№ 173

1757 г. не позднее ноября *. - Из записи переговоров помощника оренбургского губернатора А. И. Тевкелева с ханом Младшего жуза Нуралы об отпоре цинским войскам, вторгшимся в Средний казахский жуз

(* Датируется по донесению генерал-майора А. И. Тевкелева от 23 ноября 1757 года в Коллегию иностранных дел, приложенного к записи его переговоров с Нуралы-ханом (АВПР, ф. 122/1. Киргиз-кайсацкие дела, 1757, № 3, л. 179 об.))

/л. 182 об./ ...Объявлял он, хан...: Ныне на Среднюю орду нападает китайское войско и неоднократные уже сражении с Аблай-салтаном были, причем требует выдачи калмыцкаго владелца Амурсананя, куда де прошлой осени и брат ево Эрали-салтан с войском своим ездил для помощи Средней орде, почему де оных китайцов при сражении ж отбили и немалую от них китацов добычу получили, а как де ему, хану было известно, что он Амурсанань у него Аблай-салтана был, а ныне де оного уже в их киргис-кайсацкой орде не имеется, и куда уехал и жив ли или где пропал, о том де у них неизвестно, однако ж де неотступно ево требуют и как де их уверели что ево, Амурсананя /л. 183/ у них в орде нет, то де от них, китайцов, объявлено было ему, Аблай-салтану, чтоб им не имея уже болше между собою войны жить в миру спокойно и торг в каких местах они киргисцы похотят, тут они китайцы учредить имеют. На что де Аблай-салтан им объявил, что он как там с войском находится, то помирится и назад возвратится договор учинить в состоянии, а чтоб де всею ордою тот с ними договор учинить и где торг учредить, того он собою учинить не смеет, понеже де у них в киргис-кайсацкой орде имеется болшей хан, учрежденной от ея и.в. самодержцы всероссийской Абулхаир-хана сын Нурали-хан 1 и может ли де он на такие договоры с ними поступить или нет, то де в ево воле состоит и с тем де прислал к нему хану он Аблай-салтан нарочного с таким требованием, что есть ли де они китайцы не будут уверитца, что у них оного Амурсананя нет и будут за то чинить военного рукою нападение, или, хотя и уверятца, да станут такого договору на предписанных кондициях требовать, то в таком случае отпор ли с ними, китайцами, чинить или договариватся, и в каких местах торги учредить, чтоб о том ему Аблай-салтану прислать наставление, и свое повеление. А ежели де ево Аблай-салтана допустить время свободное от китайцов, то де он и сам к нему хану для принятия того наставления приехать намерен, почему де братья ево Эрали и Айчувак-салтаны собрав всяк из своего владения войска по немалому числу, [77] хотели было для вспомоществования в ту Среднюю орду ехать и с ним Аблай-салтаном соединится и уже совсем были готовы /л. 183 об./ толко де он хан получа вышеписанное от него Аблай- салтана известие в близости находящагося Айчувак-салтана со всем тем собранным войском остановил, а к Эрали-салтану нарочного с ведомостью послал дабы и он от того походу удержался, ибо он хан как подданный ея и.в., не посоветовав здесь с господином действительным тайным советником и кавалером Неплюевым и с ним генералом майором, сам собою в такие важные договоры вступать не хочет, почему и требовал совету, ежели де оные китайцы от той Средней орды не отступят и будут того договора и Аблай-салтана домогатся, то на каких кандициях оной учинить, а есть ли де они, китайцы, требовать будут только реченного Амурса-наня и неверя, что ево у них в орде не имеется, станут военною рукою нападать, то де он хан для вспоможения реченному Аблай-салтану с доволным и от себя войском помянутых братьев своих Эрали и Айчувак-салтанов пошлет толко б де в случай нужды им, яко подданным ея и.в. надлежащее по способности от россйских команд вспоможение было чинено, причем он, хан, и сие объявил ежели де ныне у с.и.в. с теми китайцами война есть то и сам он хан, по указу ея и.в. с доволным войском и с братьями своими в службу на них, китайцов, туда итти не станет, а когда де он хан пойдет то не менее тридцати тысяч войска при нем хаме быть может, а иногда и гораздо более.

/л. 184/ На что он, генерал-майор, объявил ему, хану...

Самим собою с китайцами ни в какие договоры вступать не надлежит, а ежели они, китайцы, будут какое в их киргис кайсацкой орде нападение чинить, то противу того и им киргис-кайсакам надлежит чинить так, как неприятелю отпор, и до такого насилства не допущать, причем видя в том их справедливой отпор и со здешней стороны надлежащее им яко подданным е.и.в. вспомоществование учинить оставлено не будет, что ж касается до обещанного /л. 184 об./ ими китайцами, учреждения для их киргис-кайсак торгу, то когда они киргис-кайсаки находятся в подданстве ея и.в., следственно и земля ея ж и.в., где они китайцы никакого участия неимеют, да и допущены отнюдь быть не могут, а понеже для торгу киргис-кайсаком доволные учреждены поспособности им, как сам он хан и все киргис-кайсаки знают, из высочайшаго е.и.в. к их народу милосердия ярмонки, а имянно, для Меншой здесь при Оренбурге, а для Средней орд в Троицкой крепости, где всяк с ползою и доволствуется, ныне же между Российским и Китайским государствами по содержанному мирному трактату никакой войны нет и состоит мирно. Разве по каким наглостям от китайской стороны задор задон будет, то в такое время как он хан намерен с доволным войском своим притом же быть ея и.в. [78] всемилостивейше повелеть изволит ево хана со отличною похвалою к тому принять и высочайшею милостию не оставит пожаловать... 2

АВПР, ф. 122/1. Киргиз-кайсацкие дела, 1757, № 3, л. 182 об. - 184 об. Копия.


Комментарии

1. Нуралы (ум. в 1786 г.) - сын Абулхаира, с 1748 г. хан Младшего казахского жуза.

2. Далее следует текст, заключающий наставление и. о. оренбургского губернатора А. И. Тевкелева хану Нуралы относительно цинских домогательств.