№ 86

1713 г. августа 13-21. — Запись приема в Тобольске цинских послов к калмыцкому хану Аюке

/л. 42об./ В нынешнем 713 году августа в 13 день в 9 часу дни приехали в Тоболеск ис Китайского государства посланцы на пяти дощениках. На первом подполковник Прокопей Ступин с солдаты, которой послан был навстречю к тем посланцом до Иркуцкого; на втором посланцы адогадай, зайсан, башко; на третьем заргучей да с ним четыре человека Аюкиных калмыков; на четвертом Тушелим да бичеч; на пятом Ятун да Хавун; людей у них 22 человека.

Того же числа вскоре к вышеписанным посланцом на дощенники для приему их по указу губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина послан дьяк Иван Баустин. Да в то же время прислано к ним с ларешным, с Павлом Крупениковым, скота 4 быка, 4 барана, свиней тож, 20 ведр вина простого, 5 ведр двойного, 30 ведр пива, 20 ведр меду, 50 хлебов пшеничных.

И как он, Иван, пришел на дощеник, в котором посланцы адагадан с товарыщи, и тот посланец ево, Ивана, встретить вышел на верх дощеника. И, вшед, он, Иван с ним, адагадаем, в дощеник, им поздравил от лица губернаторского и объявил им присланной от его губернаторской светлости на пропитание /л. 43/ скот и питье. И он, адогадай, сказал, что ему, не посоветовав с товарыщи своими, с посланцами ж, которые на других дощениках, той присылки принять невозможно. И посылал он от себя на дощеник к заргучею хлопца, чтоб он пришел к нему. И заргучей к нему не пошел.

И дьяк Иван Баустин пошел на дощеник к вышеписанному заргучею, а посланец адагадай проводил ево, Ивана, на верх дощеника,

А заргучей встретил ево, Ивана, из дощеника вышед, на половине лесницы. И вшед, он, Иван, в дощеник, поздравил ему, заргучею, и про присланное от губернаторской светлости скот объявил против вышеписанного ж. И он, заргучей, сказал, что ему той присылки без совету товарыщев своих принять невозможно ж.

И он, Иван, побыв у него, зургучея, с полчаса, пошел на дощеники к посланцам, к Тушелиму и к Ятуце. И зургучей ево проводил наверх дощеника, а Тушелим и Ятун с товарыщи встретили ево, Ивана Баустина, в дощениках у лесницы. И он, Иван, им поздравил и про присылку [140] объявил против вышеписанного ж. И они сказали, что им без совету вышепомянутых товарыщев своих адагадая и зургучея той присылки принять невозможно.

И того ж числа они, посланцы, все вышед из дощеников, пошли все з дьяком Иваном Баустиным вместе на посольской двор. И пришед на посольской двор, о приеме вышеписанной присылки советовали. И, посоветовав промеж собою, ему, Ивану Баустину, сказали, что им той присылки, на видев /л. 43об./ губернатора Сибири князя Матвея Петровича Гагарина, принять невозможно.

И августа в 16 день вышеписанные посланцы у губернатора Сибири князя Матвей Петровича Гагарина обедали 1.

Сего ж августа в 16 день и приезжали по них, посланцов, от губернаторской светлости в каретах. А сидели они в первой корете адагадай с зургучеем. И как ехали на гору, в то число сидел зургучей по правую руку, адагадай по левую. А впряжена была в корету шестерня. А в другой корете сидели Тушелим да Ятун, впряжена была в корету шестерня ж. А другие четыре человека сидели по коляскам, в которых были впряжены по 2 лошади.

Они ж, посланцы, у губернаторской светлости были августа в 19-ое, ввечеру.

И приезжали по них в вышеписанных же коретах и колясках.

Они ж, посланцы, говорили губернаторской светлости, как поехали де они ис Китайского государства, и за границею наехали они в своих лесах дву человек руских людей, и они их ис тех лесов выслали. Просят, чтоб впредь запретить.

Августа ж в 21-е у губернаторской светлости они, посланцы, кушали в другой ряд. И приезжали по них в вышеписанных же коретах и калясках.

И после кушенья того ж числа ввечеру они ис Тобольска отпущены, и дьяк Иван /л. 44/ Баустин провожал их на дощениках до Медянских юрт. А в провожатых за ними посланы вышеписанной же подполковник Прокопей Ступин, да капитан иноземец Синецкий 2, да несколько человек с ними драгун.

ЛОА АН СССР, ф. Портфели Миллера, оп. 4, кн. 15, лл. 42 об. — 44. Копия.


Комментарии

1. Находившийся в это время в Тобольске горный инженер Блюэр являлся свидетелем приема цинского посольства М. П. Гагариным и оставил следующее его описание:

«Едучи в коляске, послы курили табак и только тогда отдали трубки свои, когда вышли из экипажа. Во, время обеда они опять потребовали было табаку, но князь извинился, объяснив, что в России это не в обычае, и только после стола приказал подать трубку главнейшему из них. Но этот последний не принял один трубки, объяснив, что всех китайских послов семеро, которые тут же и обедали вместе, и каждый из них равен другому, почему и угощение для всех должно быть одинаковое. Затем они передали свои верющие грамоты, писанные на латинском, китайском и монгольском языках, князю (китайский император вообще посылает своих послов только к царскому правителю Сибири) и сообщили ему, что их государь вступает в войну с сильным татарским князем по имени Багадиром.

Так как земли хана Аюга лежат между Китаем и владениями хана Багадира, то они и посланы к Аюге, чтобы побудить его к разрыву с Багадиром или по крайней мере к невмешательству» (Записки брауншвейгского резидента о Петре Великом. — «Русский архив», 1872, № 6, стб. 1069-1070).

2. Капитан Синицкий — швед на русской службе И. X. Шничер, оставивший записки о своей поездке в Калмыцкие улусы (см. Приложение II).