ПАРОХОДСТВО НА ГАНГЕСЕ И ИНДЕ. Присоединение Пенджаба к английским владениям в Ост-Индии, открыло возможность пароходству развить богатые естественные средства этого благословенного края, который уже и именем сбоим обязан множеству рек, пересекающих его (Пенджаб значит: пять рек.). Инд, бывший некогда главным торговым путем Средней Азии, представляет и ныне с своими притоками превосходную систему сообщений, которой выгоды не укрылись от практического взора Англичан. Проходя такое же пространство, как Миссиссипи, он глубже ее, представляет, со всеми своими рукавами, более шести сот немецких миль судоходного протяжения, и может быть для Ост-Индии тем же, что Миссиссипи для Америки. Нужно только деятельных мер со стороны правительства, чтобы воспользоваться, с помощью пару, обширною системою сообщения, которую природа дала этому краю.

Доселе всех более стараются об успехе этого дела два инженера, Альберт Робинсон и Джон Борн; они не щадят трудов и усилий, чтобы обратить внимание компании на огромные выгоды, которые обещает ей развитие пароходства на ост-индских реках. Первый уже завел, по особенной, им изобретенной системе, несколько пароходов на Гангесе, которые деятельно ходят по нем взад и вперед.

В 1834 году ост-индская компания решилась учредить линии железных пароходов на Гангесе; это были однако же простые [90] буксирные суда, которые не могли сами возить ни товаров, ни пассажиров. Несколько лет довольствовались этою системою, которая первоначально была принята в Америке, но уже давно брошена по неудовлетворительности ее. Господин Робинсон, до прибытия своего в Ост-Индию, был инженером в Америке. Увидев огромные индийские реки, он был поражен ничтожеством их пароходов перед пароходами, употребляемыми в Америке, и решился завести на Гангес такие же прекрасные, огромные и быстрые пароходы, какие он видал на реках Северо-Американских Штатов. С этою целию он исследовал Гангес, измерил его глубину и ширину на протяжении осьми сот английских миль, и, убедившись в удобоисполнимости своего предприятия, приступил к исполнению его, не отступая ни перед какими затруднениями.

Такие предприятия в Индии сопряжены с особенными трудностями. Усыпительное действие климата, склонность оставаться при том, что уже существует, невежество туземцев, апатия европейцев жить под отвесными лучами солнца, — препятствия почти непреодолимые Не смотря на то, господин Робинсон нашел несколько друзей, которые взялись ему содействовать. Он составил рисунки для своих судов и послал их в Англию, где суда были построены на вереях Фернберна, на Темзе. Когда суда прибыли с машинами в Ост-Индию, он набрал несколько работников из туземцев, которые, под его руководством, сделались скоро отличными речными судоходами; это был успех, какого он сам не смел ожидать. Он не остановился на первом опыте, и не переставал трудиться и хлопотать до тех пор, пока не завел шесть или семь пароходов, которые в настоящее время постоянно и с значительною скоростью ходят вниз и вверх по Гангесу.

Гангес судоходен от Аллахабада до Калькутты, на протяжении семи сот осьмидесяти семи английских миль. Чрезвычайная быстрота течения, которая представляла огромные затруднения тамошним судам, легко побеждается пароходами. Гораздо страшнее для них время мелководия, в которое глубина фарватера в некоторых местах не превосходит трех футов. Господин Робинсон особенно старался обратить на этот предмет внимание ост-индской компании, и в недавно изданной им книге предлагает прорыть канал на дне реки. Так как грунт состоит из песку, то он [91] полагает, что для этого достаточно устроить бамбуковые тычины, помощью которых течение само снесет песок. Приводимые им примеры доказывают, каких ничтожных издержек будет стоить, чтобы сделать реку судоходною во всякое время, между тем как теперь суда иногда задерживаются по нескольку дней. Видя результаты, которых достигло упорство одного человека, можно себе представить, чего могла бы достигнуть компания с своими огромными средствами.

Инд представляет большие затруднения, чем Гангес. Течение его еще быстрее, и следовательно требует большей силы машин; но за то глубина воды, на протяжении пяти сот миль, нигде не бывает меньше пяти футов, так что по нем могут ходить самые большие пароходы; на протяжении же еще пяти сот миль, он судоходен для пароходов второй величины.

Господин Борн, состоящий инженером при одной из железных дорог, проектированных в Ост-Индии, и хорошо изучивший страну, утверждает, что пароходство долго еще должно иметь преимущество перед другими путями сообщения, во-первых, по весьма простой причине, что реки уже существуют, между тем как железные дороги надо строит; а во-вторых, что сообщение водою должно обходиться гораздо дешевле. Он предлагает распространить пароходство не только по Гангесу и Инду, но и по другим рекам, особенно по Годавери и Нербудде. Для этого он изобрел легкие суда, которые сидят в воде не глубже одного фута, и притом снабженные колесами, помощью которых они могут проходит по мелям. Это совершенно новое изобретение, которое, если удастся, значительно подвинет пароходство, сделав ему доступными такие места, где оно было доселе невозможно.

Господин Борн сопровождает этот проект весьма любопытными подробностями о торговле на Инде и о выгодах учреждения колонии в Кашмире.

Главная польза от учреждения пароходства на Инде, говорят он, заключается в том, что оно чрезвычайно облегчит колонизацию Кашмира и смежных с ним областей. Военная колония в этих местах образует самую сильную крепость, которая будет владычествовать над всею Среднею Азиею и избавит ост-индскую компанию от необходимости держать такое многочисленное войско [92] в Пенджабе. Климат Кашмира здоров, а как с учреждением пароходства будут возможны более частые и быстрые сообщения, то можно надеяться, что исполнение этой мысли не встретит больших препятствий. Кашмирская долина простирается на сто двадцать английских миль в длину, на двадцать в ширину; она опоясана горами, через которые река Джелум пробила себе путь, образовав этим вход в Пенджаб. Народонаселение, доходившее за двадцать пять лет до осьми сот тысяч душ, ныне едва достигает двух сот тысяч; угнетения Сейков, покоривших ее в 1819 году, совершенно уничтожили ее торговлю. Туземцы — народ чрезвычайно смышленый, но утративший прежний свой воинственный дух под продолжительным и тяжелым игом. Колония может найти большие пространства плодородной земли, которые в короткое время щедро вознаградят труды возделывателей. Кашмир снабжает всю Индию шафраном, и его розовая эссенция превосходить даже персидскую. Сарачинское пшено, маис, пшеница, овес, просо разводятся там о большим успехом; также могут быть разведены все плоды и овощи Англии. Не менее благоприятен он разведению шелковичного червя; кашмирские шали известны по всему свету; туземцы выделывают превосходное огнестрельное оружие и самые драгоценные клинки. Писчая бумага, изготовляемая в Кашмире, гораздо лучше ост-индской; он доставляет также превосходные лаки и кристаллы, точеные с необыкновенным искусством. По словам господина Борна, эта область, и по плодородию почвы, и по смышлености жителей, и наконец по своему положению, самое выгодное место для основания колонии, которая может служить оградою английских владений в Ост-Индии, и в то же время представит в Пенджабе Англию в малом виде. Самым удобным средством учредить такую колонию, прибавляет господин Борн, было бы поселить там войско, набранное с этою целью в Англии, раздав всем офицерам и солдатам участки земли в Кашмире с тем, чтобы все они сами и их потомки, всегда готовы были браться за оружие, при первом требовании. Для большей пользы этой колонии необходимо, чтобы она старалась быть в тесной дружбе с смежным племенем Сейя-Пош, небольшим народцем Гинду-Куша, заселяющим Кафирстан, в северной части Кабула, и происходящим, как говорят., от тех Греков, которых Александр Македонский [93] поселил в Бактрии. Племя Сейя-Пош отличается красотою и в продолжение нескольких веков мужественно защищало свою родину от нападений соседственных мусульманских народов. Союз с ним может впоследствии доставить возможность основать другую колонию в горах Северного Кабула, которая облегчит окончательное занятие этой долят и Бамиянского ущелья. Очевидно, что как учреждение пароходства по Инду будет способствовать к колонизации Кашмира и гималайских высот, так, с другой стороны, колонии эти дадут чрезвычайное развитие торговле по Инду. Сверх того облегчение и ускорение сообщений, без сомнения, доставят в Пенджаб новое место сбыта произведениям английской промышленности.

Текст воспроизведен по изданию: Пароходство на Гангесе и Инде // Библиотека для чтения, Том 101. 1850

© текст - ??. 1850
© сетевая версия - Thietmar. 2021
© OCR - Иванов А. 2021
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Библиотека для чтения. 1850