ОБЩЕСТВО РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПОЛЕЗНЫХ ЗНАНИЙ В ЛАГОРЕ, И ВОЗНИКШИЙ ТАМ ПРОЕКТ ОБ УЧРЕЖДЕНИИ ВОСТОЧНОГО УНИВЕРСИТЕТА.

Переработает и оплодотворит Азию отовсюду вторгающаяся в нее европейская цивилизация, или погибнут под напором ее племена Востока, утратив личность свою, — это вопрос, решение которого принадлежит будущему. В настоящее время видно одно, что как ни антипатично для Азии европейское влияние, оно, мало по малу, начинает проникать во все сферы азиатской жизни. Так, подражая Европейцам, Азиатцы в Турции, в Персии, в Индии, даже в Китае, давно уже обзавелись местными газетами, издающимися на туземных языках и наречиях. Так, в Константинополе с десяток лет уже существует основанная совершенно на европейских началах — Академия Наук, и надо отдать справедливость Туркам, некоторые из них напечатали ученые мемуары такого достоинства, что не стыдно было бы подписать под ними свое имя даже венским или мюнхенским академикам. Университетом в европейских формах Азия до сих пор еще не обзаводилась, довольствуясь духовными семинариями и приходскими училищами, существующими на тех же самых началах, какие полагались в основание общественного образования в Вавилоне и Ассирии. Но вот, в последнее время, видим, что возникла в Азии мысль и об учреждении там университета. Мысль эта зародилась между знакомыми с произведениями и приемами европейской науки туземцами северо-западной Индии. Узнаем об этой любопытной новости из недавно полученного здесь первого отчета Энджюмени-Пенджаб, изданного в июле прошлого 1866 года. [293]

Энджюмени-Пенджаб, «Пенджабским Сборищем», называется общество, основавшееся в Лагоре, столице бывших Сейкских владений, в январе 1865 года, с целию «распространения полезных знаний между всеми классами местного населения, посредством изданий на туземных языках». Состоит оно, как из туземцев магометанского, брахманического и других исповеданий, — так и из чиновников британских, гражданских и военных, находящихся там на службе. К концу первого года существования, оно заключало в составе своем 244 члена, из коих 24 Европейца и 220 Азиатцев. Денежная поддержка оказана была первоначально этому обществу от британского правительства самая ничтожная: существует оно на собственные свои средства, то есть, ежегодными взносами и единовременными приношениями членов — доказательство, что возникло оно добровольно, вследствие бескорыстного сознания полезности предположенной им себе цели, а не учреждено законодательною властию вследствие каких-либо видов посторонних этой цели. Первою заботою Общества было учреждение в Лагоре бесплатной публичной библиотеки. Денег на это не имелось; некоторые из членов сделали пожертвования книгами; другие, не жертвуя книг своих окончательно, предоставили их Обществу во временное пользование, и библиотека открылась. К 1866 году было в ней уже более 1.400 томов. Затем, признано было полезным читать народу даровые лекции; члены сделали между собою особую складчину на этот предмет, и один из них прочел, для почину, на языке Орду, ряд лекций «об индийских поэтах». Далее, чтобы споспешествовать образованию хороших учителей, Общество решило учредить в среде своей экзаменационный комитет, который бы испытывал желающих в познаниях их по части языков употребительнейших в северной Индии (арабского, персидского, орду-гиндустени, санскритского и гиди) и отличнейшим из экзаменовавшихся выдавал денежные награды. На этот последний предмет сделана была новая коллекта между членами; комитет устроился, издал программу для экзаменов, и дело, без сомнения, пойдет на лад, как пошло уже предпринятое Обществом устройство школ в Лагоре для светского (в противоположность духовному) образования. Система, которой следует Общество для осуществления последней цели, в высшей степени проста и вполне заслуживает подражания повсюду, где только может быть приложена. Все дело в том, что человеку способному держать училище и заниматься преподаванием [294] говорят: Если можете и сумеете, найдите 20-30 мальчиков, родители которых отдали бы их в ученье к вам, за самую дешевую плату; Общество будет приплачивать вам, в таком случае, по стольку-то или по стольку-то, за каждого ученика, которого вы приобретете. Затем, содержатель школы не стесняется от Общества никакими программами, никакими указаниями: только раз или два в год предоставляет оно себе заглянуть в школу, и проэкзаменовав учащихся, убедиться, понимает ли содержатель свою задачу и осуществляет ли ее, или нет. Способ этот, английского происхождения, превосходен преимущественно в том отношении, что ставит содержателя школы в существенную зависимость, как от родителей, которым везде должны быть предоставлены права и возможность надзора за обучением их детей, так и от Общества. Хорош он также и потому, что вызывая к образованию, не навязывает его насильственно, и содействует успеху дела лишь при том условии, что потребность в деле действительно существует и сознается населением, а не изобретена людьми, которые находят в том личную выгоду, как бывает это иногда, и даже нередко, в странах, где почин всему идет от администрации.

Наконец, «Сборище Пенджабское» пришло и к мысли об основании в северо-западной Индии «университета», разумея, впрочем, под словом этим не учебное заведение высшего разряда, как обыкновенно понимается, а скорее университет во французском его значении, или лучше, академию наук с таким характером, какой хотел дать наш Петр Великий своей, задуманной им в Петербурге академии. Основанием «университета» члены Общества имели в виду узаконить существование, на частные средства и вне зависимости от правительства, ученого сословия, которое бы не только занималось преподаванием и экзаменованием, но вместе с тем разработывало и двигало науку. С предложением этого рода, для приобретения средств к осуществлению его, обратилось Общество к достаточному населению страны, указывая, что «университет» должен преследовать три цели: а) восстановление прежней учености Востока; б) образование хороших литератур на местных языках, и в) обогащение туземцев европейскими знаниями, посредством преподавания этих знаний и печатания трактатов о них на местных же языках. При этом, общество высказало и убеждения свои, — убеждения совершенно здравые, которые, потому, не худо было бы иметь в виду и под другими широтами: что основательное образование [295] не может быть усвоено никакой стране силою приказа, а может быть лишь развиваемо и прививаемо стараниями мастных лиц, чувствующих призвание к тому; что фундаментом такому образованию должны служить не какие-либо нововведения, а существующие уже учебные заведения страны, которые следует только улучшать и направлять, и что в Азии естественною основою, на которой может быть надстроено с успехом здание европейской науки, представляются местные языки с их литературами, глубокое изучение которых только и может дать туземцам надлежащую приготовленность к усвоению себе означенной науки, которая без того останется для них приобретением непроизводительным и обманчивым. Пенджабское дворянство, так сказать, к которому обратилось Общество с своим предложением, вполне согласилось с основаниями им положенными и выработало такой проект: университет должен состоять, — под покровительством ее величества королевы Великобританской, и вице-патроном своим имея генерал-губернатора Ост-Индии, — из 1) совета, 2) сената, 3) ученых комитетов, 4) экзаменационных коммиссий и 5) коллегий с преподавателями и студентами (или собственно университетов в нашем смысле), первая из коих имеет быть открыта в Лагоре, а прочие, по мере средств, в других больших городах Верхней Индии. Экзаменационные коммиссии имеют состоять из лиц на жалованье, главная — тоже в Лагоре, прочие — по другим городам, где будут открыты коллегии. Коммиссиям этим предоставляется право выдавать выдержавшим испытание различные награды и патенты на ученые звания (пандита, муллы и т. д.), допуская к испытаниям, как слушавших лекции в коллегиях, так и приобревших образование помимо этих заведений, чтобы никаким образом не стеснять свободу учения и преподавания. На два ученые комитета, один по части туземных, другой по части классических восточных языков (арабского, персидского и санскритского), возлагается: а) на первый — выбор хороших английских книг для перевода на туземные языки и выдача наград за такие переводы; поощрение к составлению оригинальных сочинений на этих языках и награждение за то; содействие к возвышению уровня первоначальных магометанских и индийских училищ, составлением для них грамматики туземных языков и учебных руководств по разным предметам; издание образцовых по слогу произведений на туземных языках; б) на второй — содействие систематическому и критическому изучению санскритского, арабского [296] и персидского языков; выдача наград за сочинения, уясняющие историю, быт, древности, и проч., Индийцев, Магометан, Сейков и других племен Индии; производство систематических исследований исторического и антикварного свойства; изготовление хороших изданий знаменитых поэтов, историков и проч. — санскритских, арабских, персидских, и комментариев на их произведения, а равно вознаграждение за такие издания, посторонними лицами сделанные; собрание обширной библиотеки из всех, какие могут найдтись, книг по части истории и литературы племен, населяющих Индию. Надзору ученых комитетов подчиняются также действия экзаменационных коммиссий. Сенат университетский имел образоваться из представителей от ученых комитетов, а совет университета — из канцлера (это звание должен носить губернатор Пенджаба), из вице-канцлера, из попечителей, коими имеют быть магараджа Кашмирский, раджа Капартельский и другие туземные владельцы, которые изъявят на то согласие; наконец, из управляющих, коими имеют быть пожизненно основатели университета. В этих главных чертах проект университетского устава и был представлен пенджабским дворянством губернатору Пенджаба Мак-Леоду, для дальнейшего препровождения по принадлежности, с заявлением, что оно принесет с своей стороны денежные пожертвования для осуществления предприятия, но просит денежной поддержки и от правительства.

В последствии, особым комитетом из Европейцев в Лагоре, сочувствующих мысли об основании университета в Верхней Индии, выработаны были, в дополнение и разъяснение означенного проекта, разные подробности, одобренные туземцами. Важнейшие из этих подробностей, относящиеся собственно до устройства коллегий, заключаются в следующем: 1) коллегии содержатся на счет суммы, собираемой с постоянных жертвователей на этот предмет, на счет пособия, какое даст правительство, и на счет платы от студентов за слушание лекций и за допущение к экзамену на ученые степени; 2) на первый раз предполагается открыть по одной коллегии в Лагоре и Дегли; 3) Лагорскую коллегию имеют составить: принципал (ректор), шесть профессоров и секретарь. Должность принципала взялся нести безвозмездно д-р Лейтнер, председатель «Пенджабского Сборища», и главный двигатель всего дела об университете, посвящая этой должности но три часа в сутки. Шести профессорам положено давать жалованье от 60 до 200 рупий в месяц, предоставив, сверх того, в пользу их и половину платы, взносимой [297] студентами за лекции и экзамены. За это профессора обязываются заниматься по коллегии шесть часов в сутки два часа посвящая на обучение, час на чтение лекции, и три часа на работы, порученные им учеными комитетами университета, каковы: переводы, компиляции, сочинения, или на испытание экзаменующихся для получения ученых степеней. Кроме штатных профессоров с жалованьем, предположено допускать к чтению лекций и лица, которые пожелают заниматься этим, довольствуясь лишь добровольною платою со студентов за их лекции: таким преподавателям усвоен титул «почетных лекторов». Из шести штатных профессоров, пять положено для языков санскритского, арабского, персидского, орду (гендустани) и гинди.

Губернатор Пенджабский, на адрес к нему с означенным проектом, отвечал, что он, с своей стороны, рад содействовать его осуществлению, и надеется, что не будет отказа в том и От высшего правительства. В настоящее время, дело это, вероятно, уже решено.

Всего замечательнее в изложенном проекте университета, точно так же как и в действиях «Пенджабского Сборища», совершенное согласие Магометан с Брахманистами и Сейками: последователи всех трех исповеданий этих сходятся и примиряются в мысли о пользе и потребности высшего образования... Видно также, что со времени последнего восстания в Индии, британские власти тамошние относятся к туземцам далеко иначе, чем до того было.

В. Григорьев.

Текст воспроизведен по изданию: Общество распространения полезных знаний в Лагоре, и возникший там проект об учреждении восточного университета // Журнал министерства народного просвещения, № 2. 1867

© текст - Григорьев В. 1867
© сетевая версия - Тhietmar. 2022
©
OCR - Иванов А. 2022
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖМНП. 1867