№ 124

1716 г. февраля 21 — Письмо сибирского губернатора М. П. Гагарина кабинет-секретарю А. В. Макарову о предложении маньчжурских чиновников относительно совместной борьбы против Джунгарии

/л. 457/ Государь мой Алексей Васильевич.

Писали ко мне ис Китай министры их, что калмыцкой владелец контайша, которого город Эркеть 1, с китайцы ссорился и послал на него войски четырьмя дорогами 2, чтоб и нам приказать своим людем ево воевать 3; а он и Аюке учинил великую обиду, и Аюкины де люди ево воевать будут же. А ведаю, мой государь, что они для того посылали ко Аюке посланцов своих и согласились на него.

И я писал к Гавриле Ивановичю 4, чтоб Аюке подтвердить письмом, чтоб со мною имел согласие, и естьли о чем буду о государевых делах писать, чтоб слушал. /л. 458/ [170]

Хотя мы, государь, ныне и ради войне их, но призываю я его в подданство к царскому величеству, о чем в 1714 и в 1715 годех к нему писал 5. И под сей случай послал же к нему о том, и подполковцику господину Букольту 6 велел же к нему посылать и людем его говорить о подданстве. И естьли он склонитца, чтоб, мой государь, Аюку мне можно было удержать.

Для бога, милостивой мой государь, в письме Акжине испишите, бутто великие мне дела приказаны от его царского величества, чтоб он поставил письмо мое в дело.

А чтоб, мой государь, китайцом требовать его мест и земель и нынешнею войною захватить от него что, и того, государь, и мнить /л. 458об./ неможно, потому что залегли великие степи безводные и никаким образом одержать китайцам неможно тех мест, которых мы требуем.

А я китайцом в войне на него отказал, потому что де тот калмыцкой владелец кочюет на сибирских землях его царского величества 7 и нам есть от него способ, и воевать его нам не для чего. Сие писал, мой государь, я для того, чтоб он о том сведя, и дал то знать и людем его, которых в Сибири немало есть, за торгом и за иным делом приежают.

Для бога, мой государь, Аюку письмом извольте подтвердить гораздо.

О сем раб твой, государя моего, Матвей Гагарин.

1716-го февраля 21-го.

ЦГАДА, ф. Кабинет Петра I, отд. II, кн. 26, лл. 457-458 об. Подлинник.


Комментарии

1. Яркенд — город в долине р. Яркенд в западной части Восточного Туркестана, принадлежавший Джунгарскому ханству. Платил джунгарскому хунтайджи дань золотом и тканями. В 30-х годах XVIII в., по слухам, насчитывал около 10 тыс. жителей. После разгрома Джунгарии маньчжурами в 1758 г. в Яркенде был поставлен камень с надписью о покорении Цинами Восточного Туркестана. (Иакинф [Н. Я. Бичурин]. Предисловие. — В кн.: Описание Чжуньгарии и Восточного Туркестана. СПб., 1829, с. XLVI; Посольство к Зюнгарскому хун-Тайчжи Цэван-Рабтану капитана от артиллерии Ивана Унковского и путевой журнал его за 1722-1724 годы. СПб., 1887, с. 235).

2. Речь идет в данном случае о разграблении джунгарами в 1714 г. хамийского каравана, шедшего в Турфан, и о последовавшем затем движении джунгарских войск в Хами. Маньчжурские и монгольские войска выступили к Алтаю, образовав там опорные сторожевые пункты. В 1716 г. маньчжурское командование создавало новые заградительные станы против джунгаров (А. М. Позднеев. Монгольская летопись «Эрдэнийн эрихэ». СПб., 1883, с. 277, 283).

3. К 1716 г. наиболее ярко выявились противоречия в интересах правительств России и Джунгарии. Продвижение русских поселений вверх по Иртышу и переход в русское подданство зависимого ранее от Джунгарии населения Барабинской степи и других прииртышских районов вызывали недовольство Цэван-Рабдана. Особенно обострились отношения сторон в связи с организацией экспедиции И. Д. Бухолца и с постройкой крепостей по Енисею (см. ком. 6 к данному док., ком. 1 к док. № 123 и ком. 1 к док. № 138). Поэтому время для обращения Цинов к сибирскому губернатору с предложением начать совместную борьбу против Джунгарии было выбрано удачно. Однако русское правительство никогда не проявляло враждебности к соседнему Джунгарскому княжеству, рассматривая его как возможный противовес агрессии маньчжуров, а также не теряя надежды на принятие джунгарами русского подданства.

4. Имеется в виду канцлер Г. И. Головкин.

5. М. П. Гагарин имеет, по-видимому, в виду отправление летом 1713 г. из Тобольска к Цэван Рабдану посольства И. Чередеева и последующую переписку сторон по поводу пограничных споров, а также листы 1715 г., связанные с постройкой Ямышевской крепости. Следует отметить, что прямого призыва к хунтайджи о принятии им русского подданства в переписке 1714-1715 гг. еще не было. Только в 1721 г. всерьез поднимается вопрос о приведении джунгаров в русское подданство. Цэван Рабдан, теснимый маньчжурскими войсками, послал в Тобольск своих послов с просьбой о принятии его в подданство. Для окончательных переговоров Петр I выслал к хунтайджи Л. Унковского. Однако в связи со смертью Сюань Е обстановка изменилась. Цэван Рабдан рассчитывал на изменение во внешней политике цинского двора и переговоры о русском подданстве прервал. (Посольство к Зюнгарскому хун-Тайчжи...; И. Я. Златкин. История Джунгарского ханства (1635-1758). М., 1964, с. 341-342; М. П. Хабаев. Из истории русско-монгольских отношений конца XVII — первой четверти XVIII века. — «Записки Бурят-монгольского государственного педагогического института». Вып. IV. Улан-Удэ, 1958, с. 71-75).

6. Иван Дмитриевич Бухолц (род. в 1672 г.) происходил из русской семьи. В 1684 г. поступил на военную службу в Преображенский полк. В 1714 г. возглавил экспедицию по Иртышу для разведки месторождений золота и постройки крепостей, в ходе которой в 1715 г. заложил крепость у Ямышевского озера (в 1716 г. она была разрушена джунгарами), а в 1716 г. — Омскую. Привлекался к следствию по делу о злоупотреблениях сибирского губернатора М. П. Гагарина, в ходе которого ему было предъявлено обвинение в сдаче Ямышевской крепости. Полностью оправдался в своих действиях. В 1724 г. был направлен на границу с Цинской империей, где после заключения Кяхтинского договора принимал участие в строительстве торговой слободы в Цурухайтуе.

В 1731 г. был произведен в бригадиры и назначен селенгинским комендантом. В 1740 г. в чине генерал-майора уволен в отставку по ходатайству Л. Ланга, который писал о нем, что он «древен и в ногах болезнь имеет» (Д. П. Фиалков. По следам Ивана Дмитриевича Бухолца. — «Известия Омского отделения Всероссийского географического общества». 1964, № 6 (13), с. 61-66; Е. Н. Евсеев. Экспедиция И. Д. Бухолца и основание Омской крепости. — Города Сибири. Новосибирск, 1974, с. 47-59; Ж. К. Касымбаев. Экспедиция Бухгольца и создание прииртышских крепостей в начале XVIII в. — «Исторические науки». Вып. I. Алма-Ата, 1974, с. 33-39).

7. Речь идет о районе соприкосновения русских и джунгарских владений в верховьях Иртыша и Енисея, а также в Барабинской степи.