№ 25

1636 г. октября 31. — Из грамоты Приказа Казанского дворца томскому воеводе И. И. Ромодановскому о приведении к шерти Эрдени Батура-хунтайджи и хошоутского тайджи Туру-Байху

От царя и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии в Сибирь в Томской стольнику нашему и воеводам князю Ивану Ивановичю Ромадановскому, да Ондрею Андреевичю Бунакову, да дьяку нашему Анисиму Трофимову.

Писали есте к нам в прошлом во 143 году: присылал в Томской бити челом /л. 408 об./ нам черных калмаков из орчаков 1 князец Кохтебей, чтоб нам ево пожаловати, велети ему быти под нашею царскою высокою рукою. И в Томском улусные ево люди за нево, Кохтебея, шерть дали. А к нему, Кохтебею, посылан ис Томсково сын боярской Семен Лавров [с] служилыми людьми и его, князца Кохтебея, привел к шерти у него в улусех. И тот князец Кохтебей нам служит и улусных своих людей с торги под Томской присылает.

Да в прошлом же во 144 году марта в 7 день посылали вы томских служилых детей десятника Семейку Мезеню с товарыщи 5-ти человек в Черные Колмыки в Байбагачев улус к Сенге-тайше, а велели ему, Исенгею 2 , говорити: присылал он, Исенгей, в Томской улусных своих людей бити нам челом, чтоб нам ево пожаловати, велети ему быти под нашею царскою высокою рукою в холопстве навеки. /л. 409/ И в Томском те ево улусные люди за него, Исенгея, шертовали, что ему, Исенгею, со всем своим улусом нам служити и прямити и быти в холопстве навеки. И что он, Исенгей, ударил челом лошедью, что вам прислал поминком, и за то к нему наше жалованье — сукна и вершки шапочные посланы. И он бы, Исенгей, ехал в Томской и нам шерть дал сам при вас. Да тем же служилым людем в Байбагачеве улусе тайшам Куже 3 и Очете 4 и в больших колмацких улусех Багатырю-контайше велели говорити, чтоб они, тайши, нам служили и прямили, и было б под нашею царскою высокою рукою в холопстве, и ехали в Томской, и дали нам шерть при вас же, что им, тайшам, нам служити и прямити, и быти в вечном [86] холопстве, и под Томской улусных своих людей с торги присылать.

/л. 409 об./ И мая в 19 день томския служилыя люди десятник Семейка Мезеня с товарыщи в Томской пришли, а сказали, чт» они в Черных Колмаках были, Исенгею-тайше говорили, что мы ево пожаловали, велели со всем ево улусом приняти в холопство. И он бы, Исенгей, ехал в Томской. Исенгей-тайша под нашею царскою высокою рукою быти рад, а в Томской не поехал для того, что хотел ехать в улусы для ясаку, а шертовал нам з братьею и за весь свой улус при них, служилых людех, у себя в улусе на том, что ему, Исенгею, нам: служити и прямити, и быти в холопстве навеки, и улусных своих людей с торги под Томской послал.

А тайши ж Кужа и Очета и Богатырь-контайша нам служити и прямити и в холопстве быти готовы ж: отпустили в Томской с служилыми людьми улусных своих людей — Кужа и Очета 4-х человек, а Богатырь-контайша 5-ти человек. Да Кужа-тайша прислал с улусными своими людьми в Томской нам челом ударити лошедь коуру, /л. 410/ да тебе, князю Ивану, прислал в поминках лошедь соврасу, а вам, Ондрею и Онисиму, по 3 лисицы красных, а контайша прислал нам челом ударить лошадь карю, а вам в поминках по лошеди ж. И били нам челом, чтоб нам их пожаловати, велети их приняти под нашу царскую высокую руку, И велели тем. своим улусным людем те тайши Кужа и Очета и Богатырь-контайша за себя нам шерть дати. И те их улусные люди в. Томском при вас к шерти приведены на том, что им, тайшам, со всеми своими улусными людьми нам служити и прямити, и быти в вечном холопстве, и под наши городы войною не приходить, и присылати под Томской с торги. И за те лошади, что колмыцкие тайши нам ударили челом и вам прислали в поминках, дано нашего жалованья Куже-тайше 3 аршина сукна аглинского червчатого, людем ево двум человеком по полутретья аршина сукна зеленово аглинскова ж /л. 410 об./ двем же человеком по полутретья ж аршина лазоревого летчины да за поминки, что вам Кужа-тайша прислал, по полутретья аршина сукна лазоревого летчины; Богатырь-контайше 3 аршина сукна аглинсково червчетого людем ево двем человеком по полутретья аршина сукна зеленово аглинсково да трем человеком по полутретья ж аршина сукна лазореваго летчины; да за поминки, что вам присланы, по полутретья ж аршина сукна лазоревого и зеленова летчины, и ис Томска отпущены. А лошеди, которыми колмацкой тайша нам челом ударили и вам в поминках дали, розданы для нашей пашнге пашенным крестьяном...

Писан на Москве лета 7145-го октября в 31 день.

За правою подьячего Петрушки Стельшина.

ЛО ААН ф. 21, оп. 4, кн. 17, л. 408-410 об. Копия XVIII в.

Опубл.: РМО. 1636-1654. № 12, с. 69-71.


Комментарии

1. Этническая принадлежность орчаков (курчаков, урчаков) до сих пор точно не определена. По мнению Б. О. Долгих, это, вероятно, были калмыки (см. Долгих Б. О. Родовой и племенной состав, с. 113).

2. Речь идет об одном из невладетельных ойратских, возможно, торгоутских тайджей из улуса Байбагиша (см. примеч. 2 к док. № 2) Присланные им в Томск люди шертовали русским властям, за что Исингею были отправлены царские дары, а позднее приглашение побывать в Томске. Это свидетельствует о расширении торговых и других связей русских городов Сибири с кочевавшими на ее рубежах ойратскими племенами.

В дальнейшем в русских архивных документах тайджи Исингей уже не встречается, из чего можно предположить, что он не сыграл сколько-нибудь серьезной роли в истории русско-ойратских отношений.

3. Речь идет о хошоутском тайджи Туру-Байху (1582-1654) — в русских документах Кужа, Кута, Куйша, впоследствии стал более известен под титулом Гуши-хана. Первоначально его кочевья располагались к западу от Тарбагатая в районе рек Или и Эмили. Неоднократно посылал посольства в сибирские города. В конце 30-х годов XVII в. с большей частью хошоутов перекочевал в район оз. Кукунор. Разгромил бежавшего туда от маньчжуров халхаского Цокту-тайджи и начал активно вмешиваться в религиозную борьбу в Тибете. Приняв сторону V далай-ламы Агван Лобсан-Чжамцо (см. примеч. 2 к док. № 39), стал светским правителем Тибета (см.: Дугаров Р. Н. Родословные таблицы, с. 73-94; Слесарчук Г. И. Русские архивные материалы, с. 255-261)

Цинское правительство оказывало «всяческое внимание Гуши-хану, стремясь использовать его для борьбы с соседями и в целях оказания влияния на другие группы ойратов» (Внешняя политика государства Цин, с. 163).

4. Правильно Очирту-тайджи (Учюту, Очерту, Очета, Учюлту), сын главы хошоутов Байбагиша, зять Эрдени Батура-хунтайджи. В 1657 г. получил от далай-ламы титул Цецен-хана. В ходе междоусобной войны в Джунгарии в 1676-1677 гг. потерпел поражение и был убит (Внешняя политика государства Цин, с. 162-163).