ПРАЗДНЕСТВА В ГЕРДВАРЕ И ДЖЕГЕРНАТЕ. Браминская религия почитает делом весьма богоугодным путешествия на богомолье. В Индии есть особенно два места, которых ревностный поклонник Брамы не может не посетить хотя однажды в жизни, — город Гердвар и храм Джегернатский. Гердвар лежит у подошвы гор, смежных с Тибетскими пиками, в том месте, где священная река протекает в долины Индустанские. Живописные красоты этого знаменитого места каждый год привлекают туда множество Английских путешественников. Город Гердвар, пишет один из них, не что иное как длинный ряд довольно красивых домов, занимающий обширную возвышенную площадь на берегах Ганга. Мрачный лес окружает его и над ним господствует. В конце предместий, столетние деревья бросают тень свою на воды реки, и зеленеющиеся их вершины приятно смешиваются с колоннадами восточной архитектуры. На заднем плане картины тянутся горы, покрытые вечными снегами.

«Я видел Гердвар в такое время, когда суеверие привлекает туда богомольцев из всех частей [16] Индии. По мнению их, вода Гангеса получает каждый двенадцать лет новую силу: тогда всякой спешит в ней очиститься. Все дороги покрыты богомольцами: мужчины, женщины, дети, старики, богатые, бедные, все спешат к этому многочтимому месту. Воздух оглашается их криками, когда, добравшись до холмов, с которых виден Гердвар, они усматривают священную реку, выходящую из горной своей колыбели. Город Гердвар не довольно велик для того, чтобы поместить и десятую часть народа, который в это время туда собирается; но для Азиятца квартира вещь неважная. Большая часть приносят с собою палатки, а бедные располагаются под деревьями. Все окрестности составляют тогда один обширный лагерь, в котором Арабы, Сингалезцы, Персияне, Татары, смешиваются с Сейками, с жителями Кеча, Гузерата, Непала и разных областей Индии. В некотором расстоянии оттуда виднеются палатки Европейских путешественников: там покоятся нежные женщины, которые не побоялись облаков пыли и мириад насекомых, чтобы насладиться этим живописным зрелищем.

Астрологи определяют минуту, когда надобно погрузиться в Гангес, чтобы вода его произвела полное свое действие. Это омовение — единственный обряд, наблюдаемый купальщиками. Оно состоит в простом погружении в Ганг и в уплате дани, собираемой браминами. Эти духовные составляют одну из главных черт картины. Они в большом числе собираются в Гердвар; их видишь и на веренде, и на галереях, и на крышах главных зданий. Они даже строят себе в реке подмостки, с которых наблюдают за омовением купающихся. Не нужно прибавлять, что в продолжение всего обряда слышен ужасный крик, сопровождающий все Индейские церемонии. В прежние времена купающиеся подвергались не одной только опасности оглохнуть, но и разным другим несчастным приключениям. В минуту погружения, все вдруг бросались в воду. От этого происходил род свалки, при которой многие лишались жизни. Английское правительство уничтожило это неудобство, облегчив доступ к реке. Новая пристань не менее ста [17] футов в ширину и имеет до ста ступеней. Во всякое время дня она покрыта толпою богомольцев, которые всходят или спускаются. Благодарные за эту попечительность, купающиеся изъявляют свою признательность тысячу раз повторяемыми криками — вах! вах!

«Соединение стольких народов в одном месте подало повод к торговым сделкам, которые освящены обычаем. Гердвардская ярмарка славится на всем Востоке и приманивает столько же спекулаторов, сколько мнимая святость вод Гангеса привлекает искренних богомольцев.

«Она, так же как и все другие Индейские ярмарки, не походит на подобные собрания, бывающие в Европе; и там видим Фокусников и плясунов на канате, но нет ни одного из тех зрелищ, которые возбуждают у нас народное любопытство. Всеобщее внимание обращается там в особенности на торг скотом, один из важнейших этого рода торгов во всей Индии. С берегов Чермного Моря привозят туда красивых коней, легких как ветер. Эти благородные животные прекрасными своими статями составляют совершенную противоположность с более скромною, но не менее полезною породою лошадей Кашмирских и Кабульских. В отдельном месте площади являются слоны со своими гигантскими формами, но они уступают преимущество верблюдам, особенно породе, известной под названием киркара, которая идет ровным шагом около ста пятидесяти верст ни на минуту не останавливаясь отдыхать. Подле этих нынешних великанов животного царства, являются быки, коровы, овцы, собаки и кошки; последние принадлежат к прекрасной Персидской породе. Далее, ревут в клетках львы, леопарды и другие дикие звери.

«Главный предмет торговли на Гердвардской ярмарке составляют драгоценные каменья, привозимые туда из всех частей Азии. Кашмирские ткани во множестве блестят там рядом с произведениями Английских фабрик; даже Парижские духи и галантерейные вещи находят сбыт в этой отдаленной части Азии. Индейские купцы не знают ни употребления этих вещей, ни настоящей цены их и большая часть тех, которые их [18] покупают, вряд ли знают более этого. В Гердваре видим только самые естественные и приятные символы Индусской религии; Джегернат напоминает об ее странности и жестокости. В Джегернате возвышается храм кровожадного божества, которое некогда давило колесами своей колесницы тела своих неистовых обожателей.

«Этот знаменитый храм возвышается на Орисском берегу, который первый представляется взорам путешественника, прибывающего из Европы. Трудно было бы подать точное понятие об этом здании. Форма его — пирамида футов в двести вышиною, с бесчисленным множеством украшений Индейской архитектуры; к главной двери храма ведут широкие ступени; что касается до внутренности, то ни один Европейский путешественник не может похвалиться тем, что ее видел. Большой Джегернатский храм построен в двенадцатом веке под надзором первого министра раджи этого округа. Идолы, как говорят, замечательны только по своей величине и уродливости. Три главные идола изображают три верховные божества Индейцев; но все низкие божества, обожаемые на берегах Ганга, имеют свои истуканы Джегернатском храме, и оттого на бывающие в нем празднества собираются Индейцы всех верований и всех каст.

«Главное из этих празднеств называется Рат-джатра, и бывает ежегодно. Богомольцев стекается множество. Те, у которых на совести лежат важные грехи, достигают до храма, меряя землю своим телом, и употребляют иногда на это пять лет. При наступлении дня Рат-джатра, главный идол выносят из храма, и ставят его на гигантскую колесницу. Тут начинается процессия. Чтобы привесть в движение огромные колеса этой колесницы, потребны усилия полуторы тысячи человек. Чудовищную эту махину обвозят вокруг всего освященного места, посреди исступленных криков толпы, возбуждаемой «джогиями, госсейнами» и другими нищенствующими святошами, которые, в припадках своей изуверной радости, походят на воплощенных дьяволов».

Нынче уже никто не бросается под колеса огромной [19] колесницы. Усилия Английского правительства почти совершенно уничтожили этот ужасный обычай; но посещение Джегерната и теперь еще сопровождается плачевными обстоятельствами. Большая часть богомольцев, которые туда отправляются, уже не возвращается более на родину. Усталость, недостаток пищи, обязанность подвергаться без защиты пагубному действию дождей, производят в рядах их ужаснейшее опустошение; и не редко, при конце празднества, земля вокруг храма бывает покрыта тысячами трупов, пожираемых хищными птицами.

Текст воспроизведен по изданию: Празднества в Гердваре и Джегернате // Библиотека для чтения, Том 10. 1835

© текст - ??. 1835
© сетевая версия - Thietmar. 2020
© OCR - Иванов А. 2020
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Библиотека для чтения. 1835