2. ЗАКЛИНАТЕЛЬ ЗМЕЙ НА ОСТРОВЕ ЦЕЙЛАНЕ.

Рассказ английского офицера.

В исходе 1845 года отправился я из Мадраса на остров Цейлан, частью для того, чтобы пользоваться свежими морскими ветрами, дующими там в продолжение лета, частью для свидания с приятелями. Остров процветал тогда под мудрым управлением Сира Колина Кампбелля; жители всех сословий имели в нем истинного друга, и всюду господствовало довольство и веселие. Звуки тамтама раздавались каждый вечер до пределов беспокойных Кандианов; словом, все были счастливы и веселились. Одно должен я заметить об острове Цейлане: климат его не под стать грусти и меланхолии. В Англии, мрачный, пасмурный день, когда туман отягчает атмосферу и воображение, наполняет душу сочувствием к несчастным; остров Цейлан, по справедливости, можно назвать вечно смеющимся. Никогда зима не одевает снежным покровом очаровательной местности; ни какой осенний ветер не лишает дерев зелени; никогда цветы не побиваются морозом; в этой чудесной стране видишь только блестящих птиц, [404] красивые раковины и цветы. Цейлан есть копия земного рая в самых привлекательных формах, какие только может представить себе пламенное воображение.

В Коломбе, главном городе острова, нашел я друга, в последствии павшего под Собраоном, Капитана Артура Кампбелля, сына губернатора. Однажды утром, готовясь купаться, увидел он огромную гремучую змею, которая лежала, свернувшись, в нескольких шагах от него. Под тропиками встреча с сими опасными гадинами весьма обыкновенна; если на змею не наступишь или не раздразнишь ее, она очень редко бросается на человека. Как эта гремучая змея принадлежала, поводимому, к самой крупной породе, то капитан вознамерился убить ее и послать в Британский музей. Но, желая, при этом удобном случае, испытать прославленное могущество заклинателей змей, он послал за одним из них, жившим неподалеку, и, как говорили, весьма искусным в своем ремесле.

Собралось много английских офицеров посмотреть на сцену заклинания. Мы вооружились исполинскими листьями зонтичной пальмы, которые должны были заменить нам щиты в случае внезапной аттаки неприятеля; однако змея спокойно лежала в курятнике, в отдаленнейшем углу двора, столь же мало предчувствуя ожидавшие ее чары, как неопытный деревенский [405] юноша, который в первый раз вступает в гостиную светской дамы.

Заклинатель был старый Цингалез. Подходя к курятнику, он затянул ту монотонную песню, которая свойственна всем народам Востока. Змея стала беспокоиться, вытягиваться, и показала нам весь объем своего исполинского туловища, красивого черного цвета с белыми крапинами; но, повидимому, она вовсе не думала выходить из своего убежища. Потому Цингалез вытащил ее за хвост, и потом спрятался, не прерывая однако своего пения. Змея, очевидно более и более приходившая в беспокойство, приподнялась нижнею частью своего туловища, и вытянула голову, как будто хотела броситься на своего врага; но заклинатель, ни сколько тем не смущенный, выступил насупротив ее, и стороною стал приближаться к чудовищу, держа в руке палку с красным лоскутом, который, судя по шипению змеи, очень раздражал ее. Около четверти часа продолжал старик свои движения, ходил, оборачивался, и я уже стал опасаться за исход этого редкого единоборства. Человек в борьбе со змеей — что могло быть поразительнее этого зрелища?

Змея, становившаяся более и более восприимчивою к чарам, пристально смотрела на своего заклинателя, как будто следя за его движениями, и качала головою под лад пения [406] Цингалеза, который, при всей своей усталости, но вполне уверенный в своем искусстве, позволял себе всякие вольности со страшною гадиной. Сначала он бросил ей метлу, потом платок и наконец курицу. Укушенная змеею, курица издохла через три минуты. Каков же был наш ужас, когда заклинатель, желая доказать свою победу, подошел с пением к змее, дотронулся до нее, и, к величайшему нашему изумлению, неоднократно гладил ее по голове и по шее!

Вся эта сцена продолжалась слишком час перед нашими глазами. Мы убедились, что тут не могло быть ни обмана, ни каких либо фиглярских штук, потому что заклинатель не имел другой одежды, кроме куска холстины вокруг живота, и вовсе не промышлял своим искусством. Магнитическое влияние, действующее на людей, не простирается ли и на животных? Этот предмет заслуживает, конечно, точнейшего исследования.

Текст воспроизведен по изданию: Заклинатель змей на острове Цейлане. Рассказ английского офицера // Журнал для чтения воспитанникам военно-учебных заведений, Том 83. № 332. 1850

© текст - ??. 1850
© сетевая версия - Тhietmar. 2017
©
OCR - Иванов А. 2017
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖЧВВУЗ. 1850