№ 213

1722 г. июля 20. — Определение Коллегии иностранных дел о посылке сибирскому губернатору А. М. Черкасскому указа по поводу выдачи маньчжурским властям перебежчиков-табунгутов

/л. 6/ 1722 году июля в 20 день. В Государственной коллегии иностранных дел решено послать указ в Сибирскую губернию губернатору князю Алексею Михайловичю Черкаскому с товарищи 1 следующего содержания.

Прошлого 1721 году декабря 5 дня в Коллегии иностранных дел получено ваше доношение сентября от 30 дня того ж 1721 году (См. док. № 188 и комментарий к нему), в котором писано, что июля 3 дня того 1721 году в письме из-Ыркуцка лейб-гвардии капитана и чрезвычайного посланника Льва Измайлова написано:

В бытность ево в Пекине получил он письмо ис Трибуналу китайского иностранных дел генваря 2 дня, в котором объявлено ему, что подданных богдыханова величества мунгал с 700 человек бежали в сторону его императорского величества. И требовали от него, чтоб для сыску и отдачи тех беглецов с их заргучеем послать ему указ к пограничным его императорского величества управителем; и ежели оного неучинит, то и на ево предложении никакова решения чинить не хотели. И по тому их требованию отправил он /л. 6об./ ис Пекина от гвардии салдата с письмом с-ых заргучееми, которые посланы до границы — один для приему Истопникова с караваном, другой просить о беглецах. И по отправлении оных договорились с китайцами агента Лоренца Лангу при дворе богдыханове оставить, задержанной караван принять и впредь караваном ходить без удержания. А вновь договору о купечестве против данной ему инструкции ис Комерц-коллегии окончать не хотели, покамест о беглецах и о других пограничных делах, о которых они преж всего в Сибирь посылали, решение учинено не будет.

А между тем времянем, чтобы не было остановки торговым людем, которым позволено будет торговать с Китаи, зделали по 100-у печатей, с которыми вольно, объявя на границе, ходить без удержания.

А июля де 17 дня из-Ыркуцка Степан Ракитин писал к вам, что из Мунгальской землицы вышли в Селенгинск под владение его императорского величества иноземцов мужеска и женска /л. 7/ полу 727 человек. А по записки де их и по справке в Селенгинску в приказной избе — оные выходцы преж сего были в Селенгинску в ясашном платеже в Табунуцком роду и запослованы в договорных статьях по Селенгинску. А ясак платили они, а других отцы и братья, в четыре года. И до указу его императорского величества отданы они кочевать того же Табунуцкого роду к Окин-тайше в близости. А в том де числе явилось вновь, кроме старинных, мужеска полу одиннадцать человек, женска — пять человек. И они де тех выходцов принять, також и назад в Мунгальскую землицу отдать, без указу не смеют.

И дабы вам повелено было определить указом его императорского величества оных иноземцов, которые запослованы в договорных статьях и были в Мунгальской землице и из Мунгальской землицы ныне вышли в Селенгинск, и которые явились вновь, кроме старинных, — и тех всех ли к китайскому хану отдавать. И что /л. 7об./ и в Правительствующий Сенат о том доношение выше послано ж. [343]

Також после того о том же деле получены ваши еще два доношения от 17 февраля и от 13 апреля сего году.

И по вышеписанному первому вашему доношению справливалось в Коллегии иностранных дел з договором мирным, каков постановлен у его императорского величества с китайским ханом чрез послов с обоих сторон: с российской стороны чрез боярина Федора Алексеевича Головина с товарыщи, а с стороны китайской чрез Самгата, надворных войск начальника и советника, с товарыщи на съезде на рубеже близ Нерчинска в 7197 году (1689 г.).

А в том договоре в 4-м пункте написано:

Беглецы, которые до сего мирного постановления как с стороны его императорского величества, так и с стороны богдыхановой были, и тем перебезчикам быть во обоих сторонах безрозменно. А которые после сего постановленного миру перебегати будут, и таких беглецов без всякого умедления отсылати со обоих сторон без замедления к пограничным воеводам. /л. 8/

И февраля 26 дня нынешняго 1722 году ис Коллегии иностранных дел о всем вышеписанном подано в Правительствующий Сенат доношение, при котором для учинения во оном решения [о] вышедших из Мунгальской землицы в Селенгинск иноземцах, сообщена с помянутого договора, учиненного в 7197 году (1689 г.) между его императорским величеством и хана китайского, копия.

И сего июля 5 дня в Коллегии иностранных дел получен его императорского величества указ из Правительствующаго сената (См. док. № 211), в котором написано (Дальнейший текст до конца листа отчеркнут на полях черным карандашом.. Напротив пометка красным карандашом: N. В.), что в нынешнем 1722 году апреля 12 дня его императорское величество, будучи в присудствии своем в Сенате, по докладной выписке и доношению из Иностранной колегии и по известию из Китай от Измайлова (См. док. № 186), указал: которые подданные хана китайского вышли в сторону его императорского величества после договорных пунктов, тех отдать, и впредь которые придут — не принимать, но отдавать; и о том к ним писать, а которые пришли до мирного /л. 8об./ трактата, тех не отдавать.

И понеже в доношениях ваших о вышерзначенных иноземцах, вышедших из Мунгальской землицы в Селенгинск, какие оные, написано неизъяснительно (Напротив на полях пометка красным карандашом N . B.), но зело темно, а имянно, что они запослованы в договорных статьях по Селенгинску, которой толь речи краткой растолковать подлинно невозможно, того ради надлежит вам послать немедленно в Селенгинск нарочно кого доброго и велеть оному тамо подлинно о помянутых иноземцах изследовать и розыскать, когда договоры междо его императорскаго величества и хана китайского в лето от сотворения мира 7197-го августа 27 учинены (1689 г.), в которой стороне тогда оные или отцы их были — в его императорского величества или хана китайского. И ежели они в то время жили в землях его императорского величества, то в котором году после заключения вышеозначенного договору в сторону китайского хана перешли и долго ль тамо жили; и когда оттуду паки в Селенгинск возвратились, /л. 9/ и сами ль те ушедшие или дети их, которые тамо может быть породились.

И ежели по розыску и изследованию явитца подлинно, что оные или из них некоторые при учинении помянутых договоров с ханом [344] китайским в стороне его императорского величества не жили, но были в землях хана китайского (Дальнейший текст до конца фразы отчеркнут на полях черным карандашом напротив пометка: N. В.), а пришли оттуду после заключения оных договоров хотя малое время спустя, то их отдавать в сторону хана китайского без задержания; и впредь таких перебежчиков ис Китайского владения отнюдь не принимать, но пока туда отсылать к пограничным управителем.

А буде вышеупомянутые иноземцы, хотя они и уроженцы владения китайского хана, во время заключения оных договоров были в стороне его императорского величества и уже после учинения тех договоров в земли хана китайского перешли, и оттуда паки в Селенгинск возвратились сами или дети тех ушедших, то их /л. 9об./ в сторону хана китайского отдавать не надлежит.

И в таком случае отправить вам немедленно в Пекин нарочно посланного к агенту его императорского величества Лоренцу Лангу с письмом своим, в котором потребно изъяснить о тех иноземцах имянно (Дальнейший текст фразы отчеркнут на полях черным карандашом): где они при заключении договоров жили, и потом в котором году с стороны его императорского величества в землю хана китайского перешли. И чтоб он, агент, представил хану китайскому, что понеже оные иноземцы (ежели то по изследованию совершенно явитца и доказать возможно будет) во время заключения между его императорского величества и им, ханом, договоров /л. 10/ жили в стороне его императорского величества, а перешли в землю его ханову после заключения оных; и тако он, хан, сам разсудить может, что по силе вышеозначенных договоров отдавать их в сторону его не надлежит, ибо в тех договорах имянно изображено в 4-м пункте, что беглецы, которые до того мирного постановления как с стороны его императорского величества, так и з стороны его, хана китайского, были, тем перебещиком быть во обоих сторонах безрозменно, но которые после того постановленного миру перебегать будут, и таких беглецов постановлено отсылать со обоих сторон к пограничным воеводам; что с стороны его императорского величества по тому договору чинить и престерегать всем пограничным управителем неотменно повелено. И что его императорское /л. 10об./ величество уповает (Дальнейший текст до слов дабы тем мирным договором, которым со обоих отчеркнут на полях черным карандашом), что его ханово величество сам, яко мудрый и правосудный государь, разсудить изволит, что его императорскому величеству не для тех людей, в которых его величеству нужды нет, оных возвратить не пристойно, но для того, дабы тем мирным договором, которым со обоих сторон свято содержаны быть надлежит, не учинить повреждения. А ежели с стороны их доказано будет (Дальнейший текст до конца фразы отчеркнут на полях черным карандашом), что те люди до мирного договору в его императорского величества владении не бывали, то его императорское величество готов оных повелеть всех отдать безпрекословно.

И тако сим образом пристойнее будет хану китайскому о помянутых людех, ежели они по договору в сторону его императорского величества надлежат, ответ учинить, нежели присланным /л. 11/ от него, хана, в Селенгинск в том вдруг отказать. И для того надлежит вам тем присланным ис Китай, ежели они еще за тем в Селенгинску живут, приличным образом (когда об оном деле к агенту Лангу посланного от себя с Письмом отправите) объявить, что писано ко оному агенту, велено ему о том всем при дворе хана китайского надлежащее представление и окончание учинить. [345]

И что у вас по сему его императорского величества указу учинено будет, о том вам доносить немедленно в Коллегию иностранных дел.

Канцлер граф Головкин.

Барон Петр Шафиров.

По листам и под текстом скрепа: Обер-секретарь Иван Юрьев.

Р. S. При сем прилагается копия с вышепомянутого договору, учиненного между его императорским величеством и богдыханом китайским чрез полномочных послов обоих сторон в 7197 году (1689 г.), для ведома вам, ежели оного у вас не обретается.

АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1722 г., д. № 2, лл. 6-11. Подлинник.


Комментарии

1. 24 июля І 722 г. на основании определения был послан указ сибирскому губернатору А. М. Черкасскому (АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1722 г., № 2, лл. 12-21), который был получен в Тобольске 13 декабря 1722 г. (там же, л. 34).