№ 184

1758 г. июня 5. - Обращение торгоутских тайджей во главе с нойеном Шэреном к русским властям за помощью

/л. 208/ 1758 году июня 5 дня в военной походной бригадира Фрауендорфа канцелярии с присланнаго при репорте от господина полковника фон Лориха писма калмыцкаго от нойона Серина 1 на руской диалект, чрез за толмача сержанта Томскаго перевожен.

Всемилостивейшей государыне ив Семиполатной командующим господам, торгоуцкой земли Аюкины сродники Заном Маамут Серен, Уранхай Лозанжап, Норбу Черин купна торгоуцкия нойоны все послали. В Зенгории жили по надобной нужде, а ныне та Зенгорская земля вся раззорилась, и для того мы возвратились, и домогались сюда итти по прежнему в торгоуты и идем в походе с прошлого году, и в пути нас китайцы и киргисцы воевали и нам пути не дали. А наши болшие и меншие братья в подданстве великой [106] всемилостивейшей государыни, и живут в скрытии и в покое и в то спокойство здумали и мы з братьями совокупитца в одно место у великие монархине и царице в закрытии быть, а ныне слышали, что киргисцы собрались перехватить к себе нас, кои и пошли, /л. 208 об./ чтоб нас от них, киргисцов, избавить и хорошо б послать к нам одного доброго человека, и свести б к жилью нас, и чтоб сие наше дело поскоряе зделать и помиловать 2.

1758 году июня месяца.

На подлинном письме приложена черная печать ноена Серина.

АВПР, ф. 113/1. Зюнгорские дела, 1758, № 4, л. 208-208 об. Копия с копии.


Комментарии

1. Правильно: Шэрен. Принимал активное участие в антицинском восстании в Джунгарии в 1755-1757 гг. Спасаясь от преследования карателей, он обратился к русским властям за разрешением прикочевать на Волгу и принять подданство России.

2. Беженцы были препровождены к волжским калмыкам после принесения присяги на верность российскому престолу.

«Перевод с присяги калмыцкой. Мы торгоутского роду жившие в Зенгории ноены: Шерин, Янбон, Мамут, Уранхай, Хозонжил, Норбу, Церен, Декулан, Шарака Кацкин, Хоет Шерин, Еренце Даба, Сандук; со всеми своими подвластными зайсангами, демечами, шуленгами и всеми лутчими и под властию людьми на себя клятву кладем всемогущим богом небо и землю сотворящего: пришли мы в Россию и желаем быть в подданстве е. и. в. и ея высоких наследников и впредь будущих, со всеми своими улусами в тысячи кибитках и более, и желаем мы верно жить, зла и лиха на русских людей не думать, стрелы не накладывать, луки не натягивать, саблею не замахиваться и из ружей не стрелять, и тем себя заключаем сею присягою, сабли конец целуем, мы хлеб едим. Мы из улусов, ежели изменим, шеи наши рубить. 1758 году июня 8 дня.

На подлинном подписано: в сей присяге нойон Шерин вместо себя и протчих выше объявленных в присяге нойонов також и подвластных своих зайсанов, демечей, шуленгов и всех пришедших в подданство в пяти тысячах и более людей: писал своею рукою я, нойон Шерин, за всех руку приложил, печать приложил. Печать красная. С их [языка] переводил за толмача сержанта томского сын его Матвей Томский» (см.: АВПР, ф. 113/1 Зюнгорские дела, 1758, № 4, л. 234).