№ 264

1724 г. октября 25. — Определение Коллегии иностранных дел о посылке в Сенат доношения в дополнение к пунктам о полномочиях консула Л. Ланга (См. док. № 250)

/л. 40/ 1724 году октября 25-го. В Государственной Коллегии иностранных дел решено подать в Правительствующий Сенат доношение следующаго содержания:

1

В поданных в Правительствующий Сенат ис Коллегии иностранных дел к решению о делех с Китайским государством пунктах при доношении от 4 февраля сего году между иным написано, что понеже с китайской стороны наипаче всего претензия возвышена о выдаче перебещиков 700 человек, для которых китайцы не токмо с капитаном от гвардии Измайловым в бытность ево тамо трактата о купечестве не зделали, но потом за продолжением выдачи оных комуникацию и комерцию с российскою нацией пресекли и агента Ланга выслали, також и в Урге, которой близ сибирской границы торг россианом весьма запретили и никого туда не пускают, а по указу /л. 40об./ его императорского величества, состоявшемуся в Правительствующем Сенате апреля 12 дня 1722 году (См. док. № 197), отправлен из-Ыностранной коллегии указ к сибирскому губернатору князю Черкаскому с товарыщи, велено ему послать в Селенгинск нарочно кого доброго, которой бы о помянутых перебещиках 700 человеках розыскал и изследовал подлинно: во время заключения с китайцами мирных договоров, в которой стороне они жили и когда к китайцом, також и оттуда в Сибирь перешли. И ежели по розыску явитца, что они или некоторые из них при учинении договоров в российской стороне не были, а перешли ис Китай после хотя малое время спустя, тех бы без задержания отдать китайцом, а буде те люди хотя и уроженцы китайские, а во время заключения договоров были в стороне российской, и уже после того в землю китайскую перешли и оттуда паки /л. 41/ в Селенгинск возвратились сами или дети ушедших, — тех в сторону китайскую по силе трактата не отдавать; и о том бы хану китайскому чрез агента Ланга надлежащее представление учинить.

И по репорту из Сибирской губернии по оному указу для упомянутого розыску о перебещиках послан дворянин Фефилов, но каким образом тот Фефилов оной розыск учинил, о том в Иностранную коллегию из Сибирской губернии еще подлинного известия не прислано.

2

А на сих днях получено в Коллегии иностранных дел доношение агента Ланга из Селенгинска от 13 марта сего 1724 году (См. док. № 252), в котором он доносит, что во окончании февраля месяца сего году присылая в Селенгинск паки ис Пекина с письмом, ис китайского Трибуналу к нему, Лангу, писанным, нарочно мандарин. И оное письмо прислал он, Ланг, /л. 41об./ в-Ыностранную коллегию (См. док. № 245) ис которого по переводу с латинской копии усмотрено, что китайцы требуют от Ланга письмянного уведомления, когда о претендуемых от них перебищиках в российской стороне разсмотрение записных книг окончано будет, и в котором месяце и числе он, [423]

Ланг, о том с ними, китайцами, конгресс иметь хощет, и что по получении от него, Ланга, такого письма в Трибунале китайском пришлютца от них в Селенгинск нарочные, дабы тамо купно с ним, Лангом, о беглецах учинить определение, и то бдело явственно постановлено и окончано быть могло, и что ежели оное единожды благопринято будет, то между обоими государствами крепчайший мир содержитца и при границах никакого впредь не возимеется спору, что де весьма паче всего лутче есть. /л. 42/

3

Агент Ланг против того к китайскому Трибуналу чрез присыланного оттуду ответствовал письмянно (См. док. № 251), что определенной в Сибире ко изследованию о перебещиках дворянин Фефилов розыск о тех перебещиках окончал и в готовости обретается о том деле до мирным договорам, когда ис Китайского государства саргучеи в Селенгинск с надлежащим письмом пришлются, со оными говорить и чинить.

4

Ланг же доносит, что розыск о мунгальских беглецах чрез помянутого дворянина Фефилова ко окончанию приведен, о чем он, Ланг, от него, Фефилова, 11 февраля выписку уже получил и из оной усмотрил, что по подлинной справке с тамошними канцелярскими книгами, також и с мирными трактатами из 395 человек находится /л. 42об./ мужеока полу такмо 31 человек, который при заключении с китайским ханом мирного трактата его императорского величества подданными не были. И понеже де ис Китай для того дела паки посланные в Селенгинск будут (которые в три месяца туда ожидались), тогда помянутой дворянин о вышеписанных людех, которые в Китай возвращены быть имеют, по силе данной ему из Сибирской губернии инструкции поступать будет.

5

Ланг просит указу, каким образом ему ныне в том деле поступать, понеже ему напредь сего, когда он еще в Пекине был, по указу, чрез сибирского губернатора объявленному, повелено оное дело о беглецах по предложению у китайского двора окончать, тако он ныне опасается /л. 43/ без указу то чинить в Селенгинску, что ему повелено делать в Пекине.

6

И хотя выше сего содержание доношения агента Ланга экстрактом показано (См. док. № 248), однакож, Коллегия иностранных дел разсудила за потребно с тоц ево Ланговой реляции (См. док. № 252), також и с переводу с письма китайского Трибуналу (См. док. № 245) и с ответу на оное Лангова (См. док. № 251) для обстоятельного Правительствующему Сенату известия и учинения о том разсмотрения и решения приложить при сем копии! И представляет Иностранная коллегия на разсуждение Правительствующему Сенату мнение свое, что понеже ис письма китайского Трибунала к агенту Лангу усмотревается по штилю оного перед прежним с китайской стороны некоторое снисхождение и желание к твердому /л. 43об./ содержанию с Российским империем мира и тишины, такмо хотят в деле претензии своей о перебещиках окончание получить, и ежели б оное дело к некоторому китайцом удовольству [424] окончаться могло, то не без надежды есть, чтоб они, китайцы, притом по представлениям с российской стороны и на пропуск российского каравана в Пекин, и на свободное отправление в их государстве комерции по-прежнему склонились. И для того Коллегия иностранных дел разсуждает, что надлежит о тех китайских делах ныне совершенное определение учинить, хотя отправлением посольства в Китаи, или иного знатного человека на границу, или иным каким образом, и притом решить и определение учинить на все с стороны китайской при комисии чаемые затруднении, /л. 44/ о которых в поданных в Правительствующий Сенат из-Ыностранной коллегии февраля 4-го 1724 году доносительных пунктах (См. док. № 250) обстоятельно показано.

7

Еще Коллегия иностранных дел Правительствующему Сенату доносит и сие, что помянутое доношение агента Ланга (См. док. № 252) прислано во оную коллегию при доношении генерала-маеора Геннинга от Соли Камской августа от 6-го сего году, в котором оной пишет, что то Лангово доношение получил он из Селенгинска чрез посыланного от него на Нерчинские серебреные заводы кононера Панкрата Иванова, которой ему, генералу-маеору, письмянно объявил, что он, канонир, приняв в Селенгинску у агента Ланга вышеозначенное доношение, поехал оттуду марта /л. 44об./ 1-го (По-видимому, ошибка, так как реляция Л. Ланга датирована 13 марта (см. док. № 252)), а 30-го того ж марта приехал в Томск, где ево с тем доношением воевода Павел Загрязской за недачею подвод и по вскрытию от льдов воды судна, задержал июня до 7 числа. И понеже интерес его императорского величества требует, чтоб как доношении агента Ланга, так и другие письма из тамошних мест о делех его величества в пути течение свое без остоновки имели, того ради по мнению Иностранной коллегии потребно в Сибирскую губернию отправить указ, дабы тамошние командиры осторожное управление имели, и посылаемых в делех его императорского величества указов, також доношеней и писем отнюдь нигде нимало не удерживали.

Канцлер граф Головкин.
Андрей Остерман.
Василей Степанов.
Обер-секретарь Иван Юрьев.

В 25 день октября 1724 году.

По листам и под текстом скрепа: Секретарь Федор Протопопов.

На л. 45 отметка о посылке: С сего протоколу доношение в Сенат написано и от Коллегии подписано, которое господин канцлер сам в Сенате отдал.

АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1724 г., д. № 1, лл. 40-44 об. Подлинник.