СОЧИНЕНИЯ И ПЕРЕВОДЫ,

К ПОЛЬЗЕ И УВЕСЕЛЕНИЮ СЛУЖАЩИЕ

Октябрь, 1761 года.

В САНКТПЕТЕРБУРГЕ

при Императорской Академии Наук.


Продолжение о городе Пондишери.

Бывшая между Индейскими Князьями и Набобами Могольскими война еще не окончилась. Францусская и Аглинская компании, когда видели интересе свой, имели в оной войне также участие, пока наконец по объявлении в 1744 году с Францусской стороны Агличанам войны, они друг с другом беспосредственно воевали. В Индии щастие служило Французам. Бывшей в 1735 году Губернатором на острове Бурбоне, господин дела Бурдоннай, пошел в 1746 году с эскадрою состоящею из 8 кораблей от Пондишери к Мадрасу. По прошествии нескольких дней сдался Губернатор Мадрасской на таком договоре, чтоб войску из крепости свободно вытти; жителям остаться при своих имениях; товары у что в [354] пакгаузах, беспрепятственно перевести в Англию, и Бурдоннаю взять десятую часть цены оных, и 18 милионов ливров из общей компанейской казны. Агличане обвиняли Мадрасского Губернатора, что он взял с Французов 75000 фунтов штерлингов, и купно с прочими скрылся. Набоба также обвиняли, яко бы он за 100000 пагод допустил Французов воевать Агличан с нагорной стороны; но он напротив того оправдавшись доказывал, что сын его поспешал к Мадрасу на помощи, но сей город еще до прибытия его взят был. Дела Бурдоннай на возвратном своем пути попался Агличанам в руки, и отвезен в Лондоне; после чего получа позволение ехать в Париж, вместо чаемого там награждения, за взятье Мадраса и крепости святого Георга, посажен был в Бастилию, для того что взятьем оных не пользовался еще лучше. Он клал в сем вину на Пондишерского Губернатора Дюплесса, однако на то не смотря выпущен был не прежде, как в 1750 году. Агличане с своей стороны вознамерились за взятье Мадраса отмстить городу Пондишери. Контр-Адмирал Гриффин пришед к оному с 12 кораблями, окружил с морской стороны, и ожидал прибытия Адмирала Боскавена, которой в Ноябре [355] месяце 1747 года из Англии отправления с флотом в Ост-индию, для разорении тамошних Францусских селений. Доехав до мыса Доброй Надежды получил он в прибавок шесть Голландских кораблей Ост-индийской компании. Оттуда прибыл в 1748 году в Июле месяце к Острову святого Маврикия. Когда для построенных Французами батарей и вооруженных судов не можно ему было высадить на берег войска своего; то он предприятие свое на сей остров оставил, и пошел далее к Пондишери. Французы, которые о предприятии Агличан давно уже знали, были в добром оборонительном состоянии. Гарнизон их состоял из 2000 человек Европейцев и из 3000 Индейцев: Аглинской Адмирал, высадив часть своею войска на берег, построил батареи, осажал город формально, и чинил к оному три приступа; но Французы обороняясь с великою храбростию; принудили его на конец по прошествии семи недель посадить войско свое опять на суда, и возвратиться в крепость святого Давида.

Заключенной в 1748 году в Акене мире окончил войну между обоими народами, и привел в Индии все в прежнее состояние, токмо что Французы для чинимой помощи Королю Голкондскому [356] Музаферзинту против Нацерзинта, которой овладел королевством, и в 1750 году убит на баталии, получили еще больше выигрыша. Тогда не смотря на заключенной между Англиею и Франциею мир Дюпле продолжал изыскивать всякие способы, как бы вредить Агличанам, пока на конец по неотступному требованию Англии Король отозвал его назад во Францию. С того времени между обеими компаниями было все спокойно, и оба Губернатора Мадрасской и Пондишерской заключили в 1755 году договор, дабы содержать всегда мир, в ссоры Индейцев не мешаться, но в нужном случае защищаться против их общими силами.

Как скоро нынешняя война между Англиею и Фракциею оказалась, то и в Индии начались военные действия. Французы послали туда знатной флот и несколько сухопутного войска под предводительством Генерала Лалли, которой 1758 года Апреля 28 дня прибыв к берегу Коромандельскому, стал пред Гуделуром и крепостью святого Давида ниже Пондишери. Лалли взял Гуделур, а потом осадил и крепость святого Давида. Аглинской Адмирал Покок, известившись о потерянии Гуделура, тотчас пошел [357] искать Францусского флота. Маия 2 дня дошло до сражения, но не окончав дела оба флота разошлись. Покок возвратился к Мадрасу, а Францусской командир высадил свое войско, и аммуницию выгрузил в Пондишери. Между тем крепость С. Давида находилась в крайнем от Французов утеснении. Покок пошел было к оной на помощь, но как Францусской Адмирал д’Аше к нему на встречу вышел, то он опять в Мадрас возвратился, а крепость не имея больше к избавлению своему надежды, сдалась Французам. После сего Французы вознамерились, взяв Таншаур, столичной город в некотором Индианском королевстве, итти к Мадрасу. Апреля 1 дня начали они осаду сего города, и хотя уже великой пролом был сделан, однако принуждены были по прошествие двух недель, для недостатку в съестных и военных припасах, оставя несколько пушек, назад отступить. Между тем оба флота разъежжали около берегу Коромандельского и рейды Карикальской, где 3 Августа дошло в другой раз до сражения, которое для Агличан было несколько выигрышно. Д’Аше пошел с флотом своим к Пондишери, куда и Лалли с сухопутным войском от Таншаура прибыл. Французы имели сухопутного войска гораздо больше, [358] нежели Агличане. Того ради пошли они 5 Декабря 1758 года с 3000 человек своего войска и множеством Индейцев к Мадрасу. Агличане учинили две удачные выласки, в которых осаждающие потеряли 1500 человек убитых, раненых и в полон взятых, и на одной из оных убит второй их предводитель господин Бюсси. В 1759 Февраля 1 дня Лалли от города отступил, и оставя 40 пушек и 4 мортиры со многими оружейными припасами, возвратился в Пондишери. На пути гнавшись за ним Майор Бреретон, нападал на него несколько раз между Мадрасом и Пондишери. Не меньшей выигрыш получил и Полковник Форб над Конфлансом, которой после Бюсси принял команду, ибо самого его полонил, и взял Мазулипатам. Сии нещастия побудили Французов, по разорении всех укреплений, оставить крепость святого Давида. Сверх сего происшедшее между обоими флотами 19 Сентября того ж года в близости от Пондишери сражение окончалось также с уроном Французов. Агличане под предводительством Полковника Кота употребили сии выигрыши в пользу свою таким образом, что еще в том же году взяли Вондирас и Каранголи, и гарнизоны в обоих сих местах учинили военнопленными. В начале 1760 года Лалли подступив под [359] Вондирас, в такой надежде, чтоб оной у Агличан опять отнять; но Полковник Коте прибыв туды на помощь, и напав на неприятеля 22 Генваря, оного разбил, и овладел почти всею его артилериею. Урон Французов как убитых и раненых, так и в полон взятых, между которыми находился и Брегадир Бюсси, простирался до 800, а с Аглинской стороны до 250 человек. Лалли возвратился после сего в Пондишери, а Агличане взяли Хиттипур, Аркат, Перманкель и Алемпур. Между тем Адмирала Покока сменил Корниш с которым велено соединиться разъежжающему около Малабарских берегов Адмиралу Штевенсу. Корниш пошед с своим флотом к крепости Карикальской, осадил оную с моря, а Майор Монзон с сухого пути, которая 5 Апреля и сдалась. Итак французы в Индии на матерой земле ничего больше кроме Пондишери не имели, которой хотели защищать, прикрывая своим флотом; но к нещастию потеряли из оного несколько кораблей во время жестокой бури, а другие были повреждены и разнесены по морю. Тогда Агличане обступили городе с сухого пути и с моря, и на конец оной взяли, как по публичным ведомостям известно. Сие завоевание есть для обоих народов великой важности, [360] а паче для их торгов. Тога ради мы город Пондишери с около лежащими местами и с их выгодами. несколько обстоятельнее описать намерены.

Город Пондишери, лежит на берегу Коромандельском под градусом северной широты, его 40 до 50 сажен от моря при малой реке Колрам называемой. Воздух тамошней хотя очень теплой, но здоровой. Во весь год дождь бывает не больше как и или 8 дней, и то всегда в исходе Октября. Сильная роса придает в прочие времена растениям надлежащую им влажность. Земля песчаная, и кроме пшена сорочинского и некоторых огородных трав ничего не произрастает. Там родится большая редька, кислица, спинат, цикория, белая капуста и огурцы, но все оные произрастения имеют со всем отменной вкус от наших. Цитронов там много, есть также померанцы, гранатовые яблоки, арбузы и мелоны, ананасы, папаты, папеи и множество, кокосовых дерев нет ни одного в свете дерева, которое бы было сего полезнее. Оно ростет прямо вышиною до 30 и до 40 футов, толщины посредственной, сучьев не имеет, и на вершине оного выростают только листов с 12, шириною в полтора, а длиною в [361] 10 футов. Из самых тонких жилочек оных листов делают хорошие рогожи, и развозят по всей Индии. Толстые ребра употребляют на метлы. Середней вдоль листа проходящей стебель, которой толщиною в руку, служит вместо дров. Сверх сего оными листами покрывают домы. Самое дерева ноздревато и разделено на бесчисленное множество жилочек, и для сей только одной причины, когда состареется, можно употреблять его в дело. Посреде вершины под листьями выходит сердце на подобие капустного кочня, которое видом и вкусом весьма подобно цветной капусте. Одним таким сердцем могут довольно сыты быть 6 человек; однако его редко едят, потому что дерево без него засохнет. Между оным сердцем и листьями выходят еще другие почки, кои ежели разрезать, то вытекает весьма сладкой и приятной сок. Оной сок называется Тари, или Сури, и бывает обыкновенным напитком в Индии. Вкусом хотя не столько приятен, как вино, однако не меньше делает людей пьяными. Свежей бывает сладок, но отчасу становится кисляе, а по прошествии 24 часов со всем претворяется в уксус. Ежели его перегнать, когда еще не окис, то выдет весьма изрядная водка. А ежели [362] перегнать три раза, то весьма будет крепок; но оной для Европейцев, когда пьют его много, весьма вреден. Когда из Кокосового дерева сок выцедят, то он никакого плода в то время не приносит. Коих оставят для плоду, из тех выходит из каждой почки кисть от 10 до 15 кокосовых орехов. Такой орех бывает величиною в человеческую голову. Наружная скорлупа мягка и зелена, но по малу желтеет. Прочее от сей наружной скорлупы, что находится под зеленою поверхностию, бывает толщиною в три пальца, и употребляется на веревки и на канаты. Вторая скорлупа очень тверда, и толщиною в дюйм. Из оной делают чарки, ложки, лядунки и другие мелочи. Внутри ореха находится сок чистой, приятной и прохлаждающей, которого в больших орехах бывает более полукрушки. Чем больше орехи созревают, тем меньше становится соку, и вместо того остается белая, мягкая и сладкая материя, которая вкусом походит на сметану. Из сего соку произрастает орешное ядро, которое белизною и вкусом подходит к нашим руским орехам. Из ядер делают масло, которое употребляется в пищу в Индии, и оное с начала вкусом походит на миндальное масло, а когда состареется, на ореховое; и тогда [363] употребляют его только на живописное дело. Кокосовое дерево приносит в году плоды три раза.

В птицах и в дичине как в Пондишери, так и по всему Коромандельскому берегу, нет никакого недостатка. Быков и коров хотя там и мало, однако много буйволов, на которых и вьюки кладут, и в телеги их запрягают. Тамошние козы с долгими отвислыми ушами, от наших весьма разнятся. Мясо их не годится, говорит Лиллиэр в книге: Nouveau voyage aux Grandes Indes p. 31, однако в случае, недостатка употреблено быть может.

Город имеет в окружности 4 Францусские мили, оной весьма многолюден, и имеет около 120000 жителей, Христиан, Магометан и язычников. Улицы столь прямы, как будто ведены по шнуру. Главная из оных, которая лежит от юга к северу, простирается до 100 сажен Парижских, а которая от востока к западу до 600 сажен. Все домы построены стена об стену, а за недостатком лесов и плит сделаны из кирпичей, и для сильным бурь, какие на сем берегу случаются, строятся не выше как в одно жилье. Известь привозят из Баллафорда, [364] славного купеческого города лежащего недалеко от устья реки Гангеса, и делают, оную из устерсовых раковин. Есть здесь устерсы, весом около 4 фунтов, которые разбивают молотами.

Губернаторской дом построен на северной стороне крепости, подле которого и компанейской дом находится. Компанейской сад, украшенной изрядными деревьями, в котором может всякой прогуливаться, разведен на западной стороне; при оном находится богатоубранной дом для иностранных Князей и Послов. Монетной двор лежит на южной стороне крепости. Малабарская тюрьма стоит на большой площади. У Капуцинов, которые себя называют приходскими попами в городе и в Малабарском народе, есть церковь и сад. В монастыре их находится до 7 и до 8 попов. Езуитская коллегия есть весьма изрядное строение, в нем около 20 человек священников обучают юношество читать, писать и Математике. У них также есть церковь и сад. В миссионском доме при большей площади не более двух или трех священников. Язычники имеют в городе 2 Кумирни, в которых Браманы отправляют идолослужение. Оную вольность себе выговорили Князья их, когда они Французов [365] там приняли на поселение. Большая кумирня стоит при Езуитской церкви.

В Пондишери находится 6 ворот и 11 шанцов или болверков, кроме новых укреплений, кои построены в 1740 и в 1741 годах на восточной и западной стороне, и кроме замка, что по той стороне города к морю. Сей замок построен регулярным пятиугольником с горнверком.

В Пондишери великое множество языческих жителей, которые все столько прилежны, сколько Магометане ленивы. Они работают беспрестанно, и приносят городу немалую прибыль. По большей части они ткачи, пишут травы на ситцах и выбойках. В Универсальной истории путешествий в X. Томе написано, что Индеец выработает в день не больше двух копеек; однако он и тем с женою и с детьми прожить может. Платья употребляют мало, потому что ходят почти нагие. Домовых уборов у них нет, которые бы чего стоили; спят на рогожах, питаются только кашею из сорочинского пшена а иногда и рыбою. Вместо хлеба едят пресные лепешки в золе печеные. По мнению их души переселяются из одного животного в [366] другое, и для того никакого скота не убивают, и мяса не едят, и для сей причины работа, товары и съестные припасы там очень дешевы. Во время пребывания там Луллиерова дюжина голубей продавалась по 2 копейки, поросенок по 5 копеек, свинья по две рупии с половиною, а рупия ходит за 48 копеек, корова и с теленком пять или шесть рупий.

Пондишери есть главным местом Францусского купечества в Ост-индии, где живет и Генерал Губернатор Ост-индской компании. По обыкновению восточных народов, имеет он великолепной штат. У него двенатцать конных трабантов, кои одеты в алые суконные кавтаны с черными обшлагами и с золотым позументом. Число пеших трабантов состоит из 300 человек. В торжественном выезде несут его 6 человек в Паланкине, или на креслах под балдахином, которой так как и подушки вышиты золотом и украшены золотою бахрамою. Перед ним несут Францусское знамя, а по нем следует Гарис. Дабы разуметь, что такой Гарис, то должно знать, что Индейцы не употребляют боевых часов. Сутки разделяют они на 60 частей, коих две части с половиною [367] составляют Европейской час. Для измерений такой части времени, употребляют они малой медной сосуд, у коего на дне весьма малая есть дырочка. Сей сосуд называют Гарис. Оной кладут в другой водою наполненной сосуде, и тогда чрез помянутое отверстие помалу вбираемся в малой сосуде вода, пока не потонет. Сие время составляет одну из показанных 60 частей. Приставлены нарочные люди, которые при каждом опускании на низ сосудца ударяют молотком в колокол. Немалая есть честь, когда позволяется перед кем носить Гарис. Сие позволение должно получить от Могола, которой оное и дал настоятелям Европейского купечества в его государстве. Второй человек по Губернаторе есть Интендант, а потом следует Начальник над войском и Плацмайор. Гарнизон состоит из Французов и Топазов, коим именем называют тамошних уроженцев, воспитанных и одетых по Францусскому манеру. Во время Лиллиэра было их из каждого народа по 300 человек.

Как Французы, так и Агличане, имеют от Могола дозволение, делать деньги с его чеканом. Сие в 1736 году исходатайствовал господин Думас чрез [368] Набоба Локадского; и делал каждой год от 6 до 7 милионов рупии. Обе стороны на них тем же чеканом чеканены, коим и Могольские. Делают их по большей части из серебра, которое от компании посылается в Индию. Чекан по всему берегу Коромандельскому одинакой: на одной стороне поставлено: в — — — году достохвального Правления Магометова, так назывался прежней Мсгол; а на другой: сия рупия чеканена в — — — . Которые чеканят в Пондишери и Мадрасе, на тех ставят имя Аркат, потому что сие дозволение дано Аркатскому Набобу. Однако Пондишерские деньги можно узнать по находящейся в низу на другой стороне луне, а Мадрасские по звезде. Малая серебреная монета называется Фанон, коих 8 1/2 составляют одну рупию. Каш есть монета медная коих в Фаноне считают 64. Ходящая в Пондишери и на берегу Коромандельском золотая монета; называется Пагод и Цехин. Пагод есть старая Индейская монета, делается из золота на подобие пуговицы камзольные, содержит рубль 35 копеек. На нижней гладкой стороне поставлен идол, а на верхней выпуклой малые зернышки. Цехин Венецианская колотая монета содержит 10 ливров или два рубли. Многие из оных проверчены дырочкою, [369] потому что Индейские бабы вместо украшения носят их на шее. Венецияне привозят оную монету в Бассору, что в Персидском заливе, в Меккан по дороге Бабель-Мандельской и в Гедду, которая есть гавань Меккки, в которых местах они великие торги отправляют. За многие товары, которыми Индейцы в оных местах торгуют, привозят назад Цехины.

Фунт называется в Индии Зерре; но вместо того, что наш фунт содержит 16 унций, то в их Зерре находятся 28 унций. Зерре разделяется на Паламы, которых три составляют 1 1/8 унцию и следовательно 14 1/4 паламы делают один фунт. В Курге 20, а в Мансе 42 1/2 зерр, или 27 наших фунтов.

Вместо аршина употребляют Индейцы Кобе, или меру длиною в локоть.

В Пондишери есть главной суд для всех в Индии находящаяся Францусских селений.

Францусская компания имела в Индии три главные торговые места, и от каждого из оных два другие зависели. Первое и знатнейшее место Пондишери, в [370] ведомстве которого находились канторы Мазулипатанская и Мадриспатанская. Второе было в Сурате, от которого зависели Амедабадская и Каликутская. Третие Угли, или Шандернагор, которого настоятель имел смотрение над канторами в Кассенбацарде и Баллазоре, или Баллафорде. Больше всего делают в Пондишери, также по всему берегу Коромандельскому, и в королевстве Бенгальском бумажные и кисейные материи. Дерево, с которого хлопчатую бумагу собирают, имеет по Лиллиэропу объявлению, листы, как клен. После цвета, которой походит на терновой цвет, произрастает продолговатая почка, в коей содержится хлопчатая бумага с семечками, подобными перцу.

Бумажные материи бывают белые и крашеные. По белой обыкновенно проводят в средине и по краям, колотые полосы; иногда вышивают на них колотые и серебреные травы. Сей сорт ценою очень дорог, и продается в великом множестве в Персидской и Турецкой землях. Некоторые находятся весьма белы и чисты, и такие делают только для двора Могольского. Крашеные иногда печатают формою, как в Европе выбойки, а иногда пишут на них травы [371] кистью. В Мазулипатане, худо построенном и малом, но для великого торгу весьма многолюдном городе, в королевстве Голкондском, делают самые лучшие ситцы; чем больше их моют, тем лучше становится на них краска. Которые к ним подходят всех ближе, те делаются в Пондишери. Самые лучшие из них Гвинеи, Салемпурис, Аманс и Басинс. Французы потеряли чрезвычайно много, когда Агличане у них Мазулипатан отняли.

Вторая главная кантора Францусского купечества в Шандернагори при городе Угли, в Могольском королевстве Бенгалах. Угли в той земле есть столичной город, и лежит при рукаве реки Гангеса. Европейцы вывозят из сего королевства, которое для плодородия своего магазином всей Индии назваться может, великое число шелку, бумажных материй, пшена сарацинского, селитры, лаку, мскуса и опиума. Францусская компания получала из тамошней своей канторы многие сорты Миллесмоллес, двуличной кисеи, доргасу, танжебу, амансу и многих других штофов. В Даке, лежащем от Угли на 50 миль городе, вышивают весьма изрядно золотом, серебром и шелком. [372] Хорошая вышитая кисея оттуда приходит. Из Патны привозят селитру и опиум, которым в восточных землях очень великой торг отправляется. Из Какембазарда приходят изрядные Армоазины, или шелковые материи всякого цвету, Жамавар с золотыми и серебреными травами, также не мало и бумажных материй. Какембазардской шелк в Индии самой лучшей. Одно только сие местечко с около лежащими местами ставит в год шелку около 32000 кип, каждая во 100 фунтов; смотри в книге: Memoire fur le Commerce des Hollandeis dans tous les Etats et Empires du monde. p. 135. В Баллазоре, ниже устья реки Гангеса, делают весьма чистые белые платки, называемые Санас. Оттудаж привозят материи, о которых сказывают, будто делаются из деревянной коры. Их делают из дикого шелку, в лесах собираемого. Прежде сего Агличане, Голландцы и Французы делили между собою купечество на реке Гангес. Однако когда в нынешнюю войну Агличане овладели Шандернагором, то Французов со всем выключили, да и Голландское купечество за то, что они к той части света больше держали сторону Французов, довольно ограничили. Сколь [373] велико было Францусское купечество в Ост-индии вообще, а особливо в Пондишери, то видно из записки отправлявшихся оттуда с 1727 по 1742 год кораблей и их товаров. Сие можно видеть в десятом томе собраний всех путешественных описаний. В 1741 к в 1742 годах вышли из Пондишери 7 кораблей, на которых грузу было ценою на 954376 пагод, а на каждой годе столько же кораблей отправлялось из Бенгал, сколько из Пондишери. И так ежели подумать, какою прибыточною ценою продавались оные товары в Европе, то можно из того видеть, сколь великой урон Францусское купечество в Ост-индии претерпевает.

Текст воспроизведен по изданию: Историческое и географическое описание города Пондишери // Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие, Октябрь 1761 года. СПб. Императорская академия наук. 1761

© текст - ??. 1761
© сетевая версия - Тhietmar. 2021
© OCR - Иванов А. 2021
© ИАН. 1761