Комментарии

73. Гэгэны далай-лам, как известно, почитаются теперь верховными из иерархов ламаизма, каковое значение утвердилось за ними, впрочем, не ранее закрепления маньчжурами за далай ламою светской власти над Тибетом. Событие это относится собственно уже ко временам пятого далай-ламы, хотя последний был, по-видимому, первым, объявившим себя воплощением бодисатвы Авалокитешвары, причем он указал, что такими же перерожденцами были четверо предшествовавших ему великих лам, начиная с верховного ученика Цзонхавы. В нашей литературе до сего времени еще остаются неизвестными все существовавшие доселе далай-ламы, а потому мы представляем здесь список их имен, в точном воспроизведении тибетской транскрипции и с приблизительным определением года их рождения и смерти. 1) дГэ’дун-гРуб-па (1391-1475); 2) дГэ’-дун-рГья-мцо (1475-1543); 3) бСод-намс-рГья-мцо (1543-1589); 4) Ион-дан-рГья-мцо (1589-1617, - урожденец Монголии); 5) Наг-дБан-бЛо-бСан-рГья-мцо (1617-1682, - первый далай лама); 6) Цзанс-дБьянс-рГья-мцо (1683-1706 - низложен и убит в период смут, возникших из-за власти над Тибетом); 7) сКал-бсан-рГья-мцо (1708-1758); 8) гЛо-бСан-бсДан-бай-дВан-чжук-Чжам-дБал-рГья-мцо (1758-1805); 9) Лун-рТогс-рГья-мцо (1805-1816); Цул-кримс-рГья-мцо (1819-1837); 11) мКас-гРуб-рГьям-цо (1837-1855); 12) Прин-лас-рГья-мцо (1856-1874); 13) Туб-бсДан-рГья-мцо (1876 г. живущий до сего времени).

74. «Габ-сум» - название небольшого сочинения, заключающего в себе похвалу будде Сакъямуни.

75. Тибетское сукно представляет собою узкую и замечательно прочную ткань, ширина коей редко превышает 10 вершков; куски его приготовляются по расчету на полный халат, оттого длина их обусловливается шириною, но во всяком случае не бывает менее 12 аршин. По цене тибетское сукно различествует в сумме от 1 лана 5 цин., до 20 лан и это различие обусловливается исключительно достоинством ткани.

76. *** - городок построенный древним дэбой чжишотским; здесь есть знаменитый кумир Гонбо, сработанный ближайшим учеником Дзонхавы и его преемником по управлению Галданским монастырем Хайдубом (см. Географ. Тибета, Васильева, стр. 29 и Prof Pander, Das Pantheon des Tschangtscha Hutuktu, s. 56).

77. Галдан-кит - один из главнейших гэлугба’ских монастырей в Тибете. Полное имя его, по географии Тибета, составленной Миньчжул-хутухтою (см. стр. 29), является в форме Галдан-намбар-Чжалвай-лин (***). Монастырь основан Цзонкавою в 1409 г. (см. Цзонкавайн-намтар, гл. 7-я) и располагается, по сказаниям вышепомянутой географии, в окрестностях горы Ван-кур-ри (***), а по заметкам Дж. Сандберга на холме, который он называет Ан-кор. Тот же Сандберг, подобно нашему автору, сообщает, что главнейшим предметом поклонения является здесь гробница Цзонкавы, которая помещается в Tsug-la-k’an’е. Последний представляет собою высокое мавзолее-образное здание из мрамора и малахита, с позолоченной крышей. Внутри его помещается массивный субурган, сделанный из чистого золота, а в субургане этом в золотом же ящике, обвернутом тонкими и исписанными священными изречениями материями, хранятся набальзамированные останки великого буддийского реформатора, помещенные в сидячем положении. Из числа других здешних святынь Сандберг указывает на великолепное изображение Майдари, на кумир Цзонкавы в натуральную его величину и др. Библиотека Галдан-кита заключает в себе большое число рукописей и священных произведений, - автографов Цзонкавы. В отличие от других больших гэлугбаских монастырей настоятелями Галдана всегда являются не хубилганы, а простые ламы, избираемые из образованнейших монахов трех монастырей: Галдана, Сэры и Брайбуна. (см. Survey of India Reports). Более полное перечисление Галданских святынь находим в «Географии Тибета Миньчжул-хутухты» стр. 29-30).

78. Личжи-дорчжи = «великий чудотворец южных гор» (***). Это тот самый знаменитый лама Личжи-дорчжи, о котором биография Цзонкавы (Богдо-Цзонхавайн-намтар) рассказывает как об уроженце южных стран, где он и жил первоначально; впоследствии он прославился как учитель и один из даровитейших оппонентов Цзонкавы. Приняв учение сего последнего, он сделался проповедником новых доктрин, ходил по всему Тибету и скончался на этом месте.

79. Дорчжи-сэмбэ тибетское наименование санскритского Вачжрасатвы. Ламайские вероучители приписывают этому божеству звание тарнистического будды, хотя в существе дела Дорчжи-сэмбэ, являясь эманациею Акшоби, может быть почитаем только бодисатвою. По внешнему изображению Дорчжи сэмбэ во многом походит на Акшоби. Что касается Касар-пани, то это одна из форм бодисатвы Авалокитешвары, духовного сына Амитаба-будды.

80. Автор отмечает этот случай, очевидно, подозревая в этом появлении старухи нечто чудесное. С своей стороны отметим, что, по крайней мере в Монголии, очень многие благочестивые старухи-шибаганцы ходят самым ранним утром, часов с двух ночи, на горы для совершения там жертвоприношений (сан-табиху). Жертвоприношение их весьма несложно и состоит в сожигании на костре благовонной травы (арца), причем ими наизусть читается приличествующая случаю молитва.

81. *** По замечаниям географии Миньчжул-хутухты, здесь находится дворец «всеведущего», т. е. далай-ламы.

82. Цок-чот - тибетское название жертвоприношения (***), в дословном переводе обозначающее «сложная жертва». В состав его входят главным образом равных родов яства: мука, мясо, пряженцы, чай, сушеный творог и проч.

83. Сэнгэ-дончжан и Цусрин-дончжан собственно имена двух спутников докшита Хламо. Первый из них изображается с львиною головою, а второй с головою матара.

84. Миньчжул-хутухта, рассказывая об этом же свойстве воды озера Балдан-хламо, передает его словами каковое выражение «***». Васильев переводит: «различные зрелища» (миражи?) Мы полагаем, что дело идет здесь не «о зрелищах» и «миражах», а словами этими указывается именно та особенность озера, которую отмечает наш автор и по которой озерная вода в различных местах кажется разноцветною (см. Васильев, География Тибета, стр. 36).

85. Рассказываемое обстоятельство мы находим еще отмеченным в монгольском сочинении: *** причем здесь сообщается еще о веровании ламаитов, по которому они видят в этих следах отпечатлевшиеся на камнях копыта и ступни тех животных, на которых ездят божественные спутники Хламо.

86. Waddell в своем сочинения: «The Buddism of Tibet, or Lamaism» сообщает, что Брайбун построен в 1414 году, по образцу большого индийского монастыря Sri-Dhanya-Kataka, число же постоянно живущих здесь лам в одном месте исчисляется им в сумме 7700, (p. 188-189), а в другом - 7000 (p. 269). Четыре отдельные части монастыря группируются вокруг большого собора, блестящая золотая кровля которого видна издали. В передней части монастыря, по словам его, воздвигнута ступа, которая будто бы заключает в себе останки четвертого далай-ламы Йондан-чжамцо. Миньчжул-хутухта перечисляет достопримечательности Брайбуна с большими подробностями, но он не упоминает чтобы монастырь этот служил усыпальницею какого-либо из далай-лам. Число хувараков определяется им также суммою свыше 7000 человек.

87. По Вадделю, монастырь Сэра основан в 1417 г. и в настоящую пору живописно располагается у подножия целого ряда бесплодных холмов, именуемых Ta-ti-pu и известных серебряною рудою. Число монахов достигает здесь 5500 человек; они находятся в постоянной ссоре и нередко завязывают даже кровавые распри со своими сотоварищами из Брайбуна. Далее Ваддель обосновывает свои заметки об этом монастыре на показаниях индийских исследователей, которые впрочем говорят только о сэра’ских идолах. Более полное описание Сэра дает Гюк. «Кумирни и жилые дома», говорит он, «располагаются здесь по горным склонам, поросшим остролистами и кипарисами. Издали эти строения, являющиеся одно над другим в форме амфитеатра и выдающиеся на зеленом фоне холма, представляют собою привлекательный вид. Монастырь Сэра замечателен особливо тремя большими многоэтажными кумирнями, все комнаты которых покрыты сплошною позолотою. Отсюда произошло и самое название монастыря, так как слово «сэр» по тибетски значит «золото». В главной из этих трех кумирен хранится знаменитый «дор-чжэ», который прилетел по воздуху из Индии и сделался образцом, по которому приготовляются теперь все другие ламайские «дор-чжэ». Дор-чжэ Сэры служит предметом большого почитания» (см. Huc, Souvenirs d’un voyage dans la Tartarie, le Thibet et la Chine etc. T. II, p. 97). Это «дор-чжэ» есть то самое пур-бу, которое, по словам Миньчжул-хутухты, было вынуто волхвом Да-чар-вой из клада (География Тибета, стр. 27). Найдено оно было, после того как прилетело из Индии, на одном холме, в местности называемой Пур-бу-чог. Ежегодно 27-го числа 12-й луны это «дор-чжэ» вынимают из ящика и торжественно переносят в Бодалу, где далай-лама возлагает его себе на голову. После сего высшие служителя монастыря Сэры несут его к китайским амбаням, чтобы и они прикоснулись к нему своими головами; еще далее к нему прикладываются целые десятки тысяч народа. В цокчинской кумирне Сэры находится кумир Авалокиты с 11-ю головами, (см. Waddell. The Buddism of Tibet p. 269-270).

88. Чжугийн-гэгэн - так называют калмыки одного из своих великих лам, полное имя которого было Чжо-во-чэн-бо-дПал-дан-А-ди-ша, или, несколько короче, Чжу-адиша. Знаменитый индийский ученый, он родился, по вычислениям Ковалевского, в 994 г. по Р. Х. и заслужил особенное внимание лам, потому что будучи приглашен в Тибет, он восстановил здесь буддизм, изгнанный из этой страны Ланг-дарма-ханом. Вместе с сим Адиша, несомненно, положил начало всем тем сектантским движениям, которые закончились реформою Цзонхавы. Чжу-адиша составил свою школу, которая в буддийском мире получила название Гадамба, он написал несколько сочинений и между прочим «Лам-сгрон» (освещение истинного пути); под его руководством были переведены на тибетский язык разные санскритские книги, определены обязанности духовенства, водворен порядок в делах религиозного управления, образовались важные лица, заслуги которых доныне прославляются усердными ламаитами. За таковую деятельность ламы почитают Адишу не только наравне с Нагарджуной и Цзонкавою, но приравнивают его к самому будде Сакъямуни. Умер Адиша 73 лет от роду в 1067 году.

89. Соднам-чжалцан - современник Чингис-хана, с которым Чингис вел переписку и благодаря ходатайствам коего тибетские ламы получили при Чингисе освобождение от податей (см. Чжирукхэну-толта. Л. 3-й).

90. География Тибета Миньчжул-хутухты называет этот городок Чушул-рЦзон (***) и помещает его неподалеку от соединения рек Цзан и Уй.

91. Яндак-цо, по «Географии Миньчжул-хутухты, называется Яр-аВрог-гю-мЦо (***) и почитается одним из 4-х бурных озер. Зимою в нем якобы постоянно раздаются снизу звуки грома, что некоторыми приписывается голосу водяного чудовища Макайра, а иными ветру. На озере находятся монастыри: Яр-аВрогский сДаг-лунба, аВруг-ра-лун и Во-дон’ский; в последнем имеет свое местопребывание хубилган Дорчжи-Пагмо. Из числа европейцев наиболее подробное описание этих мест представил, кажется, Сандберг. Он отмечает, что озеро «Яндак-цо» имеет скорпионообразную форму, что обусловливается странными очертаниями лежащего на нем полуострова, который соединяется с материком двумя перешейками. Монастырь, в котором проживает Дорчжи-пагмо, по Сандбергу, называется Сам-дин-чойн-дэ, и представляет собою учреждение в высшей степени замечательное в том отношении, что здесь проживают совместно как монахи, так и монахини, при чем монастырь этот пользуется высокою репутациею за чистоту нравов. В числе прочих правил обитателям его запрещается выдавать кому-либо в долг деньги под проценты, тогда как другие тибетские монастыри не редко прибегают к ростовщичеству. Монастырь располагается на берегу и стоит как крепость на вершине бесплодного холма, футов на 800 выше уровня окружающей местности. Огромные каменные плиты нагромождены как ступени, возводящие на этот холм и длинная узкая стена поднимается около них как перила. Выше ступеней узкая тропинка ведет к подножию монастыря, окруженного высокой стеной. Местоположение Самдинга прекрасно. На СВ. он упирается в темные, обрывистые вершины гор, которые расходятся радиусами от высокого пика в центр острова; на ЮВ. он смотрит на берег чарующих вод Ямдока; к С. он смотрит на оз. Дюмоо, в которое бросаются тела усопших монахов и монахинь в пищу рыбам. За воротами монастыря открывается обширный двор, окруженный с трех сторон монастырскими зданиями, часть же четвертой стороны занята большим щитом. Лестницы с широкими, окованными медью ступенями ведут в первый этаж главного здания. Здесь располагаются гробницы знаменитостей, имевших в былые времена отношение к Сам-дингу, в том числе и гробница основателя монастыря Тинле-Цомо, оправленная золотом и украшенная драгоценными камнями. У подножия ее имеется отпечаток ноги святого на каменной плите. В отдельной наглухо отгороженной комнате покоятся высохшие останки всех прежних воплощений Дорчжи-пагмо. Каждому воплощению вменяется в обязанность раз в жизни посетить и исправить этот склеп. Другой зал в этом монастыре это «дус-кан», стены которого украшены фресками, изображающими деяния первой Дорчжи-пагмо; здесь же помещены надписи, гласящие о тон, как богиня эта чудесно защищала Самдинг в 1716 г., когда он был осажден чжунгарами. Общее число монахов и монахинь достигает до 200 душ.

92. Правильнее и полнее «Нан-кар-цзэ» (***).

93. По исследованиям Сандберга, Дорчжи-пагмо считается воплощением индийской богини Ваджраварахи и первые возрождения ее в Тибете явились в саном конце XVII века. Общее имя этих хубилганов «Дорчжи-пагмо» что значит «алмазная свинья», утвердилось еще за первым хубилганом, так как хубилган этот имел якобы свиную голову. Когда в 1716 г. на Тибет напали Чжунгары, то предводитель чжунгарских войск, услыхав, что настоятельница Самдинга имеет свиную голову, пожелал ее видеть и сурово приказал ей представиться. Дорчжи-пагмо не дала ему никакого ответа, а только просила его оставить монастырь. Раздраженный вождь чжунгаров напал и разрушил стены Самдинга, но войдя в кумирню, он не нашел здесь ничего, помимо 80 поросят и 80 свиней, которые хрюкали в Ду-кане. Чжунгары хотели уже возвратиться и тогда поросята и свиньи вдруг превратились в степенных монахов. Изумленные чжунгары не только прекратили свой грабеж, но еще обогатили монастырь своими приношениями. Таково было чудо первого хубилгана Дорчжи-пагмо. Настоящее воплощение этой богини, по сведениям 1889 года, имело в ту пору 83 года от роду и рекомендуется способной и смышленой женщиной, принадлежащей по своему происхождению к знатному роду. Имя ее: Наг-дВан-Рин-чэн-Кун-бЗан-мо дбАн-мо. Местные ламы свидетельствуют, что Дорчжи-пагмо никогда не позволяет себе спать лежа: днем она может дремать в кресле, а ночью погружается в глубокое созерцание. Иногда она предпринимает поездки в Хласу и там ее принимают с глубочайшим уважением. Помимо Самдинга Дорчжи-пагмо имеет еще свои монастыри на озере Нам-цо Чадмо, в 70 милях к С. от Хласы и в Маркуле, что в Лагуле.

94. Даши-хлунбо, что по буквальному переводу обозначает «груда славы», почитается, по степени своей важности, вторым монастырем в Тибете. Обитель эта хорошо известна по описаниям Богля, Тернера и др. Построен Даши-хлунбо в 1445 г., Гэньдунь-руб’ом. Он располагается на нижних склонах крутого холма, именуемого Долмай-ри. Здания поднимаются одно над другим и вместе с кумирнями представляют величественное зрелище. Высокая стена, окружающая монастырь, имеет 5 ворот: над восточными - большими буквами вырезано запрещение курить в пределах монастыря; западные ворота почитаются, кажется, главным входом. Войдя в монастырское предместье, вы видите себя как бы в городе с переулками, окаймленными высокими домами, открытыми площадями и кумирнями, дворы которых обнесены оградами. Большинство дворов выложено плитняком и у окружено галлереями. Переулки узкие, но также вымощены. В центре находится главный собор; вход в него обращен на восток, а крыша поддерживается сотнею колонн и все здание вмещает в себе до 3000 монахов. Двор вокруг собора служит для религиозных плясок и других церемоний, совершаемых на открытом воздухе. Вокруг собора сооружены здания четырех коллегий, в 4 этажа каждое; севернее их построены в одну линию гробницы Паньчэней. В помянутых коллегиях обучаются студенты из всех частей Тибета, настоятели же их в числе прочих имеют обязанность определять преемника умершему Паньчэню. Один из этих настоятелей избирается также для исполнения обязанностей первого министра по управлению Цзаном. Далее замечательнейшим зданием Даши-хлубо является До-ки-рея, в просторечии называемое Kiku tamsa, достигающее высоты 9 этажей; оно обращено теперь под склад для хранения монастырских припасов и имуществ. Что касается Лабрана, то он представляет собою подворье, дворец которого построен из кирпичей темного цвета, с медною, позолоченною крышей и в котором помимо сего имеется много зданий, служащих кумирнями, помещениями для служителей, житницами, кладовыми и проч. (см. у Markham, Narrative of the Mission of George Bogle to Tibet, and of the journey of Thomas Manning to Lhasa with notes. London, 1879, p. 96, etc.

95. Представляем оффициальный список Паньчэнь-богдо в том виде, как признаются его возрождения верующими тибетцами и богдоханским правительством, с показанием времени рождения и смерти каждого паньчэня. 1) бЛо-бЗан-чой-гьи рГьял-мцан (1569-1662); 2) бЛо-бЗан-йиши-дПал-бЗан-бо (1663-1737); 3) бло-бЗан-дПал-лДан-йэ-шис (1738-1780); 4) рДжэ-бсТан-пахи-ньима (1781-1854); 5) рДжэ-дПал-лДан-чой-гьи-гРагс-ба-бстан-пахи-дбан-бьу (1854-1882); 6) Гэлэк-намчжал (1883-). Рассматривая этот список паньчэней при свете составленных биографий этих лам, мы видим, что ранее второго (по этому списку) паньчэня, родившегося в период правления пятого далай-ламы, Наван-лубсана, ни один из Даши-хлунбоских лам, не признавался хубилганом. Первый по рассматриваемому списку лама, имя которого в произношении звучит как Лобсан-чойчжи-чжалцан, был вначале простым монахом, трудился над приобретением знаний обыкновенным образом и только 81-го года был избран в настоятели монастыря, благодаря своим выдающимся способностям. Интересно также, что в 1614 г., после смерти 4-го великого ламы секты Гэлугба, Йондон-чжамцо, он был поставлен настоятелем Галданского монастыря и в 1622 году, 53-х лет от роду, посвятил пятым великим ламою отрока Навана, которому было тогда 7 лет и который впоследствии сделался первым далай-ламою. Совершив это посвящение Лобсан-чойчжи-чжалцан продолжал оставаться духовным отцом, близким другом и постоянным советником Навана, и ему принадлежит начало тех политических сношений с маньчжурами, которые закончились признанием Навана главою Тибета. Когда в 1662-м году Лобсан-чойчжи-чжалцан умер, то духовный сын его Наван тотчас объявил его воплощением и начал отыскивать его хубилгана. Так как Лобсан-чойчжи был духовным отцом Навана, то и новорожденный младенец был признан воплощением будды Амитабы, духовного отца Авалокитешвары, воплощением которого почитался сам далай-лама Наван. Таким-то путем образовалось главенство паньчэней над далай-ламами в духовном отношении, хотя в иерархической системе далай-ламы стоят выше паньчэней, имея за собою не только духовную, но и светскую власть. Нельзя не сказать, впрочем, что в понятиях ламаитов, паньчэни считаются как будто более святыми чем далай-ламы, так как они менее близки к светскому правлению и мирской политике и гораздо более далай-лам известны своею ученостью.

96. *** Этим именем у тибетско-монгольских буддистов называются вообще изображения будд, собственноручно приготовленные из глины каким-либо из великих лам, гэгэнов или хубилганов. В данном случае такое изображение было приготовлено паньчэнь дэду, т. е. одним из старинных перерождений паньчэнь эрдэни.

97. Этот Шачжагийн гэгэн есть современный представитель в Тибете секты Сакъя. Когда-то сакъяские иерархи были очень могущественны и являлись de facto почти царями всего Тибета. Впоследствии они должны были поступиться своим значением в пользу гэлугбаского далай-ламы, но за всем тем они и до ныне еще сохраняют симпатию многочисленных приверженцев нереформированных сект. Секта ньин-ма-ба признает сакъяского иерарха своим главою и почитает его воплощением гуру Падма-самбавы. Имена последовательных перерожденцев сакъяских гэгэнов следующие: 1) Сас-кья-вСан-бо, 2) Сан-бцзун, 3) Ван-бКар-бо, 4) Чьян-рин-бсКьос-ба, б) Кун-гсан, 6) гСан-дбан, 7) Чан-рдор, 8) Ан-лэн, 9) Лэгс-па-дПал, 10) Сэн-гэ-дПал, 11) Од-зэр-дПал, 12) Од-зэр Сэн-гэ, 18) Кун-рин, 14) Дон-йод-дПал, 15) Йон-бцзун, 16) Од-зэр-Сэн-гэ 2-й, 17) рГьял-ва-Сан-бо, 18) Дван-пьин-дпал, 19) бСод-Нам-дПал, 20) рГьяб-ва-Цзан-бо 2-й, 21) дВан-бцзум (см. Waddell. The Baddism of Tibet or lamaism, p. 241).

98. Замечательно, что не только ни один из европейских исследователей, а даже География Тибета Миньчжул-хутухты не сообщают нам собственного имени этого монастыря. О нем рассказывается, что его основание и будущая слава были предсказаны еще Чжу-Адишою, когда последний на пути из Индии в Тибет проходил мимо скалы на месте нынешнего монастыря, на которой он увидел самобытное начертание «Ом». Говорят, что кумирня этого монастыря представляет самое большое здание в Тибете: она имеет семь этажей в вышину и называется «белою залою поклонения». Монастырь знаменит еще своей великолепной библиотекой, содержащей единичные экземпляры санскритской и тибетской литературы. Этот монастырь до сих пор еще не имеет подробных описаний, хотя его посещало уже не мало путешественников: в 1872 году, пундит № 9-й, в 1882 г. Бабу-Сарат, Кандра-Дас и др.

99. Это чистейший монголизм, по которому волосы на передней части головы называются «ростущими кверху», а на затылочной - «ростущими книзу».