№ 39

1707 г. сентября 1. — Указ Сибирского приказа о назначении московского дворянина Ф. Р. Качанова к надзору за продажей «заповедных» товаров и за выполнением запрета проезда в Цинскую империю

/л. 1/ 1707-го сентября в 1 день. По указу великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, генеральный президент и сибирских провинцей судия, князь Матвей Петрович Гагарин с товарыщи приказали:

Прежнему илимскому воеводе Федору Кочанову быть в-Ыркуцком, в Нерчинском и в уездех тех городов для смотрения в тех и в-ыных уездех всякого воровства, чтоб нихто ис тех городов и уездов, также и из-ыных сибирских городов в Мунгалы и в Китаи ни за каким делом не ходил, также и иноземцов бухарцов отнюдь в сибирские городы против прежних указов не пропускали, и заповедную рухлядь из города в город нихто б, руские люди и иноземцы, утайкою не провозили, и над винным куреньем и над табачною продажею чтоб нихто мимо государевых кружечных дворов вина не курили, и вином и табаком не торговали 1, и в Китаи и в Мунгалы воеводы служилых и торговых и никаких людей ни для каких дел не посылали. А иркуцкого табачного промышленника Алексея Евреинова без указу великого государя из Сибирского приказу от того дела, х какому он определен, не отъимать. А естли и за ним явитца какое воровство, о том велеть вскоре писать к Москве. А протчих всех [96] голов /л. 1об./ и целовальников и ото всяких дел, да кого дело будет, отъимать и розыскивать всячески.

И буде до ево, Федорова, в те городы приезду в Китаи или в Мунгалы хто ездил после Григорья Осколкова, и ему, Федору, про то розыскивать накрепко. И буде по розыском явитца, что в Китаех был или в Мунгалы ездил, и у тех за такую вину дворы их и животы взять на великого государя все бесповоротно. И тех людей держать до указу за караулом или за поруками для того, что по имянному ево великого государя указу посланы во все сибирские городы ево великого государя грамоты к воеводам, чтоб отнюдь ни за какими делами в Китаи и в Мунгалы не посылали и никого не отпускали, и чтоб нихто по воевоцким отпуском и без отпусков не ходили. И о том потому ж писать и те розыски и взятые пожитки с-имянными росписьми (что чего у кого тех пожитков взято будет) присылать в Сибирской приказ вскоре с казенщиками.

А в-Ыркуцку и в Нерчинску и тех городов в уездех всяких чинов людем велеть ему, Федору, быть послушным. И о том в те городы к воеводам и к Федору Качанову (В тексте ошибочно: Качалову) послать великого государя грамоты, а с воевоцких грамот послать к нему списки за дьячьею приписью. И с теми грамотами послать из Сибирского приказу наскоро до Иркуцка двух человек драгун на заводных подводах.

А буде чьи пожитки за вышеписанные вины взяты будут /л. 2/ вскоре и те пожитки прислать к Москве, взяв у воевод провожатых, с посланными драгуны.

А буде кто явитца, что был в Китаех и в Мунгалах, а будут очищатца воровски, что бутто по пропускам воевоцким или за какими делами, и бутто до присылки того указу были отпущены за делами или с торгами ходил, таким отнюдь верить не велеть, а того велеть смотреть, кто после Григорья Осколкова был в Китаех или в Мунгалах, те против указу великого государя все виновны.

И о даче подвод в Ямской приказ послать память.

Да ему ж, Федору, велеть взять в Удинском у казачья головы у Андрея Афонасьева сына Бейтона 50 человек удинских казаков из молодых людей нарочных, а велеть им для всякой посылки и взятья быть у него, Федора. А великого государя жалованья велеть давать им по-прежнему из иркуцких доходов в Удинском.

И в таможенных зборех над головами в-Ыркуцком, и в Нерчинском, и на Селенге, и в Удинску — везде смотреть накрепко, також и над целовальники в иных городах, чтоб везде искоренил всякое воровство.

Против сего послать вскоре великого государя грамоты 2.

ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, оп. 5, д. № 1190, лл. 1-2. Отпуск.


Комментарии

1. В начале XVIII в. в связи с возросшими государственными расходами правительство России пошло на расширение государственных монополий. В 1705 г. государство монополизировало продажу табака и соли, цены на которые были подняты вдвое; в 1707 г. — дегтя, рыбьего жира и др., в 1709 г. — щетины. В 1719 г. большинство монополий было ликвидировано, свободная торговля табаком разрешена с 1727 г. (Очерки по истории СССР. Период феодализма. Первая четверть XVIII в. М., 1959, с. 133; С. М. Троицкий. Финансовая политика русского абсолютизма в XVIII в. М., 1966, с. 150-178).

2. 6 сентября 1707 г. были посланы грамоты самому Ф. Р. Качанову, а также иркутскому воеводе Л. А. Синявину, 9 сентября — нерчинскому воеводе Ф. П. Мусину-Пушкину, предусматривавшие круг обязанностей Качанова. Однако вскоре взамен этих, грамот по городам были разосланы новые, от 13 и 15 сентября (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, оп. 5, кн. 1185, лл. 1-2; кн. 1190, лл. 3-18; Архив ЛОИИ СССР, ф. Иркутская воеводская изба, д. 236, лл. 1 об. — 2 об.).

31 октября 1707 г. последовало несколько новых грамот — Качанову, Синявину к якутскому воеводе Ю. Ф. Шишкину — с повторением сентябрьских документов. (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, оп. 5, кн. 1185, лл. 3, 4, 5-6, 9-10. Отпуски).

30 апреля 1708 г. в Сибирский приказ была послана ответная отписка из Иркутска, в которой воевода сообщал: «С прошлых 706 и никогда в Китай, и с 707 году мая с 10 числа в Мунгалы, в степь и за границу из Иркуцка и Иркуцкого присуду ис пригородов и острогов служилых и торговых и никаких чинов руских людей и ясачных твоих великого государя иноземцев не токмо для торгу, но и за твоими великого государя ни за какими нужными делами мы, холопи твои, не отпускали» (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, оп. 5, кн. 1190, лл. 31-31 об.). Осенью 1708 г. Качанов выслал в Москву из Енисейска партию конфискованных и купленных им китайских товаров (ЦГАДА, ф. Сибирский приказ, оп. 5, кн. 1288, лл. 3-6, 21-22).