсем юн, ты много трудился, умалял себя, был со всеми ласков. Послушайся же повеления старшего брата и прими наследные деяния!»

Сказал тогда государь, отдавая повеление: «Принимаю».

Созвал он сановников, вельмож, чиновников ста управ во дворец Тика-ту-асука-но ятури-но мия и вступил на Небесный престол. Все служащие в ста управах возрадовались.

В одной книге сказано: у государя Вокэ было два места. Один дворец был в Воно, другой — в Икэно. Еще в одной книге сказано — дворец в Микакури.

В том месяце государыней-супругой стала принцесса Нанипа-но Воно-но мико. В Поднебесной были прощены прегрешения. 31

Нанипа-но воно-но мико — правнучка государя Во-асадума-вакуго-но сукунэ, внучка принца Ипаки, дочь принца Вока-но вакуго.

В день Мидзуноэ-тора 2-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиноэ-ину, государь рек: «Покойный владыка [наш отец] претерпел много бедствий и окончил жизнь на заброшенном поле. Я же был тогда в юных годах, бежал и прятался. В моих злоключениях меня разыскал и призвал [прежний государь], и я поднялся до нынешних великих деяний. Повсюду искал я благородный прах, но никто не знает, где он».

Договорил он, и они зарыдали вместе с наследным принцем Вока.

В том месяце был брошен клич по жилищам старцев, и государь самолично расспрашивал их. Одна старая женщина, выйдя вперед, сказала: «Я, [Окимэ,] знаю, где похоронен благородный прах. Прошу тебя, позволь мне показать».

Окимэ — это имя старой женщины. Она дочь Ямато-пукуро-но сукунэ, предка Сасаки-но яма-но кими в земле Апуми-но куни, по имени Окимэ. Про нее можно прочесть ниже.

И тогда государь и наследный принц Окэ вместе с этой старой женщиной соизволили отправиться в поле Каяно, в Кутавата провинции Апуми, стали там копать и увидели, что старуха правду сказала.

Посмотрели они в яму, и государь испустил громкий стон, произнес исполненные глубокого чувства слова, — был он в смятении. Со времен [384] древности не встречалось подобной жестокости. Тело Накатико лежал вместе с благородным прахом, и нельзя было отличить — кто где.

А с ними была кормилица принца Ипасака-но мико. Она сказала: «У Накатико не было передних зубов. По этому признаку можно его отличить».

На основании слов кормилицы смогли отделить черепа, но конечности и другие кости были смешаны. Поэтому на поле Каяно возвели две гробницы, столь похожие, что казалось — их не две, а одна. В погребальных обрядах тоже никаких отличий не было.

Окимэ государь велел поселиться невдалеке от дворца. Он желал ее призреть и жаловать, чтобы нужды она больше не знала.

В том месяце государь отдал приказ: «Ты, Окимэ, много бродила по свету и изнемогла, ходить тебе трудно. Поэтому тебе натянут веревку и ты пойдешь, держась за нее. На конце веревки будет привязан большой колокольчик, так что у тебя не будет надобности затруднять слугу, оглашающего имена прибывших. Просто, когда войдешь, позвони в него. Так я буду знать, что ты пришла».

В соответствии с повелением старуха шла, позванивая колокольцем. Государь издалека услышал этот звон и сказал песней:

Вон звенит колокольчик

Из дальнего далека.

Поля Асази-пара,

И Воно миновал.

Видно, старица пришла. 32

В 3-й месяц, 1-й день Ками-но мино государь соизволил отправиться в задний сад и там вкушал трапезу на пире у бегущих вод.

Летом, в день Хиното-но хицудзи 4-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но тори, государь отдал повеление: «Государь обычно поощряет ближайших подданных, даруя им назначение на должности. Поощряет страну — давая награждения. 33 И вот — Кумэ-бэ-но водатэ (еще одно его имя — Ипа-татэ), некогда на время назначенный государевым наместником в провинции Парима, разыскал меня, принял радостно и поднял [до нынешнего положения]. Его заслуги велики. Так что, [Водатэ], без стеснения проси всего, чего ты хочешь».

Водатэ, поблагодарив государя, сказал: «Давно уже мне хотелось возглавить Горную управу». И он был назначен Яма-но тукаса, роду же его переменили имя и стали называть — род Яма-бэ-но мурази. Киби-но оми государь дал ему в помощники, а в подчинение ему отрядил род-корпорацию Яма-мори-бэ. Так государь щедро вознаградил его за добро, [385] всем открыл его заслуги, являя свое великодушие. 34 Это был милостивый и добросердечный государь, с которым никто не мог сравниться.

В 5-м месяце Кара-пукуро-но сукунэ, Сасаки-но яма-но кими, был обвинен в умышленном убийстве принца Осипа. Когда его уже собирались казнить, он стал биться головой о землю и заговорил очень печальными словами. Государь не в силах был предать его смерти и назначил ему быть в числе хранителей гробниц, одновременно оставив его горным стражем. Имя его вычеркнули из посемейных списков и придали Яма-бэ-но мурази. А Ямато-пукуро-но сукунэ 35, благодаря заслугам его младшей сестры, Окимэ, сохранил свой прежний родовой титул-кабанэ — Сасаки-но яма-но кими. В 6-м месяце государь соизволил отправиться во дворец Сузусики-тоно, где было проведено празднество. Он созвал сановников, и им было подано рисовое вино и угощение. Шел тогда год Киното-но уси Великого цикла.

Весной 2-го года, в 1-й день Ками-но мино 3-го месяца, государь, пребывая в заднем саду, вкушал трапезу у бегущих вод. Созвав на празднество сановников, оми, мурази, куни-но миятуко и томо-но миятуко, он устроил пир. Все вельможи предавались веселью.

Осенью, в день новолуния Цутиното-но хицудзи 8-го месяца, государь соизволил сказать наследному принцу Окэ: «Наш отец, покойный принц, ни в чем не был виноват. Однако же государь Опо-патусэ застрелил его из лука, бросил тело на пустыре, и до сих пор я не знаю, где оно. Возмущение и горе переполняют мою душу. Когда лежу ничком, я тихо плачу, когда хожу — плачу навзрыд. Я желаю искупить этот стыд. Я слышал, что не должно жить под одним Небом с врагом отца. Старший брат не складывает оружия перед лицом врага младшего. Не должно жить в одной земле с врагом друга. Даже сыновья из незнатных семей, пока живы враги отца и матери, оставив службу, спят на грубых циновках, под голову кладут щиты. Они не могут жить в одной земле [с врагами]. И даже, встретив врага на торжище или при дворе, они не складывают оружия, а бьются. 36 Вот ведь уже два года, как я стал Сыном Небес. Прошу тебя — разрушь его могилу [гробницу Опо-патусэ], поломай его кости и разбросай их. Если я ныне не отомщу таким образом, то как же я исполню принцип почитания родителя?»

Вздохнул наследный принц Окэ и ничего не ответил. А затем дал такой совет: «Это будет нехорошо. Государь Опо-патусэ десятью тысяч праведных деяний правил страной и взглядом своим освещал Поднебесную. И столица, и провинция с восхищением смотрели на [386] него. Наш отец, покойный принц, хоть и был государевым сыном претерпел множество бедствий и не поднялся до Небесного престола. И если подумать, то тут и коренится разница между тем, кто возвысился и тем, кто остался внизу. И если ты втайне порушишь гробницу, то кому же тогда люди будут служить как властелину, поклоняясь душе Неба? Это одна [причина, чтобы не разрушать гробницу]. Помимо того — если бы ты, государь, и я, Окэ, не встретились бы с огромной добротою и особой милостью государя Сирака, был ли бы ты сейчас на столь высоком посту? А государь Опо-патусэ — отец государя Сирака. Слышал я, Окэ, что многие старцы древности говорили: ”Обратись со словом — и непременно получишь ответ, обратись с добродетелью — и тебе за это будет отплата. Если не отблагодарить за оказанную тебе милость, это будет тяжелым нарушением обычаев”, — так говорили. Ты, великий государь, управляешь страной, являешь добродетель, и к тебе прислушивается вся Поднебесная. Однако же, я, Окэ, опасаюсь, что если ты порушишь гробницу, и столица, и провинция, увидев это, не согласятся, чтобы ты по-прежнему надзирал за страной и обращался с народом, как с собственными детьми. Вот вторая причина, по которой не следует разрушать гробницу» 37.

«Как хорошо ты сказал!» — отвечал государь и передумал отдавать этот приказ.

В 9-м месяце Окимэ стала просить государя, чтобы ей, по старости и недомоганиям, разрешено было вернуться домой: «Силы мои истощены, я одряхлела и ослабла. И даже по натянутой веревке идти не смогу. Прошу тебя, разреши мне вернуться к деревьям шелковицы и катальпы 38, чтобы я провела там остаток своих дней».

Государь, услышав это, преисполнился сочувствия и жаловал ей множество даров. Он заранее стал печалиться о предстоящем расставании и все вздыхал о том, что вряд ли еще доведется увидеться. И соизволил сказать в песне:

Ах, Окимэ!

Окимэ из Апуми!

С завтрашнего дня

Ты сокроешься в горах,

И, может, больше я тебя не увижу!

Зимой, в день Мидзуното-но и 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиноэ-ума, государь устроил пир сановникам и вельможам. В то время Поднебесная пребывала в спокойствии, народ [387] не назначался на работы. Урожай риса вызревал исправно, и сто родов жили в достатке. Одну меру риса можно было купить за 1 мон серебра. В полях [во множестве] паслись кони. 39

Весной 3-го года, в день новолуния Хиното-но ми, Котосиро, Апэ-но оми, по приказу государя отправился в Имна. И божество Луны 40, вселившись в человека, рекло: «Мой предок, Таками-мусупи-но микото, обладал такой силой, чтобы прежде всего совместно [с другими богами] создать Небо-Землю, и потому [он считает, что] лунному богу надо поднести людей и землю. Если послужишь мне, как сказано, будет тебе счастье и радость».

Котосиро воротился в столицу и обо всем доложил в подробностях государю. Лунному богу было отдано поле Ута-арасу (поле Ута-арасу находится в уезде Кадоно провинции Ямасиро), а Осими-но сукунэ, дальний предок Ики-но агата-нуси, был назначен священнослужителем.

В 1-й день Ками-но мино 3-го месяца государь отправился в задний сад, где вкушал праздничную трапезу у бегущих вод.

Летом, в день Каноэ-но сару 4-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиноэ-но тацу, божество Солнца 41, вселившись в человека, рекло Апэ-но оми Котосиро: «Пусть моему прародителю, Таками-мусупи-но микото, будут поднесены поля в Ипарэ».

Котосиро в подробностях доложил все государю. В соответствии с просьбой божества ему были поднесены четыре участка поля. Служить ему стал атапи Нижних угодий в Тусима.

В день Цутиноэ-тацу был учрежден род-корпорация Саки-куса-бэ.

В день Каноэ-тацу государь скончался во дворце Ятури-но мия.

В тот год Ки-но опипа-но сукунэ бывал в Имна и в то же время часто наезжал в Когуре. 42 Чтобы в трех странах Кара на западе был правитель, он сам учредил там канцелярии и назвал себя богом-мудрецом.

По замыслу Сару и Нака-така-пу-пай из Имна [при посредстве Опипа-но сукунэ] был убит в Нириму Тяку-маку-нигэ из Пэкче.

Нириму — это местность в Когурё.

Был построен замок на горе Ситоро-моро, и стало возможным оборонять восточную дорогу.

Перекрыв порт, через который ввозилось продовольствие, [Опипа-но сукунэ] поверг войско в голодное состояние. Ван Пэкче был чрезвычайно разгневан и послал местного военачальника Конигэ, командующего Маку-когэ и других с ними поднять войско, направиться к Ситоро и нанести удар. [388]

Опипа-но сукунэ бросил своих воинов вперед для ответного удара. С нарастающей силой они поражали всех, кто попадался ему навстречу. Но на одного их воина приходилась сотня врагов. Через некоторое время оружие было истощено, и сила иссякла. Увидев, что справиться с врагом не удастся, он вернулся из Имна обратно. И тогда [солдаты] страны Пэкче убили Сару, Нака-тай-пу-пай и прочих — триста с лишним человек.

НЕБЕСНЫЙ ПОВЕЛИТЕЛЬ ОКЭ-НО СУМЭРА-МИКОТО. ГОСУДАРЬ НИНКЭН

Личное имя Небесного повелителя Окэ-но сумэра-микото было Опо-си.

Еще одно его имя — Опо-су. Применительно ко всем прочим государям личного имени не сообщается. Однако же только у этого государя имя записано — оно есть в одной старой книге. 43

Прозвище его было — Сима-но иратуко. Был он единоутробным старшим братом государя Вокэ.

С юных лет он отличался мудростью, особыми дарованиями и познаниями. Став взрослым, он являл образец самоумаления, милосердия, мягкости и доброты. Когда скончался государь Анапо, [Вокэ] скрывался от бедствий в уезде Ёза провинции Танипа.

Зимой начального года правления государя Сирака, в 11-м месяце, Водатэ, из Яма-бэ-но мурази, наместник государя в провинции Парима, прибыл в столицу и попросил разрешения [государя] выйти ему навстречу. Государь Сирака соответственно послал Водатэ с государственными бирками и в сопровождении тонэри Правого и Левого приказов выйти навстречу [Окэ] в Акаси.

Летом 2-го года, в 4-м месяце государь Окэ был провозглашен наследным принцем.

Об этом подробно рассказано в свитке о государе Вокэ.

В 5-м году государь Сирака скончался. Государь [Окэ] уступил Поднебесную государю Вокэ. И по-прежнему оставался наследным принцем.

Об этом подробно рассказано в свитке о государе Вокэ.

Летом 3-го года, в 4-м месяце государь Вокэ скончался.

Весной начального года [правления нового государя], в день Киното-но тори начального месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но ми, наследный принц вступил на престол во дворце Исо-но ками-пиро-така-но мия 44. [389]

В одной книге сказано: у государя Окэ дворец был в двух местах. Один был в Капа-мура, второй — в Такано, в Сизими. Опоры его главного зала не сгнили и до сей поры.

В день Мидауноэ-нэ 2-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каното-но и, свою прежнюю супругу, Касуга-но опо-иратумэ-но пимэ, государь провозгласил государыней-супругой.

Касуга-но опо-иратумэ родилась от брака государя Опо-патусэ с Вомина-гими, дочерью Вани-но оми Пукамэ.

Она родила одного сына и шесть дочерей. Первую звали Така-паси-но опо-иратумэ-но пимэ. Вторую — Асадума-но пимэ. Третью — Та-сирака-но пимэ. Четвертую — Кусуби-но пимэ. Пятую — Татибана-но пимэ. Шестым был государь Во-патусэ-но вака-сазаки-но сумэра-микото 45. Когда он стал владеть Поднебесной, он установил столицу в Намики, в Патусэ. Седьмую звали Мавака-но пимэ.

В одной книге говорится иначе: Кусуби-но пимэ была третьей, Тасирака-но пимэ — четвертой.

Затем Ара-гими-но иратумэ, дочь Питумэ, Вани-но оми, родила дочь. Ее звали Касуга-но ямада-но пимэ.

В одной книге говорится: Опо-ара-но иратумэ, дочь Вани-но оми Пипурэ, родила дочь. Это Ямада-но опо-иратумэ-но пимэ. Еще одно ее имя — Аками-но пимэ. Хотя документы [в этом смысле] различаются, но суть одна и та же.

Зимой, в день Цутиното-но тори 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но хицудзи, государь Вокэ был похоронен в гробнице на холме Ипатуки-но вока в Катавока 46. Шел тогда год Цутиноэ-тацу Великого цикла. 47

Осенью 2-го года, в 9-м месяце государыня-супруга [прежнего государя] Нанипа-но воно, опасаясь пострадать за прежнюю непочтительность, умерла от собственной руки.

Во времена государя Вокэ наследный принц Окэ присутствовал на одном пиру. И вот, захотел он поесть дыни, а ножа не было. Тогда государь Вокэ сам достал нож и повелел своей жене, Воно, поднести нож наследному принцу. Жена подошла и положила нож на поднос с дыней стоя. Еще в тот день она черпала рисовое вино и обратилась к наследному принцу, позвав его, тоже стоя 48. И вот, страшась наказания за эту непочтительность, она сама покончила с собой.

Весной 3-го года, в день новолуния Цутиното-но ми 2-го месяца был учрежден род-корпорация Исо-но ками-бэ-но тонэри.

Летом 4-го года, в 5-м месяце Касима, Икупа-но оми и Попэ-но кими совершили проступок, оба были заключены в темницу и там погибли. 49 [390]

Весной 5-го года, в день Каното-но у 2-го месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но и, по всем провинциям и уездам был объявлен розыск рассеявшихся по стране людей рода Сапэки-бэ. Потомки Сапэки-бэ-но Накатико стали Сапэки-бэ-но миятуко.

Подробности о Сапэки-бэ-но Накатико можно увидеть в свитке государя Вокэ

Осенью 6-го года, в день Мидзуноэ-нэ 9-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но тори, Питака-но киси был отправлен гонцом в Когурё за искусными мастерами.

В ту осень, уже после того, как Питака-но киси был отправлен гонцом, обнаружилась одна женщина, жившая в священной бухте Нанипа, которая, рыдая, сказала: «И матери моей он — старший брат, и мне он — старший брат. Я — слабая былинка, о, мой муж!»

Слабая былинка — так в древности называли жен. Стало быть, слабая былинка — это жена.

Плачущий ее голос был такой жалобный, что у людей прямо внутренности сжимались. В деревне Писики-но мура Касо (Касо — это имя человека. Вообще касо — это обращение к отцу), услышав ее плач, подошел к ней и говорит: «Почему плачешь ты так жалобно, так отчаянно?»

Женщина в ответ: «Подумай об осенних двойных (двойные — то есть многослойные) луковицах нэги!» «Да, понял», — сказал Касо. И так он узнал, почему она плачет.

А его товарищ, не понявший смысла этих слов, спросил: «Как ты понял?»

Касо ему ответил: «Нанипа-но тама-сури-бэ-но Пунамэ вышла за Карама-но патакэ (патакэ — это поле, где возделывают пшеницу) И родила Накумэ, плакальщицу. Накумэ вышла за Ямаки, человека из Сумути, и родила Акутамэ. И Карама-но патакэ, и его дочь Накумэ уже умерли. А Ямаки, человек из Сумути, сошелся с Тама-сури-бэ-но Пунамэ, и родился Араки. Араки взял в жены Акутамэ. А теперь Араки, сопровождая Питака-но киси, уехал в Когурё. Оттого эта женщина, Акутамэ, беспрерывно горюет, она в отчаянии, душа ее надорвана. И ее плачущий голос так скорбен, что у людей внутренности сжимаются.

Тама-сури-бэ-но Пунамэ и Карама-но патакэ поженились, и у них родилась Накумэ. Ямаки, человек из Сумути, женился на Накумэ, и у них родилась Акутамэ. Карама-но патакэ, отец жены Ямаки, и его жена Накумэ уже оба умерли. Ямаки, человек из Сумути, вошел в связь с матерью своей жены, и родился Араки. Араки взял в жены Акутамэ. [391]

В одном толковании сказано: Тама-сури-бэ-но Пунамэ соединилась со своим первым мужем, Карама-но патакэ, и у них родилась Накумэ. А потом соединилась со следующим мужем, Ямаки, человеком из Сумути, и родился Араки. Таким образом, Накумэ и Араки — сестра и брат от разных отцов, и поэтому Акутамэ, дочь Накумэ, взывая к Араки, говорила: «И матери моей он — старший брат». Накумэ, выйдя за Ямаки, родила Акутамэ. Ямаки, сойдясь с Пунамэ, произвел на свет Араки. Таким образом, Акутамэ и Араки — сестра и брат от разных отцов, и поэтому Акутамэ, взывая к мужу, Араки, говорила: «И мне он — старший брат». В старину не различались старшие и младшие, и женщина всегда называла своего брата старшим. А мужчина всегда называл сестру младшей. Вот поэтому-то и говорила она: «И матери моей он — старший брат, и мне он — старший брат». 50

В тот год Питака-но киси вернулся из Когурё и привез государю мастеров Суру-ки, Нуру-ки и прочих. Ныне Капа-воси-но кома в селении Нуката уезда Яма-но пэ провинции Ямато — их потомки.

Весной 7-го года, в день Цутиното-но тори начального месяца, когда новолуние пришлось на день Хиното-но хицудзи, наследным принцем был провозглашен Вопатусэ-но вака-сазаки-но микото 51.

Зимой 8-го года, в 10-м месяце сто родов говорили так: «В нынешние времена в стране не приключается ничего плохого, чиновники исполняют все свои обязанности. [Земля] внутри моря вернулась к радости, народ спокойно занимается своими делами». 52

В тот год пять злаков обильно плодоносили, было собрано много гусениц шелкопряда и пшеницы. И в дальних, и в близких местах царило спокойствие, число дворов и ртов умножалось.

Осенью 11-го года, в день Хиното-но ми 8-го месяца, когда новолуние пришлось на день Каноэ-ину, государь скончался в опочивальне дворца.

Зимой, в день Мидзуното-но уси 10-го месяца, когда новолуние пришлось на день Цутиното-но тори, он был похоронен в гробнице в Панипу-но сакамото 53.

КОНЕЦ ПЯТНАДЦАТОГО СВИТКА

(пер. Л. М. Ермаковой, А. Н. Мещерякова)
Текст воспроизведен по изданию: Нихон сёки - анналы Японии. Т. 1. М. Гиперион. 1997

© текст - Ермакова Л. М., Мещеряков А. Н. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2007
© OCR - Ingvar. 2007
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Гиперион. 1997