№ 176

1720 г. июля 20. — Лист Лифаньюаня сибирскому губернатору А. М. Черкасскому с жалобой на действия русских торговых людей в Пекине и русских подданных в пограничных районах 1

I. Текст на русском языке.

/л. 6/ И с Посольского мунгальского приказу послан лист к руском Сибирском регном губернатору князю Алексею Черкаскому.

Нашего посланно в Селенгинско[й] ицихяря гафан Тулишин ево явлено в письме: слышно ваше порубежные городы воевод, сибирское губернатор Гагарина их всех изымали, взяли; в нашем государство с торгом годят камисары, не против наказания делают, на порубуже людей из нашего большее государство посланные листы для опоздали вины чинить взяли их. Едак слышали, что во время ставить нельзя. Поетому для нашего большего государства дела вины чинят слышали, лист не посылать нельзя. Мы обоих государство по вере сошилися, говоренно. С тово в добром миру годили мнокие годы. С торгом комисары рядом приезжают торговать, торговые люди нашем большем государство приедут, впрямь не против наказание делать станут у нас здеся. Дако ж де вины чинят льзя же виновные дела лист пошлем.

Прежде вашие люди были здеся, в Карчин земли 2 ездили, человека зарезал. Нашего порубежново место по свое воли пришли, дворы строят 3. Етех дела дако ж де к вам листы посланно было.

Ете все прошлого, долько дело малые. Торговые люди промежу ли живота стыру бывает — малое дело. Не долько вашие люди, в нашие большом государстве люди також де есть, тово к чему дело ставить?

Еще ваши порубежные Селенгинско, Удинско, Ркуцко, Нерчинско, ете городы воеводы, сибирское губернатор Гагарин о немнокие годы у нас на порубеже никакие дела не было сюды. И к вам всякие листы посылаем, дела неотныжде не опоздали. Ныне Гагарина и воеводы вашего государства не против наказание делали, как вины чинить. Мы тово приниматьца льзя ли. А ежели для нашево государство не против наказание порубежные людей дела опоздали, едак и вины чинить не подобает. Для ето етот лист и льзя.

Вашего государство посланик дожидатца о послать бы дорога дальное, дни опоздать будет. Для ето нашем величеству, богдоскому царю, доложили. Вашего послальника принимать настречю посланы заркучеям, и оданно, взяли вашем в Селенгинском воеводам отдать, наскоре к тебе отвезли бы.

Для етово дело нарошного послали.

Мирного поставлення в 59 году, в 6 месяцу, в 27 числе (1720 г. июля 20).

На л. 8 об. отметка о подаче: Получено при доношении сибирского губернатора, господина князя Черкаского, ис Тобольска отправленном генваря от 12 дня, а в Санкт-Петерзбурге полученном февраля 8 дня 1721 году 4.

АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1721 г., д. № 1, л. 6. Копия. [302]

II. Перевод с латинского языка

/л. 9/ Перевод с латинского письма, полученного при доношении сибирского губернатора, господина Черкаского, ис Тобольска отправленного генваря от 12 дня, а в Санкт-Питербург принятого февраля 8 дня 1721 году.

Трибунал Лифан Черкаскому, его величества российского первенственному над Сибириею губернатору.

Мандарин Тулишинг, которой от нашего Трибунала к государственным границам к городу Чукупанхингу был посылан, в отписке своей доносил нам, слышал он, что ваши порубежных мест управители и первенственный сибирский губернатор Гагарин взяты и отсюды отвезены; /л. 9об./ також де, что ваши купцы, которые в наше Китайское государство ходят с комисаром своим, против наших прав и уставов преступление учинили. И кроме того он же пишет, что генерально от собственных ваших подданных до рубежей нашего империя разглашается, будто оные взяты и к розыску высланы за то, что они во отправлении писем к великому нашему империю медление чинили.

И хотя такие ведомости довольнаго фундамента не имеют, ибо точию от слуха чюжих слов донесены, однакож понеже оные касаются к делам и к нарушениям прав нашего великаго империя, то не могли оставить нам о том не донести.

Оба наши империи со обоих сторон между собою с благоразсуждением сходной мир /л. 10/ постановили. И дабы оной во взаимной дружбе содержан был, то купцы ваши с своими комисарами ради купеческих дел чрез многие прешедшие годы часто сюда приходили. А когда из оных некоторые в нашем империи противное что нашим статутам чинят, та нам надлежит им за то пристойное наказание наложить, но при том о причинах наложеннаго на них наказания мы письменное сообщение вам чинить будем.

Напредь сего из ваших некоторые пришли в область Карчинскую, где убивство учинили. А ныне також зашедших в рубежи империя нашего по собственной своей воли жилищи себе построили и другие подобные тому дела делать дерзнули, о которых к вам прежде сего писали. Но понеже сие все старое и от подлаго купеческаго народу ради корысти и прибыли своей чинено, и не точию /л. 10об./ от ваших, но и от наших таких же подлых, того ради мы такие дела, яко ни во что почитаем.

А наипаче, что ваших границ управители в Чукупайхинге, в Утепайхинге, в Ергоноче (Напротив на полях: В Селенгинске, Удинске, в Нерчинску) и в других тамошних местах магистраты и Гагарин, первенственный Сибирии губернатор, чрез многие минувшие годы никакова озлобления или затруднения около наших рубежей не чинили, но и письма, с единой и другой стороны посыланные, никогда удерживаны не были. А ныне, ежели Гагарин и протчие пограничные ваши управители в чем против уложения вашего государства погрешили, и за оное како истязаны быть имеют, до того нам дела нет.

Буде же до того идет, что преступление учинено против статутов /л. 11/ нашего империя, или буде которые люди, отбывая на границах империя, нашим Делам вред приключили, то видится, что не в вашей власти быть надлежит им за то наказание определить.

Сие письмо отдано быть имело российского величества посланнику, которой к нам едет, дабы он с собою отсюда его отвез. Но понеже путь есть зело дальной и от умедления могло б произойти какое несходство, того ради о сем деле мы покорно донесли крайнему и мудрейшему [303] нашему монарху, которой определил навстречю вашего к нам едущаго посланника послать префекта или воеводу чархуцкаго с протчими. Он сие письмо немедленно довезет к вашему управителю в Чукупаихинг для отослания потом и до вас.

Из Камха лета 59-го, луны 6-й, дня 27-го (1720 г. июля 20).

АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1721 гг., д. № 1, лл. 9-11. Перевод с латинского яз. переводчика Коллегии иностранных дел Андрея Васильева.

Копия текста на латинском яз. — Там же, лл. 7-7 об.

Копия перевода. — ЦГАДА, ф. Сенат, оп. 7, кн. 373, лл. 604-606.


Комментарии

1. Речь идет о русских подданных, находившихся в ведении воевод и приказчиков Нерчинского, Селенгинского, Удинского и Иркутского острогов.

2. Имеется в виду южно-монгольское княжество Хорчин, располагавшееся, в бассейне реки Наоцзян. После недолгого сопротивления оно было подчинено еще при Нурхаци, так как его земли примыкали непосредственно к владениям ранне маньчжурского государства (И. С. Ермаченко. Политика маньчжурской династии Цин в Южной и Северной Монголии в XVII в. М., 1974, с. 23, 25, 30, 35-36).

3. Эти заявления цинского правительства были вызваны строительством русских крепостей на озерах Ямыш и Зайсан. Указанные географические пункты не имели никакого отношения к «порубежным местам» Цинской империи, которая на северо-западе еще только развертывала экспансию против Турфана, Хами и Джунгарского ханства. Поэтому русское правительство решительно «отклонило все маньчжурские жалобы, касавшиеся постройки русских крепостей на оз. Ямыш и оз. Зайсан, на том основании, что эти крепости расположены далеко в глубине русской территории, необходимы для защиты русских подданных от грабительских набегов центральноазиатских кочевников и находятся слишком далеко от Пекина, чтобы составлять угрозу маньчжурам» (М. Мancall. Russia and China. Their Diplomatic Relations to 1728. Cambridge, Mass., 1971, c. 220).

4. Листы на русском и латинском языках были получены А. М. Черкасским 11 Января 1721 г. от посланного Л. В. Измайловым гонца. 12 января губернатор отправил в Коллегию копии документов и просил «дабы повелено было об ответствовании к китайскому Сенату против тех присланных их листов определить указом его царского величества в Коллегии иностранных дел, чтоб впредь от них какого помешательства не было». Доношение Черкасского было получено в Коллегии 8 февраля 1721 г. (АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1721 г., д. № 1, л. 5).

25 февраля 1721 г. Коллегия приняла решение о посылке копий листов для сведения в Сенат, куда они и были направлены при ведении того же числа (АВПР, ф. Сношения России с Китаем, 1721 г., д. № 1, лл. 12-13 об.).

Здесь же, в Коллегии, был изготовлен новый перевод текста, написанного на латинском языке. Пересылая его Черкасскому 27 февраля 1721 г., Коллегия указала на причины повторного перевода: «Понеже перевод пред присланным от вас переводом справедливее и вразумительнее» (там же, д. № 2, лл. 16об. — 17). Для сведения копия нового перевода была послана также в Сенат (ЦГАДА, ф. Сенат, оп. 7, кн. 373, л. 595).