№ 150

1719 г. июня 4. — Инструкция, данная из Коллегии иностранных дел посланнику Л. В. Измайлову

/л. 34/ Инструкция капитану от гвардии Льву Измайлову, по которой он имеет ехать от его царского величества к китайскому богдыхану.

И туда прибыв, чинить:

1. Ехать ему от его царского величества к китайскому богдыхану в чине чрезвычайного посланника с отправленною с ним его царского величества к нему, китайскому хану, грамотою верющею, с которой ему, капитану, приобщается список. Також ему для его известия сообщаются списки с договору, каков учинен у его царского величества с Китайским: государством через ближняго боярина Федора Алексеевича Головина, и протчих, посыланных от его царского величества к хану китайскому, статейные списки, /л. 34об./ как они тамо приниманы и какое дело имели. И ехать ему, чрезвычайному посланнику, чрез Сибирь как скоро возможно. А об отправлении его царского величества городами в подводах и в протчем даются ему его царскаго величества указы.

2. А приближась к границам Китайского государства, послать к пограничным управителем со обвещением о приезде своем, и что он послан от его царского величества к их государю, богдыханову величеству, в чрезвычайных посланниках ради подтвержения и укрепления между обоими государи и их государствы и подданными дружбы и доброй пересылки; и для того б они, пограничные управители, /л. 35/ донесли об его прибытии своему государю, его богдыханову величеству, и его б, чрезвычайнаго посланника, приняли с подобающею честию характера его и отправили б по обыкновению со удовольством к его богдыханову величеству, где обретаетца, без удержания. [...] /л. 35об./

4. А прибыв к богдыханову величеству, где его резиденция обретаетца, требовать, дабы ему прием учинен был по достоинству, как прежде сего присланных от его царскаго величества принимали, со всяким /л. 36/ почтением характеру его, объявя о себе из ближних ханских людей, кому надлежит, что он прислан от его царского величества к богдыханову величеству ради подкрепления прежней дружбы и объявления доброй пересылки, как о том уже им от пограничных их управителей известно, понеже он по прибытии своем к границам их государства о том их управителем объявление учинил. И смотреть ему того, чтоб ему прием был учинен с почтением противу характера его, и дабы не было в чем предосуждения высокой чести его царского величества. И как ему, /л. 36об./ чрезвычайному посланнику, оный прием будет учинен, и где и на каком дворе будет поставлен, учинить записку впредь для примера.

5. Потом требовать через пристава, которой ему от его богдыханова величества придан будет, дабы он ближним людем хановым донес, чтобы они доложили ханову величеству, дабы он, чрезвычайной посланник, к его ханову величеству без продолжения времяни на аудиенцию был допущен. И надлежит ему, чрезвычайному посланнику, прежде розведать каков ему прием на аудиенцию будет учинен, и не предосудителен ли оной будет характеру /л. 37/ его, и не ко умалению ль чести его царскаго величества. А как прежним посланным от его царскаго величества аудиенция у ханова величества давана была, також каков прием был на аудиенцию у шаха персицкого ныне в недавном времяни его царского величества посланнику Артемью Волынскому учинен, о том ему приобщается известие. И буде он, чрезвычайной посланник, усмотрит и уведает, что ему, паче [192] чаяния, прием на аудиенцию будет учинен с какою отменою и не по достоинству характера его, и тогда ему прежде о той аудиенции договариватца с ближними людьми и требовать, чтоб ему оный учинен был по достоинству /л. 37об./ характера его без всякой отмены, понеже он прислан от его царского величества к его богдыханову величеству ради подкрепления и содержания прежней дружбы между обоими государи и их государствы и подданными. И при том тогда представлять на пример им, что какой ныне в недавном времяни у его шахова величества персицкаго его царскаго величества посланнику Волынскому прием з должным почтением ради дружбы и приязни с его царским величеством был учинен, и что его царское величество его, чрезвычайного посланника, послать изволил к его ханову величеству, будучи в надежде на его к себе дружбу и приязнь. И искать к тому их склонить через тамошних езувитов, предъявляя им, что ежели они /л. 38/ в том и в другом, что к пользе царскаго величества, при том учинят, то будет царское величество их социетету воздавать во всяких случаях милостию своею, и позволено им будет иметь позволение через наших людей посылать письма чрез Сибирь, також и иные многие в государстве его царского величества вольности получат. И говорить китайцом, ссылаясь на них, езувитов, с какою честию цесарь римской и иные великие монархи его царского величества министров принимают, и что в том никакого предосуждения чести его богдыханова величества не будет, ежели от такого великого монарха министра с почтением примет, но что то обыкновенное учтивство междо такими монархами есть, /л. 38об./ и взаимно б тож от его царского величества воздано было, ежели б его богдыханово величество к его царскому величеству кого послать изволил. Однакож, ежели ни на какую отмену в церемониях склонить китайцов не может, то ему объявить, что прислан он от его царского величества к богдыхану не для споров, но для утвержения дружбы, и для того будет повиноваться воле его и уповает, что он для своей чести, и почитая его царское величество велит в том поступить с ним по достоинству и дружбе на аудиенции по их определению.

6. Что ежели станут у него, посланника, требовать ведать наперед, каким образом с ним его царского величества грамота писана, /л. 39/ и с подобающею ль честию имяни и титл богдыханских (ибо преж сего в том спор был, и по принятии те грамоты царского величества отданы были назад, объявляя, что будто в том, что царского величества титло написано прежде богдыханского, есть предосуждение хану), и ему список з грамоты, списав слово в слово, отдать им по-руски и с переводом латинским и объявить, что царское величество для показания своей истинной дружбы к его богдыханову величеству, велел для убежания всех споров написать к нему грамоту с одним имянем и титлом его богдыхановым, а свое токмо имя подписать сам изволил, как у его царского величества то чинится с славнейшим из европейских королей — француским, и повелел додовать /л. 39об./ ему, хану, предикат величества, хотя преж сего писано «высочество», и уповает, что его богдыханово величество взаимно его царское величество так титуловать будет и с таким почтением, как высокой его чести, яко сильного и самодержавного монарха, достоит, и как его все не токмо христианские и эвропские монархи, но и других законов, а имянно, султан турской, шах персицкой, також ханы татарской, бухарской, хивинской и протчих народов, титулуют. А буде станут говорить о поправлении впредь ханского титула, и ему принять то на доношение с объявлением, что уповает он, что царское величество все то, что резонабельно и не к предосуждению его к богдыханской чести принадлежит, соизволит, только б и с их стороны /л. 40/ его царскому величеству в том також учинено было. И домогаться потом, чтоб на ту его царского величества грамоту ему при отпуске ответная грамота, таким же или другим образом [193] написанная, прислана была, но чтоб во оной також ничего предосудительного к чести его царского величества не обреталось, но с подобающим бы почтением писано было.

7. И когда о приеме на аудиенцию у него, чрезвычайного посланника, з ближними ханскими людьми тако будет соглашенось, и день ему будет на аудиенцию назначен, и тогда ему с приданными служители, з дворяны, /л. 40об./ переводчиком и канцеляристы, убрався, ехать на ту аудиенцию к хану. И велеть переводчику его царского величества посланную с ним грамоту вести и нести перед собою. А вошед к его ханову величеству в полату аудиенции, где оный присудствовать будет, подать ему ту его царского величества отправленную с ним грамоту. И при том в надлежащих терминах его ханово величество поздравить от его царского величества. И говорить, сочиня речь пристойную, которой сила имеет в том состоять, что он, чрезвычайной посланник, прислан от его царского величества к его ханову величеству с обнадеживанием о непременной дружбе и ради подкрепления оной, и чтоб доброю пересылкою оная дружба была умножена, и что повелено ему от его царского величества /л. 41/ некоторое учинить предложение к роспространению дружбы и пользе обоих государств, и для того б его ханово величество повелел у него, чрезвычайного посланника, все то выслушать на конференциях и к тому назначить своих ближних людей, которым бы он мог о всем о том, что ему от его царского величества наказано, объявить, а они могут его ханову величеству о всем том донести и об его на то резолюции после ему, чрезвычайному посланнику, ответ учинить.

8. Когда ему, чрезвычайному посланнику, его ханово величество назначит с кем из своих ближних людей в конференции быть и тогда ему, /л. 41об./ быв со оными, первое — засвидетельствовать и уверить их о дружбе его царского величества, которую желает непременно содержать и продолжать с их государем, с его хановым величеством, и распространить комерцию к пользе обоих государств подданных, и для того желает его царское величество, дабы его величество позволил его царского величества подданным безвозбранно в земли и государства его ханова величества ездить с товары росийскими и продавать оныя в государствах и землях его ханова величества повольною ценою, також и их товары, которые подданным его царского величества будут потребны, покупать и вывозить в государство его царского величества без всякого возбранения повсягодно. /л. 42/

9. И ежели будут ближние люди хановы говорить, что им в даче подвод подданным его царского величества купцам многие убытки ставятца, и ему им предложить, что ежели его ханова величества подданным в том есть трудность, то царское величество то укажет и отставит, и повелит купчинам и протчим своим подданным купецким людем ездить туда на своих иждивениях и кормах, только б дана была от его богдыханова величества свободность в найме и покупке лошадей и верблюдов на границах, також и для людей харчю и конских кормов, и дабы повелено было оным товары продавать повольною ценою, и так на обе страны по обыкновению купечество будет без всякого убытку уездным людем /л. 42об./ и государственной казне, как обычай меж всеми протчими государствы; а ежели случитца на обе страны как от его царского величества, так и от его богдыханова величества послать послов, или посланников, или других посланных для каких дел, и тем надлежит на обе стороны давать подводы и кормы для почитания монаршеской чести, как то обычайно есть и в других государствах, и чтоб потом уже росийским купецким людем в государствах его богдыханова величества свободность была торговать, где они и с кем похотят, и быть тамо без определения времяни, как могут тем торгом управитца, как взаимно его царское величество и [194] подданным его богдыханова величества в землях своих торговать /л. 43/ с такою ж вольностию позволить. И представлять им, что ис того свободного купечества на обе стороны может превеликая прибыль обоим государем быть, и подданныя обоих государств из сего купечества могут пользу и плод иметь, а казне обоих государств может быть ис того пополнение. И ежели за благо разсудят, то может он с ними на таком основании и договор о купечестве сочинить.

10. И притом им, ближним людем, представить, что понеже его царскому величеству известно, что между подданными его царского величества, которые приезжают в их государство, /л. 43об./ и между его ханова величества происходят иногда несогласии и ссоры, и многие из подданных его царского величества от безстрашия некоторые непорядки чинят, и для прекращения тех несогласей и ссор и удержания своих подданных от всяких непорядков желает его царское величество иметь при его ханове величестве своего агента или консуля, которой бы возмог такие происходящие ссоры пресекать, и иметь над подданными его царского величества команду, и их от всяких непорядков содерживать, как то обычай во всех протчих государствах, которые между собою купечество и пересылки имеют; и буде то его богдыханову величеству угодно и не противно, то имеет он, посланник, /л. 44/ указ такова человека тамо по отъезде своем оставить. И требовать, чтоб они, ближние люди, обо всем том его ханову величеству донесли, и ему, посланнику, пожеланной ответ учинили. [...]

/л. 45/ 12. Ему же, чреззвычайному посланнику, буде усмотрит к тому удобной случай, старание свое приложить, чтоб ханово величество соизволил на постройку церкви благочестивыя греческого исповедания для приезжающих подданных купцов его царского величества /л. 45об./ и для пребывания тамо священников, как то от них позволено римского исповедания священником езувитом, и на строение церкви оной дано б было место, которая ис казны его царского величества построена быть имеет.

13. Ежели станут ему о иных делех говорить, о которых ему в сем наказе не написано, и о том ему объявить, что он о том ничего становить указу не имеет, но примет то на доношение, и обнадеживает, что все то, что пристойно, от царского величества исполнено будет. Буде же станут говорить о строении вновь городов на Камышевой и Сайзине-озере или инде, и ему ответствовать /л. 46/, что всякой государь волен в своих землях для интересу своего и охранения подданных своих от набегов других народов городы строить, как и то чинить указано от его царского величества для охранения протчих сибирских городов от набегов непостоянных калмыков и казачьей орды, дабы оные внутрь его царского величества сибирских земель входить не могли; а те земли его царского величества, к Сибири надлежащие, и что Китайскому государству от того утеснения никакого и обид не может быть, ибо то от них в дальном разстоянии, и что царское величество с ними мир и поставленные по оному границы крепко и ненарушимо содерживать изволит, и в том ему, посланнику, обнадежить /л. 46об./ его ханово величество повелел.

В протчем же поступать, по тамошнему поведению смотря, и что усмотрит к высокой пользе его царского величества.

При Кроншлосе, июня 4 дня 1719 году.

Такову инструкцию подписали государственныя канцлер и подканцлер, и запечатана среднею печатью.

ЦГАДА, ф. Сношения России с Китаем, 1719 г., д. № 1, лл. 34-46 об.

Отпуск. Черновик. — Там же, лл. 58-66 об. Копия. — Там же, лл. 47-57 об.

Опубл.: H. Н. Бантыш-Каменский. Дипломатическое собрание дел между Российским и Китайским государством с 1619 по 1792 год. Казань, 1882, с. 425-432.