Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СПАСИТЕЛЬ ВДОВ

Тридцатого августа 1838 года, в остиндском городе Удипоре, должна была совершиться ужасная церемония. В полдень пушечные выстрелы с цитадели возвестили, что магараджа джуван-синг скончался. По обычаю, существующему в тропическпх землях, приготовления к похоронам начались тотчас же. Жадная чернь толпилась у ворот дворца. Возгласы ее и телодвижения доказывали, что она ожидала зрелища более поразительного, нежели простые похороны джуван-синга. Знали, что удипорский принц не сойдет в могилу предков, не возведя с собою на костер хотя одной жены. Разногласие было только в числе жертв. Как же удивилась и обрадовалась толпа, когда разнеслась весть, что две супруги и шестеро из семи фавориток покойника изъявили желание быть сожженными с телом магараджи. Седьмая извинялась тем, что не чувствует вдохновения, которое нужно для подобного обряда. Это извинение было принято благосклонно толпою.

Приготовили костер. Все восемь жертв, одетые в богатейшие платья, ехали верхом до места всесожжения. Там сняли они с себя все украшения и драгоценности, роздали их зрителям и мужественно стали над телом покойника. Как магараджа не оставил по себе сына, то честь зажжения костра принадлежала племяннику. Музыка, пение жрецов, крик толпы заглушили голос жертв, и обряд был совершен со всею торжественностью. Отец одной из сожженных супруг присутствовал при обряде. Он был погружен в созерцательную горесть, и друзья утешали его.

Таково было еще в недавнее время по всей Индии уважение к обрядам древности. Но с тех пор произошли многие важные перемены. Никогда Индусы не изменяли своего [55] верования, и, однакож, многие, независимые даже от Англии, владения отвергли эти жертвы сожжения вдов, хотя обряд этот составлял существенную принадлежность их религии.

Первое движение реформы произошло в самых недрах суеверия, в небольшой группе владений, на северо-западных границах, известных под названием раджпутана. Уважение всей Индии к крови раджпутанов (буквально — крови князей) слишком известно. Последнее сожжение вдовы происходило там в октябре 1840 года. В это время умер в Котахе брамин, по имени Лухмун, и вдова его изъявила желание быть сожженною вместе с телом своего супруга. Действительно, через три часа после смерти брамина, вдова соединилась с ним в царстве мертвых. Напрасны были все представления и увещания английского резидента. Всякое постороннее вмешательство еще более усиливает фанатизм Индийцев, и английское правительство оффициально предписало своим агентам сохранять в этом деле строгий нейтралитет.

Майору (ныне подполковнику) Лудлоу пришла вдруг смелая мысль уничтожить это суеверие. План был очень прост. Ученые ориенталисты давно уж доказали, что обычай сожжения вдов не только не требуется законами, но еще воспрещен древнейшими и уважаемыми книгами Индусов. Другое обстоятельство и другой варварский обычай помогли уничтожить обряд Сутти (религиозное сожжение вдов).

Известно, что на Востоке, старая дева — очень предосудительное лицо. Состаревшаяся раджпутская девушка почитается стыдом семейства. Но и самый брак имеет там свои невыгоды. Большая часть имения невесты поглощается подарками, требуемыми жрецами и музыкантами, которые тотчас же сбегаются на брачную церемонию. Чтоб избежать этих двух бед, Раджпуты прибегают к самому ужасному средству, к детоубийству. Родители воспитывают именно столько девушек, на сколько у них есть имущества для приданого; остальных убивают. Все знают, что это злодейство существует, но из приличия не разглашают о нем, а правительство не думает противиться этим домашним распоряжениям.

Когда родится сын у Индуса, известие об этом сообщается всем родным и знакомым; если же родится дочь, то на все вопросы являющегося с поздравлениями и вопросами: кто родился? отвечают «никого!». Все понимают это и безмолвно расходятся.

Майор Лудлоу вздумал начать свои реформы сперва с уничтожения этого варварского обычая. Он придумал ввести по владения Раджпутаны общий закон, по которому приданое должно быть ограничено известною частью доходов, получаемых отцом, и кто потребует больше, тот подвергается наказанию. Усилия майора увенчались успехом. Издан был общий закон, который прекратил ужасный обычай детоубийства. [56]

Половина дела была окончена. Лудлоу возвратил детей матерям. Оставалось возвратить матерей детям. По счастию, встретил он драгоценного помощника в лице министра финансов того самого раджи, у которого Лудлоу был резидентом.

Сет-Маник-Шунд принадлежал к секте тех Индийцев, которые довели до невозможности предразсудок не убивать никаких животных. Веря переселению душ, секта эта в каждом насекомом видит своего предка. Жрецы ее ходят всегда с метлою, чтоб сметать дорогу, по которой идут, а рот завешивают тканью. Это делается для того, чтоб не раздавить или не проглотить какого-нибудь родственника. Хорошо, что эти люди никогда не видали микроскопа. Это уважение ко всему живущему заставляет их не ободрять и жертвы Суттиев.

Пользуясь влиянием этого человека, майор Лудлоу обратился к чувству национальной гордости и внушил главному жрецу Индусов, что этот варварский обычай сделан был каким- нибудь враждебным в древности племенем, которое, без сожжения вдов, не уверено было, что честь покойников остается неприкосновенною. Жрец благосклонно принял все эти внушения, и через полгода объявил всенародно, что самовольное сожжение вдовы не столь приятно богам, как жизнь, проведенная в целомудрии и подвигах набожности.

Это был важный шаг; но Лудлоу знал, что от малейшего обстоятельства все дело может испортиться, и потому старался действовать скрытно, не выставляя себя нисколько перед Индусами.

Члены совета регенства мало-по-малу все приняли мнение министра финансов, но не хотели действовать именем молодого раджи; однакож, все высшее сословие объявило себя на стороне уничтожителей закона о всесожжении. Три провинции, подвластные радже, обнародовали закон, запрещающий вдовам сожигаться на костре. Примеру их последовали соседственные владения.

Тогда майор Лудлоу приступил к решительным мерам. Он обратился к предводителям разных племен и, основываясь на вновь изданных законах, запретил не сожигать вдов, а убеждать их к этому, под страхом строгого наказания виновных.

23-го августа 1846 года Совет джипорского регентства подал пример всем независимым владениям раджпуты, объявя «преступными жертвы Суттиев и назнача строгия наказания против тех, которые примут в них какое-нибудь участие». Таким образом Лудлоу Индия обязана уничтожением одного из самых варварских обычаев религиозного фанатизма, и благородный майор, по всей справедливости, заслужил прозвание «спасителя вдов», которое дали ему Англичане.

Текст воспроизведен по изданию: Спаситель вдов // Отечественные записки, № 7. 1852

© текст - ??. 1852
© сетевая версия - Strori. 2022
© OCR - Strori. 2022
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Отечественные записки. 1852