№ 248

1724 г. февраля 1 *. — Экстракт, составленный в Сибирской губернской канцелярии, о переговорах с маньчжурскими представителями относительно перебежчиков 1

(* Датируется по препроводительному доношению С. Козловского (АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1724 г., д. № 2, л. 1))

/л. 2/ Экстракт

(Экстракт составлен в виде графленой ведомости, правая сторона которой оставлена пустой).

В нынешнем 724-м генваря 31 дня в отписке из-Ыркуцка от стольника и воеводы господина Полуехтова в Тобольскую губернскую канцелярию написано — декабря де 2 дня 723 году в промемории из Селенгинска в-Ыркуцкую канцелярию агента Лоренца Ланга написано:

723 году ноября 1 дня приходили к нему двое китайские заргучеи, Которые за несколько времяня до того в Селенгинску обретались, и объявили на словах, бутто они по указу богдыханова величества посланы для приему мунгальских беглецов или для получения подлинной ответ будут ли они назад оданы, и оное дело ко окончанию приведено или нет. И он ему против того ответствовал, что его императорского величества всемилостивейший указ получено и оное дело разыскать и решение учинить, /л. 2об./ токме понеже за тем делом присланной московского списку дворенин Фефилов оной розыск еще не окончал, изволили бы они несколько недель помедлить, и тем временем им уверительную грамоту, с которым они отправлены, объявить, чтоб было по чему с ними в дело вступать. И на то сказали они, с ними де никаких уверительных писем не послано и велели де министры их им донести, что и так многие грамоты о беглецах на границу посланы (См. док. № 172, 189, 208, 217, 225, 236), чрез которые там известно, что они иных нужд не имеют. И он, Ланг, против того разсуждал, что нигде не водитца с такими людьми государственных дел говорить, которые комисии своей словесно объявляют и советовал им бошка в Пекин отправить, чтоб без умедления обыкновенной кредитив к ним прислано было. /л. 3/ На что ответствовал старшей из них, именем Фулой: мы де и сами разуметь можем, что господа министры их неподобающим образом их отправили и что они для того принуждены в Китайское государство возвратиться, однакож де не смеют они того утаить, чего им на границе тому явно означить повелено, кому о том ведать надлежит, а имянно, что его богдыханова величества хотя и желает, чтоб тот мир, которой меж обеими великими монархами вечно заключен и подтвержден, не нарушилось, однакоже, ежели помянутые беглецы назад отданы не будут, и оное дело ко означении приведено, то изволит его величество намерение иметь оного вечного мира за уничтожено почитать. /л. 3об./ Того ж месяца 4 дня поехали они назад в Китайское государство и хотели после Нового году опять в Селенгинск явитца. А по отъезде их требовал он, воевода Полуехтов, у вышепомянутого дворянина ведения, сколько всех таких беглецов китайскому хану во отдачью пойдут. И он, дворенин Фефилов, ему, воеводе Полуехтову, означил всего 36 человек, которые прй заключении вечного мира у его императорского величества не были в подданстве.

И вышеписанной агент Лоренц Ланг для того оную промеморию к нему, воеводе Полуехтову, послал, чтоб ему, воеводе Полуехтову, попечение иметь о границе, ежели по окончании вышеписанного дела со стороны Китайского государства какие неприятельские набеги учинятца. /л. 4/ [397]

И по оной ево Ланговой промемории послан из-Ыркуцка в Нерчинск и в Селенгинской дистрикт к земским камисаром его императорского величества указ, чтоб они имели всякое опасение и осторожность неоплошно стороны китайского хана и проведывали бы про всякие тамошние степные китайские состояние, и описали бы о том в-Ыркуцкую провинцию. А в-Ыркуцку служилых людей малое число, и те все в посылках за его императорского величества казнами, и Иркуцкой провинции в гародех и в дистриктах за делами, а иных поверстал бурмистр Михайло Сухой в посад. /л. 4об./

Вышеписанного ж генваря 31 дня в отписке из Селенгинска от дворенина Стефана Фефилова в Тобольскую губернскую канцелярию написано:

722 году декабря 11 дня по его императорского величества указу и данной инструкции в Тобольску из губернской канцелярии повелено ему, дворенину Фефилову, в Селенгинску о новых из Мунгальской землицы выходцах следовать и розыскать, и с того розыску зделать и написать краткую выписку и послать обретающемуся в Китайском государстве при дворе богдыханова величества господину агенту Ларенцу Ланге с указом его императорского величества, которой ис Тобольска с ним, Фефиловым, к нему, агенту, послан и в Селенгинску ему вручен. /л. 5/ И по вышеозначенному его императорского величества Иркуцкой провинции ис канцелярии стольник и воевода господин Полуехтов с товарыщи прислал с промемориею с переписных книг новых мунгальских выходцов, сколко в Селенгинску обретаетца и в Селенгинску ис приказной избы, копии.

И призвав селенгинских ясачных иназемцов тайшу, зайсанов, шуленег и ясаулов о следовании и розыску на съезжем дворе его императорского величества указ объявил с прикладыванием рук, чтоб они, иноземцы, вновь выходцов объявили всех без утайки.

И Окин-тайша при объявлении его императорского величества указу явил себя и с улусными ево людьми и других семь тайшей Иркы-контачи с товарыщи с улусными ж их людьми, которые заключены мирными договоры, что быть им в стороне его императорского величества; /л. 5об./ а после заключения состоявшаго мира в 200 году (1691/92 г.) и ис под державы его императорского величества из Селенгинска в Мунгальскую землицу перешли и держим был в Мунгальской землице 2 года и больши и в Селенгинск вышел в 203 году (1695/96 г.) с улусными ево людьми. А кто имины с ним вышли, улусным ево людем, и что имеет при себе дворовых своих людей, объявил доношение на мунгальской письме. И по доношением и другие зайсаны Атаганова и Сартолова роду объявили в улус к ним из Мунгальской землицы вышли имянные реэстры.

И по переписным иркуцким и селенгинским книгам и мунгальским реестром в Селенгинску на съезжем дворе 395 человек, окроме жен и детей их, допрашиваны. /л. 6/

А в допросех явили себя из вышеозначенного числа 79 человек при заключении состоявшаго мира между его императорским величеством и хана китайского в то время в стороне его императорского величества в Селенгинску не были, вышли в Селенгинск после состоявшего мира в разных годех. И явили на себя в Селенгинску положенные ясаки 13 человек. А о положении ясаку на таких новых мунгальских выходцов присланных ис Тобольской губернской канцелярии Иркуцкой провинции его императорского величества указов в Селенгинску в приказной избе не показано, накладывали на них, новых из Мунгальской землицы выходцев, посланные ясашные зборщики. Да три человека у вышеозначенных [398] тайшей и зайсанов в холобстве по их иноземческому обыкновению купленые и отданые от тайшей им в Мунгальской землице. /л. 6об./

А Окин-тайша и зайсаны с улусными их людьми, 316 человек, в допросех явили себя при заключении состоявшаго мира между его императорского величества и хана китайского в то время в стороне его императорского величества в Селенгинску в ясашных платежах были и отцы и деды их.

И по их допросам в Селенгинску в приказной избе с выходными и платежными ясашными книгами по 200 год (1691/92 г.), которого году бежали в Мунгальскую землицу, и которые надлежат имать справки и в-Ыркуцк писали вторично, что надлежит, и из-Ыркуцка заморским путем ноября по 15 число не ответствовано. /л. 7/

Пять человек явили себя при заключении состоявшегося миру бытностию в Нерчинску в ясашных платежных. В Нерчинск писано. А из Нерчинска в Селенгинск на съезжей двор ответствовано: по справке де в Нерчинску в канцелярии лета от сотворения мира 7197 году (1689 г.) с окладными ясашными книгами, которые за рукою в бытность в Нерчинску стольника и воеводы Ивана Власова имянами вышеозначенных по реэстру пять человек в ясашных платежах, не сысканы.

А о других таких, которые явили себя бытностию в ясашных платежах в-Ыркуцк и в Нерчинск, в канцеляриях и в других острогах в приказных избах требуют подлинных справок.

И какие справки иметь будут и вышепомянутых выходцов семидесяти девяти человек, и в Нерчинск которые пять человек в-ымянах не сысканы, и впредь что таких явитца, /л. 7об./ а в-ынструкции в 3-м пункте присланным заргучеем отдавать велено, и как из-Ыркуцкой провинции ис канцелярии и в Селенгинску и в Тункинском острогах в приказных избах справку получат, исчисля по выходным ясашным платежным книгам, сколко из Селенгинска ясашных в Мунгальской землице в бегах обретаютца, и окончав надлежащую выписку, к отведствию господину агенту Ларенцу Ланге подаст в Селенгинску в 724 году в генваре месяце.

Князь Семен Козловский.

По листам и под текстом: Писарь за секретаря Иван Злобин. Смотрил Федор Неволин.

АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1724 г., д. № 2, лл. 2-7 об. Подлинник.


Комментарии

1. Экстракт был прислан в Коллегию иностранных дел при доношении сибирского губернатора С. Козловского (АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1724 г., д. № 2 л. 1).