№ 64

1711 г. марта 4. — Проезжая грамота *, данная из Посольского приказа комиссару Г. А. Осколкову 1 посланному в Пекин с торговым караваном

(* Грамота является одновременно и отпуском грамоты, данной 4 июля 1710 г. комиссару П. Р. Худякову, по которому сделана соответствующая правка, указанная ниже)

/л. 30/ Божиею поспешествующею милостию мы, пресветлейший и державнейший великий государь царь и великий князь Петр Алексеевич, самодержец всероссийский, и протчая и протчая, объявляем:

По нашему указу посланы из государства нашего в Китайское государство с нашею соболиною казною и с-ыною мяхкою рухлядью для продажи и мены и покупки китайских всяких товаров над купечеством комисар наш Григорей Афанасьев сын Осколков (Написано взамен зачеркнутого: Петр Родионов сын Худяков) с товарыщи. И указали мы тому комисару в Китайском государстве про наш обиход купить китайских всяких товаров, которые в нашу казну годны.

И как они с тою нашею казною в Китай поедут чрез калмыцкие и мунгальские улусы и кочевья до границы Китайского государства, и калмыцким и мунгальским тайшам и владельцем того нашего комисара с нашею казною и со всеми при нем будучими людьми чрез свои улусы и кочевья пропускать велеть безо всякого задержания со всяким вспомогательством, с приданием до границы Китайского государства провожатых

А как он, комисар, на границу Китайского государства приедет, и богдыханова высочества порубежному /л. 30об./ воеводе по мирным договором, каковы междо государствы нашими постановлены, того комисара с казною нашею и со всеми при нем будучими людьми, на границе [121] приняв и дав им корм и подводы и провожатых, отпустить в государство во град Пежин потому ж без задержания.

А когда он же, комисар, с товарищи ис Китайского государства с нашею покупною казною возвратитца и прибудет по-прежнему в мунгальские и калмыцкие улусы и кочевья, и ево с нашею казною и со всеми при нем будучими людьми и вещми, потому ж дав им до наших даурских и сибирских городов провожатых, дабы им в пути ехать было безопасно, велеть везде пропускать безо всякого задержания и озлобления и досады 2.

И того ради во свидетельство безопасного и повольного их в оба пути проезду дана сия наша проезжая грамота за нашею государственною печатью.

Писан государствия нашего во дворе в царствующем велицем граде Москве, лета от рожества Христова 1711-го (Написано вместо первоначального: 1710-го.) месяца марта 4 (Написано вместо первоначального: июля 10) дня, государствования нашего 29 (Написано вместо первоначального: 28) году /л. 31/. (Текст на л. 31 относится только к грамоте 1711 г.)

Такова великого государя грамота писана на александрийском листу белом. И приложена копия по-латине, а по-монгольскому не приложено для того, что переводчика мунгальского языка в Посольском приказе нет. Запечатана государственною большою печатью под кустодиею фигурною.

И отдана с роспискою.

На л. 31 под текстом отметка о посылке: Такову великого государя проезжую грамоту целовальник Иван Шорохов взял и росписался.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, 1704 г., д. № 1, лл. 30-31. Отпуск.


Комментарии

1. Решение о выдаче проезжей грамоты Г. А. Осколкову состоялось 28 февраля 1711 г. (ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, 1704-1711 гг., д. № 1, лл. 29-29 об.). Несколько позднее, 3 марта, из Сибирского приказа в Иркутск; был послан указ о снабжении продовольствием сопровождавших караван драгунов, с предписанием наблюдать за их поведением как в пути, так и в Пекине (Архив ЛОИИ СССР, ф. Иркутская воеводская изба, д. № 419, лл. 1-3 об.). Наказ был составлен по образцу подобного же наказа 1706 г. (см. док. № 30).

По указу Сената 20 августа 1711 г. предписывалось вывесить в Москве специальные листы, приглашавшие желающих принять участие в караванной торговле в качестве вкладчиков. Подобный порядок привлечения частных средств при недостатке казенных товаров сохранялся вплоть до 1727 г. При возвращении караванов в Москву вкладчикам выплачивалась двойная сумма (П. А. Словцов. Историческое обозрение Сибири. Кн. 1. СПб, 1886, с. 265; А. Корсак. Историко-статистическое обозрение торговых сношений России с Китаем. Казань, 1857, с. 21).

2. Караван Г. А. Осколкова выехал из Москвы только в 1712 г. В 1713 г. он прибыл в Иркутск, оттуда в следующем году двинулся в Пекин. Торговал там в течение четырех месяцев. На обратном пути, не доехав до Иркутска, 9 декабря 1714 г. Осколков умер и был заменен устюжанином А. И. Вологдиным (Б. Г. Курц. Государственная монополия в торговле России с Китаем в первой половине XVIII ст. Киев, 1929, с. 15-16). Длительная задержка каравана и отсутствие сведений о нем вызвали беспокойство в Тобольске, о чем сибирский губернатор неоднократно сообщал кабинет-секретарю А. В. Макарову. Посланный из Москвы в Тобольск для приема каравана А. Долгорукий в письмах от 10 и 17 февраля 1715 г. писал о своем намерении выехать навстречу Осколкову. Только 11 марта были получены сведения о смерти комиссара и О судьбе каравана. Дальнейшие письма Долгорукова сообщают в Кабинет о приеме и транспортировке караванных товаров в Тобольск и отправке их далее. Первая партия товаров была послана в Москву только в начале ноября 1715 г. (ЦГАДА ф. Кабинет Петра I, отд. 2, кн. 23, лл. 374-375, 380-383; ф. Сенат, оп. 7, д. № 373, лл. 34, 40; Госархив, Разряд XXVI, оп. 2, д. № 1, л. 24).