№ 109

1715 г. января 22. — Грамота царя Петра 1 калмыцкому хану Аюке с отказом пропустить его послов в Цинскую империю

/л. 1/ Божиею милостию от пресветлейшаго и державнейшаго великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца, и многих государств и земель, восточных и западных и северных, отчича и дедича и наследника и государя и облаадателя, нашего царского величества, подданному верному нашему калмыцкому Аюкаю-хану з братьями, з детьми и с племянники милостивое слово.

К нам, великому государю, к нашему царскому величеству, писал ты, подданной наш, с посланцы своими, з Данжею с товарыщи, в двух листах своих: в первом просишь ты нас, великого государя, о пропуске [157] посланцов своих чрез Тобольск х Комолон-хану /л. 1об./ для покупки чаю и камок и бурметов (См. док. № 107), во втором доносишь, что ты, подданной наш, по нашему великих государей указу на бунтовщиков башкирцов посылал улусу своего Доржи, которой тех башкирцов разгромил, но башкирцы грозятца за то разорить твои подданного нашего улусы; и чтоб о том наш великого государя указ учинить. При том же приносил ты жалобу, что посланных от тебя семь лошадей в подарок к Камолон-хану в Казани и в селе Бурасе украли, и дабы повелеть нам, великому государю, о том розыскать.

И ныне посланцов твоих чрез Сибирь к Комолон-хану за некоторыми препятствиями (В тексте ошибочно: прятствиями) в тамошних странах пропустить до времяни невозможно, а впредь по усмотрению случаев в том твоем прошении надлежащее удовольство может /л. 2/ показано быть.

В намерении башкирцов к приходу для разорения твоих подданного нашего улусов надлежит тебе иметь прилежное опасение и осторожность. И ежели конечно они к улусам твоим, подданного нашего, для разорения оных придут, до того их не допускать и чинить им отпор.

А мы, великий государь, указали в таком случае казанскому губернатору в том тебе, подданному нашему, от тех башкирцов оборону дать.

А о пропалых твоих семи лошадях в Казани и в селе Бурасе указали мы, великий государь, ему ж, казанскому губернатору, розыскать.

И ежели винные сыщутца, тех по сыску за то наказать и те лошади или за них цену отдать посланцом твоим.

У вышеписанных посланцов твоих /л. 2об./ присланные от тебя и жены твоей армяки и сукно приняты. И они нашим, великого государя, жалованьем пожалованы и отпущены из Москвы к тебе, подданному нашему.

Писан в Санкт-Петербурге, лета 1715-го генваря в 22 день, государствования нашего 33 лета.

ЦГАДА, ф. Калмыцкие дела, 1715 г., д. № 1, лл. 1-2 об. Отпуск.