Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ОБРАЩЕНИЕ ПОЗДНЕЙ ЦЗИНЬ К ДИНАСТИИ МИН

Во время описания маньчжурской коллекции Музея Гиме и составления «Каталога маньчжурских материалов в Париже» 1 автор данной статьи впервые представила три ранее неопознанных маньчжурских текста: две рукописи и один ксилограф. При первоначальном изучении ксилографа, напечатанного в староманьчжурской орфографии «без точек и кружков», оказалось, что он является маньчжурской версией уже известного ранее науке китайского текста «Обращения Поздней Цзинь к императору Ваньли», хранящегося в Пекинской Национальной библиотеке 2. Китайский текст был обнаружен и опубликован в факсимиле японским ученым Иманиси Сюнцзю в 1973 г., который дал этому тексту условное название и по косвенным данным предположил, что текст был составлен примерно в 1623 г. 3. Ясно осознавая важность нашей находки, благодаря поддержке г-на Макуэна в 1998 г. мы совместно с Дж. Стари издали в факсимиле три маньчжурских текста из Музея Гиме 4.

Маньчжурский ксилограф представляет собой переплетенную китайским способом тетрадь, состоящую из 41 листа, два из которых служат обложкой тетради (размер 22*17 см, 7 строк на страницу), текст напечатан внутри ксилографической рамки. По внешнему виду, качеству бумаги и чернилам этот ксилограф аналогичен ксилографу из Пекинской Национальной библиотеки. По этим признакам можно сделать вывод, что обе версии были напечатаны одновременно.

Текст обеих версий делится на четыре части - предисловие, основная часть, состоящая из девятнадцати примеров, заключение и выводы. Повествование ведется от первого лица и представляет собой обращение первого маньчжурского императора Нурхаци к китайцам. Основная цель «Обращения» - показать, что Небо благоволит Нурхаци и его начинаниям, и доказать, что династия Мин потеряла Мандат Неба на правление Поднебесной. Для подтверждения своих доводов Нурхаци приводит примеры из древней китайской истории, историй династий Ляо, Цзинь и Юань, а также современных ему событий, когда хорошие и плохие предзнаменования ясно демонстрируют поддержку или наказание Небом. Каждый из девятнадцати эпизодов [6] начинается обращением к оппоненту, при этом в китайской версии он назван ни нань чао «ты, Южная династия», а в маньчжурской - si nikan «ты, китаец». То, что Китай периодически распадался на Северные и Южные династии, было обычным и известным фактом. Это различие в обращении указывает на то, что в китайском варианте использован чисто политический подход: сейчас маньчжуры являются Северной династией, а китайцы - Южной и партнером не по этническому, а по политическому признаку, как равный. Однако в маньчжурском тексте противопоставление имеет только этническое значение.

Примеры из китайской истории начинаются словами «я слышал», примеры из чжурчжэньской истории - словами «в исторической книге нашей страны можно прочесть». Источником для первых примеров, видимо, является сочинение Ван Шичжэна (1526-1590) «Ганцзянь хуйцзуань» («Собрание исторических хроник»), представляющее общую историю Китая до начала династии Мин (до 1368 г.). Известно, что первые главы были переведены Дахаем (1595-1632), и Нурхаци, возможно, обсуждал эти главы с переводчиком. Источником для примеров из цзиньской истории является «Цзинь ши» («История [династии] Цзинь»), которую Нурхаци называл mini kooli «наша историческая книга». Перевод этой книги на маньчжурский язык был закончен в 1635 г.

События, касающиеся недавней истории маньчжуров (объединение племен ехэ, ула и хойфа, отношения Нурхаци с бэйлэ племени ула Бучжантаем, битва маньчжуров с китайцами при горе Сарху-алинь), еще были свежи в памяти маньчжуров, и поэтому они приводятся без ссылок на исторические документы.

Мы не располагаем точными данными по датировке текста, но, судя по описываемым событиям, он относится к периоду правления минского императора Тяньци (1621-1627), но до смерти Нурхаци (до 1626 г.). В связи с этим пока можно согласиться с Иманиси Сюндзю в том, что обе версии (китайская и маньчжурская) были составлены около 1623 г. В таком случае, в Музее Гиме хранится самый ранний маньчжурский ксилограф.

С точки зрения исторической значимости этот текст представляет основную конфуцианскую идею Всесильного Неба, дарующего малому народу и его лидеру Мандат на правление. Важность этой идеологемы заключается в том, что Небо выбирает нового правителя не из китайского социума (как это было при сменах китайских династий), а из соседнего, пограничного. «Обращение» имеет пропагандистское значение, так как китайский текст заканчивается важной фразой, отсутствующей в маньчжурской версии: цин сян чжи «прошу передать это [выше]». Наличие версий на двух языках означает, что это «Обращение» распространялось среди маньчжурских и китайских солдат, а последняя китайская фраза была адресована китайским военным чиновникам и генералам, сомневавшимся в «законности» претензий Нурхаци на Поднебесную.

Поскольку этот текст имеет столь важное значение для понимания идеологии раннего маньчжурского государства, мы считаем обоснованным предложить читателю первый русский комментированный перевод ранее неизвестного маньчжурского текста «Обращения Поздней Цзинь к династии Мин». В тех случаях, когда маньчжурский текст не совпадает с китайским, в сносках дается перевод китайской версии по ксилографу из Пекинской Национальной библиотеки. Каждая часть «Обращения» выделена и пронумерована нами курсивом в круглых скобках, также указывается страница маньчжурской рукописи из Музея Гиме. В комментариях даются сокращенные ссылки на:

ЦзМЧжД - Цзю маньчжоу дан (Первоначальный маньчжурский архив). Под ред. Чэнь Цзесяня. Т. 1-10. Тайбэй, 1969;

МВЛД - Маньвэнь лаодан (Старый архив на маньчжурском языке). The Secret Chronicles of the Manchu Dynasty: 1607-1637 A. D. Transl. and annot. by [7] Kanda Nobuo, Shimada Josei, Matsumura Jun, Okada Keiji, Honda Minobu, Okada Hidehiro. Vol. 1-7. Tokyo, 1955-1963;

Розов - Цзинь ши. Пер. с маньчж. яз. Г. М. Розова // История Золотой империи. Под ред. В. Е. Ларичева. Новосибирск, 1998.


Обращение Поздней Цзинь к династии Мин

Перевод

(Предисловие) (1) Между Небом и Землёй все создания, от людей 5 до насекомых, рождены Небом, и Небо вскармливает их. Разве они рождены тобой, китайцем, и разве ты их вскармливаешь? Сердце императора Ваньли изменилось 6, и Небо [перестало] заступаться за него. [Он] заявил: «Народ, солдаты и чиновники моего государства многочисленны. Уничтожать или защищать ехэ - это зависит только от моей воли!» 7. Он оказался втянутым в преступление против другого государства, [находящегося] за пределами его границ 8. (2) Разве мои дед и отец совершали какое-либо преступление? (преступления не было - зачеркнуто. - Т. П.). Кроме того, когда я помог ехэ и отправился к ним со свадебными подарками, [обещанная мне] женщина была отдана монголам. Более того, когда я опять поверил словам ехэ, то [они] сожгли дома людей, живших на моих восьми территориях: Санчара, Фанаха, Чайха, Фэйдэри, Гяху Санчин, У Элкэо, (5) Чжан Байси, Бан Чан Пои. [Люди] были изгнаны и не смогли собрать выращенный [ими] урожай.

Ты настойчиво хотел вскормить плохих и преступных ехэ и упорно хотел убить меня, справедливого человека. Так как ты постоянно использовал силу и преследовал меня, я потерял надежду и уверился в том, что поведение [императора] Ваньли никогда (4) не было направлено на помощь мне (букв. «не вскармливало меня». - Т. П.). [Тогда] я записал на бумаге все свои обиды и оскорбления, доложил об этом Небу, и после этого [я] начал войну 9. Небо, которое одинаково заботится о каждом, - правдиво и честно. Оно не обращает внимания на то, что государство большое, и в нем [оно] обличает несправедливость; (5) если государство маленькое, то в нем [оно] одобряет справедливость 10. Люди же считают, что может существовать только большое государство. А разве не может существовать малое государство?! Если придерживаться справедливости, то никто не посмеет забрать чужое имущество. Ты, китаец 11, хочешь судить за преступления бэйлэ двух городов ехэ - Янгяну и Чингяну, [ты] обманом захватил городские ворота и (6) убил невинных людей. Если убиты рожденные Небом правители и бэйсэ, то к чему же приведет такое преступление? Небо непременно воздаст тебе [за это]. Китаец, ты, наверное, забыл [об этом]. Разве Небо забудет? (7) Разве маленькое государство существует? О, китаец, если твое большое [8] государство живет в мире и спокойствии, то твое лицо подобно солнцу, твое тело подобно горе, твое сердце подобно океану, думая так, кто же, не боясь, подумает плохо [о тебе]? [Однако] твое сердце изменилось, люди, оказавшиеся во зле, стали зло думать. С давних пор и поныне всегда был человек из какого-нибудь рода (8), соответствующий роли императора. Разве есть закон, позволяющий какому-либо императору дожить до десяти тысяч лет? [Само] Небо всегда сменяло и назначало императора. Император Чинь шэ хован 12 не был посажен [на трон] как древний божественный император. Он сам провозгласил себя первым императором. Его сын провозгласил себя императором второго поколения. Именно в его доме (9) его родственник был провозглашен «Императором, вечным как Небо и Земля», имея в виду, что он будет бессмертен и вечен. Поскольку его мысли стали крамольными 13, а поступки злонамеренными, то [он] разгневал Небо. Отец и сын были императорами в течение 15 лет и потеряли власть. Император Ваньли не считался с Небом (10). Он сам считал себя Небом. В вещах [он] не различал правду и ложь. [Он] разгневал Небо тем, что хотел поощрять плохих людей и убивать праведных людей, поэтому император Ваньли и его сын умерли друг за другом. Если это было желание людей, разве могли умереть Чинь шэ хован и его сын, император Ваньли и его сын? 14 Это случилось исключительно по воле Неба! (11) В исторических книгах 15, передаваемых из поколения в поколение, нет такой, где [было бы записано], что человек, ставший императором, спустился с Неба или вышел из Земли. [Он] рожден среди людей без одежды и еды; если, изнурив себя, пройдя через скорбь и печаль, опечалив сердце, преодолев все горести, [он] станет императором, то будет великим.

(Пример 1) (12) Я слышал, что в древнем китайском государстве родился человек по имени Сиюнь 16. Его мать умерла, когда он был маленьким. Его отец, Гусео 17, был глупым и невежественным. Он согласился со словами мачехи [Сиюня] и ее сына Хияня 18, которые хотели убить Сиюня. Приказав от имени отца выкопать колодец, [они] велели [ему] спуститься и завалили отверстие колодца камнем. Видя доброту и правоту Сиюня, (73) Небо выпустило [его] из колодца 19. Так как Сиюнь был беден, он сам обрабатывал поля 20. А когда настало время [решать] Небу, он стал императором 21.

Когда Небо покровительствует или свергает, [оно] не смотрит, [является ли человек] одиноким или бедным, а смотрит на [его] честность и добродетель 22. Это первый пример о процветании и падении (императора). [9]

Из этого примера ясно: то, что думает человек, (14) ложно, то, что думает Небо, - это истинно. По мысли Гусео-отца, разве Сиюню была дана жизнь? Однако по замыслу Неба, Сиюнь был провозглашен императором. Китаец, разве ты не так думал? Если ты, не считаясь с Небом, разворачиваешь свои войска и говоришь, что они многочисленны, разве Небо будет действовать по твоему желанию? 23

(Пример 2) (15) Я также слышал, что в государстве Чжэо 24 во времена императора Хиовань вана 25 все дети императорского города, малютки и отроки, на закате солнца хлопали в ладоши и пели: «Как только поднимется луна, как только опустится солнце, тутовые деревья и трава чжи 26 погубят государство Чжэо». Эти песни слышали войска, осаждавшие город. Они написали донесение императору (16) и сообщили об этом. Император в смятении сказал: «Что значат эти слова?» Сановник по имени Сиоому 27 ответил: «Тутовые деревья используются для луков, трава чжи используется для колчанов. По моему недостойному [мнению], позже луки и стрелы принесут беду государству». Император сказал: «А что, если убить в городе всех производителей луков и стрел.

(17) а также бросить в огонь все имеющиеся на складах луки и стрелы?» Тогда сановник по имени Бэян Фу 28 сказал: «Судя по облику Неба, этот удивительный знак касается императорского двора 29. Дело не в луках и стрелах: в последующем поколении обязательно появится женщина-правитель и поднимет мятеж в государстве. К тому же в словах "как только поднимется луна, как только опустится солнце" под "солнцем"

(18) понимается образ императора, под "опустится" понимается несчастье, под "луной" понимается образ женщины, под "поднимется" имеется в виду, что появится женщина-правитель и поднимет мятеж. Разве может император убить невиновных, а оружие армии бросить в огонь?». Таким советом [он] остановил [императора]. После того как умер император Хионьван, (19) на престол сел его сын Иован 30. Он последовал [словам] своей жены по имени Боосэ ниои 31. Жена использовала власть и погубила государство. Если идти против знамения, указанного Небом, то погибнешь 32. Это второй пример.

Разве ты, китаец, не знал об этом? Когда в год желтой лошади [я] занял Фуси 33, на древнем камне, найденном в городе Намгине 34, (20) была обнаружена следующая надпись: «Солнце не есть солнце, Луна не есть луна». Разве невозможно, что не будет твоего Большого Света?! Разве можно избежать указанного Небом? Когда бы ни было, [это] случится 35. [10]

(Пример 3) Также слышал, что, когда император Чинь шэ хован путешествовал вдоль северной границы 36, человек по имени Лушэн пошел (21) к морю, а когда вернулся, то из морского [района] он принес книгу «Тусио» 37, в которой было написано 38: «Ху 39 разрушат государство Цинь». Когда он ее переписал и подал трону, император Чинь Ши Хуан сказал: «[Народы] ху - это государство за пределами [нашей] границы. Если запредельное государство хочет разрушить нас, то [мы] построим стену между обеими сторонами». От местности (22) Линь доо до Ляодуна была построена стена длиной более чем десять тысяч ли 40, и позже [их] не беспокоило запредельное государство. После него на престол сел его сын Ху Хай. Он не обладал дао и был плохим, поэтому он потерял государство. Если не прислушаться к знамению Неба, то погибнешь. Это третий пример.

Разве ты, китаец, не знал [этого]? Если в книге «Ту бэй (23) ту» 41 записано: «тот, кто последует после императора из рода Чжу, это будет человек, взявший лук и основавший [династию]» 42. Разве это не слово, обозначающее чжушэней? Быть может кто-нибудь из чжурчжэньского государства (т.е. извне. -- Т. П.) пришел к тебе, чтобы разрушить тебя? Если нет, то был ли какой-нибудь чжушэнь внутри [твоего государства], который разрушил [твое государство]? Нельзя избежать предупреждения, указанного Небом? Когда бы ни было, (24) [это] случится.

(Пример 4) [Я] также слышал, что человек по имени Лиобан изначально был главой деревни, принадлежавшей императору Цинь. Позже, когда настало время, [указанное Небом], он стал императором. Когда Небо покровительствует или свергает, [оно] не смотрит, [является ли человек] одиноким и бедным, а смотрит на [его] честность и добродетель 43. Это четвертый пример.

Из-за того ли является государство маленьким или большим, (25) много ли причин или мало, почему государство императора Цинь погибло и почему Лиобан, взяв [его], стал императором - все это только по воле Неба. У тебя, китаец, кружится голова, но [ты] не думаешь о конце, [о том, что] твое государство все равно погибнет. [11]

(Пример 5) [Я] также слышал, что генерал по имени Дзоодзоо 44 из китайского государства Хань, (26) взяв миллионное войско, пошел на государство У, но остановил войска у государственной границы. Когда он послал [гонца] с приказом покориться, то правитель государства У, Сунь Чиовань 45, собрал на совещание ученых мудрецов и придворных, чтобы [обсудить вопрос], сдаваться или защищаться. Ученые мудрецы и придворные сказали: «У Дзоодзоо (27) миллионное войско, у нас - тридцатитысячное. Если будем сражаться, то [наших] сил недостаточно. Если сдадимся, то не расстанемся с [нашими] детьми и жёнами, войска не погибнут, государство не пострадает. Лучше, если сдадимся». После этого [он] посовещался с простыми военными 46. Простые военные сказали: «Ученые мудрецы и придворные говорят о своей (28) жизни и жизни своих жён и детей 47. Если сдадимся, то подданные останутся подданными, чиновники останутся чиновниками, только правитель государства будет сброшен [с трона] и убит. Что же будет? Разве неубитые люди проживут вечность? Причина не в том, много или мало [войск], а причина в Небе. Мы будем сражаться» 48. (29) Слова простых солдат были одобрены, [правитель] выхватил поясной меч, разрубил своё ложе 49 и сказал, что, если кто-нибудь заговорит о сдаче [врагу], того он разрубит как это ложе. Войско в три тысячи разгромило миллионное 50, и Сун Чиовань стал править, взяв титул император У-ван 51.

Небо (30) справедливо решает, не смотря на [количество воинов], много или мало, а смотря на справедливость или несправедливость. Это пятый пример.

Китаец, разбираешься ли ты в том, что правильно, а что неправильно? Ты упрямо полагаешься на своих чиновников и большое войско. Небо за это тебя осудит 52.

(Пример 6) Кроме того, [я] читал в истории нашего государства, что в период старого маньчжурского государства 53 на троне был Айсинь-хан. Он покорил чжурчжэньское (31) государство и правил [им]. Однако он был недоволен жизнью 54. Говорили, что Будда бессмертен и вечен, и [император решил] пойти помолиться Будде. В благоприятное время [он] дважды посылал людей посмотреть, не покрылась ли льдом река Цзян. Поскольку [они] все время говорили, что река не покрылась льдом, [12] [он] убивал [их]. Когда люди, посланные в третий раз, (32) рыдая, говорили: «Если вернемся и скажем, что лёд не сковал [реку], то нас убьют. Если вернемся и скажем, что сковал, а река не покрылась льдом, то какой смертью [мы] умрем?» - то вышел Повелитель-дракон и, обернувшись человеком, расспросил [их]. [Он] сказал: «Если вы обманете, то [все равно] умрете. Идите и скажите, что река уже замерзла». Возвратившись назад, [они] доложили, (33) что река замерзла. Когда государь пошел [к реке], то черепахи своими панцирями построили мост. Перейдя [реку], государь обернулся и увидел, что черепахи исчезли под водой, а мост разрушился и [он] не сможет перейти [реку] назад. Тогда государь один пошел молиться Будде 55. И так он потерял империю, люди из управляемых им семи государств - Сувэй, Бэдо, Ангучэ, Фуне, Хооси, Хэшуй, Бэшань 56 (34) - разбрелись повсюду. Небо осудило то, что [он] не был доволен жизнью императора и пошел молиться Будде, и [Небо] разрушило его империю 57. Это шестой пример.

(Пример 7) И еще можно прочесть в книге истории моего государства: человек по имени Агуда 58 из моего маньчжурского государства покорился императору Дайлио 59. Будучи чжурчжэнем, он спускал ястреба и охотился на тигров и медведей. (35) Когда этому честно живущему человеку велели танцевать на пиру, [он] отказался танцевать. За это его хотели казнить. Тогда Агуда собрал рассеянные государства прежнего Айсинь-хана и стал править, укрепляя [свою] территорию 60. Когда об этом узнал Дайлио-хан, он собрал семисоттысячное войско и сам пошел [против Агуды]. Он не смог победить десятитысячное (36) войско Агуды и бежал. После этого Агуда сражался и разбил войска Дайлио, захватил империю Дайлио, схватил Дайлио-хана, но не убил его, а сделал его бэйлэ с титулом хайбинь-ван. Затем Агуда принял титул Великий Айсинь-хан и правил. Небо справедливо решает, не различая большое государство или маленькое, (37) а смотрит на правду или ложь. Это седьмой пример.

Ты, китаец, разве не знаешь этот пример? Люди государства Чжушэнь, [находящегося] за пределами китайского государства, из года в год нападали на твои пограничные районы и чинили беспорядки и неприятности. Я выступил, чтобы остановить эти беспорядки, не топча поля и пастбища императора. [Я], честно живущий человек, из года в год (38) приходил пасть ниц перед императором, а ты, китаец, поверил словам враждебных мне ехэ. Когда они сказали, что по моему желанию они будут разбиты многочисленным войском моего государства, и ты захотел убить [меня], честного человека, то Небо разоблачило тебя, и [в будущем] твое государство окажется в беде 61. [13]

(Пример 8) [Я] также слышал, что во времена императора Хуйцзуна 62 китайской династии Сун (39) лиса пришла и залезла на императорское ложе. А еще, что мужчина, продававший фрукты, забеременел и родил сына. Более того, [на лице] жены продавца вина по имени Чжу неожиданно выросла борода - борода длинной в 14 урхунь 63. Как только император Хуйцзун услышал об этом, он сделал женщину даосской монахиней. [В то время] император Хуйцзун (40) принимал [у себя] бежавшего от Айсин-хана дайляоского сановника по имени Чжан Ку 64. Когда Айсин-хан велел [его] вернуть, а [того] не отдали, то началась война. Были схвачены два императора - Хуйцзун и Циньцзун 65, отец и сын. Они были сосланы в город Пяти Государств, [находящийся] на другой стороне Белых гор, и [там] умерли. Когда сын Гаоцзун 66 попросил их тела, (41) [то их] вернули 67. Небо осудило то, что преступление было совершено против абсолютно невинного, мирно живущего государства. [Оно] указывало на различные знамения. Сам император был захвачен, а государство погибло. Это восьмой пример.

Ты, китаец, хочешь убить меня, спокойно и мирно живущего человека. [Небо] указало на (42) различные знаки. Разве можно избежать предзнаменований?! Небо настигнет тебя! 68 [14]

(Пример 9) [Я] также читал в истории моего государства, что дул сильный ветер во времена Хицзун Дань-хана 69, третьего поколения Агуды-хана государства Айсинь. В государстве дома были разрушены, черепица, люди и скот были раскиданы на расстоянии (43) до Юли. Множество людей погибло 70. После того как были указанны эти знамения, Хицзун-хан был убит Вань Янь Ляном 71. В начале Хицзун-хан был добр. Поскольку к концу [жизни он] изменился 72, Небо осудило его, указало знамения, и он был убит. Это девятый [пример] 73.

(Пример 10) (44) [Я] также читал в истории моего государства, что, после того как Вань Янь Лян, из четвертого поколения Агуды-хана государства Айсинь, убил Хицзун-хана 74, [он] сам стал ханом. С самого начала, даже до того как [он] стал ханом, [он] был негодяем. А так как дети и внуки Учжимай-хана и дети и внуки Няньмохо были сильные и крепкие, [он] их всех убил. (45) [После того как он] всех убил, [он] приказал привести во дворец жён членов клана. Затем он завлёк Дингу, жену налогового инспектора Удая, приказал убить ее мужа Удая и сделал Дингу [своей] женой 75. После этого [он больше] не удерживал жен и детей клана. Позже, когда [он захотел] взять себе в жены Улин Дасэ 76, жену бэйлэ Улу 77, (46) она сказала бэйлэ: «Если не сможет меня взять, то хан убьет тебя, бэйлэ. Что касается меня, то [я] все улажу». Сказав это, [Улинь Дасэ] ушла. В деревне Лян Хян 78 она покончила жизнь самоубийством. Этот Вань Янь Лян-хан обратился к сановнику по имени Чжан Чжун Ку 79 и сказал: «После того, как покорили часть [сунского] Китая (47), хорошо бы завоевать и оставшуюся часть». Когда главная мать, императрица-регентша Тусянь 80, стала отговаривать его, то он убил ее. Затем, заявив, что [у него] вместо шестисоттысячного войска миллионное, [он] взял жён и пошел воевать с китайцами. Поскольку он был исключительно жестокий и злой, то, когда ушел на войну, все его сановники собрались и объявили ханом бэйлэ по имени Улу 81. (48) На поле сражения приближенные убили [Вань Янь Ляна] 82. [Тот] действовал по принципу противоборства и зла, и Небо осудило его и [допустило, что он] был убит. Это десятый пример. [15]

Если хан не руководствуется принципом долга, а руководствуется собственными принципами, то разве Небо допустит это? Китаец, разве ты создал Небо? Ты сам создан Небом. Так как ты хочешь убивать невинных людей, (49) то тебя самого осудит Небо и твое государство окажется в беде 83.

(Пример 11) [Я] также читал в истории моего государства, что, после того как Улу, пятого поколения Агуды-хана государства Айсинь, стал ханом, [он] стал называться Дайдин-ханом 84. Дайдин-хан был самым мудрым из всех ханов государства Айсинь. Он использовал хороших людей, прислушивался к советам, установил мир в Поднебесной, (50) люди страны жили в богатстве и изобилии. (Далее в тексте оставлен пробел в полторы строки, видимо, на одно предложение. Его нет и в китайской версии. - Т. П.) За это Дайдин-хан был прозван «Маленький Яо и Шунь». Небо прославило честность и доброту, народ возвеличил его и провозгласил ханом. Поколения не забыли [его] и прославили [его]. Это одиннадцатый пример 85.

(Пример 12) [Я] также читал в истории моего государства, (51) что во времена Чжанцзун-хана 86, девятого поколения Агуды-хана государства Айсинь, монгольский Тэмучжин 87 вступил в [его] подданство. Видя то, что [Тэмучжин] преданно и коленопреклоненно приходил и приносил дань, [Чжанцзун-хан] объявил, что хочет убить [его], и по этой причине развязал войну. Государство Айсинь-хана было захвачено Тэмучжином 88. Тэмучжин взял имя Чингис-хана и правил. Небо справедливо решает, не различая, большое государство или маленькое, (52) а смотрит на правду или ложь. Это двенадцатый пример.

Ты, китаец, разве не знаешь этот пример?! [Ты] изменил своему первоначальному принципу преданности, и Небо осудило [это]. Считая большое малым, частое редким, понятное непонятным, в своих посланиях пограничным районам ты сравнивал мое большое государство и многочисленное войско с яйцами, раздавленными (53) твоей [16] большой горой 89. Это слова, сказанные тогда, когда еще не был составлен список мертвых. Если идти по Ляодуну десять дней поперек и десять дней вдоль, то [увидишь, что] горы и степи покрыты белыми костями. Разве это скорлупа яиц, раздавленных твоей китайской большой горой? Разве эти войска были малочисленными? Разве количество было больше, чем Небо? Разве сила была сильнее, чем Небо? (54) Если Небо осуждает, разве это может считаться многочисленным? Жить так - это подобно тому, что убивать и давить скопившихся насекомых.

(Пример 13) [Я] также слышал, что во времена Тогон Тэмур-хана 90, четырнадцатого поколения Чингисхана, разрушилась гора в Чинчжу и растрескалась земля. Более того, в городе Бялян шел кровяной дождь, и вся одежда людей окрасилась в красный цвет. Более того, в городе хана (55) земля дрожала и гора Чжимин-шань разрушилась. Земля опустилась, возникло море длинной в сто ли, умерло большое количество людей. Небо постоянно указывает на знаки. Хорошие принципы не осуществляются, чтобы изменить зло. Так как слушали речи коварных сановников и не прислушивались к честным сановникам, (56) то повсюду в Поднебесной разразилась война. Правление Тогон Тэмур-хана не обращало внимания на знамения и было разрушено. Это тринадцатый пример.

Ты, китаец, разве не знал этот пример? Из колодцев твоего города Ляодун 91 выливалась кровь, и город Ляодун были захвачен. В реке ханского города Бэцзин 92 два года текла кровь, сильный (57) ветер перепутал и разорвал корни старых деревьев, посаженных во всех ямынях, раскололись деревянные подпорки каменных пайлоу (колонн. - Т. П.). Разве можешь ты, китаец, противостоять Небу, [говоря], что твое многочисленное войско и большое государство [противостоят] большим знамениям, указанным Небом? Как бы то ни было, желание Неба осуществится! 93

(Пример 14) (58) Я также слышал, что человек по имени Чжу Юваньлун 94 из китайского государства в детстве потерял родителей и двух братьев и, будучи [17] одиноким, [он] стал монахом. Нищенствуя, он дошел до города Хоочжу 95 и был схвачен стражей ворот. Когда правитель города узнал, что [Чжу Юаньлуна] хотят убить, то спас [его]. После того как [Чжу Юаньлун] так бедствовал, настало время, [предопределенное] Небом, и [он] стал правителем. Небом поднят и вознесен, несмотря на одинокую и презренную [жизнь], (59) а судя по [его] честности и добродетели. Это четырнадцатый пример.

По воле человека, как могло разрушиться государство Тэмур-хана? Как мог нищенствующий Чжу Юваньлун взять его и стать правителем? [Все это только] благодаря воле Неба 96.

(Пример 15) (60) В книге истории моего государства [я] читал, что со времен Айсинь-хана бэйсэ маньчжурского государства совершенно не общались с другими государствами и жили только на земле маньчжурского государства, которой владели. Семь сыновей чжурчжэньского Гяху 97 росли крепкими и сильными и, надев военное обмундирование, могли перепрыгнуть через девять быков. Так как их тело было сильным и крепким, (67) то их сердце стало высокомерным. Они силой захватили невесту [моего] предка, Пятого Нингута-бэйсэ 98. Нингута-бэйсэ 99 выступили с войсками, и убили всех потомков и родственников Гяху. Небо осудило [тех, кто] совершил преступление и оскорбил хороших людей, [поэтому] потомки и родственники были уничтожены. Это пятнадцатый пример 100.

(Пример 16) (62) В чжурчжэньском роду было девять сильных людей, [правивших вместе]. На дороге они подстерегли и схватили дочь Нингута-бэйсэ, которая была послана к ее мужу. Нингута-бэйсэ пошли [на них] войском и убили всех потомков и родственников этих девятерых. Что касается сильных и крепких, то Небо осудило [их] преступление, совершенное против хороших людей. Все потомки и родственники (63) были убиты. Это шестнадцатый пример 101. [18]

(Пример 17) Более того, один человек из ехэ сказал: «Наши два города ехэ, хада, ула, хойфа, монголы, наших бэйсэ много, государство большое. Когда в твоем маньчжурском государстве появились бэйлэ? Вы подобны оторванной от одежды пуговице. Что у вас есть102. Когда хада, ехэ, ула, хойфа и монголы (64) собрались и пришли войском, чтобы убить меня, совершенно невинного человека 103, то Небо заступилось за меня, осудило их и их государства отдало мне. Небо справедливо решает, не смотря на [количество], много или мало, а смотря на справедливость или несправедливость (истину или ложь). Это семнадцатый пример 104.

(Пример 18) В той войне был схвачен Бучжантай из государства Ула 105. [Я] потом отослал его обратно (65) в государство Ула, отдал [ему] свою дочь, сделал [его своим] зятем и ханом 106. После этого [он] изменил мне, его кормильцу, и расстроил мою женитьбу на дочери из ехэ, и все же я отдал ему еще своих двух дочерей. Так как [он] не захотел взять мою третью дочь, он женился на дочери из ехэ. (66) Из-за этого [я] начал войну. Небо осудило [его] и отдало мне государство Бучжантая. Бучжантай сам пошел к ехэ, и Небо убило его 107. Действительно, Небо знает о всех преступлениях и пороках. Это восемнадцатый [пример] 108.

(Пример 19) Хотя Небо любит [меня], но мое сердце не стало высокомерным, я не совершил ни малейшего преступления против людей. Китаец, ты способствовал преступлению другого государства, находящегося за [твоими] пределами, и постоянно хотел убить [меня], (67) честно живущего человека. Я пожаловался Небу и пошел воевать против тебя, китайца. Небо тебя осудило, а меня поддержало. Как же после этого ты, китаец, не испугался противиться мне, хотел убить [меня], выкопав корни и подняв четырехтысячное войско, (68) в условленный день вышел по четырем дорогам 109. Опять Небо осудило тебя, а меня поддержало. Причина не в том, что [19] большое или малое [количество], причина в Небе, и только. Это девятнадцатый [пример] 110.

(Заключение) В книгах, дошедших до нас с древних времен, сказано, что если период существования большого государства заканчивается, то императоры и сановники (69) приходят в замешательство, правление осуществляется неверно, личные ошибки не признаются, сердце наполняется высокомерием и уничтожается. Когда приходит время малого государства, то Небо заполняет сердце; дождь, ветер, снег и мороз наступают вовремя, все вещи происходят без задержки. Одним словом, это - воля Неба 111.

Сиюнь, который жил, обрабатывая поля; (70) глава деревни Лиобан; нищенствовавший Чжу Юваньлун - все они стали императорами, когда наступило указанное Небом время. Я родился как родственник великого Айсинь-хана. Под кем я должен быть чжурчжэньским рабом? Когда наступает время, указанное Небом, то разве причина в малом и малочисленном? Причина в том, что [само] Небо возвышает и вскармливает.

Китаец, когда ты говоришь о своем большом государстве (71), в твоем сердце оно велико как море, непоколебимо как гора. Если ты живешь в спокойствии, разве Небо осудит тебя? Если не следуешь [закону] Неба и твое сердце злонамеренно, ты говоришь, что [твое] государство большое, армия многочисленна; ты подобен большой горе, которая давит яйца, то для Неба это является большим преступлением. Ты не несешь ответственности [за то, что говорит] твой рот (72), это сказано ртом злого духа 112.

Когда были рождены горы и реки, Небо еще не создало закона, по которому горы бы возвеличивали, а людей бы уничтожали. Китаец, почему ты возвеличиваешь себя подобно горе и уничтожаешь яйца? Когда [ты], попусту болтая, умножаешь преступления, то Небо осуждает [тебя] и твое государство окажется (73) в беде.

В книге Соосида 113 сказано: «Убегающий человек зубами сжимает шлем, а когда знает, что [убежал] далеко, начинает громко браниться. Если подойдет поближе, то [20] умоляет [о пощаде], стоя на коленях. Когда же вернется домой, то рассказывает горделиво [о якобы своих победах]». Все это сказано как будто про тебя. Что же ты не умолк, когда Небо осудило [тебя], отобрало земли (74) и уничтожило десятки тысяч войск? Ты все также говорил громкие слова! Разве [ты] не боишься Неба?

Каждый человек может совершить проступок. Я искренно говорю о [своих] ошибках и сам сознаюсь [в этом]. Тот, кто сам к себе критичен и указывает на свои проступки, [он] самый хороший человек. Такого человека и Небо (75) одобряет, и люди, поддерживая [его], радуются. Поскольку я совершаю ошибки, я не выставляю себя [вперед]. Все мои проступки можно назвать «кустарником», [я] - обыкновенный человек. Тот, кто отрекается от ошибок и говорит, что они правильные, то это самый последний человек. Такого человека и люди презирают, и Небо осуждает.

(Вывод) До того как было разрушено государство Хада, в год Желтой (76) собаки, в канавах текла кровь. Это знамение было указано, [однако к нему] не прислушались, и государство Хада погибло. Затем, до того как погибло государство ехэ, в год Белого дракона шел дождь из различных семян, в год Красного дракона шел кровяной дождь. Это знамение было указано, но не понято, и государство ехэ погибло.

Китаец, в реке твоей столицы Пекин (77) два года течет кровь. Зачем противиться знамению? Когда бы ни было, [что-нибудь] случится. В моем государстве два года - в год Красной обезьяны и в год Красного дракона- шел медовый дождь 114. Этим дождем Небо хотело выразить свою любовь. Китаец, тебя Небо осудило и указало на различные знамения. В то время, когда твои войска разгромлены и земли отобраны, (78) [ты] продолжаешь говорить громкие слова: «[Я] не знаю своих ошибок, войско моего государства огромно» - [этим] ты, китаец, соперничаешь с Небом 115.

(пер. Т. А. Пан)
Текст воспроизведен по изданию: Обращение Поздней Цзинь к династии Мин // Письменные памятники Востока, № 2 (7). 2007

© текст - Пан Т. А. 2007
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Письменные памятники Востока. 2007