ДОКУМЕНТ № 27

Динчоу (30-й день) [9-й луны 24 г. правления императора Цяньлуна (19 ноября 1759 г.)]...

/17б/ Отправленный мною в Бадакэшань 1 (Бадахшан) ойрат шивэй Самудань и уйгур Сулэдань-хэчжо (Султан-ходжа) вернулись в военный лагерь вместе с посланником Сулэданьша (Султан-шаха) Эмэрбаем (Умарбаем). Согласно докладу Самуданя, в 18-й день 7-й луны [9 сентября 1759 г.] отправились [они] из Башачуэра 2 (Башъачур), а в 26-й день (17 сентября) уже прибыли на местопребывания Сулэданьша. На следующий день Сулэданьша прислал людей встречать нас. Во время встречи [с Султан-шахом Самудань] рассказал, что Хоцзичжань (ходжа-Джахан) пользовался милостью великого императора, получил возможность вернуться на родную землю. Однако [он] отвернулся [от императора] и стал изменником, погубил нашего сановника. В этом году /18а/ великая армия начала карательный поход, а он, увидев [ее], убежал. Если наша армия вошла бы на нашу землю давно бы [его] поймали. Однако, [мы] сочли нужным отправить посла и объяснить положение. Вам следует арестовать [ходжей] и выдать [нам].

В ответ Сулэданьша заявил: «Я не знаю, в чем заключается вина Хоцзичжаня, поэтому встретился с его посланцами Эсыманем (Усманом) и Ясыбу-хули (Юсуп-кулом).

Самудань не знал, что сказать ему. 28-й день (19 сентября 1759 г.) Сулэданьша пригласил к себе в город Хоцзичжаня и его брата. Вошел, а Хоцзичжань, оставаясь за городом со своими людьми, заявил:

«Если выдадите прибывших [от Фудэ] посланцев, [мы] будем вашими подданными».

Сулэданьша отказался выдать [наших посланцев], после чего Хоцзичжань ограбил селение, а Сулэданьша арестовал Болониду и с помощью армии, состоящей из нескольких тысяч человек, окружил горный гребень, где основался Хоцзичжань. Хоцзичжань получил ранение в трех местах — в грудь, спину и бедро, после чего был схвачен. Ламукули (Ислам-кул или Раим-кул?) и Бали-кули [105] (Барикул) были убиты. Эсымань и Ясыбу-хули получили ранение. Самудань уговаривал [Султан-шаха] выдать [ходжей]. Сулэданьша, собрав несколько старейших ахунов и мул, советовался с ними. Все собравшиеся заявили:

«По положениям Корана, /19а/ потомки Пророка, за исключением военного времени не подлежат аресту и выдаче чужеверцам. [В противном случае,] когда ахуны и муллы других районов и соседних стран узнают об этом, сразу начнут выступать против. Великая страна (Цинская империя) не успеет оказать поддержку. В настоящее время Хоцзичжань ранен, и он умрет, нужно сообщить [об этом] цзянцзюню [командующему войсками]» и т. д.

Кроме того, ходят слухи о том, что Хоцзичжань с братом из заключения будут отправлены в Бухала 3 (Бухару).

На второй день после выезда Самуданя [из Бадахшана] его догнал один бадахшанец и сообщил, что Хоцзичжань умер от раны. Я ознакомился с переводом письма Сулэданьша. Его содержание соответствует рассказам Самуданя и др. После чего в 25-й день (17 октября 1759 г.) собрал дачэней (сановников) и шивэев (младших офицеров) и поручил [им] встретиться с прибывшим [бадахшанским] послом /19б/ Умуэрбаем. Рассказ посла также совпадает со сказанным. [Посол] также привез в подарок лошадей. Я неоднократно объяснил прибывшему послу, и снова предупреждая его, сказал: вы в словах весьма скромны, но не выдаете бунтовщиков, значит покровительствуете преступникам. Под предводительством имеются несколько десятков тысяч человек, они пытались занять вашу землю. К счастью, великая армия покарала их, а вы получили возможность жить спокойно. Наша великая армия, пытаясь не беспокоить [твой народ], не вошла на вашу землю, но вы получили гарантию на безопасность и ограждены от грабителей. Если не выдадите изменников [ходжей] мы пойдем войной [против вас].

Умуэрбай покорно заявил: «Подождите, [я] передам Суэлданьша об этом, затем примите решение».

/20а/ После этого [я] подарил [бадахшанскому [106] послу] чай и выпроводил [его]. В тот же день вечером, Умуэрбай снова просил аудиенцию. [Во время встречи] говорил:

«Сулэданьша вначале хотел выдать [ходжей], но после задержания Хоцзичжаня, все ахуны и муллы плакали, угрожали сжечь [шахский] дом, поехать в Мокэ (Мекку) рассказать всем [о судьбе ходжей] и т. д. В силу этого [Султан-шах] отказался от своего намерения. Если господин цзянцзюнь снова отправит посланца к Сулэданьша, он не осмелиться возражать».

Я спросил [его] о переправлении ходжей в Бухару. В ответ [Умурбай] сказал:

«Хотя такие слухи ходят, но [Султан-шах], питая вражду к [бухарцам], не сделает этого. Однако, на расстоянии двухдневной езды /21а/ имеется место, где держат преступников, может быть [ходжи] доставлены туда и держатся под охраной».

После этого я вручил послу [Умарбаю] высочайшее предписание и подарил ему деньги и шелковые ткани, дал ему 25-дневный срок [для доставки ко мне ходжей], предупредил [его] о том, что в случае недоставки [ходжей] за этот срок, будут введены войска [в Бадахшан]. Кроме того, предупредил его также о том, что если [ходжи] еще живы, то связать и доставить их к нам, а если уже мертвые, то для убеждения доставить [их] головы. В 26-й день (18 октября 1759 г.) снова вместе с Самуданем (Умарбаем) отправился в [обратную] дорогу. [Я], с одной стороны, приказал Ээрданьэ, Удаю и Чэнго втайне отправиться вместе с Самуданем, взяв с собой 30 воинов а с другой — приказал Игую, Бату-Цзиэргээру (Батур-Жиргалу), Хоцзисы (Ходжисы-беку) отправиться к району вблизи Ваханя (Вахана) с войском. /21б/ Я с армией также отправляюсь в поход. Кроме того, ваханский бек Миэрманьсуэр (Мир-Мансур) прислал своего сына Суэрданя (Султана) сообщить о том, что [он] согласен выразить покорность вместе со всеми своими подданными численностью около 1 тыс. семей. [Я], успокоив [Султана], отправил его обратно. О чем докладываю.


Комментарии

1. Бадакэшань — область (страна) на Памире.

2. Башачуэр — местность вблизи Яркенда.

3. Бухала — имеется в виду Бухарское ханство.