№ 188

1755 г. июня 23 *. - Указ императора Цяньлуна сановникам Цзюньцзичу о походе цинских войск под командованием цзянцзюня Чжао Хуэя в Восточный Туркестан

(* День цзя-инь 5-го месяца 23-го года правления под девизом Цяньлун)

/л. 12б/ Императорский указ сановникам Цзюньцзичу: Некоторое время тому назад Чжао Хуэю было приказано выступить в карательный поход на уйгурские земли и в пути действовать в соответствии с обстановкой. Поскольку у него мало солдат, то переход через бурутские земли может вызвать затруднения. Ныне бурутские старейшины уже приезжали с изъявлениями покорности 1. Поскольку армия Ярхашаня, подойдя к Кучару, безуспешно атаковала город, то он мог бы выступить и помочь, а Цэбдэнчжаб направить свои силы для взаимодействия. Однако у бурутов нет единого начальника, и если увидят, что наши войска уходят, то снова начнется смута. [На них] нельзя положиться.

Специально указать Чжао Хуэю, /л. 13а/ что необходимо принять меры предосторожности. Если отправится в поход на Яркенд и Кашгар, то пусть держит связь с Ярхашанем и перебросит туда силы Цэбдэнчжаба. Если в нынешнем году выполним задачу, то установится мир. Если же за это время Яркенд и другие пункты не удастся взять, то возвращайтесь в Или. Желательно отыскать и схватить Хазык-Шары и Букучагана; церемониться с предварительным докладом необязательно.

Ставя своей задачей навести порядок среди уйгурских племен, мы приняли решение о дальнем походе 2, поэтому не следует наносить удары полагаясь только на силу. Нужно учесть потребности врага в хлебе и вытоптать посевы, превратить все в бесплодную пустыню, где нечего собирать. И силы бандитов, естественно, ослабеют.

Также сообщают, что Хан-Ходжа убил перешедших на нашу сторону зайсанов Шаласы /л. 13б/ и Махусы. Они старые [наши] подданные и [мы] испытываем негодование. Возможно, [они] бежали в военный лагерь к ойратам.

Умиротворение является одним из путей наведения порядка в уйгурских племенах, и ему следует уделить больше внимания.

Согласно докладу Цэбдэнчжаба, гуны Даши и Батур и шивэй Лао Гэ с двумя сотнями солдат на реке Каш захватили более шестидесяти семей ойратов демчи Толохэчжо. Толохэчжо является племянником Халю 3, все сородичи которого отправлены в столицу. Они оказывали содействие [нашим] [112] офицерам и солдатам, нужно проверить и соответственно наградить.

Специальным императорским указом Цэбдэнчжабу предписано не разыскивать скрывшихся /л. 14а/ бандитов, а вести армию на соединение с Чжао Хуэем. Также срочно передать [ему] указания, направленные Чжао Хуэю, а копию вручить Ярхашаню. Приказываем им довести до сведения мусульман о приведении бурутов к покорности.

Циньдин пиндин чжуньгээр фанлюэ. Чжэнбянь, цз. 56, л. 12б-14а.

Перевод с китайского Г. П. Супруненко


Комментарии

1. Впервые цинские войска столкнулись с населением Киргизии при следующих обстоятельствах: разыскивая одного из руководителей повстанческих отрядов в Джунгарии, Хазык-Шары, они в мае 1758 г. вторглись в киргизские кочевья, где напали на население и отогнали табун лошадей. После вспыхнувшего в этой связи вооруженного столкновения к маньчжурскому военачальнику Чжао Хуэю явились киргизские бии Турчибай и Оку. Чжао Хуэй ознакомил их с содержанием императорского манифеста [см. док. № 179), просил снабдить его части проводниками и помочь в поимке Хазык-Шары и Букучагана (см.: Кузнецов В. С. Цинская империя, с. 41).

2. О ходе завоевания Цинами Восточного Туркестана см.: Думан Л. И. Аграрная политика; Гуревич Б. П. Международные отношения, с. 153-160; Ходжаев А. Захват цинским Китаем, с. 153-202).

3. Речь идет об ойратском тайджи Халю (см. примеч. 1 к док. № 120).