МАК ГРЕГОР

ОБОРОНА ИНДИИ

THE DEFENCE OF INDIA

ЧАСТЬ I

ГЛАВА IV.

За сим следует еще выяснить число волонтеров, которое Индия может получить из Австралии, Канады, Капской колонии и Новой Зеландии. Припомним, что во время Индийского восстания Канада предложила контингент в 10.000 человек; кроме того, при войне с Россиею, колонии наши не будут в опасности и могут поэтому предоставить в наше распоряжение весь излишек своего населения.

Население Канады в 1866 г. простиралось до 3.000.000, [238] теперь оно достигло почти 4 1/2 миллиона и страна эта может предложить более значительный контингент; но, принимая вышеуказанную цифру 10.000 человек, или 1 чел. на 300 жителей, получим для колоний следующие данные:

 

Население.

Контингент.

Канада 131

4.500.000

15.000

Капская колония в тесном смысле 132

720.000

2.400

Новый Южный Валлис

760.000

2.600

Новая Зеландия

530.000

1.700

Квинсланд

220.000

700

Южная Австралия

280.000

900

Тасмания

120.000

400

Виктория

880.000

3.000

Западная Австралия

32.000

-

Всего  

24.300

или в круглых числах 24.000 человек.

При некоторой предусмотрительности и должной организации боевые силы наши увеличатся, не считая армии, на:

 

Европейцы.

Туземцы.

Европейцев взрослых мужчин

58.500

-

Индо-Португальцев

18.000

-

Парсов

-

27.000

Туземных христиан

-

100.000

Европейских матросов

6.000

-

Контингенты британских колоний

24.000

-

Всего

106.500

127.000

Допуская даже, что нельзя будет вполне воспользоваться этими силами, мы считаем не лишним привести эти числа, чтобы показать, какими непочатыми боевыми средствами располагает Индия, не обращаясь за помощью в метрополии.

Но означенные силы дают только полевую армию, достаточную, чтобы парализовать усилия, делаемые Россиею, в виду пустынного характера театра войны. До сих пор не упомянуто о войсках, которые необходимо будет содержать на [239] коммуникационных линиях. Чтобы выяснить это, необходимо заглянуть вперед и привести данные из V главы, с целью определять количество войск, необходимых для обеспечения сообщений.

Первая коммуникационная линия идет из Пир-Чоки через Сиби в Герат. Все расстояние около 600 миль (900 верст) разделено на 45 переходов; оно совратится до 445 миль (668 в.) или 35 переходов, по окончании железной дороги по ту сторону Гваджи. На этом пути придется прочно занять: Пишин, Кандагар, Гиришк, Баква, Фарах и Себсевар, кроме того, необходимо иметь на каждом переходе посты, занятые 1 ротою пехоты и 1 взводом конницы.

 

Британская пехота.

Полевая артил.

Туземная

Саперные роты.

пехота.

конница.

Пишим

1/2

1

2

1

-

Кандагар

1

1

2

1

1

Гиришк

1/2

1

2

1

1

Баква

-

-

1

1/2

-

Фарах

1/2

1

2

1

-

Себсевар

-

-

1

1/2

-

35 постов по 1 роте туземной пехоты, 1 взвода туземной конницы

-

-

3 1/2

2

-

 

2 1/2

4

13 1/2

7

2

Вторая пойдет из Гомуля и Гардан-Дивар, расстояние около 350 миль (525 верст), переходов приблизительно 30. Пункты, которые надо занять, следующие: Гомуль, Зурмелан, Утман, Кала-и-Лангар, Карабах и несколько постов в Гезарейских горах. Нужны следующие гарнизоны:

 

Британская пехота.

Полевая артил.

Туземная

Саперные роты.

пехота.

конница.

Гомул

-

-

1/2

1/4

-

Зурмелан

1/4

1/2

1

1

-

Утман

1/4

1/2

1

1

-

Кала-и-Лангар

1

1

2

1

1

Карабах

1/2

1

2

1

-

1-й Гезарейский пост

1/2

1

2

1

-

2-й » »

1/2

1

2

1

-

25 постов по 1 роте туземной пехоты, 1 взводу туземной конницы

-

-

2 1/2

1 1/2

-

Всего

3

5

13

7

1 [240]

Третья коммуникационная линия из Джамруда в Кабул, расстояние в 179 миль (270 верст), переходов 18; занять нужно: Ланди-Котал, Бхасавал, Джелалабад, Гундамук, Джагадалак, Сех-Баба и Латабанд.

Для сего потребуется:

 

Британская

Полевая артил.

Туземная

пехота.

горн. арт.

пехота.

конница.

Ланди-Котал

1/2

1/2

 

1

1/2

Бхасавал

1/2

1

1/2

1

1/2

Джелалабад

1/2

1/2

-

1

1

Гундамук

1

-

1

1

1

Джагадалак

1/2

1/2

-

1

1/4

Сех-Баба

1/4

1/2

-

1

1/4

Латабанд

1/4

1/2

-

1

1/4

11 полков по 1 роте туземной пехоты, 1 взводу туземной конницы

-

-

-

1 1/2

3/4

Всего

3 1/2

2 1/2

1 1/2

8 1/2

4 1/2

Четвертая линии из Джаму в Борогильскому проходу, 450 миль (675 верст), 40 переходов; занять нужно: Гильгит, Яссин и Мастудж и около 10 мелких постов. Гарнизоны необходимы:

 

Британская пехота.

Горная артил.

Туземная

пехота.

конница.

Гильгит

1/4

1/2

1

1/4

Яссин

1/4

1/2

1

1/4

Мастудж

1/2

1

1

1/2

10 постов по 1/2 роте туземной пехоты и 12 человек туземной конницы

-

-

1/2

1/4

Всего

1

2

3 1/2

1 1/4

Всего для коммуникационных линий потребуется:

 

Британская пехота.

Артиллерия

Туземная

полевая.

горная.

пехота.

конница.

1-я. Герат

2 1/2

4

-

13 1/2

7

2-я. Гардан-Дивар

3

5

-

13

7

3-я. Кабул

3 1/2

1 1/2

2 1/2

8 1/2

4 1/2

4-я. Барогиль

1

-

2

4

1 1/2

Всего

10

10 1/2

4 1/2

39

20

В виду того, что эти силы не могут быть выделены [241] регулярною армиею, даже при увеличении ее до предложенным нами размеров, необходимо рассмотреть, какие для сего нужно принять меры.

Охрану сообщений можно бы смело поручить войскам разных раджей и местному населению рам, под командою английских офицеров. Мы не предлагаем, однако, доверить им все сообщения, а только в пределах, которые будут ниже указаны.

Что же касается местного населения, то мы приведем следующие сведения из описания северо-западной границы Индии. Начиная с уезда Дера-Газихан и Белуджи, живущие по обе стороны границы составляют нетронутый еще богатый военный материал. Племена эти, начиная с севера, следующие:

В пределах Мидии.

Взрослых мужчин.

Вне пределов Мидии.

Взрослых мужчин.

Касраны

800

Касраны (часть)

500

Нутканы

800

Бездары

2.500

Лунды в Сори

2.000

Гедианы

эти Горчаны и Логары q.v.

Козахи

4.500

Дурканы
Лагоры

3.500

Питафы
Горчаны

1.100

Бугты

1.200

Лунды в Тиби

450

Кхетраны

2.500

Мазары

1.800

Мары

4.600

Дришаки

1.200

   
Козахи в Синде

500

   
Бурды    
Думки    
Самали    
Джатны    
Ринды    
Сакраны    
 

16.700

 

11.200

Около 28.000 взрослых мужчин.

Не рассчитывая на всех, мы надеемся при соответствующих мероприятиях получить около четверти. В таком случае соответствующие контингенты выразятся в круглых цифрах:

Касраны, нагорье и равнина 400; Нутканы 200, Лунды в Сори 500; Козахи 1.000; Лагары 900; Горчаны 300, Лунды в Тиби 100; [242] Мазары 500; Дришаки 300, Боздары 400, Бугты 400; Кхетраны 600 и Мары 1.000, всего 6.600 человек.

Польза, ожидаемая от этих вспомогательных войск, — видна из замечаний, сделанных нами в статье «Белуджи» нашего описания северо-западной границы:

Белуджи племя воинственное; их способ борьбы иной, чем у соседей, патанов. Белудж спешивается, привязывает к колу свою кобылу и идет в рукопашную с шашкой и с щитом, патан же открывает бой из далека из своего кремневого ружья, пользуется закрытиями и редко сходится с противником.

Их недостатки гордость, крайняя щепетильность и леность; они смотрят свысока и с презрением на джатов и на других обитателей края; считают работу несовместной со своим достоинством; впрочем, мало по малу освобождаются от этого предрассудка.

По многим свойствам характера, они очень ценные подданные или вассалы; белуджи не фанатики и не питают к нам ненависти из религиозных побуждений (эти замечания относятся как в горным племенам, так и в тем, которые живут в равнине). В случае повторения событий 1857 г., или восстания патанских племен, они могут оказать нам очень действительную помощь. Белуджи храбрее патанов и дрались против нас лучше, чем устраивающие засады афганцы. Афганец со своим соседом заберется в башню или спрячется за камнем и ждет, пока представится случай умертвить из-за засады. Белуджи бросаются на противника с шашками в руках и несут большие потери. 700 белуджи отказались сдаться кавалеристам Мереветера, хотя без всякой надежды на спасение, и держались, пока две трети не легли.

Преимущество перед патанами им дают еще их правдивость и хорошее обращение с женщинами. Афганцы клялись не тревожить наши войска при отступлении их из Кабула, — последствия же известны; белуджи (мары) тоже поклялись не нарушить условий, заключенных с капитаном Броун в Кахане, и довели гарнизон невредимым до равнин Кача. Факт, достойный замечания, что их, не смотря на крайнюю бедность, [243] нельзя заставить нести регулярную службу, так как они отказываются от формы и отвергают дисциплину. На иррегулярной же службе в пограничной милиции они приносят большую пользу.

Это нерасположение белуджей в службе однако быстро уменьшается. Мы не хотим сказать этим, что многие из них поступают на службу, но они сделают это при нестрогом обращении. Внимательно прислушавшись, во время следования по белуджской границе, к мнениям предводителей насчет службы правительству, мы можем свести в следующему. Во первых, они опасаются, что им выстригут волосы; во вторых, они против всякого одеяния, кроме белого, или, вернее, грязнобелого; в третьих, не желают оставлять семью и дом. Полагаем, что подобные опасения выскажет всякое дикое племя при подчинении чужеземной власти. Мы представляем себе дикого бунервала, объявляющего, в выражениях сходных употребляемым теперь несговорчивым вазири, что он служил бы, при условии не идти дальше Пешавара, не носить другого цвета кроме синего, и не мыться; между тем сколько имели мы бунервалов до Амбеласского похода, которые служили в Дели и Лукнове или в Китае, не только мылись, но даже любили это, и были одеты во все цвета от хаки до ярко-красного. Белуджи, как все дикие племена, требуют в начале осторожного обращения, потом они будут носить все, что угодно, пойдут куда прикажут и исполнят все, что от них потребуют. Разве станут утверждать, что солдату необходимо носить короткие волосы и красный мундир; мы не видим причин почему белуджам не быть также многочисленными в наших рядах; они будут очень полезны, и принадлежат к племени, которое нуждается в нашей поддержке, будучи сравнительно малочисленным и отличаясь от всех прочих магометан отсутствием религиозных предрассудков и расположением к нам. На наш взгляд попытку эту стоит сделать; если дело будет поручено офицеру, расположенному в белуджам, то удается сформировать из них несколько полков, содержание коих более чем окупится в час испытания». [244]

В Дера-Измаилском участке можно также найти прекрасной материал среди 133 следующих племен:

 

Взрослых мужчин.

Гандехпуры

1.800

Даолаты

200

Мийн-Хелы

600

Бабары

500

Устараны

200

Всего

3.300

Из них можно сформировать часть, состоящую приблизительно из 1.000 человек.

В участке Бану солдат могут поставить следующие племена:

 

Взрослых мужчин.

Хутуки

3.500

Вазиры

3.500

Логаны

16.000

Всего

23.000

Но так как большая часть их уже принялась за земледельческий труд, то вероятно не будет так легко извлечь из них боевой материал. Надеемся, однако, что при благоприятных условиях можно будет набрать до 5.000 ч.

В Кохатском участке имеются следующие племена, на которые можно положиться:

 

Взрослых мужчин.

Хутуки

19.000

Бангаши

10.000

Всего

29 000

Думаем, что из них 6.000 могут быть зачислены на службу. В участке Пешаварском воинственные племена следующие:

 

Взрослых мужчин.

Юсафзаи

27.000

Хутуки

1.500

Мохманды

9.000

Халилы

6.000

Даудзаи

5.000

Всего

48.500 [245]

Они дадут до 10.000 человек.

В участке Гезаре немного годных для службы; тем не менее, не трудно будет набрать 3.000 человек среди бомб, дхунд, каралов и гакаров, танавалов, сватов и племен афганского происхождения.

Из шести пограничных участков можно набрать:

 

Взрослых мужчин.

Дера Гази Хан

7.000

Дера Измаил Хан

3.500

Бану

5.000

Кохат

6.000

Пешавер

10.000

Гезаре

3.000

Всего

34.500

Все эти контингенты должны быть сгрупированы по племенам в роты или баталионы и поставлены под начальство своих вождей. Их следует вооружить и снабдить боевыми запасами и исправно выдавать жалованье. Обмундирования не требуется; достаточно отличать их значками, сразу они не сделаются солдатами, но так как эти племена столь же смелы, как афганцы, и так же дисциплинированы, то не видим почему они не окажут нам содействия.

Удаление их от границы бесспорно поможет нам в другом отношении, уменьшая число опасных элементов оставляемых в тылу.

Кроме названных в Индии еще много других воинственных племен, коими мы не воспользуемся. Например, у нас в армии всего 15.105 сидков, 3.756 дограсов, 1.360 мусьбийцев, 3.000 жатов, 6.378 гуркасов, 14.000 браминов и раджпутов Индостана; 569 кумаонов 20.553 индостанских магометан, 8772 пенджабских магометан и 1.580 заграничных патанов 134.

Вполне безопасно утроить эти контингенты, которые, при хорошем вооружении, вполне пригодны для внутренней обороны [246] Индии, и заменят часть полков, которые будут употреблены для прикрытия сообщений.

Приступим теперь к обсуждению вопроса, какими войсками независимых владетелей Индии можно подкрепить нашу армию. При войне, которую мы имеем в виду, нужно допустить, что всякий владетельный князь Индии будет готов, по мере сил, помочь британскому правительству и мы находим, что из политических видов следует принять некоторую помощь от каждого. Владетели, имеющие хорошие войска, должны поставлять контингенты для поддержания внутреннего порядка или для прикрытия сообщений, от тех же, которые не имеют подходящих войск, следует требовать перевозочные средства и запасы, в зависимости от их положения и средств.

Из рапорта Сэр Ч. Аткинсона (1868 г.) написанного в бытность его секретарем иностранных дел, полезно принять к сведению следующие замечания.

«Многие из туземных государств Индии, особенно более мелкие, как Нагорно-Пенджабские государства, государства юго-западной границы Бенгалии и тому подобные находятся в таком подчинении, что на деле нет большой разницы между ними и некоторыми частями британской территории. Многие из них, как правители Делийской территории, Джагирдары, Саттары и южной Магаратской области, владеют своей страной на правах военной ленной зависимости и обязаны ставить нам солдат или взамен этого платить деньги. Все они обязаны содействовать британскому правительству в случае войны, и правители Джинтия и Нагорного Коссияха, например, признают право британского правительства строить штаб-квартиры и сооружать форты в их владениях и обязаны исполнять все приказания, и раджа Мунипора обязан помогать перевозочными средствами в случае войны с Бирмой или отправления войск для обороны Мунипора; при осложнениях на восточной британской границе раджа должен, по первому требованию, оказать содействие войсками.

«Сиккимский раджа обязан присоединиться со всей своею ратью для поддержки британским войскам, действующим в горах. [247]

«Правители юго-западной границы Бенгалии должны оставаться покорными и доносить правительству о всем, что случается.

«Правители Куттакских мегалов обязаны доставлять припасы по умеренным ценам, и выставить вспомогательный отряд для совместных действий с британскими войсками, если соседний раджа или кто-нибудь другой окажет сопротивление правительству. Раджа Гурвала владеет своей страною при условии покорности в дни опасности и восстания.

«В Пенджабе все нагорные правители, в том числе и Путтиалы, должны, в случае войны в горах, присоединиться к британской армии.

«В окрестностях Бомбея, Саттара и южно-Магаратские джагирдары платят небольшую дань взамен поставки конных людей.

«В Бунделькенде, например, мы договором обязались охранять раджей Тераи, Дуттия и Сумптгура от нападения соседей и гарантировали им их владения. Ражда Тераи обязан охранять дороги и проходы в своих владениях, пропускать британские войска и доставлять им запасы. В дополнение в сим обязательствам, раджи Дуттии и Сумптгура должны, по требованию, давать свои войска, содержать их на собственные средства и подчинить начальнику британского отряда. Эти три правители имеют договоры с британским правительством. Прочие вожди владеют своими территориями в силу санад или дарственных грамот, выданных нами. Хотя обязательства, которыми они связаны, различные, но вообще они обязаны защищать у себя проходы, доставлять проводников и запасы британским войскам, а также не содержать больше войск, чем необходимо для сбора податей и представительства; они должны быть покорными воле и приказаниям правительства.

«Государства Путтиала, Джхинда и Набхи обязаны помогать британским войскам и снабжать их зерном во время следования через их владения, а в случае вторжения противника, правители обязаны присоединиться со всеми силами в британской армии, с целью отбросить врага.

«Чрезвычайно странно положение Кашмира, расположенного на [248] самой отдаленной окраине между нашими и землями независимых владетелей средней Азии. Северная граница Кашмира никогда не была определена. Магараджа хвалился тем, бывало, что эта граница определяется влиянием его оружия. Мы успели, однако, недавно убедить его в необходимости воздержаться от завоеваний; в нашем договоре с ним условлено, что границы государства не должны быть изменены без нашего согласия. Магараджа обязан предоставить нашему решению всякие споры с соседями. Он не имеет поэтому предлога для нападений, мы с своей стороны обязались охранять владения магараджи от внешних врагов и естественно воспротивимся всякому действию, могущему вызвать нападение на Кашмир. Магараджа признает, сверх того, наше главенство и обязуется присоединиться, со всей своей военной силой, в британским войскам, при действиях их в горах или в странах, соседних с его владениями.

«Прочие туземные государства могут быть разделены на два разряда: те, в которых мы содержим вспомогательные войска, и те, которые обязаны действовать совместно с нами. Вспомогательные войска мы содержим в Гвалиоре, Индоре, Гайдерабаде, Траванкоре, Конине, Бароде и Куче. Синдия согласилась сверх того, содержать вспомогательный конный отряд для совместных действий с британскими войсками и назначить известную сумму для ее содержания, наконец, определено, что военные силы всех родов оружия, содержимые Его Высочеством, не должны превосходить: артиллерия 48 орудий с 480 чел. прислуги, пехота 5.000 обученных солдат; кавалерия 6.000 соваров. Синдия платит контрибуцию в 19.656 рупий в год Мальва Бхильскому корпусу.

«Соглашение наше с Голькаром по военным вопросам определено договором Мундесорским, заключенным в 1818 году. Магараджа согласился содержать вспомогательный отряд в 3.000 коней.

«В Гайдерабаде мы обязаны содержать дополнительный отряд из 8 баталионов сипаев и двух полков кавалерии с необходимым числом орудий. Из этого числа не менее пяти [249] полков пехоты и одного полка кавалерии с своею артиллериею должны, с согласия низама, находиться постоянно в Гайдерабоде, остальные же приводятся туда по востребованию. Расходы на этот отряд покрываются из доходов уступленных Мадрасских областей. Обязанности этого отряда состоят в охране особы низама, в устрашении мятежных элементов, в защите Гайдерабада против внешних врагов и тому подобное. Кроме этого дополнительного отряда, правительство содержит вспомогательный контингент в 5.000 пехоты, 2.000 кавалерии и четыре полевые батареи, которые могут быть употреблены во всех частях владений низама, для подавления восстания или устранения сопротивления справедливым его требованиям. Отряд этот содержится из доходов Гайдерабадских областей. Во время войны дополнительный отряд, исключая двух баталионов и контингента, поступает в наше распоряжение, и низам не обязан ставить другие войска для совместных действий с нашими.

«Договором 1799 магараджа Минора обязан платить семь лаков пагод ежегодно для вспомогательного отряда. От него требуется также в военное время денежная субсидия по указанию правительства; однако субсидия заменена в 1804 году обязательством содержать вспомогательный отряд в 4.000 коней, причем правительство обязуется платить за все другие потребованные войска.

«В Мадрасском президентстве имеются два государства, Траванкоре и Кочин, с которыми заключены договоры о вспомогательных отрядах. В Траванкоре мы обязаны оборонять и охранять владения раджи против всяких врагов, кто бы они ни были, и раджа платит ежегодно 8 лаков за этот вспомогательный отряд. Если потребуются большие силы, то расход ложится на правительство и на раджу; при опасении за несвоевременность взносов, правительство берет в свои руки управление доходами Траванкора. С Кочином уговор почти тождествен, с той разницей, что плата за вспомогательный отряд и определена всего в два лава.

«В Бомбейском президентстве тоже два государства Барода [250] и Куч, с которым правительство вошло в соглашение. Бародский дополнительный отряд состоит из 4.000 чел. туземной пехоты, двух полков конницы и одной роты европейской артиллерии, содержимых из доходов с земель, уступленных Пикваром. Обязанности его те же, как Гайдерабадского дополнительного отряда. Пиквар обязан содержать вспомогательный отряд в 3.000 конницы, а во время войны оказать содействие всеми наличными своими силами. Мы же со своей стороны обязаны охранять и защищать его. Куча уплачивает два лава за дополнительный отряд и обязана придти на помощь правительству, по его требованию, всеми наличными силами. Не разрешается арабам, сидиям или чужеземным наемникам оставаться в Куче без нашего согласия; ввоз военных тяжестей запрещен, причем правительство согласилось удовлетворять все требования государства по особой оценке.

«В тех государствах, которые связаны с нами обязательством совместного действия, условия сводятся обыкновенно к тому, что мы имеем защитить государство и ручаемся за его целость, между тем как правитель обязан ставить войска, по нашему требованию, соответственно его средствам. Эти условия общи для Бавульнора, Реваха, Удейпадра, Джодпора и Раджпутанских государств вообще, Бопала, Дара и Девоса. Но кроме этих общих обязательств, Удейпор уплачивает 50.000 рупий в счет содержания Мейвар-Бхильского корпуса, Джодпор вносит 115.000 рупий взамен контингента в 1.500 коней, который он обязан был содержать по договору 1818 года, Котах платит два лака в год за вспомогательный отряд. Тонку запрещено содержать больше войска, чем требуется для внутреннего спокойствия страны, а в Сероги мы имеем право набрать местные войска и обучать их. Договором 1818 года Бопал должен выставить контингент в 600 конных и 400 пеших людей для британской службы, но с 1849 г. оно заменено ежегодною платою двух лаков, на которые содержится Бопальский баталион, Дарское государство платит 19.656 рупий в год для Мальва-Бхильского корпуса, Девас 33.022 рупий и Джовра 158.614 рупий для того же корпуса. Кроме вышеназванного Раджпутанские государства платят следующую дань: [251]

 

Рупий.

Удейпор

200.000

Джейпор

400.000

Джодпор

97.000

Котах

184.720

Бонди

120.000

Джаллавар

80.000

Пертабгарх

72.700

Бансваррах

27.387

Дунгурпор

27.387

Сероги

7.500

«Следующие государства не платят дани: Тонк, Кероули, Кишенгарк, Домпор, Буртппор, Ульвар, Биканир и Джуссульмир».

Полковник Сутсерланд в своих прекрасных заметках о наших политических отношениях, изданных в 1837 году, является большим сторонником распространения системы туземок контингентов; этим легче всего, по его мнению, добиться поддержки войсками туземных государств наших интересов во владениях местных государей, и содействия их в обороне Индии. Приводим следующие выдержки из его сочинения, рисующие особенно ярко его взгляды.

«Единственный жизненный вопрос для британского правительства, кроме поддержания спокойствия, заключается в размере авторитета, который оно имеет право проявить по отношению и армиям различных государств для обороны Империи. Эти армии настолько многочисленны; что весьма важно иметь наблюдение за их духом и совершенством организации. Самое существование этой силы в настоящее время почти неизвестно нам; она остается спокойною в своих стоянках и по-видимому подчинена нашей воле. Но случись что-нибудь, потребующее отправления наших войск на отдаленный театр действий или могущее поколебать нашу власть, то эта масса людей наверное поднимется и примкнет к нашим врагам или, по крайней мере, постарается усилить авторитет своих государей».

Вслед за вопросом о годности нашей армии, для обороны Индии, стоит вопрос о силе армий различных государств, их организации и зависимости, в которой они находятся от нас. [252] Оценка численности их уже сделана. Организация сих сил, исключая войск, находящихся под нашим надзором или под начальством британских офицеров, самая неудовлетворительная; эти войска плохо оплачиваются, недисциплинированны и недовольны до такой степени, что верность их собственному государю крайне сомнительна; они готовы участвовать в каждом предприятии, обещающем лучшее вознаграждение или хорошую добычу, и видят в нас главную причину своего упадка.

Во все времена признавалось невозможным разрешать туземным государствам Индии содержать регулярную, дисциплинированную армию, без содействия европейских офицеров. Не достаток последовательности и энергии в туземцах кажется причиной этому, но прежде всего отсутствие всякой системы в выдаче жалованья, там, где владетель распоряжается, государственною казною.

Годными для наших целей войска эти становятся только под командою английских офицеров, при регулярном получении жалованья. При этих условиях, находясь в полной нашей зависимости, контингенты могут быть составлены из отставных солдат туземных государств, потому что в них нет ничего народного, могущего внушить опасение при наступлении тяжелых дней. Поведение в последнюю войну Мисорских, Гайдерабадских, Пунского и Нагпорского контингентов служил нам ручательством, что при этой организации контингенты доблестью и преданностью нам не уступят войскам, состоящим на нашей службе.

Большинство туземных государств обязано договорами со действовать во время войны британскому правительству всех своею армиею или определенною частью. Но эти условия для них не действительны и мы в случае неудачи не можем рассчитывать на их верность, если они не будут поставлены, подобна контингенту низама, под начальство британских офицеров! Никто не сомневается в значении для нас таких вспомогательных сил, участвующих в боях на передовом театре войны, или охраняющих спокойствие Индии, когда наша армия будет в другом месте мериться с врагом. [253]

«Мы не имеем вообще права призывать туземные войска в таких силах, которые могут принести нам пользу. В настоящее время сомнительно даже каким путем эта крайне важная политическая цель может быть достигнута и достижима ли она вообще. Мы можем быть уверены, что туземные государства не добровольно подчинят свои войска нашему надзору, ибо вера их в нашу честность и в прочность нашего могущества не сильна и, вероятно, никогда не будет достаточно прочна, чтобы заставить их безусловно доверить нам свою защиту. То положение, на которое они обречены договором или до которого они были доведены с течением времени, много разнится от того, которое они желали бы занять. Отрезанные от внешних сношений и охраняемые нами в продолжение последних 15 лет от нападения соседей, они нуждаются в своих войсках только для обеспечения внутреннего спокойствия.

Вопрос, может ли правительство обойтись при этом без армии и последние примеры, стран более цивилизованных, чем Индия, призывавших войска для поддержания гражданских властей, убеждают нас, что армия необходима.

Мы должны принять, что части этих контингентов, подчиненные британским офицерам, освобождены от охраны внутреннего порядка и исключительно предназначены для обороны империи.

Некоторые из государств содержат уже с этою целью дополнительный отряд, другие платят дань и почти все обещают выставить определенный контингент или отдать всю свою армию в наше распоряжение. На этом основании мы в праве добиваться контроля над тою частию туземных армий, которая не нужна для гражданского управления. Войска эти, по своей организации и своему духу, опасны для нас во всякое время, и могут угрожать нашей власти, при неприятельском вторжении. Самосохранение требует, чтобы эти части туземных войск были подчинены нашему влиянию.

Добиваясь контроля, придется встретиться с большими затруднениями. Когда мы недавно предложили упразднить одну из трех тысяч коней, содержимых для общей службы [254] Пикваром, с изменением организации остальных двух тысяч, последовало согласие на это предложение. Без такого контроля над этими армиями, положение наше в Индии, при известных обстоятельствах, может сделаться критическим, ибо мы не в состоянии тратить на армию, в Индии достаточно, чтобы принять бой на границе, защищаясь в то же время от внутренних врагов.

Поэтому следует воспользоваться всяким случаем, обещающим успех. Это имеет теперь первостепенное значение в наших отношениях с государствами внутренней Индии. Каждый, которого мы перетянем на свою сторону, имеет двойную цену,: усиливая нас и ослабляя. Туземные армии при настоящем их состоянии вовсе не страшны для нас. Во время опасности они оказались даже очень полезными союзниками. Кашмирские войска показали себя прекрасно в Дели, также как войска за-сетледжских государств. Для большинства туземных государств мы можем рассчитывать на верность и на содействие их войск, пока мы выказываем уважение к владетелям и пока они управляют сносно хорошо, пользуясь народным расположением. Войска их для полевых действий не пригодны; но для конвойной службы и для охраны сообщений, освобождая регулярные войска, они будут очень полезными и значительно усилят нас.

В одном отношении мы, кажется, были неосмотрительны. Мы недостаточно воспользовались правом располагать свои войску в туземных государствах. Мы потребовали участия туземного государства в каждой экспедиции хотя бы для вида или для прикрытия обоза.

Приведем теперь, насколько позволяют нам ограниченные наши сведения, состав вооруженных сил различных туземных государств, с оценкою годности сих войск.

Траванкор. Артиллерия: 6 орудий, без запряжки; конницы 60 человек, бесполезны; пехота, Нэрская бригада, 1.211, под начальством британских офицеров, вооружена гладкоствольными ружьями Энфильда — могла бы принести пользу по соседству от родины.

Барода. Артиллерия: 12 железных 6-ти фунтовых орудий, 4 [255] медные 6-ти фунтовые, 4 медные гаубицы, 4 медных 4-х фунтовые орудия, запряженные лошадьми, прочие волами.

Кавалерия 3.000 в распоряжении британского правительства, плохим конским составом, может принести пользу на сообщениях.

Пехота, 3.000 регулярных, под командою европейцев, разделена на три баталиона, а именно: Окмандал Дхар довольно хороша. 2.000 пехоты для фортов и 4.000 иррегулярных, необученных и без снаряжения.

Каттиварские государства.

Артиллерия — 68 орудий, из коих только 4 вполне годные.

Кавалерия — 432 регулярных, 1.292 конных джагирдаров, 2.309 иррегулярных.

Пехота — 1.055 регулярных, 2.575 крепостно-гарнизонных, 5.306 иррегулярных, 6.370 техсиль сипаев.

Куч. 12 годных полевых орудий, 200 регулярной конницы и около 1.490 иррегулярной, плохой, 3.000 Джагирдаров конных, 400 регулярной пехоты.

Кольгапурские государства.

63 орудия; только 16 орудий годны, но в употребление всего 10; 150 ч. кавалерии, удовлетворительный конский состав, 530 ч. пехоты под начальством английских офицеров, 972 ч. полиции.

Савант Вари. Местный корпус, силою в 462 человека, с 2 европейскими офицерами и двумя 3 фунтовыми медными орудиями.

Маги-Канта. 14 орудий, 400 чел. кавалерии и 500 чел. пехоты.

Рава Канти. Орудий нет, около 300 чел. конницы, Арабы, Патканы, Мекраны и т. д. и около 1.500 чел. пехоты.

Пагланпур. 18 орудий, только 4 подвижных, 300 чел. конницы, 700 чел. пехоты, как говорят годные.

Камбей. 5 орудий, 200 чел. кавалерии, 900 чел. пехоты, большею частью сброд.

Куч Бехар. Два 9-ти фунтовых орудия, и 100 телохранителей. В Ботанскую войну это государство выставило 100 ч. конницы и пехотный полк, которые были очень полезны. [256]

Нагорный Типпиераг. 412 чел. пехоты, 80 или 90 Гурко и 198 обученных.

Рампур. 26 годных орудий, 500 чел. кавалерии, 900 чел. регулярной пехоты, три полу-эскадрона, обученных и под начальством офицера регулярной армии туземца. Пехота плохо обучена, немногим лучше сброда — и скорее расположена идти против нас.

Мисор. Четыре 5-ти фунтовых; 1.200 Силадар — конный, очень хороши, около 2.500 чел. регулярной пехоты.

За-Сетледжские государства.

Патиала. 85 орудий годных, 20 запряженных лошадей, прочие волами; 2.000 регулярной кавалерии, 3.000 регулярной пехоты; кавалерия представляет сырой материал и на плохих лошадях; пехота хороша.

Джинд. 12 орудий годных, 360 чел. конницы, 1.200 регулярной пехоты, оба очень хороши. Кавалерия вооружена ружьями, заряжаемыми с казны; пехота гладкоствольными.

Набха. 6 годных орудий, 2 орудия на верблюдах, 450 регулярной кавалерии, 277 иррегулярной, 1.000 чел. регулярной пехоты, не так хороши.

Малер Котла. 120 ч. кавалерии, 400 ч. пехоты, 2 орудия. некоторые из них обучены.
Кальсия. 60 ч. кавалерии, 200 ч. пехоты, два оружия.

Нагорные государства.

Сирмур. 10 годных орудий, 100 чел. кавалерии, 400 пехоты годных.

Кахлур. 4 годных орудия, 40 чел. кавалерии, 600 чел. пехоты, годных.

Капуртсала. 8 годных орудий, 200 чел. кавалерии, 800 чел. пехоты, очень хороши.

Манди. 1.700 чел. пехоты, негодны, 6 орудий.

Сукет. 350 чел. пехоты, негодных, 3 орудия.

Багамальпур. 6 орудий, годных для службы, 360 ч. кавалерии, 900 ч. пехоты, из коих годны 100 ч. кавалерии, 400 ч. пехоты. [257]

Фаридкот. 4 годных для службы орудия, 50 чел. кавалерии, 150 чел. пехоты, годны.

Кашмир. 96 годных орудий, а именно, четыре 10-ти фунтовые батареи по 6 орудий, четыре 4-х фунтовые батареи по 6 орудий, запряженных лошадьми, 4 горные батареи по 4 орудия на муллах, 1.200 артиллеристов, кавалерии около 1.300, пехоты 24.000 и 28 полков, из коих 13.000 годны к службе, большею частью Дограсы, — хороший материал, очень ловки, ходят хорошо, и верны. Кроме того есть 1.600 саперов.

Гайдерабад. Артиллерия: 8 орудий, запряженных лошадьми, 12 волами и 2 слонами.

Кавалерия: 3.000 регулярных, 5.000 иррегулярной кавалерии.

Пехота: 24.000, арабы, рохиллы, африканцы и т. д. Около 6.000 из них хорошо дисциплинированы и хорошо снаряжены, остальные сброд.

Нипал. 600 годных орудий, 10 полевых батарей годных для немедленной службы, около 2/3 из них снаряжены и переносятся чернорабочими, из коих 5.000 зачислены; кавалерия, 100, бесполезны; пехота 24.000, разделенных в 27 полков, могут быть устроены в 3 месяца и учетверены в 4 месяца. Все посредственно обучены, но многим превосходящие большинство армий туземных государств, и были бы очень пригодны.

Индор. Шесть 6-ти фунтовых орудий конной артиллерии, снабженных лошадьми.

Кавалерия: 4.500 регулярных, 1.500 иррегулярных, на посредственных лошадях, но годны.

Пехота: 4.500 регулярных, 4.500 иррегулярных, хорошо вооруженных, большею частью Аудские; по отзывам годны.

Джовра. 6 годных орудий, лошади или волы не содержатся, 100 чел. кавалерии, 900 чел. пехоты, не годны.

Рутлам. 3 годные орудия, 80 чел. кавалерии, 600 чел. пехоты, негодны.

Бопал. 12 годных орудий конной артиллерии, хороших, 400 регулярной кавалерии, 500 иррегулярной, 400 регулярной пехоты, 900 иррегулярной пехоты. Регулярные кавалерия и пехота годны. [258]

Бунделькендские государства.

Числом 30; 141 годных орудий, запряженных волами.

2.603 чел. кавалерии, 21.000 чел. пехоты, плохо вооруженных, не обученных, но с многим хорошим материалом среди них.

Дар. Два 3-х фунтовые орудия, 270 чел. кавалерии, 790 ч. пехоты, все посредственны, 50 чел. кавалерии и 150 чел. пехоты порядочно обученных.

Ревах. 6 годных орудий, 800 чел. кавалерии, 600 чел. регулярной пехоты, 1.000 чел. иррегулярной кавалерии, на посредственных лошадях, плохо вооруженных, но годных для простой работы. Багхел Ражпуты в пехоте. Один полк годный и хорошо обученный, вооруженный гладкоствольными ружьями.

Гвалиор. Артиллерия: одна батарея конной артиллерии, 6 полевых батарей, одна тяжелая батарея с 44 годными орудиями, именно: двенадцать 6-ти фунтовых, тридцать 9-ти фунтовых, 2 восемнадцати фунтовых.

Кавалерии 4 полка, 550 чел. всех званий, годные, на посредственных лошадях; пехоты 6 полков, 750 чел. всех званий. Все хорошо обучены, вооружены гладкоствольными ружьями, снабженные некоторым обозом, почти все пурварии и индусы дельны, и выносливы и хорошо дисциплинированы.

Кроме этого, есть иррегулярные, кавалерии около 5.000 и 10.000 пехоты, не имеют ни дисциплины, ни организации.

Удайпур. 14 годных полевых орудий, одна батарея конной артиллерии, вполне удовлетворительная; в других ящики плохи, и волы в достаточном числе. Кавалерия, 300 регулярных, вполне удовлетворительные, 4.000 Фудаль-Конный и 1.600 иррегулярных, негодных; пехота, 1.200 регулярных, порядочно обученных, 13.000 иррегулярных, негодны.

Джайпур. 30 орудий, из коих 24 годны для полевых действий, именно четыре 18-ти фунтовых, четыре 24-х фунтовые гаубицы, шесть 9-ти фунтовых, шесть 6-ти фунтовых и четыре; 3-х фунтовых, 2.300 артиллеристов.

Кавалерия: 700 регулярных, 3.000 иррегулярных; очень посредственны.

Пехота: 2.000 иррегулярных, 4.500 регулярных; первые [259] несовершенно обучены; остальные сброд, вооруженный шашкой и кремневым ружьем.

Джодпур. 40 годных орудий, 1.500 ч. регулярной и 1.800 ч. иррегулярной кавалерии, 2.000 регулярной и 3.000 иррегулярной пехоты, плохо вооруженных и негодных.

Джайсальмир. Два годных орудия, 500 чел. иррегулярной конницы, 400 чел. иррегулярной пехоты, вооруженных шашками и кремневыми ружьями. Можно было бы набрать сильный отряд Раджпутской конницы.

Бунди. Артиллерия, четыре трех фунтовых, восемь 6 и 9-ти фунтовых, запряженных волами и 25 орудий на верблюдах, 100 чел. регулярной конницы, 2.000 конных джагир, 2.000 пехоты, из коих 150 регулярных.

Тонк. Одна батарея 4-х фунтовых с лошадьми, 22 тяжелых орудия и гаубицы, 3 мортиры и 26 полевых орудий, 400 ч. регулярной кавалерии, 2.000 конных джагир, порядочно снаряженных и годных.

Пехота: 800 регулярных, обученных и дисциплинированных и лучшего качества, чем войска большинства туземных государств, большею частью магометане; 2.000 иррегулярной пехоты.

Котах. Артиллерия: четыре 6-ти фунтовых орудия с лошадьми, 16 полевых орудий, запряженных волами, и 80 орудий на верблюдах.

Кавалерия: два полу-эскадрона 240 чел., сики и магометане, отчасти обучены, 700 ч. иррегулярных, очень посредственного качества; кроме того, можно было бы набрать 2.000 конных джагир.

Пехота: один полк регулярной, 800 чел., большею частью Раджпуты, недурно обученные, один полк пурвариев и около 4.500 регулярной пехоты, большею частью ражпуты, все это негодный сброд.

Джаллавар. Артиллерия: четыре 4-х фунтовых с лошадьми, двенадцать 6 и 9-ти фунтовых, запряженных волами, я 50 орудий на верблюдах.

Кавалерия: 400 плохо снаряженных и вооруженных сейков, патанов и раджпутов; пехота 2.000 регулярной, один полк вполне хороший, главным образом аудцы и частью патаны. [260]

Ульвар. Артиллерия: четыре 3-х фунтовые орудия конной артиллерии с лошадьми, две 6-ти фунтовые, запряженные волами, и несколько орудий на верблюдах.

Кавалерия: 300 регулярных, 600 джагир конных, ражпуты, 1.600 иррегулярных, те и другие не особенно хороши; из конницы около 1.200 чел. на хороших лошадях.

Пехота: 1.000 регулярных, недостаточно обученных, 4.000 иррегулярных, бесполезны.

Бгартпур. 25 годных орудий, запряженных волами, 2.000 ч. иррегулярной конницы, хорошо обученных, 2.700 чел. регулярной пехоты, обученных, 1.600 чел. иррегулярных. Эти войска лучшие в Раджпутане.

Керули. 400 ч. кавалерии, не дурны, 3.000 ч. пехоты, сброд, из них 250 чел. Патаны.

Дгольпур. 13 годных орудий, 500 чел. кавалерии, 500 чел. регулярной пехоты, слегка обученных, и 1.000 иррегулярных, и по отзывам прекрасный материал, но не обучены.

Биканир. 16 годных орудий, включая 4 гаубицы, 400 чел. кавалерии всякого рода и 1.600 чел. пехоты, из коих около 400 несколько лучше остальных.

Манипур. Около 10 медных 3-х фунтовых орудий, 400 ч. кавалерии, посаженных на мелких лошадях, вполне хорошо, 5.000 чел. пехоты, вполне пригодны, вооружены пистонными и кремневыми ружьями; кроме того, можно было бы выставить 4.000 ч. чернорабочих, 400 мелких лошадей и 30 слонов.

Мы находим поэтому, что можно воспользоваться всего 1.050 орудиями, 15.000 регулярной кавалерии, 53.000 иррегулярной конницы, 93.000 регулярной пехоты и 182.000 иррегулярной пехоты, или в итоге 1.050 орудий и 348.000 строевых, за исключением всех артиллеристов 135.

Теперь является вопрос, какую пользу можем мы извлечь из этих людей. Очевидно, что чем больше можно вывести из Индии и из собственных государств, тем будет [261] безопаснее. Весьма выгодно отвлечь эти опасные элементы из Индии, но затруднительно пользоваться их услугами. Во первых, мы не находим удобным употребить их для обороны Индии, где они могут сойтись с туземцами в случае восстания; а во вторых, вероятно, не многие из них достаточно хороши для прикрытия сообщений, при войне в Афганистане. Полагаем однако, что некоторые части будут для этого пригодны, и желали бы извлечь из них возможно большую пользу.

Обратимся поэтому опять в определению сил, потребных для прикрытия сообщений армии, занявшей Афганистан.

Для Гератской линии нужно 2 1/4 британской пехоты, 4 полевой артиллерии, 13 1/2 туземной пехоты, 7 туземной конницы и 2 роты сапер. Британская пехота и полевая артиллерия и саперы должны, конечно, быть выделены из полевой армии. Можно бы, думается, заменить войсками раджей пол-полка туземной пехоты в Пишине, Кандагаре, Гиришке, Бакве, Фарахе и Себсеваре и также на всех постах, учрежденных на дороге между населенными пунктами; в таком случае мы сочли бы необходимым замещаемые части заменить двойным числом милиционеров; это дало бы нам возможность обойтись 7 полками туземной пехоты вместо 13 1/2. Таким же образом можно заменить полки туземной конницы войсками раджей, что даст возможность обойтись 2 1/2 полками туземной конницы вместо 7.

На Гератской коммуникационной линии в таком случае было бы:

 

Британская пехота.

Полевая артиллерия.

Туземная пехота.

Туземная конница.

Полки наборов туземной пехоты.

Полки наборов туземной конницы.

Пешин

1/2

1

1 1/2

1/2

1

1

Кандагар

1

1

1 1/2

1/2

1

1

Гиршик

1/2

1

1/2

1/2

1

1

Баква

-

-

1/2

1/4

1

1/2

Фарах

1/2

1

1 1/2

1/2

1

1

Себсевар

-

-

1/2

1/4

1

1/2

35 постов по 2 роты набора туземной пехоты, 1 полуэскадрону конного набора

-

-

-

-

7

9

 

2 1/2

4

7

2 1/2

13

14

          800 чел. каждый. 400 чел. каждый. [262]

Милиции потребуется 104.000 чел. пехоты и 6.750 конницы: всего 17.150, которые могли бы быть поставлены:

Из Дера Гази Ханской области (участка)

6.600

» Багавальпура 300 конницы, 1.000 пехоты

1.300

» Мультанской области (участка)

1.000

» Калатского ханства

2.000

» области Бароды 500 конницы, 2.000 пехоты

2.500

» » Бопаль 500 » 1.500 »

2.000

» » Гвалиор 500 » 1.500 »

2.000

Всего

17.400

Люди эти должны всегда приходить со своими вождями и быть вооружены нами не хуже афганцев. Следует назначить по одному английскому офицеру на каждую 1.000 чел., исправно платить жалованье и держать по возможности в совокупности. Для второй линии, а именно: от Дера Измаиль Хана до Гардан-Дивара нужно 3 бат. британской пехоты, 5 полевой артиллерии, 13 туземной пехоты, 7 туземной конницы. Британская пехота и полевая артиллерия должны быть выделены из полевой армии и вместо 5 туземной пехоты и 4 туземной конницы на более значительных постах и на всех мелких достаточно иметь милиции.

В таком случае на Гомульской линии будут:

 

Британская пехота.

Полевая артил.

Туземная

Пешие наборы.

Конные наборы.

пехота.

конница.

Гомуль

-

-

1/4

1/8

1/2

1/4

Утман

1/4

1/2

1/2

1/4

1

1/2

Зурмеплан

1/4

1/2

1/2

1/4

1

1/2

Кала-и-Лангар

1

1

1

1/2

2

1

Карабах

1/2

1

1

1/2

2

1

1-й Гезарейский пост

1/2

1

1

1/2

2

1

2-й » »

1/2

1

1

1/2

2

1

25 постов по 2 роты пешего набора, 1 полуэскадрону конного набора

-

-

-

-

5

3

Всего

3

5

5 1/4

2 5/8

15 1/2

8 1/4

Милиции требуется 12.400 ч. пехоты и 4.000 кавалерии — всего 16.400 человек, из следующих местностей:

Дера Измаиль Хан        

1.000

Бану        

5.000 [263]

Голькара

500

конницы,

2.000

пехоты

2.500

Непала

-

»

3.000

»

3.000

Карпуртсалы

100

»

400

»

500

Манди

-

»

500

»

500

Сирмура и Каглура

100

»

400

»

500

Бунделькенда

500

»

3.000

»

3.500

      Всего  

16.500

На третьей линии, именно из Пешавара в Кабул, нам нужно 3 1/2 британской пехоты, 2 1/2 горной артиллерии, 1 1/2 полевой артиллерии, 8 1/2 туземной пехоты, 4 1/2 туземной конницы. Британская пехота и артиллерия должны быть выделены из полевой армии, и вместо 4 туземной пехоты и 2 туземной конницы для значительных и мелких постов, можно употребить милицию;

На этой линии будет тогда следующие:

 

Британская

Полевая артил.

Туземная

Пешие наборы.

Конные. наборы.

пехота.

горная артил.

пехота.

конница.

Ланди Котал

1/2

1/2

-

1/2

1/4

1

1/2

Босавал

1/2

-

1/2

1/2

1/4

1

1/2

Джелалабад

1/2

1/2

-

1/2

1/4

1

1/2

Гандамак

1

-

1

1/2

1/4

1

1

Джагдалак

1/2

1/2

-

1/2

1/8

1

1/4

Сег Баба

1/4

1/2

-

1/2

1/8

1

1/4

Латабунт

1/4

1/2

-

1/2

1/6

1

1/4

11 постов по 2 роты пешего набора, 1 полуэскадрону конного набора

-

-

-

-

-

3

3 1/2

Всего

3 1/2

2 1/2

1 1/2

3 1/2

1 1/2

10

6 1/2

Требуется 8.000 ч, пехоты, 3.200 кавалерии — всего 11.200 чел., их можно взять:

Из области Кохат

1.500

» » Пехасвар

2.000

» » Гезаре

1.000

» За-Сетледжских государств. 800 конницы, 2.400 пех.

3.200

» Ражпутанских 1.000 » 3.000 »

4.000

Всего

11.700

На четвертой линии, из Джаму к Барогильскому проходу нужно 1 британской пехоты, 2 горной артиллерии, 1 туземной пехоты, 1 1/4 туземной конницы. Британская пехота и артиллерия [264] должны быть выделены из полевой армии и вместо 3 туземной пехоты и 1 туземной конницы можно употребить милицию. Все они могут быть поставлены раджой Кашмира, которого следует обивать поставить около 4.000 пехоты и 500 конницы.

Всего для сообщений потребуется войск раджей и милиции:

Для Гератской линия

17.400

» Гомальской »

17.000

» Кабулской »

11.400

» Кашмирской »

4.500

Всего

50.600

На предшествующих страницах было сказано, что мы должны быть в состоянии выставить в поле 120.000 человек и 354 орудий и получить, сверх того, 50.000 ч. милиции и войск раджей.

Британские войска, в случае внезапной для нас войны, можно притянуть только из Англии, но воспользовавшись местными средствами и организовав их, можно значительно сократить эту потребность. Мы не вошли в рассмотрение вопроса о лучшей организации этих сил, так как оно заняло бы слишком много времени; но убеждены, что можно им дать такое устройство, при котором они окажут нам существенную пользу. Точно также мы показали, какую помощь можно ожидать от местного населения и тех туземцев, которые должны остаться верными нам, что бы ни случилось.

Нет сомнения, что предложенные меры будут стоить очень дорого, но дело не в том. Дорого ли оно или нет, а придется рано или поздно провести их. Не следует даже терять времени.

Проволочки могут отсрочить бурю на короткое время; но каждый час выжидания увеличивает затруднения, и меры, которые могли бы поправить зло в 1884 г., окажутся недостаточными в 1885 и 1886 гг. Единственно, что остается нам, это взяться за дело решительно и создать на индийской границе положение настолько сильное, что Россия убедится в невозможности атаковать нас. Ничто другое, менее существенное, не поможет делу.


Комментарии

131. В Канаде милиция состояла в 1879 г. из 45.000 тел., а резерв ее из 655.000 чел. Австралийские колонии могут выставить до 40.000 обученных людей.

132. Сомнительно, чтобы колония эта могла выставить какие либо силы.

133. Мы отсылаем читателей, желающих получить более полные сведения об этих племенах, к нашему «Описанию северо-западных границ».

134. По переписи, взрослых сейков мужеского пола более 600.000 человек, для других племен нет данных.

135. В вышеприведенном перечне боевых сил туземных государств пропущены все мелкие государства; также все негодные орудия и все войска, которые не стоило считать.

Текст воспроизведен по изданию: Оборона Индии. Мак-Грегора. Часть I // Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии, Выпуск XLIII. СПб. 1891

© текст - ??. 1891
© сетевая версия - Тhietmar. 2020
© OCR - Иванов А. 2020
© дизайн - Войтехович А. 2001
© СМА. 1891