Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ОПИСАНИЕ ПУТЕШЕСТВИЯ

коим ездили китайские посланники в Россию, бывшие в 1714 году у калмыцкого хана Аюки на Волге

Путешественное сие описание, которое напечатано в Пекине в 1723 году на Китайском и Манджурском языках, уже давно известно было в Европе по сочиненному Пекинским Езуитом П. Гобилем на Французском языке сокращении, напечатанному в Париже с примечаниями в книге: Observations Mathematiques, Astronomiques, Geographiques, Physiques, etc. Par le P. E. Souciet. Tom. I. p. 143. также и по Немецкому того сокращения переводу, которой мною сочинен в 1732 году, и с примечаниями напечатан в I Томе Собрания Российской Истории [Samlung Russischer Geschichte] стр. 327. [4]

Но не находятся ли во Француском оном сокращении, следовательно и в Немецком переводе, ошибки? Не пропущено ли П. Гобилем что нибудь важного и для нас нужного? Не можно ли уповать, чтоб получить из Китая подлинную на Китайском, или Манджурском языке книгу? И не имеем ли себя ласкать надеждою, видеть с оного подлинного описания полной и точной перевод на Российском языке чрез искусных оным языкам Российских Переводчиков? Сии мысли и желания питал я чаятельно не один, но всякой любопытствующей со мною.

Счастие послужило, что подлинная Китайская книга на обеих языках сыскалась между теми, которые в 1741 году с покойником Китайского и Манджурского языка Переводчиком Ларионов Россохиным, которой в 1761 скончался, вывезены из Китая, и в Академию отданы были. Узнав о том, всячески старался я о переводе сей книги, что тем лучше и удалось, понеже помянутой Россохин, имел к тому всю потребную способность. Он предпочел перевесть Манджурского языка, потому что на оном сочинена сия книга первоначально; да сверх того собственные имена Российские, Сибирские, Мунгальские, Калмыцкие, на Манджурском языке, не так испорчены, как на Китайском, о чем можно себя [5] уверить, читая Французское сокращение, которое сочинено с Китайского языка, и мой перевод Немецкой. Ибо естьли бы Езуит Гобил не изъяснил оное сокращение примечаниями: то бы многих имян и разуметь было не возможно. Переводчик Россохин прибавил к своему переводу примечания, а особливо о таких обстоятельствах, на кои я от него требовал изъяснения. Уповательно оные любопытствующим читателям нашим не покажутся бесполезными.

Теперь рассудилось, оной Россохинов перевод в печать производить с прибавлением к примечаниям его еще больше моих примечаний, дабы ничего не оставить, что к полному изъяснению служить может. Благосклонной читатель лехко усмотрит превосходства оного пред Французским сокращением, не токмо в том, что касается до полности самого путешественного описания, но и для того, что здесь находится и предисловие сочинителя Тулишина, одного из Посланников, в котором они о обстоятельствах жизни и служеб своих известия подал, також и посольская инструкция, важной подающая пример о высокомерном, самохвальном, всех других презирающем, по нравоучении славном, а по поступкам презрения достойном, и что до иностранных государств касается в глубоком [6] невежестве пребывающем Китайском народе. Покойного Россохина примечания означиваются крестиками, (†) а мои звездочками, (*) дабы видно было, что каждому приписать должно, и не казалось бы, будто бы я хотел что от покойника заслуг заимствовать. Следует самой перевод, в коем, сколько возможно было, наблюдена сила каждого слова Манджурского подлинника.

ЗАПИСКИ ПУТЕШЕСТВИЯ ПОСЛОВ В ПОСЛЕДНИЕ КРАИ СВЕТА 1 ПОСЫЛАННЫХ

Предисловие

С младенчества моего был я здоровьем слаб и много немощен, однако милостивых моих родителей призрением воспитан и приведен в совершенство своего возраста, а по неоднократной и подобной небу и земли высочайшей и великой Его Величеству Шиндзу-Гожинь-Хуандия 2 [7] милости получив чин в достоинство, произведен в честь и почтение. Но за тем, что я от природы был малосмыслен и слаб разумом, то по доносу лишен был имевшего чину и достоинства, и жил [8] потом в деревне своей, присматривая за земледельством. Но понеже родился я на свете в самом золотом преславном веке, также я по счастию моему прилучилось отправляющееся к Тургутскому 3 владельцу посольство, то я паки бутто бы вторично рожден был на свет, взыскан Его Величества высочайшею милостию, и [9] по недостоинству коему избран Послом и отправлен к оному владельцу. И так я в трилетное время 4 переехал многие тысячи ли 5, и окончав свое дело с добрым успехом назад возвратился, по старинному слову, что прославляется человек своим имянем от дел своих.

Но все сие было ничто иное, как единое действие Его Величества Шинцзу-Гожинь-Хуандия высочайших добродетелей и преславных дел, которые по великости их совершенства, и до тех краев [10] света распространились, до которых повеление и власть Монаршая никогда прежде достигнуть не могли. Также и во всех прошедших времен историях нигде не видно, чтоб неведомые среди света лежащему государству 6 народы, с толь великою ревностию повиновались Монаршей власти, как в нынешнем преславном веке. Но как я ныне будучи толь малый человек яко червь, с преславным Его Величества именем и великим счастием случился быть в такой посылке, которой от начала свету подобной не бывало, то всему оному был я сам явным свидетелем, коим образом во всех местах нашего путешествия находящиеся владетели, старшины и народ, Его Величеству, священнейшему Государю, за великие Его милости и щедроты со всенижайшим благодарением отдавали свое почтение, и по славе победоносного его оружия повиновалися со всяким усердием. И понеже Его Величества мудрость и великие добродетели совершенством своим превышают все прошедшие веки, а милость и щедрота за моря распространившись произошла во все концы земли: того ради я о всех нашего посольства происходящих делах, также и о всех обстоятельствах нашего [11] путешествия сочинил с приложением Китайского языка особливую книгу, и поднес оную Его Величеству священнейшему Государю, с таким прошением, дабы Его Величество священнейший Государь, пометив красным чернилом 7, для вечные славы и памяти, в Ко 8 отослать повелел, объявляя притом, что о тех преславных Его Величества делах, коим образом по действию премудрого учения вся поднебесная душевно пленилась в послушание, и коим образом Его Величеству по единым милостивым и щедрым его делам все иностранные царства без остатку приносят свою покорность со всеусердием, не токмо ныне на свете пребывающие народы [12] познают, но и всем будущим потомкам, оные ж дела останутся в память и вечным примером.

Сие мое предложение выслушал Его Величество с таким всемилостивейшим рассуждением, что оное и высочайшим своим указом подтвердить соблаговолил.

И таким образом я нижайшии во исполнение оного Его Величества высочайшего указу обо всем нашем путешествии с ясным показанием начала и конца его, особливую книгу сочинил, и наименовал оную записками путешествия послов в последние краи света посланных. А как уже оная книга со всем была напечатана, то приписал я к ней и сие мое предисловие.

В первое лето государствования Хуалясунь Тоб 9, [по Китайски Юнь-Джин] [13] первого надесять месяца в благополучной день 10.

КНИГА ПЕРВАЯ

Бывшей сперва в Дорги-Ямуне 11 у Пяу-цянских дел Эджеку-Хафаном 12, оттуда произведенный в военную коллегию Айжилаку Хафаном 13, а потом по [14] имянному Его Величества всемилостивейшему указу и оной же коллегии в кантору Джи-Фангы 14 возвышенной в Ицихяра-Хафаны 15, Тулишин, родом из владения Ехе 16, от колена Аянь-Гиоро происшедшии, прародитель мой в помянутом владении Ехе для [15] прославления своего имени с набольшими людьми обходился дружески. Но притом ведать должно, что северовосточная страна есть такое место, из которого возвышаются Драконы, и возлетает птица Фун-Хуан 17. Но понеже оная страна судьбою всевышнего неба определена Великоцинским 18 [16] Государям, то произошел оттуда великий и премудрый Монарх 19, которой все земли и страны на свете покорил под единою державою высочайшего своего владычества. Однако ж прежде нежели весь свет признал власть сего великого Монарха, находящиеся около места первого его происшествия многочисленных Айманев старшины [17] и народ познав истинного своего Монарха и покровителя покорились ему с такою ревностию, что один упреждал другого. Чего ради они все удостоились быть высочайшие и глубочайшие его премудрого Величества милости участниками, и в роды родов своих получили, честь и почтение с награждением жалованья и жалованных грамот. Что касается до меня Тулишыня, то родился я государствования Эльх-Тайфинь 20 в лето красноватого Овна 21, [18] жил я из младенчества бедно, был здоровьем слаб и много немощен. А хотя я по возмужании своем и учился несколько Манджурской и Никанской 22 грамоте, однако в дальную глубину проникнуть не мог, и переводил посредственно. Но как я будучи Гянь-шын 23 по силе уставов, [19] дав в казну плату, взят был пред Его Величество на экзамен, то определен был по тому экзамену к переводу генеральной истории Ган-му 24. Год по сем спустя по втором экзамене произведен был в Дорги Ямунь, Джуань-Вынь-джун-шу-Шежиненем 25, в котором чину получая жалованье офицерское, находился я не меньше десяти лет, и посылан был в разные посылки, а имянно: сперва ездил я в две провинции Сянь-си, и Шань-си 26, для [20] свидетельствования голод терпящего народа, и для раздачи оному казенного хлеба на пропитание, а потом для осматривания в южных провинциях розливающихся рек, и для делания на шелковых охлопках полупанцырей, также и в протчие многие посылки с указами.

А напоследок в тот самой день, как меня для произвождения в содержатели печати в кантору Джуншу-ко-Ямунь пред высочайшие Его Величества очи представили, явилось в Дорги-Ямуне упалое место у Пяуцянских дел Эджеку-Хафана, тогда Дорги Ямунские вельможи обо мне доложили, и потому их докладу Его Величество в оной чин, не в образец другим, всемилостивейше меня нижайшего пожаловать соизволил. После сего не в долгом времени по одобрению господ же вельмож, а по высочайшему и всемилостивейшему Его Величества указу, послан я был на заставу Угу-Гуань главным начальником над пошлинными сборами. А потом как урочное время отошло, и я возвратился в столичной город, то не в долгом времени избран был Директором имеющим главное смотрение над [21] стадами быков и овец под ведомством Коллегии Доролонь-Джургань 27 состоящими.

Но понеже я за тупостию своего разума и скудоумием, по высочайшему Его Величества намерению, за толь чрезвычайное меня нижайшего произвождение, дела и должности своей по надлежащему порядку исправить не ног, то впал в преступление, и наказан был лишением всех чинов. И в таком образе съехал я в мою деревню, где присматривая за земледельством, и служа моим старолетным родителям, препроводил времени более семи лет, и думал достальные лета жития моего со всякою бережливостию там окончить без сомнения. [22]

Однако ж как родился я на свет в самом благополучном веке, и притом случилось посольство отправляющееся к Тургутскому 28 владельцу в последних краях света находящемуся, то я ведая о неизмеримом Его Величества великодушии, коим образом изволит Его Величество самые малейшие вещи на свете до последней приводить в совершенность своего состояния, также желая отечеству своему за его неисчетные и бесконечные милости трудами своими воздать некоторое благодарение, подал челобитную, которая от священнейшего 29 и великого Государя принята [23] с такою особливою милостию, что не токмо я нижайший в прежнем чину и достоинстве подтвержден, но и получа великое награждение, послом быть удостоен.

Наказ данный нам от Его Величества государствования его Эльхе Тайфинь [по Китайски Кан-хи] 51 году четвертого месяца 22 дня 30, есть следующего содержания:

Когда прибудете к Аюки 31, то спросите его от меня о здоровье, и притом объявите ему, что посольство его, которое отправил он к нам от искреннего сердца и усердия с принесением дани 32, и с поздравлением нас, было нам так приятно и согласно с нашим намерением, что мы принимаем оное не инако, как с великою похвалою. Ибо посол его Самтань с товарищи прибыл к нам в самое то [24] время, как мы изыскивали способу, чтоб Бый се Араб-Джура 33 с ним свидеть, его Арабджуровых людей призвав, и спросив о свободном пропуске Российского посла Комисара, к нему отправлять хотели, и ради такого его доброго сердца выбрав мы Элета 34, Шуге имянем, и протчих разного звания людей нарочно с нашим указом и награждением к нему в соответствие послами отправили. Также ведать вам должно, что наш Хя Килитей 35, [25] отправленной к Цеван-Раттаню 36 37 для договору о свободном пропуске Арабджура, еще и поныне назад не возвратился, а как он прибудет, то к вам в след пошлется известие. [26]

Но когда он Аюки представлять будет вам, не соблаговолим ли мы с ним соединенною силою истреблять Цеван Раптаня, то вы ему в том отнюдь не давайте слова, но токмо ответствуйте, что Цеван Раптань пред вами великим Ханом поступает с весьма добрым сердцем, и присылает послов своих с поздравлением зело часто 38, а напротив того и мы великий Хан, посылая к нему частые награждения, показываем к нему всякое благоволение; что хотя бы он Цеван-Раптань и в совершенное пришел бессилие, и находился в самой крайней бедности, однако ж мы великий Государь, и при таком его состоянии, никогда нападения на него не учинили бы; что сие дело есть столь велико и важно, которого вы принять на себя не можете, а хотя бы он Аюки и покусился нам великому Государю подать о том свое прошение, то однако ж ответствуйте, что вы точно ведаете, и совершенно в том уверить его можете, что мы великий Государь только о том едином имеем [27] отеческое попечение, дабы всякое на свете дыхание пребывало в тишине и в своем совершенном благополучии, и потому вы знаете, что мы великие Государь на Цеван-Раптаня ни под каким видом и никогда нападать не будем.

При свидании с Аюкием поступать вам с такою же церемониею, как наши послы при свидании с Цеван Раптаном поступают. А буде он к вам посылать будет какие подарки с вами то принять вам их столько, сколько за пристойно усмотрите.

Также когда в проезде вашем туда, или на возвратном пути, как бы то ни было, Российской Чагань Хан 39 пожелает вас видеть, и к вам людей своих пришлет, то вы немедленно к нему поежжайте, или все вместе, или несколько из вас, смотря по его требованию. В последнем случае ехать из вас Наяню, Тулишыну и двум новым Манджурам 40. [28] Когда же он видеть вас не похочет, и людей по вас не пришлет, то вы езду свою оставьте. А при свидании с ним поступать вам так, как того их обыкновение требует, притом можете вы посланным его сказать, что вы не такие упрямые люди, каков был их Николай 41, которой в прошлых годах будучи у нас поступал весьма упрямо. [29]

И когда вы будете перед Чагань-Ханом, и он спросит вас о том, что у нас выше всего почитают? то отвечайте: все наше высокопочитание, или вера нашего государства, состоит в верности к Государю, в отдании послушания родителям, в чистой совести, в познании истинны и правды, и в содержании своего слова верно; сии добродетели содержим мы ненарушимо, и как государство приводим в добропорядочное состояние ими, так равным образом и самих себя исправляем, и содержим оные добродетели с такою крепостию, что хотя бы нам случилось быть и в самых крайних бедах, или напастях, однако ж смерть нас не устрашает, которую принимаем мы без всякая боязни, не нарушая нашей веры ни малого члена; хотя ныне на свете во [30] многих государствах по своей вере молятся богам, и приносят жертвы, однако ж оные не токмо помянутых главных, но и других никаких добрых дел не делают, и так молитвы их ничего им не помогают; но что касается до нашего государства, то оное верность к Государю, послушание к родителям, чистую совесть, познание правды и содержание своего слова верно имея во всех делах за первые добродетели, исполняет их делом со всею возможностию, и потому во всем нашем государстве процветает из давнейших лет такая великая тишина, что все наслаждался покоем, ни войны ни тяжких казней не знают.

Когда же Чагань-Хан спросит вас о состоянии домашнего жития, богато ли у нас живут? то отвечайте вы только, что на свете везде равно, есть и зажиточные, есть и бедные люди; также при случае объявить можете еще и сие, что пред некоторыми годами слышно у нас было, что их Российское государство от другой стороны с соседственным государством по некоторой ссор раздружившись, друг на друга воюют, и что ради сего, как вы слышали от нас, в городе Сахалинь-Ула 42 [31] к Зангину [Генералу] и указ был послан, чтоб он чрез город Нерчинск послал отписку в такой силе, что не без причины думать можно, что Российскому Государю обстоит нужда и в пограничных его войсках, однако может быть не употребляет он сего войска за тем, что опасается, и не доверит нашим пограничным людям; однако ж как между обоими государствами мирное согласие из давнейших лет состоит, так и у нас никакого тому противного намерения быть не может, и ежели их Государь имеет нужду в своих пограничных войсках, то б употреблял он их на свою пользу в оной войне без всякого с нашей стороне опасения.

Есть ли Российской Государь спросит вас, долго ли живут наши люди? то ответствуйте ему, что Хан наш ежегодно посылает переписывать людей старолетных во всем государстве, и во всякую перепись является таких людей, которые живут лет по сту и более, по двадцати и по тридцати человек, а в некоторых провинциях находится таких, кои более девяноста лет прожили, числом не меньше 10000, и оные люди все получают от нас особливое награждение.

Буде он спросит вас, ездим ли мы на звериную ловлю за охотою, и каким [32] порядком сей наш поход отправляется? то ответствуйте, что наш Хан во всякой год ездит на охоту многократно, в каждой из сих походов воинские люди довольствуются казенными лошадьми, и дается им по числу дней корм на все их содержание, которые походы чинятся с такою проворностию, что хотя бы на другой день сказан был поход, то и на самом кануне того дня все бывают готовы, а потребности, какие бы то ни были, все даются из казны безденежно; словом сказать: всякой служит только одним телом, не имея в содержании себя никакой нужды, так как и вы отправлены со удовольствием всего того, что вам было потребно, и таким образом служите вы только одним телом.

Также уповается нам, что Российской Государь не преминет говорить вам о пушках и о прочих огнестрельных орудиях, и ежели требовать их будет 43, то вы более ничего не ответствуйте, как только [33] сие, что для толь дальнего пути никак довести их не возможно, а особливо по дороге для лежащих великих гор и для находящихся частых и дремучих лесов и многочисленных крутых и тесных взъездов и проездов, каковых вы в своей земле и на роду своем не видывали, а к тому ж и по законам нашим под наижесточайшим наказанием накрепко запрещается, чтоб таковых вещей за границу отнюдь не пропускать; а хотя бы наш священнейший Государь дать оные и соизволил, однако же довести таких тяжких орудий ни по которой мере не возможно.

Есть ли Чагань-Хан просить вас станет, чтоб вы о том нам доложили, то вы ответствуйте, что вы такие послы, которые нарочно отправлены к Тергетскому владельцу Аюкию, и понеже посланы вы за особливым делом, то другого вам неповеренного на себя принять, и нам об нем доложить не можете.

Также ведать вам должно, что Российские люди 44 по величавости своей часто [34] выставляют редкие вещи, какие бы только сыскать могли, и показывают их приежжим людям для смотрения; и когда, они вам будут что показывать, то вы никак не удивляйтесь, также и ни малейшего презрения в себе не оказывайте, но только ответствуйте, что из сих редких вещей есть и такие, которые в нашем государстве имеются, также есть и такие, которых в нашем государстве нет. Однако ж сие говорите вы с такою оговоркою, что понеже у нас определяются люди не все к одному делу, то по различности мест видели вы то, чего не видали другие, а что видели другие, того вам видеть не случалось, и так вы всех вещей знать не можете.

Не меньше наблюдать вам должно и сие, чтоб вы во весь проезд своего путешествия все были единодушны, и поступали во всем с добрым согласием. Будьте всегда трезвы., не упиваяся ни вином ни другими хмельными напитками, никаких бесчинств и невежеств не делайте, и служителей своих содержите в крепком смотрении. Ибо по всей дороге до самые Российские земли у тамошних жителей обычаи весьма худы, и нечестивых женщин есть великое множество; чего ради над всеми служителями иметь вам крепкое и доброе смотрение, дабы они такого бесчинства, [35] или иного нечестивого дела не учинили. Но как вступите вы в Российскую землю и случится вам, или их женщин, или какое смеху достойное дело увидеть, то вы ведите себя твердо и постоянно, показывая на себе образ всякого благочиния, а в безумные смехи и малодушие отнюдь не вдавайтесь.

Есть ли Чагань-Хан будет вас дарить чем, то вы подарков без двоекратного и троекратного отрицания не принимайте, а именно с такою оговоркою, что вы ему Чагань-Хану не привезя никаких хороших подарков, с каким лицем его подарки принять можете? Но ежели будет вас повторительно принуждать, то вы смотря по благопристойности, приняв из подарков одну или две вещи, учините Чагань-Хану посланными с вами Джунгинами 45 благодарение, сказав притом, что вы за дальностию толь многотрудного пути, никаких хороших вещей с собою не привезли, а сии малые подарки приносите вы в единой знак того вашего к Чагань Хановой особе почтения, что вы лице его видеть удостоились.

Когда же Чагань Хан видеть вас не пожелает, а пришлет к вам людей [36] своих, то вы также оные Джунгины к нему отправьте, и с такою же пред посланными отговоркою, что вы за толь дальным путем никаких хороших вещей с собою не привезли, а сей малой подарок посылаете вы в некоторый знак простого вашего сердца и почтения.

Также ведать вам должно и о великой строгости и жестокости Российских законов, и когда кто на их нижних людей, учинит вам какое небольшое неудовольствие, то вы нималейшего не подавайте признаку, дабы их начальные люди не сведали, но всегда с простою душою содержите себя твердо и великодушно, не показывая на лице своем ни малые досады.

Когда вас спросят о ваших чинах и достоинствах, то сказывайте, что вы не ближние Хана своего вельможи, но такие чиновные люди, которые в особливых канцеляриях отправляют свои должности.

Впрочем иметь вам присматривание и о том, какое имеют Русские люди между собою обхождение, как они живут, также и земля их в каком находится состоянии.

Потом по получении из Дорги-Ямуня указу к Аюки-Хану написанного, взяв [37] подводы и провожатых, в лето черного дракона пятого месяца 20 дня 46 поднялись мы из столичного города, а на отъезде нашем, старик мой родитель и все братья, также и многие друзья и родственники провожали нас за город. А понеже мы раставаючись в монастыре, Беги-сы 47 называемом, долго засиделися, то застигла нас ночь, и мы далее не могли ехать, как до города Шахо 48, и потом будучи мы в пути шесть дней, выехали за великую стену воротами Джан-Гя-кыу называемыми 49.

Шестого месяца 2 числа 50 поднялись мы на гору Хингань 51, и так потом [38] прибыли мы к Чахарскому 52 местечку Хамху имянуемому, ведомства желтого знамени простого, и Чахарские Мунгальские начальные люди к нам с конвоем, подводами, юртами, кормом и баранами приехали, чего ради взятые из внутренних мест подводы, так и конвой ведомства зеленого знамени, оставя нас назад возвратились. После сего будучи мы с лишком десять дней в дороге, прибыли к ключам Баянь-Булак называемым, которые состоят в ведомстве у Калкаского 53 владельца [39] Араптань-Вана, где встретили нас Калкаские начальные люди с подводами и кормом. Сие местечко лежит выше [то есть по другой стороне] гор Кинганьским, и находится тут одна каменная гора видом продолговатая, также везде ростет деревце Алдаха называемое 54. Отсюда будучи мы два дни в дороге прибыли к местечку Сира Буриду. Там находится не высокая пещаная гора, более как на десять ли, простирающаяся. [40]

16 дня прибыли мы к урощищу называемому Аргалинту-Кубур, от которого начинается южной край Гобийских 55 песков. По тому ж урощищу и великие оные песка называются.

17 дня ночевали мы на самой средине оных песков при местечке Джулхуе, где находится разноцветного мелкого каменья 56 великое множество, и ростет кустарник [по Мунгальски Джак называемой] не большими кустами. Тут же из двух, или из трех мест, выходят ключи и напоследок составляют небольшое озеро, в котором вода светла и пресна, также и птиц плавает на нем не мало. Сие увидев позабыли мы о песках Гобийских, и думали, что находимся мы во внутренних землях нашего государства.

18 дня ночевали мы при ключах Ханан Булак, которые находятся на северном [41] краю песков Гобийских. Оттуда будучи мы три дни в дороге прибыли к урощищу Нарат Цилоу имянуемому. Круг сего урощища со всех сторон лежат такие пространные и великие степи, что и конца их не видно. Но только в одном месте находится гора, положением зело удивительная, кругом которой более десяти ли намерять можно. Находящиеся на ней каменья лежат слоями, будто бы она вделана была человеческими руками. Из под оной горы вытекает ключ, а за десять от нее ли к южной стороне на урощаще Унастай по всей степи находятся черные и белые твердые каменья, Ин ши называемые, которые мне по приятному их сложению так полюбилися, что я не взирая на великую тяжесть вьюков, более десяти штук выбирая из них самые лучшие набрал, и положа их в мешок, отдал Тайдзи-Ваншуку на сохранение. Потом ехав мы три дни, прибыли к урощащу Добсутай, где приежжал к нам на встречу Мунгальской владелец, Быйле 57 Ванджал, которой спрашивал с должным [42] почтением о высочайшем Его Величества здравии, и для нас в поставленном шатре заколол быка, и несколько баранов делал пир не малой, и смотрел лучной стрельбы новых Монджуров, которые при нас находились, и на после дох препроводив нас далее десяти ли, назад возвратился, а мы отъехав три дни, отчасу начали ехать под гору путем покатым.

Седьмого месяца 3 числа 58 от урощища Оси-Хинь-Буриду спустились мы с Хинь Ганьских гор северным их краем, и потом ночевали при урощище Куль-Буриду называемом, которое находится на восточной стороне горе Хань-Алинь 59. К восточной же стороне за 20 ли при большой [43] дороге находится урощаще Джоу-модо называемое, на котором бунтовщик Галдань поражен 60. Здесь находятся горы не высокие, между горами в падях ростет частой лес местами, а по подгорью течет не большая речка извиваясь между горами.

5 числа ночевали мы на берегу реки Тула 61 называемой. Мы застали ее от великих дождей в разлитии; чего ради за неимением ни больших ни малых судов, понеже бродом перейти было не можно, принуждены были стоять тут, пока [44] вода не сбыла, трои сутки, и в сие свободное время ходили мы на реку удить рыбу, наудили более десяти рыб ленков и тайменей, которые величиною были почти все по два чи 62 и более, и сварив ели мы их всею нашею свитою. Сия рыба весьма жирна и вкусом зело приятна. Также посылал я Гаджартуя 63 с огнестрельным ружьем на горы Хань-Алинь, которой застрелил одного превеликого оленя и привез его к нам на стан. Сего оленя разделил я сем по равной части.

Вершина помянутой реки Толы происходит от западной стороны гор Кеньтей-Хань Алинь. Течет она на запад, а напоследок впадает в реку Орхон, которая начало свое производит из гор Хангай Хань Алинь 64. А другая река, которая источник свой из гор Кеньтей-Хань-Алинь от восточной их стороны имеет, [45] называется Херулунь 65. Течет она на восток, и впадает в озеро Хулунь-Омо 66 имянуемое. Из сего озера Хулуня происходящий река называется Эргуне 67, которая продолжая течение свое в северовосточную сторону, впала в реку Сахалин-Ула 68. Река Орхон окружает своим течением гору Бурун-Хань-Алинь, при которой кочует Джебдзунь-дамба-Кутухту 69, также и [46] кочевье Калкасского владельца Тушету-Хана 70, и продолжает течение свое на северозападную сторону, а потом впала в реку Селенге-Бира 71. Отсюда к северу до самой Российской границы, мести везде [47] гористые. В одном хребте, которой лежит на северном берегу реки Толы, имеются три свободные прохода, Сельби 72 называемые, да три чрез горы переезда, Сонгина имянуемые. Местами имеются крутые и страшные съезды и весьма тесные проезды, а местами находятся высокие и остроконечные сопки и утесы. В падях между горами ростет трава зело густая и великая, и разного колеру диких цветков, в таком множестве, что казалось нам будто бы вся земля покрыта была испещренною парчою, зрению зело приятною, так что от блескания у нас глаза присмотрелись. А на полуночной стороне гор ростет везде дремучей и частой лес, а имянно, лиственнишник, сосняк, осинник и березник. Из оных гор происшедшие не большие реки, которые впали в Толу, Орхон и Селенгу, называются Баро 73, Хара, Сира, или Шира 74, (***) Ирул 75 [48] и Ибан 76. Вода в сих реках очень светлая и течением быстрая, а по берегам ростет тальник. Также и рыбы в них довольно, а имянно: таймени, ленки, сазаны, сиги, харьюзы, лини, налимы, осетры и прочая.

Продолжение в предбудущем месяце.

Текст воспроизведен по изданию: Описание путешествия, коим ездили китайские посланники в Россию, бывшие в 1714 году у калмыцкого хана Аюки на Волге // Ежемесячные сочинения и известия о ученых делах, Июль 1764 года. СПб. Императорская академия наук. 1764

© текст - Миллер Г. Ф. 1764
© сетевая версия - Strori. 2023
© OCR - Иванов А. 2023
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ИАН. 1764