Археографическое введение

Включенные в сборник источники освещают довольно протяженный период истории международных отношений в Центральной Азии. Самый ранний русский документ — приведение к присяге (шерти) прикочевавших в район рек Иртыш, Омь и Камышлово ойратских тайджи — датируется 1608 г.; последний, свидетельствующий о попытках правительства России и местной сибирской администрации нормализовать русско-китайскую торговлю путем открытия новых торговых пунктов в Центральной Азии, относится к 1797 г.

Таким образом, хронологически документы отражают важный этап исторического процесса в Центральной Азии — возникновение и развитие новой структуры международных отношений в связи с выходом на историческую арену таких государственных образований, как Джунгарское ханство, государство Алтын-ханов, выдвижением на рубежи Центральной Азии Русского государства и Цинской империи.

Интересующие нас документы были выявлены главным образом в Архиве внешней политики России МИД СССР (АВПР), Центральном государственном архиве древних актов СССР (ЦГАДА), Государственном архиве Омской области (ГАОО).

Документы, относящиеся к событиям XVII в., отложились в основном в фондах центральных учреждений, ведавших внешними сношениями Русского государства, и прежде всего в Сибирском приказе, который был создан в 1637 г. и просуществовал с перерывами до 1763 г. Из фонда Сибирского приказа, хранящегося в ЦГАДА, в сборник включены грамоты русских царей правителям различных центральноазиатских владений, указы правительства сибирским воеводам по «опросам внешних сношений, послания правителей Джунгарского ханства, казахских ханств, Северной Монголии в Москву, отписки воевод Тобольска, Тюмени, Томска, Тары, Красноярска и других сибирских городов, через которые осуществлялись многочисленные и разнообразные контакты с соседними государствами Азии 1.

Документы этого фонда (особенно статейные списки [24] русских послов в Джунгарию, Халху, к Алтын-ханам) содержат не только сведения о взаимоотношениях России с государствами Центральной Азии, но и важную информацию о политических и других связях народов этого региона между собой.

В фонд Сибирского приказа вошли сохранившиеся во время пожара немногочисленные документы Приказа Казанского дворца, который был основан в 1599 г. и до создания Сибирского приказа в числе других дел ведал и сношениями с государствами Средней, Центральной и Восточной Азии. Другая часть документов Приказа Казанского дворца была включена в Фонд Посольского приказа, в функции которого входили прием в Москве посольств Алтын-ханов и Джунгарского государства и ведение с ними переговоров 2. В конце XVIII — начале XIX в. документы этого приказа были сгруппированы в тематические коллекции. Из них особую важность для настоящего издания представляют «Калмыцкие дела», «Монгольские дела», «Зюнгорские дела», «Киргиз-кайсацкие дела» и «Сношения России с Китаем» 3.

Все они содержат отпуски грамот русских царей, адресованные тюркским и монгольским правителям, листы владетелей этих государств на имя русских царей, статейные списки послов, переписку центральных учреждений с местными властями по поводу взаимоотношений с соседними государствами.

Документы, освещающие международные отношения в Центральной Азии в XVIII в., выявлены в фонде Сената (ЦГАДА, ф. 248). Как высшее государственное учреждение России XVIII в. Сенат осуществлял общее руководство государственным аппаратом и всей политикой страны, в том числе и решением вопросов, связанных со сношениями с Китаем и Джунгарским ханством. Из этого фонда в сборник включена переписка Сената с Лифаньюанем, отражающая споры сторон по поводу джунгарских и алтайских беженцев и притязания Цинской империи на земли, вошедшие в состав Российского государства; донесения русских властей Сибири о взаимоотношениях Джунгарского ханства с правителями казахских жузов и военных действиях цинских войск против Джунгарии; донесения комендантов пограничных [25] крепостей и различных лиц, побывавших с дипломатическими и торговыми целями в Джунгарии и прилегающих к ней районах Казахстана.

Документы Сената в значительной степени дополняются документами Коллегии иностранных дел, заменившей в 1718 г. Посольский приказ 4. Ее документы также были сгруппированы в тематические коллекции.

В использованных нами коллекциях («Зюнгорские дела», «Киргиз-кайсацкие дела» и «Сношения России с Китаем») содержатся донесения и письма сибирских губернаторов, командующих войсками на Сибирских линиях и комендантов крепостей в пограничных районах о вторжении цинских войск на Алтай и о мерах, принимаемых местными русскими властями для защиты населения. Большой интерес представляют рапорты и донесения гражданских и военных властей Сибири и показания чиновников, купцов и других лиц, ездивших в Джунгарию и соседние районы Казахстана.

Документы ЦГЛДА и АВПР, взятые в совокупности, раскрывают сложный и противоречивый процесс становления и развития отношений Русского государства с казахскими жузами, Джунгарским ханством, владением Алтын-ханов, Халхой, Китаем, содержат интересные сведения о взаимоотношениях этих государств между собой.

События, происходившие в Сибири, Казахстане, Джунгарии и Халхе в XVII в., нашли отражение в документах и материалах фонда академика Г Ф. Миллера (ЛО ААН, ф. 21), обследовавшего в ходе Первой Академической экспедиции в Сибирь (1733-1743) архивы более чем 40 сибирских городов 5.

Для данного сборника отбирались русские архивные документы, содержащие наиболее достоверную и полную информацию о движущих мотивах и основных направлениях политики России, Джунгарского ханства и Цинской империи, поскольку они оказывали первостепенное влияние на развитие отношений между государствами Центральной Азии. Предпочтение отдавалось документам инициативного и итогового характера. Составители сборника стремились включить в него прежде всего подлинники, при их отсутствии отбирали отпуски и копии XVII-XVIII вв.

В сборник включены письма (листы) владетелей [26] государства Алтын-ханов, Джунгарского ханства, казахских жузов из киргизских родоправителей, адресованные русским царям, а также послания Лифаньюаня Сенату в переводах XVII-XVIII вв. В тех случаях, когда старый перевод был не совсем ясен, в комментариях давался другой, более поздний, выполненный квалифицированными переводчиками или учеными.

Существенным дополнением к русским документам, выявленным в архивах, служат материалы, взятые из китайских сочинений. Наиболее полно они представлены в собрании «Да Цин личао шилу» («Хроника правления великой династии Цин») 6. Важность этого исторического источника трудно переоценить, если учесть, что публикации китайских архивных материалов проводились нерегулярно, охватывая при этом сравнительно небольшой объем документов и лишь по некоторым темам 7, а сведения из других собраний часто отрывочны и могут быть использованы только как дополнение при реконструкции истории внешней политики империи Цин.

Текст «Шилу», материалы которого использованы в сборнике, был издан в 1933-1937 гг. в Японии фотолитографическим способом. Он представляет собой вариант текста, хранившегося в Палате высочайших предначертаний в Шэньяне (Мукдене), однако для воспроизводства источника полностью издателям приходилось обращаться к тексту, хранящемуся в Пекине 8.

«Шилу» является собранием хроникальных записей и официальных документов за период с 1583 по 1912 г. с внутренним подразделением по годам правления отдельных императоров. Материалы «Шилу» составлялись на китайском, монгольском и маньчжурском языках в пяти экземплярах и находились в Императорском хранилище исторических сочинений в Пекине, Палате высочайших предначертаний в Шэньяне (там имелось только два варианта — на китайском и [27] маньчжурском языках), во внутренних покоях Дворца Небесной чистоты в Пекине и два экземпляра в Дворцовой канцелярии (один из них специально был предназначен для императора). Сейчас все они собраны в Первом историческом архиве КНР и Ляонинском архиве.

Хроника была рассчитана на узкий круг лиц: императора, членов императорской семьи, высших государственных сановников и являлась сводом знаний о различных сторонах прошлого и настоящего династии. В «Шилу» записывалась официальная версия событий, предпочтение отдавалось императорским указам, материал тщательно отбирался, тексты указов нередко усекались, а следовательно, историческая картина несколько искажалась. Минский историк Ли Цзяньтай в свое время писал: «"Шилу" — это записи событий благостных, а не постыдных, значительных, а не ничтожных, это дворцовая, а не неофициальная ("вольная") история» 9.

Следует учитывать, что во времена императоров Канси и Цяньлуна была осуществлена значительная редакция текста хроники, что в ней отмечалась не дата того или иного события, а дата его фиксации в императорской канцелярии. При всем этом «Шилу» является своеобразной энциклопедией по вопросам внешней и внутренней политики Цинской империи. В «Шилу» представлены государственные документы правления и императорские указы, эдикты, поучения, хроника дворцовой жизни, выдержки из сводов законов; дипломатическая переписка, записи о приезде посланцев, принесении даров и подношений, описание системы торговых пошлин; реестры земель, данные переписи податного населения, описание налоговой системы и системы чинов, военные приказы, указы о разработке планов военных кампаний, доклады об их ходе, о подавлении восстаний, принципах власти на вновь завоеванных землях и т. д.

Поскольку часть материалов не вошла в «Шилу» или же вошла в сильно сокращенном и отредактированном виде, нами были просмотрены некоторые китайские средневековые документальные подборки материалов, создававшиеся по следам событий с целью прославления военных успехов императора. Из таких собраний использованы «Циньдин пиндин чжуньгээр фанлюэ» («Высочайше утвержденное описание умиротворения джунгар») 10, содержащее императорские повеления, доклады Цзюньцзичу, полководцев, сановников и т. д. о подготовке и ходе завоевания Джунгарского ханства. Отдельные документы взяты из «Юйчжи циньчжэн пиндин шомо фанлюэ» («Составленные по высочайшему повелению описания похода императора по усмирению [населения] [28] северных пустынных земель») 11. Этот источник, охватывающий период с 1677 по 1699 г., освещает историю включения в состав Цинской империи Халхи, а также войн маньчжуров с ханом Галданом.

Следует учесть, что составители и редакторы таких собраний нередко интерпретировали события в явно выгодном для правящей династии свете, рассматривая и оценивая их сквозь призму традиционных китаецентристских представлений, оправдывая и идеализируя политику правителей Китая. При переводе на китайский язык посланий от властителей других стран в хроникальные записи добавлялись выражения покорности, сами грамоты назывались «докладами», а послания императора оформлялись как «указы» от повелителя к вассалу, для чего употреблялся иероглиф «юй» («высочайшее повеление»), что отнюдь не отражало реального положения дел. Походы цинских войск, например, в Джунгарию, Восточный Туркестан, Казахстан и Южный Алтай изображались как «умиротворение», «упорядочение» взбунтовавшихся вассалов, уничтожение «бандитов».

Даты китайских документов и материалов, соответствующие лунно-солнечному календарю, в котором дни месяца обозначались определенными циклическими знаками, а годы считались по эрам правления императоров, переведены в сборнике на европейское летосчисление по методике и таблицам Сюэ Чжунсаня и Оуян И 12.

Передача текста публикуемых документов и их археографическое оформление осуществлены по «Правилам издания исторических документов в СССР». В некоторых случаях допущены отступления от правил с целью приближения к оригиналу текстов документов XVII-XVIII вв. Документы сгруппированы по хронологическому принципу. Каждый имеет порядковый номер, заголовок, снабжен легендой и примечаниями.

Надстрочные, подстрочные и выносные буквы внесены в строку. Пропущенные буквы и слоги восстановлены в квадратных скобках. Сочетания слов, встречаемые в тексте документов, типа «колмацкая земля», «ис киргиз» и им подобные, обозначающие государственные образования или географические названия и написанные в оригинале со строчной буквы, даны в сборнике с прописной: «Колмацкая земля», «ис Колмаков», «ис Киргиз».

Знаки препинания расставлены в соответствии с современными правилами пунктуации. Собственные имена, географические название переданы так, как написаны в документах. В заголовках же дается их написание, принятое в [29] современной историографии. В некоторых случаях опущен полный титул, означающий перечисление тех земель и княжеств, на которые распространялась власть русского царя.

В больших по объему и многоплановых по содержанию документах опущены и не оговорены в подстрочных примечаниях те части текста, которые не имеют отношения к теме настоящего издания. В заголовках к таким документам поставлен предлог «из» (опущенные места в тексте отмечены отточиями). Ряд документов датируется приближенно с обоснованием, данным в подстрочных примечаниях. Для статейных списков была принята двойная датировка — по дате получения и отметке о подаче, кроме статейного списка И. Байгачева (док. № 37), В. Бубенного (док. № 44) и М. Юдина (док. № 74).

В приложении к сборнику в хронологическом порядке публикуются в переводе с персидского на русский язык извлечения из труда среднеазиатского ученого XVII в. Махмуда ибн-Вали «Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахийар» (перевод и комментарии Б. А. Ахмедова), из тюркоязычного сочинения XVIII в. Муллы ал-Алима «Ислам-намэ» (перевод и комментарии В. П. Юдина) и из труда уйгурского историка Зайн ад-Дина Мухаммада-Имина Садра Кашгари «Асрар ал-футух» (перевод и комментарии М. К. Кутлукова). Дополнительная археографическая работа с текстами приложения проделана Б. П. Гуревичем, О. В. Зотовым и Г. И. Герасимовой.

Эти нарративные источники дополняют и уточняют ход сложных исторических событий из истории взаимоотношений Джунгарского ханства с соседями, раскрывают причины внутренней слабости ойратского государства и Восточного Туркестана накануне и в период вторжения Цинской империи.

Многоточие в текстах приложений обозначает пропуск в переводе предложений и отрывков оригинала, не относящихся к теме сборника или ничего не дающих для полноты понимания его содержания.

* * *

Выявление русских архивных документов проведено сотрудниками и аспирантами Института востоковедения АН СССР Б. П. Гуревичем, Л. X. Тер-Мкртичян, М. П. Петерс и Н. А. Алдабековой, сотрудником ЦГАДА Л. И. Шохиным и сотрудником Института уйгуроведения АН Казахской ССР В. А. Моисеевым. Археографическое оформление архивных документов к печати осуществлено сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского института документоведения и архивного дела О. Ф. Козловым. В работе с русскими документами принимали участие сотрудник АВПР [30] О. А. Глушкова и сотрудник ЦГАДА Т. Б. Соловьева. Сверка этих документов осуществлена М. П. Петере, Н. А. Алдабековой и Л. И. Шохиным.

Перевод китайских документов выполнен сотрудниками Института востоковедения АН СССР А. Д. Воскресенским и А. И. Чернышевым. В сборник включены также переводы с китайского языка, выполненные сотрудником Института востоковедения АН Узбекской ССР А. Ходжаевым, сотрудником Института истории АН Киргизской ССР Г П. Супруненко и сотрудником Института уйгуроведения АН Казахской ССР К. Ш. Хафизовой.

Комментарии к документам и материалам составили А. Д. Воскресенский, В. А. Моисеев, А. Ходжав и А. И. Чернышев. Тексты приложений и комментарии к ним подготовлены сотрудниками Института востоковедения АН Узбекской ССР Б. А. Ахмедовым, М. К. Кутлуковым и В. П. Юдиным.

Предисловие к сборнику написано членом-корреспондентом АН СССР Г Ф. Кимом, историческое введение — Б. П. Гуревичем, археографическое — А. Д. Воскресенским, О. Ф. Козловым, В. А. Моисеевым.

В подготовке сборника к печати принимали участие сотрудники Института востоковедения АН СССР Г И. Герасимова, Д. В. Дубровская, М. П. Петере. Терминологический словарь и указатели (именной, географический) составлены А. Д. Воскресенским, Д. В. Дубровской, М. П. Петере и аспиранткой Института востоковедения АН СССР Г С. Ураевой.

Используемые в комментариях документы и материалы на монгольском языке подготовлены сотрудниками Института востоковедения АН МНР А. Дамдинсурэном, Н. Ариунгуа, Ц. Гэрэл. Дополнительная текстологическая работа над этими документами осуществлена сотрудниками Института востоковедения АН СССР Г С. Гороховой, Л. П. Поповой, 3. В. Шеварниной, К. Н. Яцковской.

По техническим причинам сборник публикуется в двух книгах. Книга первая включает в себя документы с № 1 по № 130 и комментарии к ним. Во второй книге помещены документы с № 131 по № 245, комментарии к ним, приложения, список литературы, список сокращений и указатели к обеим книгам.

Участники работы над сборником выражают благодарность Г И. Слесарчук за постоянную консультацию по вопросам, связанным с историей Монголии.


Комментарии

1. Характеристику этого фонда см.: Оглоблин Н. Н. Обозрение столбцов и книг Сибирского приказа.

2. Дремина Г. А., Крайская З. В., Кононов Ю. Ф. Центральный государственный архив древних актов СССР; Автократова М. И. Там, где ценнейшие документы.

3. Так как научная разработка документов этих коллекций ведется уже давно и имеется ряд публикаций, нет необходимости давать подробную характеристику хранящихся в них материалов. См.: Пуцилло М. П. Указатель делам и рукописям; Котвич В. Л. Русские архивные документы по сношениям с ойратами; Златкин И. Я., Слесарчук Г. И. Введение. — РМО 1607-1636, с. 7-17; Киреев Ф., Семенюк Г. Предисловие. — КРО в XVI-XVIII вв., с. III-XVI; Демидова Н. Ф. Археографическое введение. — РКО в XVII в. Т. 1, с. 29-36; Гольман М. И., Слесарчук Г. И. Введение. — РМО. 1636-1654, с. 5-14.

4. В настоящее время материалы Посольского приказа (до 1719 г.) хранятся в ЦГАДА, а Коллегии иностранных дел — в АВПР. Подробнее см.: Дремина Г А., Крайская З. В., Кононов Ю. Ф. Центральный Государственный архив древних актов СССР; Автократова М. И. Там, где ценнейшие документы; Мазаев В. И., Чернецов А. С. Архив внешней политики России; Демидова Н. Ф. Археографическое введение. — РКО в XVIII веке.

5. Значительная часть этих фондов не сохранилась до наших дней. Так, во время пожара в 1787 г. сгорел Тобольский архив, где было собрано огромное количество исторических материалов. Подробнее см.: Голицын В. Н. Портфели Г. Ф. Миллера

6. Исследованию этого источника посвящено много работ. См., например: Мелихов Г. В. «Да Цин личао шилу» как исторический источник; Воскресенский А. Д. К характеристике «Да Цин личао шилу»; Доронин Б. Г Китайская государственная историография XVII в.; его же. О государственном историописании в Китае; его же. К характеристике средневековой китайской историографии; Fuchs W. Zur Druckausgabe der Shih-Lu der Manju-Dinastie; Biggerstaff K. Some Notes on The Tung-hua Lu and the Shih-lu.

Этот памятник был охарактеризован в историографических введениях ряда монографий: Мелихов Г В. Маньчжуры на Северо-Востоке XVII в.; Ермаченко И. С. Политика маньчжурской династии Цин в Южной и Северной Монголии; Внешняя политика династии Цин в XVII в.; Мясников В. С. Империя Цин и Русское государство.

7. Волченков Г. И. Архивное дело в Китайской Народной Республике; Ефимов Г. В. Историко-библиографический обзор источников и литературы; Чэнь Гаохуа, Чэнь Чжичжао и др. Чжунго гудайши шиляо сюэ.

8. В 1964-1975 гг. на Тайване было осуществлено переиздание «Шилу» в 95 томах. В КНР издавались подборки материалов из «Шилу» по темам, а в настоящее время предпринято новое многотомное издание памятника. См.: Чэнь Гаохуа, Чэнь Чжичжао и др. Чжунго гудайши шиляо сюэ; Чжунго шисюэ минчжу тицзе.

9. Цит. по: Чэнь Гаохуа, Чэнь Чжичжао и др. Чжунго гудайши цзыляо сюэ, с. 438.

10. Характеристику этого источника см., например: Котвич В. Л. Русские архивные документы по сношениям с ойратами, с. 803.

11. Там же, с. 802; Ермаченко И. С. Политика маньчжурской династии Цин в Южной и Северной Монголии, с. 10; Внешняя политика государств» Цин в XVII в., с. 18.

12. См.: A Sino-Western Calendar for Two Thousand Years 1-2000.

Зуп 1с

По привлекательной цене зуп 1с для ваших нужд.

veratis.ru