№ 1

1700 г. января ранее 27 *. — Отписка селенгинского приказчика А. Москвитинова иркутскому воеводе И. Ф. Николеву об ознакомлении селенгинских служилых людей с указом о запрещении нарушать границу с Цинской империей

(* Датируется по отметке о подаче)

/л. 60/ Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца, стольнику и воеводе Ивану Федоровичю Андрюшка Москвитинов челом бьет.

В нынешнем 208 году (1699 г.) ноября в 10 день из-Ыркуцка от тебя, стольника и воеводы Ивана Федоровича, в указаной памяти в Селенгинск ко мне писано: по указу великого государя и грамоты велено в Селенгинском служилым всяких чинов и промышленным и гулящим людей учинить заказ крепкой под смертною казнью, чтоб впредь в сторону китайского богдыхана на соболиные и на иные никакие промыслы не ходили; а в улусы к подданным китайским людем и к тайшам подъезщики, буде для какова дела лучитца, без иркуцких указных памятей нихто не ездили, и с китайскими и с мунгальскими людьми ссор отнюдь не чинили, чтоб посольским договорным статьям нарушение не было, и во всем бы цело и нерушимо соблюсти, и указ бы великого государя записать в книгу, и вычитать всяких чинов людем договорные статьи почасту, каковы в Селенгинском оставлены договорные статьи при бытии боярина Федора Алексеевича Головина с товарыщи 1.

И в нынешнем 208 году ноября вышеписанного числа великого государя указ в Селенгинску служилым и всяких чинов людем сказан. А договорных, статей, каковы положены при бытии Федора Алексеевича Головина с товарыщи при посольстве в Нерчинску с китайцы, в Селенгинску в приказной избе не явилось. А каковы договорные статьи при выходе у приему под самодержавную царского пресветлого /л. 61/ величества высокую руку в подданство мунгальских тайшей за ево боярина Федора Алексеевича Головина рукою 2, в Селенгинску в приказной избе.

А в нынешнем же 208 году (1699/1700 г.) в разных числех удинские служилые люди Степан Жарков, Алексей Быков, Гаврило Казанцов, Савка Игнатьев, Оська Залесов, Ивашко Серебреник с товарыщи, набрав с собою из Удинска иноземцев новокрещеных многих, с рускими своими товары в степь к подданным китайским и к мунгальским лю[дем и тай]шам [46] в улусы ездят, и на[купя] (Часть текста утрачена. Восстановлена по смыслу) у китайских людей всяких товаров и скот рогатой и, не явяся, мимо Селенгинска окольными дорогами с теми своими покупными товары в Удинской проезжают утайкою воровски, а в Селенгинске не являютца.

И об том, стольник и воевода Иван Федорович, что укажешь.

На л. 60 об:

Адрес: Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, стольнику и воеводе Ивану Федоровичю.

Отметка о подаче: 208 году (1700 г.) генваря в 27 день подал отписку селенгинской конной казак Ивашко Путилов.

ЦГАДА, ф. Иркутская приказная изба, оп. 1, д. № 457, лл. 60-61. Подлинник.


Комментарии

1. Имеется в виду Нерчинский договор 1689 г., положивший начало разграничению между Россией и Цинским государством в Приамурье и определявший дипломатические и пограничные отношения между ними.

Нерчинский договор не предусматривал разграничения с Халхой. Включение последней в 90-х годах XVII в. в состав Цинской империи требовало решения этого вопроса. Разграничение земель на монгольском участке было произведено только по Кяхтинскому договору 1727 г. До этого существовала практика, при которой общие положения Нерчинского договора (о наказаниях за нарушение границ, о перебежчиках и др.) распространялись и на эту территорию; причем русская администрация приграничных районов строго следила за соблюдением этих положений.

В течение 1699-1700 гг. по требованию иркутского воеводы приказчики острогов «учинили заказ крепкий» подведомственным им служилым людям «не ходить в монгольские улусы» и «споров не чинить». Одновременно они ознакомились с самим текстом Нерчинского договора. Аналогичный публикуемому документ был прислан в Иркутск от удинского приказчика А. А. Бейтона, который доносил о том, что 8 ноября 1700 г. «всяких чинов служилым людем, и промышленным, и гулящим» были зачтены статьи договора и указ, который требовал «учинить крепкий и жестокий заказ, чтобы они впредь в сторону китайского богдыхана на соболиные и на иные никакие промыслы отнюдь не ходили и ссор и задоров не чинили, чтоб посольским договорным статьям нарушения не было» (ЦГАДА, ф. Иркутская приказная изба, оп. 1, д. 548, л. 37).

Значение, которое центральная администрация России придавала соблюдению договорных условий с Цинской империей, выразилось и в том, что в наказных статьях, выданных при назначении новому воеводе Нерчинского уезда, приводился полный текст Нерчинского договора и давалось предписание о его строгом соблюдении (ПСЗ, т. IV, № 1822, с. 124).

2. Федор Алексеевич Головин (1650-1706) в 1687 г. в качестве русского посла на переговорах в Нерчинске заключил договор с Цинской империей. Впоследствии — крупный политический деятель и администратор. С 1699 и по 1706 г. возглавлял Посольский приказ и руководил всей внешней политикой России. Кроме Головина в состав русского посольства входили нерчинский воевода И. Е. Власов и дьяк С. Корницкий (подробнее см. Русско-китайские отношения в XVII в. Т. 2. 1686-1691. М., 1972, с. 762-763).